Малая Азия является полуостровом, омываемым сразу четырьмя морями – Мраморным, Средиземным, Черным, Эгейским, а также двумя знаменитыми проливами – Дарданеллы и Босфор, которые отделяют Европу и Азию. Он достаточно далеко, по сравнению с другими частями Азии, выдвинут в сторону запада, и у его берегов находятся Родос, Кипр и другие острова.

В длину Малая Азия доходит до тысячи километров, а в ширину – до шестисот. Его территория – это более 500 тысяч квадратных метров главным образом горного рельефа, основную часть которого занимают Армянское и Малоазиатское нагорья, окаймленные с севера Понтийскими горами, а на юге – Тавром.

Вдоль своих берегов полуостров Малая Азия покрыт средиземноморской растительностью. Леса на нем занимают лишь небольшие площади, что, помимо природных условий, является и следствием длительного их истребления.

В западных областях полуострова Малая Азия расположено множество горных хребтов, перпендикулярно ведущих к Эгейскому морю, из-за чего эта часть береговой линии причудливо расчленена и образовывает глубокие и удобные бухты. Здесь же (на западой стороне) расположен важнейший турецкий порт – Измир.


Если посмотреть на карту, то этот полуостров на ней будет выглядеть как прямоугольник.

В древности – до 4-го века до н.э. – он назывался Анатолией.

Вообще, в разные периоды своей истории Малая Азия частично или полностью входила в состав таких государств, как Хеттское, Лидийское, Великая и Малая Армении, Киликия, древний Рим, Держава Македонского, Византия и другие.

Однако самыми влиятельными народами, населяющими Малую Азию, были хетты, а на востоке – армяне, которые жили здесь вплоть до геноцида 1905 года.

Немаловажную роль в экономическом, а значит, и в культурном развитии Анатолии играли природные богатства этого полуострова, нужда в которых с развитием цивилизации постепенно становилась все больше. В недрах древней Анатолии скрывались огромнейшие залежи металлов, в том числе и меди. Все эти богатства и приводили на полуостров купцов из разных стран, в том числе и с Ближнего Востока.

В обмен на медное сырье и другие материалы заграничные купцы ввозили в Анатолию великолепные шерстяные и льняные месопотамские ткани, а также в громадном количестве олово, так необходимое для приготовления бронзы.

На территории Анатолии находилось много известных древних городов, но, пожалуй, самым знаменитым из них была столица могущественного государства — Лидия — древний город в Малой Азии на берегу золотоносной речки Пактол, известный как место, где начали чеканить первые в истории человечества серебряные и золотые монеты. Сарды также прославились в истории и как место, где царствовал адиозный и богатейший царь Крез.


Не менее знаменит другой древний город на территории Малой Азии — Анкара. Он впервые упоминается в летописях в 7-ом веке до н.э. Он расположен на стыке двух крупных торговых путей, соединяющих Азию с Европой.

Гражданам нашей страны Малая Азия тоже неплохо известна, а все благодаря тому, что именно на ее территории расположены такие популярные курорты, как Алания, Анталия, Кемер, Белек, Сиде и так далее, а на юге – живописный Кипр.

Источник: fb.ru

Турция — Центральная Анатолия.
Анатолийское плоскогорье (Центральная Анатолия и Каппадокия) находится в центре страны и со всех сторон окружено горами. Область Каппадокия образована потухшими ныне вулканами и представляет собой причудливое нагромождение скал. В центре расположено второе из больших озер Турции – Туз, тоже соленое. Самая высокая точка плоскогорья — вулкан Эрджияс (3916 м) .

Этот регион является вторым по величине регионом Турции после региона Восточной Анатолии и охватывает площадь в 151.000 кв. км, что составляет около 19% территории страны. Согласно предварительным результатам всеобщей переписи населения 2000 г. , численность этого региона составляет 11.608.868 чел. 8.039.036 из них проживает в городской и 3.569.832 — в сельской местности. Прирост населения составляет 1,6%, что ниже среднего по Турции.


Для Центральной Анатолии, больше чем для других регионов страны, характерно распространение среднего и малого предпринимательства. Ковроткачество сконцентрировано в Кайсери, Сивасе и Конье. Ведущие промышленные объекты расположены в Анкаре, Эскишехире, Кайсери, Сивасе, Конье, Кырыккале и Чоруме.

Область древней Анатолии как культурной общности приблизительно совпадает с территорией современной Турции. Сердце страны – плато, высотой 900 м над у. м. На севере свободному доступу к Черному морю мешают покрытые густыми лесами хребты Понтийских гор. На юге массивный барьер, рассеченный немногочисленными проходами, образует горная страна Тавр, вершины которой достигают высоты 3700 м. Самый известный из проходов в горах Тавра – Киликийские Ворота, через него попадают на юг, на плодородные прибрежные равнины Киликии.

Плато прорезают лишь немногие реки. Большую петлю вокруг самого ядра Анатолийского полуострова образует Кызыл (Кызылырмак) , в древности называвшаяся Галис, а по западной части полуострова петляет Сакарья, в древности Сангариус; обе реки впадают в Черное море. В давние времена они были естественными разделительными линиями между государствами и культурными областями.

На западе Анатолийские горные хребты выдаются далеко в Эгейское море, где близко сходятся с такими греческими островами, как Лесбос, Хиос и Самос. Вся береговая линия от Дарданелл до Родоса изрезана бухтами, островами, заливами и долинами.

iv>

Самые плодородные речные долины Анатолии спускаются с гор западного плато к морскому берегу: долина Гедиза (раньше Гермус) и долина Бююмендереса (прежде Меандер) .

На востоке горы продолжают оставаться препятствием для свободного передвижения. Хребет Анти-Тавр изгибается к северо-востоку и встает высоким барьером на пути в долины Верхней Месопотамии. И Тигр и Евфрат начинаются в Восточной Анатолии, но горы расположены так, что двигаться легче в северном направлении, в Армению, над озером Ван, а не к равнинам Месопотамии.

Географическое положение Анатолии определило ту особую роль, которую она сыграла в древней истории. Непохожая на речные культуры Египта и Месопотамии, а также отличающаяся от связанных с морем культур Греции и Крита, Анатолия представляла собой мост между Востоком и Западом, открывая дорогу предприимчивым караванщикам с Востока и предоставляя свои порты торговцам, перевозившим грузы между Анатолией, Грецией и Сирией.

Климат Анатолии варьирует в широких пределах – от теплой дождливой зимы и влажного лета с устойчивым зноем на юге до снежной зимы с низкими температурами и сухого, жаркого лета на плато. Хотя на огромном пространстве соленой пустыни к северу от города Икониума (ныне Конья) земледелие невозможно, другие крупные области плато отличаются обилием плодородных зон, где выращивались полба и другие сорта пшеницы, ячмень и виноград. Прибрежные равнины Средиземноморья и Черного моря обладают дополнительными возможностями, благоприятствующими выращиванию фруктов.


Источник: otvet.mail.ru

АНАТОЛИЯ
Географические условия. Область древней Анатолии как культурной общности приблизительно совпадает с территорией современной Турции. Сердце страны — плато, высотой 900 м над у.м. На севере свободному доступу к Черному морю мешают покрытые густыми лесами хребты Понтийских гор. На юге массивный барьер, рассеченный немногочисленными проходами, образует горная страна Тавр, вершины которой достигают высоты 3700 м. Самый известный из проходов в горах Тавра — Киликийские Ворота, через него попадают на юг, на плодородные прибрежные равнины Киликии. Плато прорезают лишь немногие реки. Большую петлю вокруг самого ядра Анатолийского полуострова образует Кызыл (Кызылырмак), в древности называвшаяся Галис, а по западной части полуострова петляет Сакарья, в древности Сангариус; обе реки впадают в Черное море. В давние времена они были естественными разделительными линиями между государствами и культурными областями. На западе Анатолийские горные хребты выдаются далеко в Эгейское море, где близко сходятся с такими греческими островами, как Лесбос, Хиос и Самос. Вся береговая линия от Дарданелл до Родоса изрезана бухтами, островами, заливами и долинами.
>
мые плодородные речные долины Анатолии спускаются с гор западного плато к морскому берегу: долина Гедиза (раньше Гермус) и долина Бююмендереса (прежде Меандер). На востоке горы продолжают оставаться препятствием для свободного передвижения. Хребет Анти-Тавр изгибается к северо-востоку и встает высоким барьером на пути в долины Верхней Месопотамии. И Тигр и Евфрат начинаются в Восточной Анатолии, но горы расположены так, что двигаться легче в северном направлении, в Армению, над озером Ван, а не к равнинам Месопотамии. Географическое положение Анатолии определило ту особую роль, которую она сыграла в древней истории. Непохожая на речные культуры Египта и Месопотамии, а также отличающаяся от связанных с морем культур Греции и Крита, Анатолия представляла собой мост между Востоком и Западом, открывая дорогу предприимчивым караванщикам с Востока и предоставляя свои порты торговцам, перевозившим грузы между Анатолией, Грецией и Сирией. Климат Анатолии варьирует в широких пределах — от теплой дождливой зимы и влажного лета с устойчивым зноем на юге до снежной зимы с низкими температурами и сухого, жаркого лета на плато. Хотя на огромном пространстве соленой пустыни к северу от города Икониума (ныне Конья) земледелие невозможно, другие крупные области плато отличаются обилием плодородных зон, где выращивались полба и другие сорта пшеницы, ячмень и виноград. Прибрежные равнины Средиземноморья и Черного моря обладают дополнительными возможностями, благоприятствующими выращиванию фруктов.
РАЗВИТИЕ КУЛЬТУРЫ
Палеолит. В этот период Анатолия была заселена, но сведения, которыми мы располагаем об этом периоде, крайне скудны.

