Внешний вид стеллеровой коровы

Стеллерова корова
Стеллерова корова

Длина морской коровы доходила до 8 метров, и весила капустница около 4 тонн. Внешне морская корова мало чем отличалась от своих сородичей сиреновых, единственное отличие — это ее превосходство по размерам. Тело морской коровы было толстым. Голова небольшого размера по сравнению со всей массой тела, однако капустница могла двигать головой не только в разные стороны, но еще и поднимать, и опускать ее. Конечности напоминали закругленные ласты, которые заканчивались роговым наростом. Его еще сравнивали с копытом лошади. Капустница имела горизонтальную хвостовую лопасть с выемкой посередине.

Кожа у коровы была очень толстой и в складках. Многие ученые сравнивали кожу стеллеровой коровы с корой старого дуба, а немецкий ученый, которому удалось сравнить останки кожи, утверждал, что прочность и эластичность ничем не уступает современным автомобильным покрышкам.


По другому стеллеровую корову называли еще и капустницей.
По другому стеллеровую корову называли еще и капустницей.

Глаза и уши морской коровы были небольшого размера. Зубы у морской коровы отсутствовали, а пищу которая поступала в полость рта, корова перетирала роговыми пластинами. Предполагается что самцы от самок отличались только размерами, самцы были, как правило, крупнее.

Внутреннее ухо стеллеровой коровы свидетельствовало о хорошем слухе, однако это животное никак не реагировало на шум лодок, которые к ним подплывали.

Образ жизни вымершей стеллеровой коровы

В основном морские коровы мелко плавали на мелководье и постоянно кормились. Опорой на грунт зачастую использовали передние конечности. Спины капустниц постоянно виднелись из воды, на которые часто приземлялись морские птицы и выклевывали из складок китовых вшей. Морские коровы не боялись подплывать близко к берегу. Как правило самка и самец всегда находились рядом, но обычно эти животные держались стадом. Отдыхали коровы на спине и прославились своей медлительностью. Продолжительность жизни морской коровы могла достигать 90 лет. Звуки капустница практически не издавала, но раненное животное было способно перевернуть рыбацкую лодку.

Питание стеллеровой коровы


Самка и самец, по всей видимости, были очень привязаны к друг другу. Возможно, они, как лебеди, создавали пару один раз и на всю жизнь.
Самка и самец, по всей видимости, были очень привязаны к друг другу. Возможно, они, как лебеди, создавали пару один раз и на всю жизнь.

Морская корова питалась только морскими водорослями, которые росли в прибрежных водах. Любимым лакомством считалась морская капуста, за что животное и получила название «капустница». Во время еды, морская корова срывала водоросли под водой, и каждые 3-4 минуты поднимала голову чтобы вдохнуть воздух. Звук, который при этом издавала капустница напоминает фырканье лошади. В зимний период времени стеллерова корова сильно теряла вес. Многие наблюдатели утверждали, что в этот период времени можно было даже разглядеть ребра животного.

Размножение стеллеровой коровы


О размножении стеллеровых коров практически ничего не известно. Ученые утверждают, что капустницы моногамны и спаривались как правило весной. Исследователи говорят о большой привязанности у этого животного. Самцы в течении нескольких дней подплывали к убитой самке, вместе с детенышами.

Источник: animalreader.ru

Морская корова: описание, строение, характеристика. Как выглядит морская корова?

По описанию Стеллера и последующим рассказам промышленников можно вполне удовлетворительно представить облик и образ жизни морских коров. Обитали они в мелких, защищенных от волн бухточках, дно которых заросло водорослями — ламинариями и фукусами. Этими водорослями животное питалось. Далеко в море морские коровы не отплывали — держались все время у берега.

Морская корова Стеллера

Длина тела морской коровы достигала шести и более метров. Голова у животного была маленькой, верхняя губа — раздвоенной и покрытой большим количеством вибрисс — жестких осязательных волосков. Два передних ласта имели в длину до полутора метров каждый и обладали большой подвижностью — с их помощью животное не только плавало, но и срывало водоросли со дна.

iv>
гда промышленники пытались вытащить на берег раненую корову, она упиралась ластами так сильно, что подчас с них лоскутами срывалась кожа. «Концы ластов иногда бывают раздвоены, как копыта у коровы», — утверждают некоторые промышленники. Тело животных — веретенообразное, с длинным и тонким хвостовым стеблем, на котором сидит горизонтальный, очень широкий хвост с бахромчатой оторочкой. Задних ластов у них нет. Кожа темная, крепкая, с многочисленными бороздками, идущими сверху вниз. Зубы морским коровам заменяют роговые пластинки.

