026.jpgПросмотров: 154537Кто живет в мертвом мореshutterstock

Мертвое море названо так не зря: невооруженным глазом обнаружить в нем жизнь невозможно. На Земле обитает крайне мало живых существ, способных жить в таком крепком рассоле. В одном литре воды Мертвого моря растворено около 340 граммов солей, что в десять раз больше, чем в океане. При контакте с живыми клетками этот раствор обезвоживает их и тем самым убивает. Но в природе, как известно, много диковинного: жизнь есть и в кипящих источниках, и в кратерах вулканов, и во мраке океанических глубин.

Рассматривая взвесь из воды Мертвого моря под электронным микроскопом, ученые обнаружили в ней множество мелких частиц размером 50—100 нанометров, которые выглядят как вирусы. В одном миллилитре воды их насчитали сотни миллионов. Чаще всего они имеют форму веретена, многогранника, есть и такие, которые похожи на хвостатых бактериофагов. Правда, определить на глаз, что это за вирусы, невозможно. Ведь они активны только в клетках организма-хозяина, а вне клеток уподобляются неживым частицам.


Есть и более явные проявления жизни — археи. Это отдельная линия одноклеточных организмов, похожих на бактерии, но сильно отличающихся от них по молекулярному составу. Археи — очень древняя группа микробов, которые живут там, где никто не живет. В Мертвом море обитает более двадцати штаммов архей, приспособленных к насыщенным солевым растворам. Они живут за счет энергии, преобразованной из солнечного света. А вещества, необходимые для построения клеток, археи получают, перерабатывая готовые органические соединения. Для этого у них есть ферменты, способные работать в концентрированных солевых растворах. В воде Мертвого моря архебактерий очень много — десятки миллионов клеток в одном миллилитре морской воды, при массовом развитии они даже окрашивают воду в красный цвет (за счет пигмента, присутствующего в их составе). Есть в Мертвом море и грибы — им также присущ широкий диапазон условий обитания. Конечно, это не шляпочные грибы, а плесневые. В общей сложности их здесь более семидесяти видов. Чаще всего встречаются аспергиллусы и их бесполая форма эуториум. Поселились они в этих водах, по всей видимости, еще до того, как они стали мертвыми, но в отличие от большинства прежних обитателей сумели приспособиться к новым трудным условиям. В частности, у них появился новый ген, ответственный за поддержание внутреннего солевого баланса. Ученые смогли его выделить и вживить дрожжам, которые тоже приобрели устойчивость к соли. Сегодня специалисты-генетики мечтают создать с помощью этого гена трансгенные зерновые культуры, которые могли бы расти в пустынях и на солончаках.


Когда же над Мертвым морем проходит редкий дождь и поверхностный слой воды немного разбавляется, в нем развивается из спор еще один обитатель — жгутиковая водоросль дюналиелла малая (Dunaliella parva), родственник хлореллы, известной по школьным учебникам. Как и археи, эти водоросли тоже окрашены, только не в красный, а в розовый цвет из-за большого количества бета-каротина. Этот пигмент защищает клетки водорослей от яркого солнечного света, а от разрушительного действия соли их спасает высокое содержание глицерина, который способствует удержанию влаги. Во время «цветения» дюналиеллы могут достигать численности десятков тысяч клеток на миллилитр, но когда дожди прекращаются и соленость поднимается до обычного уровня, водоросли исчезают. Все эти микроскопические существа встречаются не только в Мертвом море, но и в других местах обитания с повышенным содержанием солей: в степных и пустынных соленых озерах, в пересыхающих морских заливах, а иногда и у морского дна. В Мертвом море они образуют своеобразную экологическую систему, где водоросли, грибы и археи конкурируют друг с другом за необходимые для жизни вещества, а вирусы в отсутствие обычных хищников, предположительно, контролируют их численность.

Источник: www.vokrugsveta.ru

Израиль


Израильтяне считают свою страну очень большой — говорят, в противном случае она называлась бы не Израилем, а Изей. О том, большой Израиль или маленький, можно долго спорить, потому что величина — понятие относительное, но, как бы то ни было, морей здесь целых три — Средиземное, Красное и Мертвое. О последнем немало песен сложено, мы «споем» вам еще одну.

Когда мне позвонил друг юности из Москвы, мы мчались из Иерусалима к Мертвому морю. «Чего делаешь в такой дождь, может, кофе попьем», — сказал он позевывая. Из этого следовало, что мой друг уверен, будто я в данный момент нахожусь в Москве, в двух кварталах от него. «Еду по иудейской пустыне, скоро буду купаться в море, тебе грязи с солью привезу», — бодро прокричала я в трубку и отключилась, предоставив другу самому решать этот ребус. Мы ехали по раскаленным камням самой маленькой в мире (22 километра), но очень жаркой иудейской пустыни, и я, как ни старалась, не смогла представить московский скучный дождь — даже когда стали попадаться оазисы с финиковыми пальмами и лавки, торгующие свежевыжатыми соками.