татки древнейшей культуры были обнаружены в нескольких пещерах, особенно на южном побережье, в районе Антальи. Много находок сделано на поверхности вблизи Анкары, а также на юго-востоке, например в области Хатай. Переход к мезолиту и неолиту происходил постепенно, но местные находки не позволяют проследить строгой последовательности культур.
Неолит. При раскопках доисторических поселений в пещерах района Антальи установлено, что они относятся к периоду неолита. К этому же периоду относятся обширные поселения в районе Коньи (в Чумре), на Киликийской равнине (в Мерсине и Тарсусе) и в области Антиохии (которые, однако, занимают промежуточное положение между Анатолией и Сирией). Первые оседлые поселенцы жили в крупных деревнях, которые вскоре стали окружать стенами. Относящиеся к тому периоду орудия изготовлены из обсидиана и кремня. Широко встречаются каменные или терракотовые идолы, в большинстве своем изображения женщин, а также стилизованные амулеты, которые нельзя назвать примитивными.
Халколит. В этот период контакты с Востоком участились; это проявляется в сходстве материальной культуры, особенно заметной в типах керамики, начиная с Верхней Месопотамии, через северную Сирию и до Восточной Анатолии (область озера Ван) и Киликии (Мерсин, Тарсус).

обенности т.н. халафской, или убайдской, культуры, являющейся одной из фаз развития доисторической Месопотамии, и появление первых признаков применения железных орудий без труда прослеживаются на материале юго-восточной Анатолии. Это помогает провести корреляцию ранних культур на Ближнем Востоке и говорит о наличии контактов, возможно технического или коммерческого характера. Анатолийские поселения, теперь похожие на города, окружены оборонительными укреплениями и часто свидетельствуют о насильственном разрушении (Мерсин, уровень XVI). Возможно, что Центральная Анатолия и озерный район Юго-Востока имели иную материальную культуру, менее подверженную влиянию Востока. Самые глубокие уровни, вскрытые при раскопках в таких местах, как Алишар, могут относиться к анатолийскому халколиту; это несомненно в отношении Хасилара, поселения около озера Бурдур в Писидии. Хасилар был небольшим, однако богатым поселением, обнесенным стеной. Для него характерно производство ярко раскрашенной и отшлифованной керамики и идолов. Гибель Хасилара — доказательство борьбы между различными группами оседлого населения Анатолии. Материальная культура Хасилара значительно отличается от киликийской, северо-сирийской и месопотамской.
Третье тысячелетие до н.э. Постепенно Анатолийское плато подпадало под власть местных династий, обосновавшихся в укрепленных поселениях. Некоторые царские семьи пришли из северо-восточной Анатолии — представляется, что кавказская и понтийская пограничные зоны являются самыми близкими родственниками комплекса, получившего название царского кладбища в Алака Хююк.

йденные в могилах металлические предметы отличаются высоким уровнем изготовления. Поразительно также религиозное искусство царей Алаки. Наконечники для посохов, скипетров и т.д., изготовленные в виде фигурок оленей и быков из меди и украшенные инкрустацией из серебра, относятся к числу самых изысканных произведений на древнем Ближнем Востоке. Среди предметов, найденных в алакских могилах, обращают на себя внимание также музыкальные инструменты и личные украшения (с большим количеством золотых ювелирных изделий). Создание этого комплекса и подобных ему захоронений, найденных в других местах (например, в Хорозтепе, недалеко от города Эрбаа на севере Центральной Турции), датируется 2500-2200 до н.э.

Правившие в то время другие анатолийские цари занимались торговлей и пиратскими набегами вдоль южного и западного побережий Малой Азии. Цари Трои имели контакты со своими соседями на островах Эгейского моря (например, с Полиохни, крепостью на Лемносе) и с Грецией (например, с Лерной, раннеэллинским городом на побережье Арголиды), а также с прибрежными династиями юго-восточной Анатолии, где раскопки в таких местах, как Тарсус и Мерсин, показали их археологическое родство с Троей II. Второе поселение на месте раскопанного города Троя-Гиссарлык является самым характерным для этого периода. Разыскивая сокровища Приама, Шлиман случайно наткнулся на богатства, которые накапливали троянские цари.


есто сокровищ Приама он нашел драгоценности, а также золотые и серебряные столовые предметы, которые принадлежали троянским царям за тысячу лет до Троянской войны. Источником богатства на всем протяжении археологических эпох Анатолии было выгодное прибрежное положение городов, таких как Троя, позволявшее им поддерживать морские контакты и с Эгейским миром, и с Востоком (сирийские порты активно участвовали в торговле в III тысячелетии до н.э.). Изделия анатолийских металлургов (ювелирные изделия, оружие, столовые приборы) пользовались спросом в Эгейском регионе и в других местах, что позволяло троянским царям получать такие экзотические материалы, как горный хрусталь, слоновую кость и ляпис-лазурь, на которые обменивались их товары.
Второе тысячелетие до н.э. Начало этого периода отмечено большими потрясениями. Многие города были уничтожены, о чем свидетельствуют слои золы и пепла. Не вызывает сомнения, что Малая Азия и Греция подверглись во II тысячелетии до н.э. нашествиям, прежде всего народов, которые стали называть себя хеттами и греками.
Колониальный период. В анатолийских городах жили ассирийские деловые агенты и купцы. Наиболее известным торговым центром был Карум (деловой район) Канеша, теперь Культепе, неподалеку от Кайсери в Каппадокии. Ассирийцы и местные купцы вели дела основательно, сохраняя документы в архивах. В домах Карума раскопаны тысячи «каппадокийских» глиняных табличек, написанных древним ассирийский письмом и содержащих сведения о местной жизни, а также о контактах с Месопотамией. Ассирийцы импортировали в Анатолию ткани и олово, а оттуда получали в первую очередь медь. Первые местные цари, чьи имена упоминаются в капподокийских текстах, не были хеттами, но исторически связываются с традицией Древнехеттского царства. Относительная датировка этих ассирийских колоний считается хорошо установленной, поскольку каппадокийские таблички содержат имена ассирийских чиновников и царей. Последняя из табличек упоминает Шамши-Адада I, который был старшим современником вавилонского Хаммурапи. Отсюда следует, что хронологические рамки существования колонии датируются приблизительно 1900-1800 до н.э. С точки зрения археологии, город Канеш отличается теми же особенностями, которые преобладали затем в культуре хеттов. Внутри укрепленной цитадели стояли большие здания, дворы мостились камнем. На высоком уровне находилось искусство изготовления керамики, отличавшейся разнообразием орнаментальных форм. Ритуальные сосуды выполнены в форме животных или голов животных. Изображения, вырезанные на печатях местных купцов, свидетельствуют о первых культах, формах культов, мифах, божествах и других атрибутах религирозных верований того времени. Материал об этом периоде получен прежде всего из раскопок в Кюльтепе-Канеша, а также из Алишар Хююка (древнее название не установлено) и Богазкея (древняя Хаттуса или Хаттушаш), более поздней столицы хеттов.
ХЕТТСКОЕ ЦАРСТВО И ХЕТТСКАЯ ИМПЕРИЯ
Древнехеттское царство основал Лабарнаш (ок. 1700-1600 до н.э.). Его сын и преемник Хаттусилас перенес центр своего царства в Хаттусу, которая и осталась столицей хеттского царства и империи примерно до 1200 до н.э. Хаттусилас часто совершал набеги на северную Сирию (Алеппо) и Вавилонию. Его сын Муршулиш I захватил Алеппо и Вавилон (ок. 1650 до н.э. или даже несколько позже), но Древнее хеттское царство не сумело удержать власть над отдаленными территориями, и центр управления страной оставался на Анатолийском плато. Перечень правителей Древнего царства охватывает несколько поколений. После династических междоусобиц и перерыва во времени, о котором не осталось сведений, хеттское государство возродилось при Тудхалияше II (ок. 1430 до н.э.) как Хеттская империя. К этому времени в Верхней Месопотамии возникла соперничающая держава, которую называли Митанни и во главе которой стояла индоевропейская династия, но страна по преимуществу была хурритской. Хурриты, восточноанатолийский народ, были в культурном отношении ближе к Месопотамии, чем хетты. Они оказали сильное влияние на хеттов. Знаменитый царь Хеттской империи Суппелулиума (годы правления 1385-1345 до н.э.), современник египетского фараона Эхнатона, значительно раздвинул границы своего царства и победил Митанни. Его союзником был Киззуватна, район, населенный хеттами и ливийцами, а Кархемиш и города Северной Сирии, включая Алеппо и Алалах, стали частью империи. Расширение хеттских владений делало хеттов серьезными соперниками Нового Египетского царства. В результате великого сражения при Кадеше (ок. 1290 до н.э.), в котором сошлись хетты под предводительством Муваталлиша и египтяне, предводительствуемые фараоном Рамсесом II, хетты подтвердили свою мощь, хотя ни одна из сторон не сумела одержать победы. Сирия осталась разделенной между хеттами, которым досталась северная ее часть, и египтянами, которые владели южной частью. Чтобы подкрепить дружеские отношения между династиями, Рамсес II женился на дочери Хаттушилиша (ок. 1250 до н.э.). Подлинная угроза нарастала с другой стороны. Существовавший примерно до 1200 н.э. порядок полностью разрушила миграция т.н. «народов моря».