скелет морской коровы стеллера

Скелет морской коровы.

Размножение морских коров

Описания отмечают большую привязанность самца и самки. Плавали животные почти всегда по трое: самец, самка и детеныш-сосунок. Беременность у морской коровы длится около года. Родившиеся детеныши выкармливаются молоком. Соски грудных желез располагаются у матери спереди, между ластами.

Чем питались морские коровы

Питались морские коровы травой, как и положено коровам. Зажимая лист ламинарии ластами, они пропускали его сквозь верхнюю раздвоенную губу. Нежная мякоть листа попадала в рот, а твердый стержень отбрасывался.

По словам Стеллера, морская корова водилась только вокруг острова Беринга. Он же указал, что, промышляя этих животных, можно вдоволь обеспечить мясом жителей Камчатки.

морские коровы Стеллера

Почему исчезли морские коровы


Зимовали на острове промышленники — по три-четыре человека. Питались в основном мясом «капустниц», как называли они морских коров. Убить доверчивого зверя не представляло труда. Сложнее было вытащить тяжелую тушу на берег. Из-за этого много убитых животных пропадало.

Экспедиции, отправлявшиеся из Петропавловска в Америку, попутно заходили на остров Беринга и забивали некоторое количество животных для пополнения запасов провизии. Стадо морских коров уменьшалось очень быстро. Еще в 1754 году промышленник Яковлев советовал запретить промысел коров. Но совет его не был принят. Избиение продолжалось, и к 1770 году морские коровы исчезли. Целый вид животных оказался уничтоженным человеком.

Кстати, это не единственный пример уничтожения человеком ценного вида животных. Сколько же было морских коров в то время, когда их увидел и описал Стеллер? Сам он дает на этот счет не слишком определенное указание, говоря лишь, что их было очень много: целыми табунами водились. Профессор МГУ В. Г. Гептыер считает, что их могло быть около 2000 особей.

Сегодня ни в одном из справочников, перечисляющих имена ныне здравствующих представителей животного мира, нет названия ритина стеллери (так называется на языке ученых морская корова). Считают, что ее не существует больше на Земле.

Морская корова Стеллера

>

Где жили исчезнувшие морские коровы

Стеллер писал, что морская корова водится только на острове Беринга. Но промышленники говорили, что большие табуны этих животных водились на соседнем острове Медном.

Да только ли около Командорских островов жили морские коровы? Ведь и на одном из Алеутских находили их кости.

Дальневосточные берега открывали китобои и зверобои. Они но большей части не оставили никаких письменных документов о своих плаваниях. Известен лишь один дошедший до нас источник: шкипер Гек, плававший на шхуне «Сибирь» с целью открытия новых китовых полей и лежбищ морского зверя, составил описание неизвестного в ту пору берега Восточной Камчатки между мысами Ильинским и Фаддея. Он же открыл несколько бухт.

Остальные сведения о побережье и омывающих его морях поступали от военных моряков и с судов Российско-Американской компании. Специальных исследований было мало, и охватывали они лишь отдельные, относительно небольшие участки побережья.


Детальное изучение всего побережья, протянувшегося более чем на 3 тысячи километров по прямой, не было проделано вплоть до наших дней. В 1919—1920 годах Географическая экспедиция Восточного океана, а в 1929—1930-м Отдельный гидрографический отряд Дальнего Востока вели здесь морские исследования, по материалам которых была составлена лоция Берингова моря.

В ней оговаривается следующее: «При пользовании картами Берингова моря необходимо помнить, что морская съемка, на основании которой они составлены, является рекогносцировочной описью; эти карты имеют малую подробность и редкий судовой промер. Береговая черта нанесена с точностью до 1 мили (в среднем). Поэтому мореплавателям рекомендуется при приближении к берегу соблюдать особую осторожность, обязательно пользоваться лотом и не заходить за линию галсов прибрежного промера».