Дорога катилась под уклон. С гор мы спустились до уровня моря, двинулись ниже и вскоре с криками «ура!» миновали отметку «- 400 метров», самую низкую точку земной поверхности, где раскинулось самое соленое в мире море. Здесь вообще много «самого-самого».

iv>

С утра пораньше народ направляется из отелей к морю, навстречу здоровью. Вода в море, если использовать лексику Ильи Лагутенко, трудная. Утонуть в ней невозможно. Море плотное и скользкое, оно все выталкивает на поверхность, а ранки и прыщики на теле начинают неимоверно свербить — это они так заживают. «Мама, у меня все чешется, можно я выйду», — ноет малолетний российский репатриант. «Миня, следи за стрелочкой, десять минут еще не прошло», — напевает большая мама, дрейфуя на мелкой волне. Миня с тоской смотрит на пляжные часы. Стрелка не движется. «Мама! Чешется!» -«Миня, у меня тоже чешется, но я терплю». Потом к ним причаливает монументальная бабушка, они вдвоем с мамой быстро подавляют Минин бунт, а затем начинают обсуждать мой купальник. По всей видимости, не распознали во мне бывшую соотечественницу, хотя ежику понятно, что все громко сказанное в Израиле по-русски не останется тайной для окружающих.

Я лежу в море на спине (потому что на животе в этой воде лежать дико неудобно) и полощу волосы. Они, как и тело, не тонут, распластавшись на поверхности Мертвого моря. И хочется верить, что со стороны это смотрится чрезвычайно красиво. Минина мама с бабушкой начинают спорить о том, во благо или во вред волосам соленая вода. Я уже на опыте убедилась, что очень во благо — мои волосы блестят и даже вьются щедрыми локонами, чего раньше с ними никогда не случалось. Кожа тоже заметно похорошела, хотя я понимаю страдания Мини — и у меня поначалу все чесалось…


Сначала в Мертвом море больно, потом приятно. Первый день у всех проходит примерно одинаково. Купальщик заходит в море, громко высказываясь по поводу его необычной консистенции и температуры. Потом он по привычке ложится на живот, но, осознав свою ошибку, некоторое время отчаянно барахтается, пытаясь встать на ноги. Затем устраивается-таки на спине и медитирует, но от неловкого движения едкая вода попадает в глаза, и купальщик пулей мчится в душ — благо он рядом. Следующий этап — фото на память. Все приехавшие на Мертвое море курортники считают своим долгом сфотографироваться измазанными в грязи и сидящими на поверхности воды с газетой в руках. Предпочитают издания на иврите, причем открывают их на первой странице, хотя иврит читается справа налево. Бывают моменты, когда море напоминает читальный зал библиотеки.

Долго в водах Мертвого моря продержаться невозможно — уж больно крепок соляной раствор — да и незачем. Один сеанс купания не должен превышать 20 минут. А всего рекомендуется не больше двух заплывов в день, чтобы не случилось перенасыщения здоровьем. Слово «заплыв» в данном случае употреблено условно: в этом море с успехом можно стоять, сидеть, лежать или ходить. Но вряд ли плыть. Такое вот оно чудо природы — Мертвое море.

>

Правила «пользования» мертвоморскими курортами элементарны, инструктаж занимает несколько минут. Если, кроме соляных ванн, человек собирается принимать ванны серные, то между ними надо выдержать часовой интервал. А если часа не прошло, можно скоротать время в бассейне с пресной водой — тоже с пользой для тела и души, потому что из всех углов и стен бассейнов бьют гидромассажные струи. Наверное, излишне говорить о том, что в каждом из 13 отелей на Мертвом море есть центры талассотерапии и всевозможные салоны красоты, где используют косметику Мертвого моря — все эти грязи, соли, маски и кремы на их основе. От всего этого человек становится краше и здоровее.

Для лечения артрита или псориаза на Мертвом море задерживаются надолго — на пару-тройку недель. Возвращение молодости и красоты не требует столь длительного времени, но если есть возможность, то лучше задержаться. В этой связи возникает вопрос: а что делать, когда надоест упоительное, но все же, как ни крути, растительное существование по схеме «ресторан — пляж — талассотерапия — бассейн — магазины — отель»? Каждый находит собственный способ сделать жизнь активнее. Я, например, вместе с группой товарищей ездила по окрестностям. Для начала мы выбрали просто любопытные окрестности — лабораторию, где делают знаменитую косметику Ahava, что на иврите означает «любовь», и образцово-показательный кибуц «Эйн Геди», на территории которого разбит ботанический сад с 3000 видами растений.