Искусство и архитектура хеттов. В период наивысшей точки своего расцвета хетты много сил вложили в укрепление и украшение своей столицы Хаттуша. Цари жили в мощной цитадели, где были воздвигнуты главные дворцовые комплексы, административные здания, хранилища и архивы. Цитадель Бююкале высилась на неприступной скале, охранявшей проход на север. Территория города, занимавшая ок. 160 га, была застроена меньшими по размеру цитаделями, монументальными храмовыми комплексами и жилыми кварталами; город окружала оборонительная стена длиной почти 6 км, с воротами, башнями, туннелями и лестницами. На месте столицы раскопаны впечатляющие остатки хеттского искусства. Городские ворота построены из циклопических блоков, разных по величине, но тщательно подогнанных друг к другу. Эти гигантские блоки украшены скульптурами. На левом внутреннем косяке т.н. Царских ворот изваяна величественная фигура воина-бога, высеченного глубоким горельефом; у него типичные для других хеттских скульптур тяжелые широкие скулы и большой крючковатый нос. Среди остальных скульптур, украшающих ворота Богазкея, обращают на себя внимание изображения передней части тела льва, с ревом повернувшегося навстречу врагу, а также стилизованные величественные сфинксы, египетские по духу, но выполненные в полном соответствии с хеттскими стилистическими принципами.

Особенность хеттской культуры — создание крупных барельефов на скалах или больших каменных блоках, которые могли быть частью зданий и других сооружений. Самое интересное святилище в Богазкее — это не большой храм на территории города, а гробница, высеченная в целой скале в 3 км к северу от цитадели. В этом месте, носящем теперь название Язиликая, на стенах открытого зала изваяны процессии богов и богинь. В центре изображены главные божества, к которым стекаются процессии. В момент создания этого произведения резьба по камню была такой же глубокой и отчетливой, как на «королевских воротах» цитадели. Отношение богов к царской династии в Хаттуше подчеркнуто на различных царских барельефах (например, на одном из изображений царя Тудхалияса IV его обнимает бог Шаррума) и в картушах Язиликая. Во многих местах на плато, где сохранились следы хеттской культуры, такая наскальная скульптура осталась преимущественно в форме барельефов, изображающих жертвоприношение и высеченных в скалах над реками, ручьями и главными дорогами. Надписи, выбитые на камне, сделаны т.н. хеттской иероглификой, отличающейся от хеттской клинописи, которой пользовались при дворе или чиновники администрации. Художественное наследие хеттов дошло до нас во фрагментах, поскольку металлических предметов сохранилось мало. Мастерство в изготовлении металлических изделий отчасти объясняется доступностью хороших руд, даже железа. Древние хеттские торговые реестры рассказывают о тех материалах, из которых изготавливались статуи религиозного назначения, включая золото, серебро, железо и дерево; но, если не считать нескольких реплик в золоте, до нас не дошло почти никаких произведений хеттской скульптуры. Однако даже в этих миниатюрных копиях виден типичный хеттский стиль моделирования скульптуры и подачи характерных черт лица. В отличие от своих сирийских соседей, хетты не поддались влиянию месопотамского и египетского искусства. У них сложился собственный, оригинальный стиль.
Анатолийское побережье во времена хеттов. Хеттское государство окружало множество небольших политических образований. Населявшие южное и западное побережья Анатолии народы говорили отчасти на языках индоевропейского происхождения. Жили они главным образом за счет моря и морской торговли. Названия некоторых из них известны из хеттских текстов, написанных во времена, когда Хеттская империя простиралась до берегов Средиземного моря. В Киззуватне местное население и династия были тесно связаны с Хеттским царством. Установлено, что там имели место династические браки. Хаттусилис III женился на Пудехепе из Киззуватана. В лице Киззуватана хетты имели надежного военно-морского союзника. Смешение элементов хеттской и киззуватанской (хурритолувианской) культур продолжалось на протяжении II тысячелетия до н.э. Жители западного побережья отличались независимостью, а потому упоминаний о них в хеттских источниках значительно меньше. Археологические данные свидетельствуют о том, что новая династия восстановила крепость в Трое VI и накопила в отстроенной заново цитадели большое количество припасов. Троя VI сделалась скорее соперником греков Бронзового века (ахейцев), чем хеттов, поскольку ее интересы, связанные с мореходством, сталкивали троянцев с микенскими купцами и будущими колонистами, особенно в 14 в. до н.э. На западном побережье Малой Азии развернулась конкуренция между местными купцами и греками. В конце концов Троя была разграблена греками во время Троянской войны (ок. 1200 до н.э.), значительная часть ее населения была перебита. В Милете, еще одном великом городе Бронзового века, микенцы поставили гарнизон.
ПОСЛЕХЕТТСКАЯ ЭРА
Хеттская империя распалась ок. 1200 до н.э. в результате нашествий. Некоторые из захватчиков давно поселились на окраинах Хеттской империи, например каски — воинственные и весьма агрессивные горцы, которые неоднократно нападали на хеттов с севера. К тому же в Анатолию с востока и запада хлынули племена индоевропейского происхождения. На западе старые царства были заняты захватчиками из Фракии и находились в состоянии хаоса. Фракийцы появились в Трое через какое-то время после Троянской войны (Троя VII). Хеттская столица и другие центры хеттской державы, такие как Кархемиш на Евфрате, были сметены волнами нашествий. Египетские источники времен Рамсеса III описывают ужасающее опустошение, произведенное в Анатолии и Сирии. Конец хеттского владычества отбросил Анатолию в Темные века, временные рамки которого пока неясны. Остатки хеттов и их союзников — лувиан образовали небольшие города-государства на юго-востоке, и эти «неохеттские» центры — Малатья, Кархемиш, Самал, Сакча-Гезю и Каратепе сохранили кое-что от древней культуры. Они стали участниками бурной политической жизни Западной Азии и оставались независимыми вплоть до завоевания их армянами, а затем ассирийцами в 8 в. до н.э. На западе в армянском регионе возникло царство Урарту. Западнее выдвинулось новое племя, во главе которого стоял царь, распространивший свое господство на Анатолийском плато до старых хеттских центров. Этого царя звали Мидас, и он был известен грекам как богатейший правитель 8 в. до н.э.

Неохеттские государства. Города-государства юго-восточной Анатолии имели небольшие укрепленные столицы. В Кархемыше до сих пор высится цитадель и, как во времена Хеттской империи, стоит нижний город, окруженный крепостными стенами. Город Сенджерли (древний Самал) был надежно защищен системой внутренних оборонительных стен, находившихся в пределах единого внешнего обвода крепостных сооружений. Ворота, входы, фасады зданий Самала украшали барельефы на поставленных вертикально каменных плитах, подпиравших основание стен, сложенных из сырцового кирпича. Обычно вход охраняли симметричные скульптуры львов. Грубо высеченные в базальте, они служили внушительными стражами от всевозможных зол и бед, хотя в художественном отношении уступают произведениям, созданным в зрелом стиле Хеттской империи. Украшения продолжаются вдоль стен, расходясь в стороны от ворот. В Кархемыше на вертикальных плитах перемежающегося светлого и темного цвета изображены мифические животные, геральдические группы, мифологические сцены. Другие сцены изображают войну и охоту, культовые ритуалы, процессии и парады. Здесь отчетливо видны сохранившиеся хеттские элементы, но в них внедрились новые, одни из хурритского мира, другие из Ассирии и Урарту. В неохеттском Кархемыше пользовались хеттской иероглификой.