Так написано в лоции. И из этих слов видно, что морские суда практически не бывают вблизи побережий, где могла сохраниться морская корова. Берега здешние мало и редко заселены. Например, на протяжении 250 километров к северу от Петропавловска — Камчатского на побережье есть только два очень небольших населенных пункта. Основная часть их жителей — сезонные рабочие, которые большую часть года проводят в сопках, вдали от океана. В море местные жители почти не выходят: у них нет лодок для прибрежного плавания. Ведь на здешних необорудованных берегах нельзя держать маленькие суда.


А экспедиции биологов? Разве их не было в этих краях? Были. Но либо в океане, далеко от берега, либо углублялись внутрь полуострова, в сопки. Идти по берегу невозможно: мелкие бухты с низкими берегами здесь чередуются с крутыми скалами, обрывающимися в океан.

Следует назвать еще одно обстоятельство, затрудняющее подробное исследование побережья. О нем пишет академик Л. С. Берг. В летнее время — а именно в это время работает большинство экспедиций — количество туманных дней на побережье достигает максимума и составляет в июле, например, 73 процента.

Из всего сказанного можно сделать вывод о том, что места эти малоисследованны. Их труднодоступность и малонаселенность могут еще скрывать от науки морскую корову Стеллера, если только она еще обитает в этих местах.

Автор: С. Ошанин.

Источник: www.poznavayka.org

Стеллерова корова — Hydrodamalis gigas

Класс Млекопитающие (Mammalia) 
    Подкласс Trechnotheria 
        Инфракласс Высшие звери (Eutheria) 
            Пенангуляты (Penangulata) 
                Отряд Сирены (Sirenia) 
                    Семейство Дюгоневые (Dugongidae) 
                        Подсемейство †Гидродамалины (Hydrodamalinae) 
                            Род †Гидродамалис (Hydrodamalis
                                Вид †Стеллерова корова (Hydrodamаlis gigas

Стеллерова, или морская корова (Hydrodamalis gigas Zimmermann, 1780) — вид крупных морских млекопитающих отряда сирен (Sirenia), исчезнувших во 2-ой половине XVIII века по вине человека. 


Морская корова стеллера 
    Реконструкция внешнего облика стеллеровой коровы (Hydrodamalis gigas). 
 
История открытия и описания  
 
Морская корова была открыта 2-й Камчатской экспедицией под командованием Витуса Беринга, целью которой являлось исследование северной кромки Тихого океана и выяснение наличия сухопутной связи между Азией и Америкой. В начале ноября 1741 г. корабль экспедиции «Святой Петр» претерпел бедствие в Беринговом море вблизи о. Авач (ныне о. Беринга), находящегося на расстоянии приблизительно 180 км от Камчатки. В его прибрежных водах и обитали морские коровы. Врач экспедиции Георг Вильгельм Стеллер является единственным натуралистом, видевшим этих существ живыми и наблюдавшим их в природной среде. За время вынужденной одиннадцатимесячной стоянки на острове естествоиспытатель досконально изучил строение и повадки морской коровы, что позволило ему оставить ее подробное научное описание. Большинство более поздних сообщений основываются на работе Стеллера «О зверях морских», впервые изданной в 1751 г. Стеллер полагал, что имеет дело с ламантином и просто называет открытое им животное «манат». В качестве нового вида морскую корову описал К. Циммерман в 1780 г. Ставшее общепризнанным название Hydrodamalis gigas виду дал Ретциус в 1794 г.


Происхождение и распространение  перейти

Морфология  
 
В первую очередь обращают на себя внимание громадные размеры морских коров. Это животное было гораздо больше, чем любой другой современный представитель отряда сирен (Sirenia). Длина тела взрослых морских коров достигала 7-8 м, масса составляла 3,5-5,5 т (встречающиеся иногда указания на более крупные размеры кажутся невероятными). 
 
Морская корова стеллера

    Скелет стеллеровой коровы (Hydrodamalis gigas). 
 