свое время «Эйн Геди» посетил М.С. Горбачев. Увидев достижения киббуцного хозяйства, воскликнул: «Ну вот, мы ведь у себя этого же добивались, просто не успели!» К любопытным окрестностям можно отнести горы, на которых стояли города Содом и Гоморра, а также скалу под названием «Жена Лота». Бедная женщина, как известно, превратилась в соляной столб, когда оглянулась посмотреть, как Господь расправляется с развратниками и нечестивцами из проклятых городов. Или вот еще есть две пещеры, где 50 лет назад нашли сосуды со священными иудейскими свитками — такими, например, как Дамасский кодекс, где предсказывается пришествие Мессии…

Но есть окрестности просто потрясающие — это крепость Массада, которую в назидание потомкам построил Ирод Великий. Массада — памятник не только иудейскому царю, но и человеческому труду и терпению: представьте, что значит построить дворцовый комплекс в пустыне на скале. Да еще и насадить здесь сады. В Масаду Ирод Великий приглашал своего приятеля Марка Агриппу и за кувшином-другим вина договаривался, чтобы дружище Марк походатайствовал перед своим великим тестем Октавианом Августом об отсрочке налогов. По сей день сохранились великолепные паровые бани, куда хаживал как с друзьями, так и с медиками большой любитель сухого пара царь Ирод. А потом, как известно, стены Массады стали свидетелями ужасной трагедии: 968 иудеев во время антиримского восстания укрылись в крепости и долго отражали атаки врагов. Но римляне, вернее 10-й легион, прежде бывший любимым подразделением Юлия Цезаря, построил гигантскую насыпь, по которой можно было легко, а главное — красиво (всем хочется эффектных побед) пробраться в осажденную крепость. Но гордые иудеи, увидев, что насыпь построена и участь их решена, предпочли плену смерть.


Теперь Массада — знаковое место для израильтян. Здесь влюбленные парочки встречают рассветы, сюда после сорокакилометрового марш-броска по пустыне приходят принимать присягу молодые десантники. Лично я своими глазами видела, как многочисленное семейство праздновало на Массаде обряд Бар-Мицвы (совершеннолетия). Растерянный, несчастливый виновник торжества стоял, обхватив обеими руками подарки. Родственники мальчика пели и пили, а за стенами, над обрывом, как и две тысячи лет назад, стонали тристамиды, а вороны парили гордо, как орлы…

Источник: knitguru.ru

1)Свое необычное название это море получило из-за высокого содержания в воде минеральных веществ. Именно по этой причине в Мертвом море не водятся рыбы, нет растений и каких либо крупных живых организмов. Биологам удалось обнаружить здесь лишь бактерии, а также несколько видов оомицетов и высших грибов.


2) Фактически Мертвое море является озером, оно бессточно, расположено между границами Израиля и Иордании. О Мертвом море упоминали многие историки и географы еще задолго до нашей эры. Например, Страбон в своих сочинениях называет его «Озеро Сирбонида».

3) В Библии есть пророчество о том, что воды этого моря со временем станут пресными. И это будет знаменовать собой близость конца света. Интересно, что уже сейчас многие очевидцы утверждают, что видели в воде пресноводных рыб. А израильский журналист Ноам Бедеин опубликовал даже несколько снимков.

4) Высокое содержание соли в Мертвом море позволят людям легко держаться на поверхности воды во время купания. Можно даже спокойно читать газету или книгу. Водные процедуры Мертвого моря полезны для тех, кто страдает артрозами, артритами и подагрой. А минералы, которые добываются в специальных испарительных бассейнах, широко применяется для производства косметики. Многие минералы Мертвого моря просто уникальны и не встречаются больше ни в одном водоеме на Земле.

5) Несмотря на то, что утонуть, в Мертвом море практически невозможно, несчастные случаи все-таки происходят. Кроме того, очень опасно пить эту воду: чрезмерное содержание соли в организме может привести к отравлению и негативно скажется на работе почек.


6) В 1867 году на Мертвом море побывал известный писатель Марк Твен. Свои впечатления он описал в книге «Простаки за границей». Как видно, восторга эти места у писателя не вызвали: «Гнетущая тишина нависла над ним. И невольно начинаешь думать о похоронах и смерти».

7) За несколько лет до смерти Гоголь совершил паломничество по Святым местам, побывал в Иерусалиме. Гоголь вспоминал, что красоту заката солнца на Мертвом море невозможно описать. Вода в море в это время становится фиолетовой.

Источник: zen.yandex.ru