Следы хеттской культуры видны в скульптурах Малатьи на Евфрате, хотя более поздняя продукция свидетельствует о ее близости к ассирийским барельефам 9 в. до н.э. У прохода в ворота цитадели в Малатье стояла колоссальная статуя царя, крупные каменные скульптуры найдены во всех неохеттских городах, где производились раскопки. Одна из последних неохеттских цитаделей была построена в Каратепе в горах Тавра на правом берегу реки Кейхан (древняя Пирамус). В открытой в 1946 цитадели имеется пара ворот, украшенных вертикальными плитами. В скульптурах в дополнение к обычным неохеттским чертам обнаруживается поразительное множество финикийско-кипрских элементов. Пространные надписи сообщают об основании города царем Астивандасом. По одну сторону ворот они сделаны хеттскими иероглифами, по другую — финикийским алфавитом. Находка такой длинной двуязычной надписи помогла лучше понять хеттскую иероглифику. Цитадель, вероятно, была сооружена незадолго до 700 до н.э. и вскоре подверглась разграблению ассирийцами. Неохеттские города-государства играют роль промежуточного звена между Бронзовым и Железным веками и между Востоком и Западом. Они сохранили традиции периода Хеттской империи и их лувианских союзников и были оживленными торговыми центрами во времена, когда первые греческие купцы прокладывали путь к Киликийским и Сирийским берегам, т.е. в 8 в. до н.э. (возможно, еще в 9 в. до н.э.). Раннегреческое искусство столкнулось с продукцией неохеттских ремесленников, которая по стилю и традиции отличалась от финикийской, что пришлось по вкусу многим грекам. Неохетты передали грекам знания восточной мифологии и религии.
Урарту. На Армянском нагорье теперь господствовал народ, говоривший и писавший на неохеттском языке. Это были урартийцы, честолюбивые соперники ранних ассирийцев. В городах Урарту имелись окруженные крепостными стенами цитадели, часть из них были вырублены в скалах и снабжены туннелями, лестницами и потайными ходами. Столицей Урарту была Тушпа, город около озера Ван, процветало множество провинциальных центров. В первой половине 8 в. до н.э. цари Урарту (Менуа, Аргишти I, Сардур III) распространили свою власть на территории, расположенные глубоко в анатолийских землях и в северной Сирии, до самого Алеппо. В последующие десятилетия ассирийцы значительно сократили их владения, но к этому времени Урарту успело оставить свой след в этой части Ближнего Востока.
Урартийцы были превосходными металлургами. Их бронзовые котлы, тазы, кубки, чаши и треножники расходились не только по Западной Анатолии, но даже в Греции и Этрурии. К малым формам искусства, которыми славились урартские мастера, следует отнести литье и изготовление небольших резных статуэток людей, животных и особенно мифических существ; некоторые такого рода изделия украшали мебель — деревянную и из слоновой кости, различные металлические предметы.
Фригия. Единственным племенем, которое появилось на исторической арене Анатолии того периода и повлияло на судьбу региона, были фригийцы, игравшие большую роль в развитии событий после 1200 до н.э. История их появления в Анатолии еще ждет своего исследователя. К 800 до н.э. население западного анатолийского плато состояло из фригийцев, и Фригия стала самым могущественным государством при царе Мидасе (к 725 до н.э.). Столицей фригийцев был Гордий, расположенный у стратегического пересечения пути с востока на запад и реки Сангарий. Во времена Мидаса Гордий был большим городом, защищенным 6-метровой каменной стеной. Архитектура Гордия напоминает древние западноанатолийские прототипы; его свободно стоящие здания с остроконечной кровлей напоминают мегары Бронзового века. Фригийцы в 8 в. до н.э. изготавливали свои скульптуры, слегка имитируя восточные прототипы, но исполняли их в своем особом стиле. Наиболее известные фригийские произведения искусства — геометрические орнаменты на гончарных изделиях, в мозаике и деревянные резные детали для мебели. Наиболее интересной индустрией была металлургия, искусство которой, несомненно, фригийцы переняли от своих восточноанатолийских соседей. Ассирийцы называли Мидаса Митой, или Мушки. На самом деле Мушки, вероятно, собственное имя из языка одного из восточноанатолийских племен (известного грекам под именем мосхои), покоренного Мидасом. Сами фригийцы поддерживали тесные отношения с Западом. Как утверждает греческая традиция, Мидас женился на гречанке и поставил алтарь в святилище в Дельфах. Конец Фригийского царства был трагическим. Оно было сметено с лица земли кочевниками-киммерийцами с Кавказа, которые прошлись по Анатолийскому плато огнем и мечом. До этого они нападали на Урарту. В 696 до н.э. они добрались до Гордия, разграбили его и не оставили от него камня на камне. По словам греков, Мидас покончил с собой от отчаяния. Его могилу открыли в 1957. В деревянной погребальной камере под насыпным курганом были сложены образцы царских фригийских сокровищ: материи, богато украшенная резьбой мебель и масса бронзы, часть которой приобреталась в таких отдаленных местах, как Урарту. Выдающееся положение, которое занимал Мидас в древнем мире, подтверждается найденными в гробнице предметами и размером надмогильного холма, который возвышается над кладбищем его предшественников и преемников (высота холма 49 м).
Ликия. Несколько иную ветвь анатолийцев Железного века составляли жители Ликии, живописной горной области на юго-западном побережье Малой Азии между Фетие (в древности Телмесос) и Антальей. Окраинное государство в хеттский период — родина моряков и пиратов, которые в разных источниках Бронзового века назывались «лукку», эта провинция после окончания Темных веков вновь обрела независимость. Ликийцы были местным населением, выжившим после множества войн и нашествий. Их язык происходил от лувийского, а культурные традиции восходили к давним временам. Деревянная архитектура Ликии, скопированная в вырубленных в скале гробницах архаического и классического периодов, свидетельствует о высоком мастерстве плотников, разработавших собственные методы и приемы, собственные формы сооружения деревянных зданий. У греков в Бронзовом веке и после периода Темных веков были связи с Ликией, о чем говорит легенда о Беллерофонте и Химере (сражаться с Химерой Беллерофонта послал царь Ликии). В 6 в. до н.э. Ликия постепенно впитала в себя греческую культуру.
Лидия. Последним из анатолийских народов, проявивших имперские притязания в Малой Азии, были лидийцы. Их страна была расположена внутри Западной Анатолии и не имела выхода к морю; столица Сарды стояла на реке Хермус. В 8 в. до н.э. фригийцы превосходили их в политической активности, но в водовороте киммерийского нашествия лидийцы выступили защитниками Западной Анатолии. Позже, при царях Альятте и Крезе, Лидия достигла вершины своего могущества, которое продлилось до тех пор, пока персидское завоевание Малой Азии в 546 до н.э. не покончило с последними остатками независимых анатолийских империй. Сарды были крупным городом с укрепленной цитаделью, удобно расположенной на вершине горы Тмолос (ныне Боздаг). Искусство Лидии представляет собой сплав восточных и западных элементов. Некоторые его стилистические особенности видны на примере изделий из слоновой кости 7 в. до н.э., найденных в храме Артемиды в Эфесе. Массивность хеттских форм уравновешивается вновь обретенными элегантностью и утонченностью отделки. Лидийские ткани, изделия из слоновой кости, парфюмерия и ювелирные изделия продавались в Грецию и на Восток. В Ионии греческие колонии прибрежной зоны обогащались благодаря близости Лидии, и многое из того, что называют «восточногреческим» характером ионийского искусства, пришло из Лидии. Больше того, персы руководствовались сплавом ионического и лидийского искусства, сооружая и украшая Пасаргады и Персеполь.
Резюме. Основу анатолийской экономики составляло процветавшее сельское хозяйство, земледелие и скотоводство, а также торговля. Первоначально страна состояла из небольших княжеств, самые богатые из которых контролировали торговлю с Понтом и Кавказом, осуществлявшуюся по караванным путям, которые пересекали плато. Государства на плато богатели благодаря сухопутной торговле, но и прибрежные скоро нашли себя в морской торговле с Эгейским миром и Северной Сирией. С приходом хеттов и других индоевропейских племен многое осталось нетронутым, в том числе языки и религия побежденных народов, но воинственные и имперские амбиции новых правителей изменили лицо страны. Центральная и Юго-восточная Анатолия была в основном объединена под властью хеттских царей, и Хеттская империя в 14 в. до н.э. сделалась военным соперником более древних ближневосточных держав в Египте и Месопотамии. Не только военное дело, но и культурные и политические институты находились здесь на том же уровне, что и на всем Ближнем Востоке. В хеттском обществе имелись и библиотеки, и архивы, и своя бюрократия. На образ действия хеттов сильное влияние оказывали соображения религиозного характера. Сведения о хеттской религии можно почерпнуть из изображений на монументах, особенно в святилище, расположенном в Язиликае, и на многообразных наскальных барельефах с изображением приношения даров божествам, которые встречаются по всей Анатолии. Во главе пантеона богов, включающего божества дохеттской Анатолии, стояла богиня Солнца Аринна и бог погоды Хаттиль. Как художественные, так и ритуальные формы хеттской религии оставили свой отпечаток на более поздних анатолийцах. Письменное наследие хеттов сохранилось до наших дней главным образом в архивах из Хаттуши. Исторические, правовые, дипломатические, религиозные и литературные тексты написаны клинописью на глиняных табличках, преимущественно на хеттском языке, но есть и исполненные на иностранных языках (аккадском, хурритском) и местных анатолийских (протохаттианском, палаикском, лувийском). Перерыв в истории хеттов, возникший вследствие нашествий и внутренних потрясений ок. 1200 до н.э., не означает конца анатолийской культуры. Неохеттские государства юго-восточной Анатолии спасли многое из хеттского наследия невзирая на то, что их правители принадлежали к другим племенам. Потомки прибрежных соперников Хеттской империи встретились с первыми греками, ионийские колонии которых сформировали стиль жизни и художественного выражения, представлявший собой сплав анатолийского и греческого стилей.

Энциклопедия Кольера. — Открытое общество. 2000.