По описанию Стеллера, измеренная им убитая самка имела длину 752 см и весила 3,5 т. Самая большая документально зафиксированная длина морской коровы составляет 788 см. У самки длиной 741,5 см окружность шеи и затылка составляла 204 см, окружность туловища на уровне плеч 367 см, наибольшая окружность туловища посредине в задней части брюха 622 см, длина хвоста от анального отверстия до хвостовых лопастей 192,5 см, окружность хвостового стебля в месте отхождения лопастей 143 см, расстояние между концами хвостовых лопастей 199 см. П. Яковлев указывал, что только мясо, которое можно получить от одной морской коровы, весит 3,3 т.
 
Имеющиеся данные позволяют предполагать, что половая принадлежность особи на размеры ее тела практически не влияла и в целом половой диморфизм был выражен слабо. Все же самцы, по-видимому, были несколько крупнее самок и, по некоторым данным, имели несколько более широко расставленные скуловые дуги. 
 
Морская корова стеллера

    Череп стеллеровой коровы (Hydrodamalis gigas). 
 
Голова морской коровы относительно громадного тела выглядит совсем небольшой (ее длина составляет около 10% от общей длины животного), короткая, четырехугольная, расширяющаяся от темени к нижней челюсти и плавно переходящая в шею. Кондилобазальная длина черепа достигает 63,8 – 72,2 см (в среднем 67,3 см), скуловая ширина 32,4 – 37,3 см (в среднем 34,4 см), кондилобазальная длина нижней челюсти 43,2-49,1 см (в среднем 46,5 см). Характерен значительный пахиостоз костей. Имелись небольшие верхние заглазничные отростки. От затылка к носу поверхность головы наклонная, также она наклонена в направлении от носа к губам. Носовые кости небольшие и короткие, частично перекрываются лобными костями. Носовое отверстие значительно отодвинуто назад. Нос находился на наиболее высоком месте головы. Ноздри имели диаметр до 5 см. Они разделялись носовой перегородкой. Стенки носовых отверстий изнутри были чрезвычайно толстыми, сморщенными, с крепкой кожей, имеющей большое количество черных пор. Из каждой такой поры росли щетинки. Глаза помещались между хоботом и ушами на одинаковой высоте с передней частью носа и сравнительно с огромным телом казались чрезвычайно маленькими, не большими, чем у овцы. Век и ресниц не было. Ухо внешне представляло собой отверстие диаметром со стержень куриного пера, затерянное среди морщин и складок кожи. Таким образом, зрение и слух были развиты слабо. Головной мозг относительно размеров тела также был небольшим. 
 
Морская корова стеллера

    Череп стеллеровой коровы (Hydrodamalis gigas). 
 
Челюстная часть черепа довольно сильно развита и опущена вниз. Массивные межчелюстные кости и симфизный отдел перегнуты в нижнем направлении (сильнее, чем у ламантинов (Trichechus), но слабее, чем у дюгоней (Dugong)). Нижняя челюсть короче верхней, также отогнута вниз, занимая по степени изгиба среднее положение между ламантинами и дюгонями. Губы были подвижные, двойные, и разделяются на наружные и внутренние. Внешние губы очень толстые, будто надутые, с большим количеством бугорков и ямок, из середины которых росли беловатые щетины вибрисс, постепенно утолщающиеся по направлению ко рту, достигающие длины 10-12,5 см и толщины стержня куриного пера. Верхняя губа была большой и скошенной к углам морды, она нависала над подвижной и более короткой нижней челюстью, образуя вместе с носовой частью короткое хоботообразное образование высотой около 20,5 см, сильно утолщающееся в направлении от носа к затылку. С его помощью пища захватывалась и доставлялась в рот. Внутренние губы были отграничены от внешних, имели меньшие размеры и обеспечивали лучший захват пищи. 
 
Во рту корм пережевывался двумя беловатыми роговыми пластинами с ребристой поверхностью — нёбной и нижнечелюстной (такое строение ротового аппарата не имеет аналогов среди других млекопитающих). Длина небной роговой пластинки достигала приблизительно 18 см, ширина ее была около 8 см, она незначительно расширялась в заднем направлении. Функционально и морфологически с небной пластинкой морской коровы некоторое сходство имеет небольшой ороговевший участок, расположенный в области переднего конца межчелюстных костей у парнокопытных (Artiodactyla). Зубы были полностью редуцированы, и отсутствовали даже в зачатке. Пространство между верхней и нижней челюстью заполняло большое количество густых и толстых щетин длиной 4 см. Самые толстые щетины росли между губами обеих челюстей и использовались для отрывания водорослей и морской травы. Во время жевания они помогали задерживать во рту пищу, а попавшая в рот морская вода свободно выливалась. Щетины были толщиной со стержень гусиного пера, белые, полые внутри, имели луковицеобразные вздутия. Язык морской коровы был длиной до 30 и шириной до 10 см, с шершавой поверхностью, покрытой небольшими бородавками. Он рос настолько глубоко во рту, что порой думали, будто его совсем нет. Относительно размеров тела рот казался небольшим. 
 
Морская корова стеллера

    Зубные пластины, элементы кожи и ее производные стеллеровой коровы (Hydrodamalis gigas). 
 
Шея морской коровы была укороченной, примерно в два раза короче головы и немного стройнее ее, но имела подвижные позвонки, обеспечивающие большую по сравнению с другими сиренами подвижность головы. Шейных позвонков 6, они имеют вид пластинок. Такое строение позволяло животному при кормлении охватить относительно большую территорию при меньших движениях большого тела. Во время кормежки голова наклонялась вниз. Тело было очень массивным и имело веретенообразную форму. Начиная с мало выраженной шеи, туловище животного постепенно утолщалось, а ближе к хвосту суживалось. Бока были сильно выпуклыми, а брюхо чрезвычайно объемным и упругим, способным удерживать громадную массу внутренних органов. Спина также была слегка выпуклой. Позвоночный столб состоял из 60 позвонков (6 шейных; 19 грудных; 35 поясничных, тазовых и хвостовых). Часть хвостовых позвонков несет на нижней стороне V-образное образование, видимо, служившие для защиты крупных кровеносных сосудов и крепления мышц. Имелось 17 пар ребер. Первые 5 пар хрящом соединялись с грудиной и образовывали узкую по сравнению с другими сиренами грудную клетку. 
 
Передние конечности, имеющие вид своеобразных ласт-культей, начинались вблизи шеи, от плечевых костей. Они имели 2 сустава, редуцированные фаланги пальцев и были сравнительно короткими, достигая около 0,7 м в длину. Особенности строения плечевого пояса и передних конечностей говорят о том, что возможная траектория их движений была довольно небольшой и ограничивалась переднезадней плоскостью. На концах ласт утолщение эпидермиса образовывало подобие лошадиного копыта, защищающее их от механических повреждений. С помощью этих ласт-культей морская корова плавала, ходила по мелководью, опиралась на камни и скалы, рвала ими растительность. Последнему способствовало и большое количество густых жестких щетин, имеющих длину около 1,2 см и расположенных по заднему краю окончаний конечностей. Если морская корова была ранена, она сопротивлялась ластами, когда ее вытаскивали из воды. При этом держалась так крепко, что порой верхний слой кожи на ластах трескался, отлетая кусками. На груди, почти под ластами, располагались 2 соска , достигавших у кормящих самок приблизительно 10 см длины. При давлении из них у лактирующей самки выступало густое и жирное молоко. Мощная хвостовая часть тела оканчивалась горизонтальным плавником черного окраса, напоминающим по форме плавник дюгоня (Dugong). Он был достаточно широкий (около 2 м) и вытягивался в два краевых заострения с бахромчатой оторочкой. Обычно морская корова медленно передвигалась с помощью несильных боковых движений хвостового плавника, однако во время бегства от врагов энергичные движения хвоста сверху вниз увеличивали скорость животного в воде. Задних конечностей не было, от них сохранилось лишь две палочковидные тазовые кости. 
 