Источник: dic.academic.ru

Первые культурные центры Малой Азии

Малая Азия (иначе Анатолия) — один из основных центров цивилизаций древнего Востока. Становление ранних цивилизаций в этом регионе было обусловлено всем ходом культурно-исторического развития Анатолии.

В древнейшую эпоху (в VIII-VI тыс. до н.э.) здесь сложились важные культурные центры производящего хозяйства (Чайюню-Тепеси, Чатал-Хююк, Хаджилар), основу которых составляли земледелие и скотоводство.

Уже в этот период истории значение Анатолии в историко-культурном развитии древнего Востока определялось не только тем, что культурные центры Малой Азии оказывали влияние на многие соседние области и сами испытывали обратные влияния. Благодаря географическому положению Малая Азия была естественным местом передачи культурных достижений в разных направлениях.

Наука еще не располагает точными сведениями о том, когда именно появились в Анатолии первые раннегосударственные образования. Ряд косвенных данных указывает на то, что они, вероятно, возникли здесь уже в III тыс. до н.э. В частности, такой вывод может быть сделан на основании некоторых аккадских литературных текстов, повествующих о торговой деятельности аккадских купцов в Анатолии и военных акциях Саргона Древнего и Нарам-Суэна против правителей городов-государств Малой Азии; эти истории известны и в пересказах, записанных по-хеттски.

Торговля – как связующее звено между областями

Важное значение имеют и свидетельства клинописных табличек из города-государства середины III тыс. до н.э. Эблы. Согласно этим текстам, между Эблой и многими пунктами Северной Сирии и Месопотамии, располагавшимися вблизи границ Малой Азии, — Каркемиш, Харран, Уршу, Хашшу, Хахха — поддерживались тесные торговые связи. Позднее в этих и более южных областях осуществляли свои военные предприятия древнехеттские, а впоследствии и новохеттские цари. В конечном счете ряд этих областей был включен в состав Хеттского государства.

Вывод о наличии городов-государств в Малой Азии III тыс. до н.э. хорошо согласуется и с результатами анализа текстов («каппадокийских табличек»), происходящих с территории самой Анатолии. Это деловые документы и письма, выявленные в торговых центрах Малой Азии, которые существовали здесь в XIX-XVIII вв. до н.э. Они составлены клинописью на староассирийском (ашшурском) диалекте аккадского языка. Анализ названных документов показывает, что деятельность торговцев контролировалась правителями местных анатолийских городов-государств. Иноземные купцы выплачивали последним определенную пошлину за право торговать. Правители малоазиатских городов пользовались преимущественным правом покупки товара. Поскольку города-государства Малой Азии XIX-XVIII вв. до н.э. представляли собой довольно развитые политические структуры, то становление этих царств, очевидно, должно было произойти задолго до образования ашшурских торговых центров в Малой Азии.

Среди купцов в торговых центрах были представлены не только ашшурцы (восточные семиты), здесь было много выходцев из северо-сирийских областей, населенных, в частности, народами, говорившими на западносемитских диалектах. Западносемитские (аморейские) слова содержатся, например, в лексике архивов Каниша. Аморейские купцы, видимо, не были первыми торговцами, проторившими пути из Северной Сирии в Анатолию. Как и ашшурские купцы, возможно сменившие аккадских, они, видимо, следовали в Анатолию за северо-сирийскими купцами III тыс. до н.э. Торговля явилась существенным катализатором многих социально-экономических процессов, протекавших в Малой Азии в III — начале II тыс. до н.э.

Активную роль в деятельности торговых центров играли местные купцы:

  • хетты
  • лувийцы
  • хатты

Были среди них торговцы-хурриты, выходцы как из городов Северной Сирии, Северной Месопотамии, так, вероятно, и из Малой Азии. В Анатолию купцы везли ткани, хитоны. Но главными статьями торговли были металлы: восточные купцы поставляли олово, а западные — медь и серебро. Особый интерес проявляли ашшурские торговцы к другому металлу, пользовавшемуся огромным спросом; он стоил в 40 раз дороже серебра и в 5-8 раз дороже золота. Как установлено в исследованиях последних лет, этим металлом было железо. Изобретателями способа выплавки его из руды были хатты. Отсюда металлургия железа распространилась в Передней Азии, а потом и в Евразии в целом. Вывоз железа за пределы Анатолии, видимо, был запрещен. Именно этим обстоятельством могут быть объяснены неоднократные случаи его контрабандного вывоза, описанные в ряде текстов.

Торговля обеспечивалась с помощью караванов, доставлявших товары на вьючных животных, главным образом дамасских ослах. Караваны двигались небольшими переходами. Известно около 120 названий пунктов стоянок на пути через Северную Месопотамию, Северную Сирию и по восточной части Малой Азии.

Малая Азия до утверждения хеттов

Политическая история

В период последней фазы существования ассирийских торговых центров (приблизительно в XVIII в. до н.э.) заметно активизировалась борьба правителей городов-государств Анатолии за политическое лидерство. Ведущую роль среди них первоначально играл город-государство Пурусханда. Только правители этого царства носили титул «великий правитель». Впоследствии борьбу с Пурусхандой и другими городами-государствами Малой Азии повели цари малоазиатского города-государства Куссары: Питхана и его сын Анитта. После продолжительной борьбы Анитта захватил город-государство Хаттусу, разрушил его и запретил заселять впредь. Он прибрал к рукам Несу и сделал его одним из опорных пунктов той части населения, которая говорила на хеттском языке. По названию этого города сами хетты стали именовать свой язык несийским или канессийским. Анитта сумел взять верх и над правителем Пурусханды. В знак признания своего вассалитета тот принес Анитте атрибуты своей власти — железный трон и скипетр.

Имена царей Куссары Питханы и Анитты, добившихся значительных успехов в борьбе за политическую гегемонию в Анатолии, упоминаются в «каппадокийских табличках». Найден и кинжал с короткой надписью, в которой содержится имя Анитты. Однако сама история успешной борьбы Питханы и Анитты известна нам из более позднего документа, выявленного в архивах Хеттского государства, которое образовалось приблизительно через 150 лет после событий, связанных с Аниттой. Этот промежуток времени между правлением Анитты и образованием Хеттского государства в письменных документах не освещен. Можно лишь предположить, что образование Хеттского государства (XVII-XII вв. до н.э.) явилось закономерным итогом социально-экономических, этнокультурных и политических процессов, особенно активизировавшихся на рубеже III-II тыс. до н.э. и в самом начале II тыс. до н.э.

Источники по истории Хеттского государства

Письменные документы — клинописные таблички, освещающие историю Хеттского государства, обнаружены в самом начале нашего века в архивах хеттской столицы Хаттусы (совр. Богазкей, в 150 км восточнее Анкары). Сравнительно недавно в местечке Машат-Хююк, на северо-востоке Малой Азии, вблизи города Зиле, найден еще один хеттский архив. Среди нескольких десятков тысяч клинописных текстов и фрагментов, найденных в Хаттусе (в Машат-Хююке обнаружено более 150 текстов и фрагментов), имеются исторические, дипломатические, правовые (в том числе свод законов), эпистолярные (письма, деловая корреспонденция), литературные тексты и документы ритуального содержания (описания празднеств, заклинания, оракулы и т. п.).

Большинство текстов составлено на хеттском языке; многие другие — на аккадском, лувийском, палайском, хаттском и хурритском языках. Все документы хеттских архивов записаны специфической формой клинописи, отличающейся от орфографии, использовавшейся в письмах и деловых документах ашшурских торговых центров. Предполагается, что хеттская клинопись была заимствована из варианта староаккадской клинописи, применявшейся хурритами в Северной Сирии. Дешифровка текстов на хеттском клинописном языке впервые была осуществлена в 1915-1917 гг. выдающимся чешским востоковедом Б. Грозным.

Наряду с клинописью хетты пользовались также иероглифическим письмом. Известны монументальные надписи, надписи на печатях, на различных предметах обихода и письма. Иероглифическое письмо применялось, в частности, в I тыс. до н.э. для записей текстов на диалекте лувийского языка. Эта система письма употреблялась и во II тыс. до н.э. Однако дошедшие до нас древние иероглифические тексты пока не дешифрованы, и точно не известно, на каком языке они составлялись. Более того, большая часть иероглифических текстов II тыс. до н.э., записывавшихся на деревянных табличках, по всей видимости, до нас не дошла.

В хеттских клинописных текстах часто речь идет о «писцах (иероглифами) на деревянных табличках».

Во многих клинописных документах отмечается, что они выполнены согласно подлиннику, составленному (иероглифами) на деревянной табличке. Опираясь на эти и многие другие факты, некоторые исследователи предполагают, что иероглифическое письмо могло быть наиболее ранней системой письма хеттов. В дешифровку иероглифического лувийского языка важный вклад внесли многие зарубежные ученые, в частности П. Мериджи, Э. Форрер, И. Гельб, X. Боссерт, Э. Ларош и др.

Хеттское государство

Историю Хеттского государства ныне принято делить на три периода:

  • Древнее царства 1650-1500 гг. до н.э.
  • Среднее царства 1500-1400 гг. до н.э.
  • Новое царства 1400-1200 гг. до н.э.

Создание древнехеттского государства (1650-1500 гг. до н.э.) в самой хеттской традиции приписывается царю по имени Лaбарна. Однако тексты, которые были бы составлены от его имени, не найдены. Самым ранним царем, известным по ряду записанных от его имени документов, был Хаттусили I. Вслед за ним в период Древнего царства правили несколько царей, среди которых наиболее крупными политическими фигурами были Мурсили I и Телепину. Менее документирована история Среднего царства (1500-1400 гг. до н.э.). Наибольшего могущества достигло Хеттское царство во времена царей новохеттского периода (1400-1200 гг. до н.э.), среди которых особенно выделяются личности Суппилулиумы I, Мурсили II, Муваталли II и Хаттусили III.

Государственное устройство

Институт царской власи

Система государственного устройства Хеттского царства характеризуется целым рядом специфических черт. Верховный правитель страны носил титул хаттского происхождения табарна (или лабарна). Он имел важные военные, культово-религиозные, правовые и экономические функции. Наряду с царем важную роль, особенно в сфере культа, играла и царица, носившая хаттский титул тавананна.

Царица-тавананна, пережившая своего супруга, сохраняла свое высокое положение и при сыне-царе. Ее титул наследовался, видимо, независимо от титула царя следующей царицей. Царица имела свой дворец, который обслуживали ее придворные, ей принадлежали многие земельные владения; область, из которой происходила царица, видимо, уплачивала особую подать в пользу своей повелительницы. Она распоряжалась принадлежащим ей имуществом, могла вершить суд над своими подданными.

В функциях царя-табарны и царицы-тавананны ощущается наследие раннего этапа развития обществ Древней Малой Азии. Так функции хеттского царя и царицы иногда рассматриваются как пережиток дуальной системы власти (двойного царствования наподобие многих обществ Африки, в которых носителями власти являются царь и царица-соправительница). Статус царицы в хеттском государственном управлении был, вероятно, обусловлен и обычаем наследования престола по женской линии. Так, еще в древнехеттский период одним из основных претендентов на престол считался сын сестры царя (которая одновременно могла быть и женой царя, т. е. женой своего брата), а также зять (муж сестры царя). Наряду с главной женой-тавананной у царя могли быть и другие жены и наложницы, статус которых существенно отличался от статуса царицы-соправительницы.

Власть царя и царицы в хеттском обществе во многом сохраняла сакральный характер. Исполнение правителем и правительницей многих культово-религиозных функций расценивалось в качестве деятельности, способствующей обеспечению плодородия страны и благополучия всего населения. Многие существенные стороны всего комплекса представлений о царе и царице как символах плодородия (а также о связанных с ними конкретных атрибутах: царском троне, жезле и т. п., священных животных — воплощениях власти) сохраняют отчетливые связи с представлениями, характерными для традиций страны Хатти.

Народное собрание

Вместе с тем в институте царской власти хеттов, видимо, сказывается влияние практики, существовавшей в среде хетто-лувийского населения раннего периода, и в частности обычая избрания царя (предводителя) на народном собрании. Пережитком такого собрания считается хеттский панкус. В период Древнего царства хеттов в «собрание» входили воины (часть свободного населения царства Хатти) и высшие сановники. Панкус имел юридические и религиозные функции. Впоследствии этот институт отмирает.

Управление государством осуществлялось с помощью многочисленной администрации. Ее верхушку составляли главным образом родственники и свойственники царя. Они обычно назначались правителями городов и областей страны, становились высшими придворными.

Общественные отношения

Основу хозяйства хеттов составляли земледелие, скотоводство, ремесла (металлургия и изготовление орудий из металлов, гончарное, строительное дело и т. п.). Важную роль в хозяйстве играла торговля. Существовали государственные земли (дворцовые и храмовые), а также общинные, находившиеся в распоряжении определенных коллективов. Владение и пользование государственной землей связывалось с исполнением натуральной (саххан) и трудовой (луцци) повинностей. От саххана и луцци были освобождены земли, принадлежавшие храмам и другим культовым учреждениям. Земли частного лица, находившегося на царской службе, полученные им в «дар» от царя, также могли быть освобождены от обязательств, связанных с сахханом и луцци.

Вместе с тем в некоторых хеттских документах сохраняются определенные свидетельства того, что в ранний период истории обществ древней Анатолии взаимоотношения царя с подданными могли регулироваться на основе института обменных дарений. Такой обмен по форме носил добровольный характер, но по существу был обязательным. Приношения подданных предназначались царю за то, что на нем лежала функция по обеспечению плодородия страны. Со своей стороны подданные могли рассчитывать на ответное отдаривание со стороны царя. Взаимный обмен, видимо, имел место в моменты важнейших общественных празднеств, приуроченных к основным сезонам года.

Институт взаимных услуг нашел свое отражение в ряде хеттских текстов, в которых предписывается дать «хлеб и масло голодному», дать «одежду голому». Подобные представления засвидетельствованы и в культуре многих древних обществ (в Египте, Месопотамии, Индии) и не могут быть выведены из некоего утопического гуманизма древних обществ.

В то же время очевидно, что на протяжении всей истории хеттского общества происходило постепенное вытеснение из общественной практики института, основанного на принципе взаимных обязательств владыки и подданных. Вполне вероятно, что из системы первоначально добровольных услуг, оказываемых населением вождю (царю), происходят и хеттские саххан и луцци, которые уже в период Древнего царства хеттов обозначали определенные повинности в пользу государства.

Такой вывод вполне согласуется с отраженной в некоторых хеттских текстах тенденцией к постепенному сокращению прав свободных граждан. В частности, в одном из параграфов хеттских законов говорится о том, что человек, имеющий поля, полученные им в «дар» от царя, не выполняет саххана и луцци. Согласно более поздней редакции законов, владелец таких дарственных полей уже должен был выполнять повинности и освобождался от них лишь по специальному царскому указу.

Другие статьи хеттских законов также свидетельствуют о том, что были упразднены свободы от несения повинностей, которыми пользовались в Хеттском государстве жители ряда городов, воины, некоторые категории ремесленников. Древние привилегии были сохранены за привратниками, жрецами, ткачами важнейших культовых центров государства (г. Аринны, Нерика и Ципланды). В то же время были лишены таких прав лица, проживавшие на земле этих жрецов и ткачей на правах совладельцев земли. Свобода от несения повинностей не только жрецов, но и привратников объясняется, видимо, тем, что последние профессии расценивались как занятия, имеющие ритуальный характер.

Внешняя политика хеттов

Вся история Хеттского государства — это история многочисленных войн, которые велись на различных направлениях:

  • на севере и северо-востоке — с воинственными причерноморскими народами каска, постоянно угрожавшими своими походами самому его существованию,
  • на юго-западе и западе — с царствами Киццуватна и Арцава, населенными лувийцами и хурритами;
  • на юге и юго-востоке — с хурритами (в том числе с хурритским царством Митанни).

Хетты вели войны с Египтом, в которых решался вопрос о том, какая из крупнейших держав Ближнего Востока того периода будет преобладать в районах Восточного Средиземноморья, через которые пролегали важные торговые пути всего субрегиона. На востоке они воевали с правителями царства Ацци.

Хеттская история знала периоды необычайных взлетов и падений. При Лабарне и Хаттусили I границы страны Хатти были расширены от «моря и до моря» (под этим подразумевалась территория от Черного до Средиземного моря). Хаттусили I завоевал ряд важных областей на юго-западе Малой Азии. В Северной Сирии он взял верх над мощным хуррито-семитским городом-государством Алалах, а также над двумя другими крупными центрами — Уршу (Варсува) и Хашшу (Хассува) — и начал длительную борьбу за Хальпу (совр. Алеппо). Этот последний город был захвачен его преемником на престоле Мурсили I. В 1595 г. до н.э. Мурсили, кроме того, захватил Вавилон, разрушил его и взял богатую добычу. При Телепину под хеттским контролем оказалась и важная в стратегическом отношении область Малой Азии Киццуватна.

Эти и многие другие военные успехи привели к тому, что Хеттское царство стало одним из самых могущественных государств Ближнего Востока. Вместе с тем уже в древнехеттский период восточные и центральные области страны Хатти подвергались разорительным вторжениям хурритов с Армянского нагорья и из Северной Сирии. При хеттском царе Хантили хурриты захватили и даже казнили хеттскую царицу вместе с ее сыновьями.

Особенно громкие победы были достигнуты в период новохеттского царства. При Суппилулиуме I под контролем хеттов оказались западные области Анатолии (страны Арцава). Был одержан верх над причерноморским союзом каска, над царством Ацци-Хайаса. Суппилулиума достиг решительных успехов в борьбе с Митанни, на престол которой он возвел своего ставленника Шаттивазу. Были завоеваны важные центры Северной Сирии Хальпа и Каркемиш, правителями которых были посажены сыновья Суппилулиумы Пияссили и Телепину. Под контролем хеттов оказались многие царства Сирии вплоть до Ливанских гор.