Относительно гладкая на спине и сморщенная, будто покрытая мелкими камешками, шершавая и упругая безволосая кожа на боках, в поперечном разрезе напоминала эбеновое (черное) дерево и имела два слоя. В кожном покрове эпидермис и подкожная жировая клетчатка достигали очень большой толщины. Внешний слой кожи, имея цвет от черно-бурого до серо-коричневого, был грубым и складчатым, внешне напоминая кору старого дуба. Толщина его достигала около 2,5 см. Этот слой эпидермиса являлся очень плотным и прочным, с трудом поддавался лезвию топора или острию гарпуна. Он состоял из перпендикулярных трубочек и, подобно автомобильным покрышкам, был весьма эластичным. Он защищал он животных словно броня, особенно когда большие волны били их о скалы, зимой сохранял тепло, а летом спасал от жары. Особи, у которых внешний слой кожи был оторван, как правило, гибли. Под эпидермисом располагался слой мягкой кожи толщиной около 0,5 см, напоминающей кожу кита. Мощный слой подкожного жира, достигающий в толщину ширины ладони, также служил хорошей защитой от прибоя и холодов, являясь в то же время источником питательных веществ в голодное время года. 
 
На верхнем слое кожи головы, вокруг глаз и ушей, на молочных железах, под мышками и в складках кожи морских коров находили пристанище мелкие ракообразные, например китовые вши (Cyamidae). Они часто продырявливали кожу. Из ямочек, морщин и отверстий кожи вытекал жир и, расплываясь по ней, защищал от холода тело животного. Ранки заживали, образовывались большие толстые бородавки, и кожа животных становилась неприятной на вид. Рачков поедали чайки, садившиеся на спину животным и делая им приятную услугу. Особенно много желез, выделяющих жир белого цвета, имелось на голове. На солнце выделившийся жир приобретал желтоватый оттенок. Стеллер также отмечает наличие в кишечнике убитых морских коров беловатых паразитических червей, предположительно нематод типа аскарид. Отсутствие образцов гельминтов и ракообразных, паразитирующих на морских коровах, делает невозможной их точную идентификацию. 
 
Образ жизни  
 
По свидетельству Стеллера и других лиц, непосредственно наблюдавших морских коров, они практически не погружались под воду и не ныряли. Их спины высоко, до самых боков, все время были выставлены из воды. Сирены, как правило, весьма хорошо плавают, чему способствует ряд адаптаций их скелета, диафрагмы и легких. Существует предположение, что эта способность была утеряна морской коровой вследствие достижения больших размеров, увеличения объема легких и кишечника, а также утолщения жировой прослойки. С другой стороны, подобная морфология предоставляла морской корове ряд важных преимуществ. Благодаря тому, что часть тела практически все время выступала над водой, снижалась потеря тепла через соприкосновение с ней, тело лучше прогревалось солнечными лучами, а также сокращалась доступная для паразитических рачков площадь кожи. Однако наиболее важным было то, что морская корова получала возможность жить и питаться на богатом пищей и свободном от хищников мелководье. Однако с полной уверенностью утверждать, что морские коровы вообще не могли погружаться под воду и нырять, было бы неверно. Необходимо учитывать, что нам известно об этих животных не так уж и много. «Когда вода поднимается, — пишет Степлер, — они подходят к берегу так близко, что их можно не только бить и колоть, но даже гладить рукой по спине. Если им причинять боль, то они удаляются от берега, однако скоро это забывают и снова приближаются». Человек был единственным известным врагом морских коров, хотя предполагается, что, попав в открытое море, они могли становиться жертвами акул и косаток (Orcinus orca). 
 
Основу рациона морской коровы составляли бурые, красные и другие прибрежные водоросли, а также морские травы (вероятнее всего, пищей служили растения родов Agarum, Thalassiophyllum, Dumontia, Nereocystis, Alarum, Constantinea). Чаще всего употреблялась ламинария, или морская капуста (Laminaria longipes), за что животное успело получить прозвище «капустник». Примечательно, что прочие сирены питаются бурыми водорослями довольно редко: как правило, это происходит при нехватке других кормов. Противоположная картина наблюдается у морской коровы — вся ее морфология и привычки были связаны именно с таким рационом. На это прежде всего указывает уникальный ротовой аппарат и чрезвычайно вместительный кишечник (длина которого достигала 150 м), необходимый для переваривания и усвоения значительного количества грубой растительной пищи. Морские коровы почти всегда были заняты едой: на медленном ходу отрывали ластами побеги морской капусты и с помощью хоботообразного образования на верхней челюсти отправляли ее в рот. Здесь с помощью роговых пластин части растений очищались от твердых стеблей и корней и проглатывались. Через каждые 4-5 мин. морские коровы высовывали из воды нос и с шумом, подобным ржанию и фырканью лошадей, выдыхали воздух с небольшим количеством брызг. Стеллер пишет, что других звуков они не издавали, однако представляется возможным, что у морских коров, подобно другим сиренам, все же имелся небольшой вокальный репертуар, использовавшийся во время спаривания и при общении матери с детенышем. Питаясь, они либо плыли, либо, отталкиваясь ластами от морского дна, медленно передвигались вперед. Там, где питались морские коровы, море выбрасывало большие кучи корней и стеблей водных растений, а также кал, очень похожий на конский. 
 