Столкновения с Египтом

Существенное укрепление позиций хеттов в Сирии в конечном счете привело к столкновению двух крупнейших держав того времени — Хеттского царства и Египта (см. Древний Египет). В битве у Кадета (Кинза) на р. Оронт хеттская армия под командованием царя Муваталли II нанесла поражение египетским войскам Рамсеса II. Сам фараон чудом избежал плена. Столь крупный успех хеттов, однако, не привел к изменению в соотношении сил. Борьба между ними продолжалась, и в конечном счете обе стороны были вынуждены признать стратегический паритет. Одним из свидетельств его явился уже упоминавшийся нами хеттско-египетский договор, заключенный Хаттусили III и Рамсесом II около 1296 г. до н. э.

Между хеттским и египетским дворами установились тесные, дружественные связи. Среди переписки царей страны Хатти с правителями других государств большинство составляют послания, направленные из Хатти в Египет и обратно в период правления Хаттусили III и Рамсеса II. Мирные отношения были закреплены браком Рамсеса II с одной из дочерей Хаттусили III.

Контакт с государством Аххиява

В конце среднехеттского и в особенности в новохеттский период Хатти вступила в непосредственный контакт с государством Аххиява, видимо располагавшимся на самом крайнем юго-западе или западе Малой Азии (согласно некоторым исследователям, это царство может быть локализовано на о-вах Эгейского моря или в материковой Греции). Аххияву часто отождествляют с Микенской Грецией. Соответственно название государства связывают с термином «ахейцы», обозначавшим (по Гомеру) союз древнегреческих племен. Яблоком раздора между Хатти и Аххиявой были как области западной Малой Азии, так и о-в Кипр. Борьба велась не только на суше, но и на море. Хетты дважды овладевали Кипром — при Тудхалии IV и Суппилулиуме II — последнем царе Хеттского государства. После одного из этих рейдов был заключен договор с Кипром.

Военная организация хеттов

В своей завоевательной политике хеттские цари опирались на организованную армию, включавшую как регулярные формирования, так и ополчение, которое поставляли зависимые от хеттов народы. Военные действия обычно начинались весной и продолжались до поздней осени. Однако в некоторых случаях ходили в походы и в зимнее время, главным образом на юг, а порой даже на восток, в области горной страны Хайаса. В периоды между походами, во всяком случае, часть регулярных сил расквартировывалась в специальных военных лагерях. Во многих пограничных городах страны Хатти, а также в населенных пунктах, контролировавшихся хеттскими царями вассальных государств, несли службу специальные гарнизоны хеттских регулярных войск. Правители вассальных стран были обязаны снабжать гарнизоны хеттов продуктами питания.

Армия состояла главным образом из колесничьего войска и тяжеловооруженной пехоты. Хетты были одним из пионеров в использовании легких колесниц в армии. Хеттская колесница, запряженная двумя лошадьми, несшая на себе трех человек — возничего, воина (обычно копейщика) и прикрывавшего их щитоносца, представляла собой грозную силу.

Одно из ранних свидетельств боевого применения колесниц в Малой Азии встречается в древнейшем хеттском тексте Анитты. В нем говорится, что на 1400 пехотинцев войска Анитты приходилось 40 колесниц. О соотношении колесниц и пехотинцев в хеттской армии свидетельствуют и данные о битве у Кадеша. Здесь силы хеттского царя Муваталли II состояли приблизительно из 20 тыс. пехотинцев и 2500 колесниц.

Колесницы представляли собой изделия высокого технического мастерства и стоили довольно дорого. Для их изготовления требовались специальные материалы: различные породы дерева, произраставшие главным образом на Армянском нагорье, кожа и металлы. Поэтому производство колесниц, вероятно, было централизованным и велось в специальных царских мастерских. Сохранились хеттские царские наставления для мастеров, изготовлявших колесницы.

Наставление Киккули

Не менее трудоемким, дорогостоящим и высокопрофессиональным делом была и подготовка по специальной методике большого числа лошадей, впрягаемых в колесницы. Хеттские приемы ухода за лошадьми и обучения упряжных лошадей известны из древнейшего в мире трактата по тренингу, составленного от имени Киккули, и других подобных текстов. Главной целью многомесячных тренировок лошадей была выработка у них выносливости, необходимой для военных целей.

Наставление Киккули составлено на хеттском языке. Однако само имя тренера, по-видимому приглашенного на хеттскую службу, хурритское. Хурритскими являются и некоторые встречающиеся в трактате специальные термины. Эти и многие другие факты дают основание считать, что история изобретения боевых колесниц и методов подготовки лошадей, впрягавшихся в них, тесно связана с хурритами. Вместе с тем определенное влияние на хурритские приемы тренинга лошадей оказали и индо-иранские племена. Так, специальные коневодческие термины — «лошадиный тренер», «стадион» (манеж), «поворот» (круг) — и числительные, использовавшиеся для обозначения количества «поворотов», были заимствованы из «митаннийского», арийского диалекта, носители которого распространились на части территории хурритского царства Митанни.

Для захвата городов хетты часто прибегали к осаде, используя при этом штурмовые орудия, широко применяли они и тактику ночных маршей.

Дипломатия

Существенным инструментом хеттской внешней политики была дипломатия. Хетты имели дипломатические отношения со многими государствами Малой Азии и Ближнего Востока в целом; эти отношения в ряде случаев регулировались специальными договорами. В хеттских архивах сохранилось больше дипломатических актов, чем во всех вместе взятых архивах других государств Ближнего Востока.

Содержание посланий, которыми обменивались хеттские цари с правителями других стран, а также содержание международных соглашений хеттов показывает, что в дипломатии того времени существовали определенные нормы взаимоотношений государей, использовался во многом стандартный тип договора. Так, в зависимости от соотношения сил сторон цари обращались друг к другу как «брат к брату» или как «сын к отцу». Периодические обмены послами, посланиями, подарками, а также династические браки расценивались как акты, свидетельствующие о дружественных отношениях и благих намерениях сторон.

Международными сношениями руководило специальное ведомство при царской канцелярии. Видимо, в штат этого ведомства входили разного ранга послы, посланники и переводчики. Через послов, часто сопровождаемых переводчиками, письма государей, дипломатические акты (клинописные таблички в глиняных конвертах) доставлялись государям-адресатам. Доставленное письмо обычно служило своего рода верительной грамотой посла. Письма, посылавшиеся из страны Хатти правителями царств Малой Азии, а также заключавшиеся с этими последними договоры составлялись на хеттском языке. К другим царям Ближнего Востока шли письма на аккадском языке, который был языком международных отношений. Договора в таком случае обычно составлялись в двух вариантах: один — на аккадском, а другой — на хеттском языке.

Послания государей иностранных держав, а также тексты международных соглашений порой обсуждались хеттским царем на специальном царском совете, именовавшемся тулией. Известно также, что утверждению договора могли предшествовать длительные консультации, во время которых согласовывался взаимоприемлемый проект соглашения, как, например, в связи с заключением договора между Хаттусили III и Рамсесом II. Договоры скреплялись печатями царей, иногда они записывались не на глиняных, а на металлических (серебряных, бронзовых, железных) табличках, что практиковалось, в частности, хеттами. Таблички договоров обычно хранились перед статуями верховных божеств страны, так как боги, главные свидетели договора, вправе были наказать того, кто нарушит соглашение.

Договоры «сюзерен-вассал»

Большинство международных соглашений хеттов представляли собой акты, закреплявшие военные победы хеттской армии. Поэтому в них часто ощущается неравноправный характер взаимоотношений сторон. Хеттский царь обычно предстает в качестве «сюзерена», а его партнер — в качестве «вассала». Так, хеттские цари часто обязывали вассала платить дань, возвращать скрывавшихся у него беглых земледельцев и сановников, замешанных в политических интригах. Они обязывают «данника» ежегодно являться с визитом пред очи хеттского царя, заботиться о гарнизонах хеттских войск, расквартированных в городах вассала, по первому зову выступать с войском на помощь хеттскому правителю, не поддерживать тайных сношений с государями других враждебных хеттам стран.

Вассал обязан был ежегодно (порой трижды в год) перечитывать соглашение. Соблюдать договор обязаны были сыновья, внуки и правнуки вассала, другими словами, он заключался как бы на вечные времена. Однако в действительности такие надежды редко оправдывались. Чтобы стимулировать подчиненную сторону к совместным действиям против враждебных сил, некоторые договоры содержат статьи, регулирующие правила раздела добычи: добыча принадлежит той армии, которая захватила ее.

Династические браки

Характерной чертой дипломатической практики хеттов были и династические браки. Хетты, видимо, относились к международным брачным союзам по-иному, нежели, например, египтяне. У последних, как свидетельствует переписка между Аменхотепом III и касситским правителем Вавилона Бурнабуриашем, считалось, что египетская царевна не может быть отдана в жены царю другой страны. Не только царевна, но даже знатная египтянка не была дана в жены Бурнабуриашу, хотя последний был согласен и на такую замену. Одна из причин отказа, видимо, заключалась в том, что египтяне руководствовались принципом, согласно которому статус «дающих жен» ниже статуса «берущих жен» (подобные представления засвидетельствованы и во многих других архаических коллективах). Соответственно «выдача жены» могла означать принижение статуса фараона и страны в целом. В то же время известно, что в периоды упадка мощи Египта фараоны порой выдавали своих царевен замуж за иностранных государей. Более того, во время расцвета Хеттского государства при Суппилулиуме I вдова Тутанхамона слезно молила хеттского правителя прислать ей в мужья любого из его сыновей.

В отличие от египтян хеттские цари довольно охотно выдавали замуж своих дочерей и сестер. Часто они сами брали в жены иностранных царевен. Использовались такие браки не только для поддержания дружественных отношений. Династические браки порой связывали по рукам и ногам вассала. Ведь, выходя замуж, представительница хеттского царского рода попадала не в число гаремных наложниц, а становилась главной женой. Именно такое условие ставили хеттские правители перед своими зятьями. Об этом говорится, в частности, в договорах, заключенных Суппилулиумой I с правителем Хайасы Хукканой и с царем Митанни Шаттивазой. Правда, такого условия нет в договоре Хатти с Египтом. Тем не менее известно, что в отличие от митаннийских царевен, которые были взяты в гарем египетского фараона, хеттская царевна, выданная замуж за Рамсеса II, считалась его главной женой.

Через посредство своих дочерей и сестер хеттские цари укрепляли свое влияние в других государствах. Более того, поскольку законными наследниками престола иностранного государства становились дети главной жены, возникала реальная возможность того, что в будущем, когда на трон взойдет племянник хеттского царя, влияние государства Хатти в вассальной стране еще более упрочится.

Просьбы о высылке медиков

В хеттской дипломатической практике имели место и случаи обращения к правителям иностранных держав с просьбами о присылке медиков. Уровень хеттской медицины был ниже, чем, например, в Египте и Вавилонии. Об этом свидетельствует, в частности, то, что хеттские писцы переписывали аккадские медицинские трактаты и переводили их на хеттский язык. Из Вавилонии присылали в Хатти врачей и жреца-заклинателя. Для оказания медицинской помощи приезжали врачи из Египта; оттуда же привозили хеттскому царю Хаттусили III, страдавшему болезнью глаз, «хорошее медицинское средство». Как-то Хаттусили III обратился к Рамсесу с просьбой прислать в Хатти врача для лечения бесплодия своей сестры Массануцци. После непродолжительной переписки из Египта последовало медицинское заключение: поскольку Массануцци исполнилось 60 лет, то невозможно изготовить препарат, который излечил бы ее от этого недуга.

Культура хеттов

За время существования Хеттского государства его народом были созданы многие культурные ценности. К их числу относятся памятники искусства, архитектуры, разнообразные литературные сочинения. Вместе с тем культура Хатти сохранила в себе богатое наследие, почерпнутое из традиций древних этносов Анатолии, а также заимствованное из культур Месопотамии, Сирии, Кавказа. Она стала важным звеном, соединившим культуры древнего Востока с культурами Греции и Рима. В частности, в переводах на хеттский дошли до нас многочисленные мифы из традиции Древнего царства, переложенные хеттами с хаттского языка:

  • о борьбе бога Грозы со Змеем,
  • о Луне, упавшей с неба,
  • об исчезнувшем божестве (боге растительности Телепину, боге Грозы, боге Солнца).

Литература

К оригинальному жанру литературы относятся анналы — древнехеттские Хаттусили I, среднехеттские Мурсили II. Среди произведений ранней хеттской литературы привлекают внимание «Повесть о царице города Канеса» и погребальная песня. В «Повести о царице города Канеса» речь идет о чудесном рождении у царицы 30 сыновей. Близнецов поместили в горшки и пустили плыть по реке. Но они были спасены богами. Через некоторое время царица родила 30 дочерей. Повзрослев, сыновья отправились на поиски матери и пришли в Канес. Но поскольку боги подменили человеческую суть сыновей, они не узнали своей матери и взяли в жены своих сестер. Самый младший, узнав сестер, пытался воспротивиться браку, но было слишком поздно.

Сказание о царице города Канеса имеет обрядовый фольклорный источник. Мотив брака братьев и сестер обнаруживает очевидные типологические параллели с письменными и фольклорными текстами многих народов, в которых представлена тема кровосмешения. Широко известен во многих культурах и архаический обычай расправы с близнецами, подобный тому, о котором повествуется в хеттском тексте.

Древние индоевропейские поэтические нормы, видимо, отражены в хеттской погребальной песне, представляющей собой почти единственный образец хеттской поэзии:

Саван Несы, саван Несы // Принеси ты мне. II Матери моей одежды II Принеси ты мне. II Деда моего одежды // Принеси ты мне. II Что все это значит? // Предков я спрошу (Перевод Вяч. Вс. Иванова).

Среди оригинальных жанров хеттской литературы периода Среднего и Нового царств следует отметить молитвы, в которых исследователями обнаруживаются совпадения с идеями ветхозаветной и новозаветной литературы, а также «Автобиографию» Хаттусили III — одну из первых автобиографий в мировой литературе.

В период Среднего и Нового царств на хеттскую культуру сильное влияние оказала культура хуррито-лувийского населения юга и юго-запада Анатолии. Это культурное влияние явилось лишь одной из сторон воздействия. Подобно тому как в период Древнего царства хеттские цари носили в основном хаттские имена, в этот период цари, происходившие из хурритской династии, имели по два имени. Одно — хурритское — они получали от рождения, другое — хеттское (хаттское) — по восшествии на престол.

Хурритское влияние обнаруживается в рельефах хеттского святилища в Язылыкая. Благодаря хурритам и непосредственно из культуры этого народа хетты переняли и переложили на свои язык ряд литературных произведений: аккадские тексты о Саргоне Древнем и Нарам-Суэне, шумерский эпос о Гильгамеше, имеющий в целом месопотамский первоисточник — среднехеттский гимн Солнцу, хурритские эпосы «О царстве на небесах», «Песнь об Улликумми», рассказы «Об охотнике Кесси», «О герое Гурпаранцаху», сказки «Об Аппу и двух его сыновьях», «О боге Солнца, корове и рыбачьей чете». Именно хеттским переложениям мы обязаны, в частности, тем, что многие произведения хурритской литературы не исчезли безвозвратно в глубине веков.

Хеттская культура как посредник между цивилизациями

Одно из важнейших значений хеттской культуры заключается в том, что она выполняла роль посредника между цивилизациями Ближнего Востока и Греции. В частности, обнаруживаются сходства между хеттскими текстами, являющимися переложениями соответствующих хаттских и хурритских, с греческими мифами, зафиксированными в «Теогонии» греческого поэта VIII-VII вв. до н.э. Гесиода. Так, существенные аналогии прослеживаются между греческим мифом о борьбе Зевса со змееподобным Тифоном и хеттским мифом о сражении бога Грозы со Змеем. Имеются параллели между тем же греческим мифом и хурритским эпосом о каменном чудовище Улликумми в «Песне об Улликумми». В этом последнем упоминается гора Хацци, куда переселился бог Грозы после первого сражения с Улликумми. Та же гора Касион (по более позднему автору — Аполлодору) — место сражения Зевса с Тифоном.

В «Теогонии» история происхождения богов описывается как насильственная смена нескольких поколений богов. Эта история, возможно, восходит к хурритскому циклу о царствовании на небесах. Согласно ему, вначале в мире царствовал бог Алалу (связанный с Нижним миром). Он был свергнут богом неба Ану. На смену ему пришел бог Кумарби, который в свою очередь был низвергнут с престола богом Грозы Тешубом. Каждый из богов царствовал по девять веков. Последовательная смена богов (Алалу — Ану — Кумарби — бог Грозы Тешуб) представлена и в греческой мифологии (Океан — Уран — Крон — Зевс). Совпадает мотив смены не только поколений, но и функций богов (хурритское Ану от шумерского Ан — «небо»; бог Грозы Тешуб и греческий Зевс).

Среди отдельных совпадений греческой и хурритской мифологий отмечаются греческий Атлант, который держит Небо на своих плечах, и хурритский великан Упеллури в «Песне об Улликумми», поддерживающий Небо и Землю (аналогичный образ бога известен и в хаттской мифологии). На плече Упеллури росло каменное чудовище Улликумми. Бог Эа лишил его силы, отделив его с помощью резака от плеча Упеллури. Согласно хурритской мифологии, этот резак был впервые использован при отделении Неба от Земли. Способ лишения силы Улликумми имеет параллели в мифе об Антее. Антей, сын Посейдона, повелителя морей, и Геи, богини Земли, был непобедим, пока прикасался к матери-земле. Геракл сумел задушить его, только подняв вверх и оторвав от источника силы. Как и в «Песне об Улликумми», согласно греческой мифологии, специальное орудие (серп) используется для отделения от Земли (Геи) Неба (Урана) и оскопления последнего.

Гибель Хеттской державы

Около 1200 г. до н. э. Хеттское государство перестало существовать. Падение его, по-видимому, было обусловлено двумя причинами. С одной стороны, оно было вызвано усилившимися центробежными тенденциями, приведшими к распаду некогда могучей державы. С другой стороны, вероятно, что потерявшая былую силу страна подверглась нашествию племен Эгейского мира, именуемых в египетских текстах «народами моря». Однако, какие именно племена среди «народов мира» участвовали в разрушении страны Хатти, точно не известно.

Источник: civilka.ru