Морская корова стеллера
 
    Поведение стеллеровой коровы (Hydrodamalis gigas): передвижение по дну (слева) и отдых (справа). 
 
Морские коровы вели себя подобно скоту на пастбище. Целые их табуны мирно паслись на мелководье, преимущественно в местах впадения в море рек и ручьев. Здесь было больше пищи а также опресненная вода, которую, возможно, и пили животные. Большую часть дня они проводили, питаясь в густых зарослях водорослей. Желая отдохнуть, сытые животные переворачивались на спину и дрейфовали на поверхности моря в тихих заливах, часто погружаясь в сон. Во время отдыха морские коровы старались находиться подальше от берега, так как они не были способны долго находиться на суше, а здесь отлив не мог застать их неожиданно. От высыхания кожи они гибли. Зимой животные часто задыхались подо льдом, покрывающим морское побережье. Бывали случаи, когда ослабленных животных морской прилив разбивал о скалы. Зимой, когда пищи было мало, животные порой настолько худели, что спина становилась плоской и из-под кожи проглядывали позвонки и ребра. 
 
Социальность и размножение  
 
Морские коровы являлись общественными животными, проявляли заботу о других членах стада. Во время кормления впереди плавали молодые животные, но при возникновении опасности их плотным кольцом окружали взрослые. Когда стадо морских коров отправлялся в другое место, старшие оберегали младших с боков и с тыла, следя за тем, чтобы они все время были посередине. Вероятнее всего, это было моногамное животное. Привязанность самцов к самкам была довольно сильной. Семьи морских коров всегда держались вместе. Как правило, это был самец и самка, молодое животное прошлого года рождения и сеголеток. Брачный сезон начинался ранней весной. Как правило, спаривание происходило вечером или ночью при спокойной погоде. Самец и самка некоторое время плавали рядом, потом самка переворачивалась на спину и самец оплодотворял ее. Беременность длилась более года. Потомство могло появиться в любое время года, но чаще всего это происходило в начале осени. Одновременно рождался только один детеныш, который оставался с матерью 2 года. Детеныш вскармливался питательным жирным молоком. О возрасте наступления половой зрелости ничего неизвестно, однако можно предположить, что он равнялся приблизительно 15 годам. Продолжительность жизни, возможно, составляла около 90 лет. 
 
Истребление 
 
Непугливый и добродушный нрав сделали этих животных легкой и желанной добычей для охотников. Стеллер детально описывает охоту на морских коров. «Эти ненасытные животные едят без перерыва и из-за исключительной жадности к еде держат голову все время под водой, таким образом мало беспокоятся о своей жизни и безопасности, и на лодке можно плавать между ними и выбирать то, что нужно вытащить из моря. <…> Мы ловили их, пользуясь большим железным крюком, наконечник которого напоминал лапу якоря; другой его конец мы прикрепляли с помощью железного кольца к очень длинному и крепкому канату, который тащили с берега тридцать человек. Более крепкий моряк брал этот крюк вместе с четырьмя или пятью помощниками, грузил его в лодку, один из них садился за руль, а остальные на весла, и, соблюдая тишину, отправлялись к стаду. Гарпунер стоял на корме лодки, подняв крюк над головой, и тут же наносил удар, как только лодка подходила поближе к стаду. Загарпунив морскую корову, моряки старались сразу же отплыть в сторону, чтобы раненное животное не опрокинуло или не разломало ударами мощного хвоста их лодку. После этого люди, оставшиеся на берегу, принимались натягивать канат и настойчиво тащить к берегу отчаянно сопротивлявшееся животное. Люди в лодке тем временем подгоняли животное с помощью другого каната и изнуряли его постоянными ударами, до тех пор, пока оно, выбившись из сил и совершенно неподвижное, не вытаскивалось на берег, где ему уже наносили удары штыками, ножами и другими орудиями. Иногда большие куски отрезались от живого животного и она, сопротивляясь, с такой силой била по земле хвостом и плавниками, что от тела даже отваливались куски кожи. Кроме того, она тяжело дышала, словно вздыхала. Из ран, нанесенных в задней части туловища, кровь струилась ручьем. Когда раненое животное находилось под водой, кровь не фонтанировала, но стоило ему высунуть голову, чтобы схватить глоток воздуха, как поток крови возобновлялся с прежней силой…». 
 
Во время нападения животные старались спасти своего сородича: пытались перекинуть лодку, наваливались на канат, силясь оборвать его, или ударами хвоста пробовали избавить зверя от крюка. Иногда это им удавалось. Старых и наиболее крупных животных поймать было намного легче, чем детенышей, которые оказывались резвее и убегали, сломав крюк или пожертвовав куском кожи. Прекрасным свидетельством брачной привязанности морских коров является то, что часто самец после активных и безуспешных попыток освободить пойманную самку, не обращая внимания на причиняемые ему удары, упрямо сопровождал ее до берега. Даже после смерти самки самец часто вновь и вновь подплывал к ней. Стеллер писал: «Когда мы на следующий день приходили, чтобы отрезать мяса и отнести его в землянку, то заставали самца, дежурившего возле самки. Эту же сцену я наблюдал и на третий день, когда спускался к морю, чтобы изучить внутренние органы убитого животного. Невзирая на то, что мы перебили и ранили многих животных, морские коровы оставались на том же месте». 
Морская корова стеллера

    Вытащенная на берег стеллерова корова (Hydrodamalis gigas). 
 
В основном люди использовали подкожный мясо и жир морских коров. Жир спутники Беринга пили чашками без всякого отвращения, а мясо считали столь же вкусным, как лучшая телятина. «Запах и вкус жира очень приятны и по вкусу сильно превосходят сало морских и домашних животных. Этот жир может храниться даже в самые жаркие дни, не тухнет и не воняет. Мясо красное, более плотное, чем говяжье, по вкусу от него не отличается, сохраняется в жаркие дни долго, без запаха, даже будучи червивым. Молоко коров жирное и сладкое, по густоте и вкусу как овечье». Жир морской коровы напоминал сладкое миндальное масло и был пригоден для различного использования. Вытопленный жир был еще более вкусным и сладким, будучи похож по цвету на подсолнечное масло. В лампе горел ярко, без дыма и запаха. Жир, находившийся в хвостовой части, был более плотным, а сваренный становился настоящим лакомством. Моряки пили его бутылками. Твердую печень и почки не употребляли. Да в этом и не было необходимости, ведь от одного взрослого животного получали несколько тонн мяса, и морских коров было предостаточно. 
 
Первым поведал об этом сам Стеллер, ошибочно полагая, что животных огромное количество. После этого Командорские острова стали своеобразной продовольственной базой для кораблей, которые отправлялись в Северный Ледовитый океан на промысел моржей, тюленей, песцов и каланов. Вяленое мясо морских коров использовалось вместо хлеба, жиром заправляли лампы, шкурами обтягивали остовы лодок, выделанная кожа шла на изготовление обуви и ремней. Объемы их добычи все увеличивались. Когда в российском Морском ведомстве, по-видимому, в 1765 г., расспрашиваликупца Василия Шилова о «далеких землях» за Командорскими островами, то он рекомендовал мореплавателям отправляться к островам Авач и Медный, где можно удобно перезимовать. Брать с собой много припасов не стоит, так как морские коровы в достатке снабдят и мясом, и жиром, и кожами. Петр Яковлев пишет: «А той одной коровы мясо всем тридцати трем человекам на один месяц с удовольствием происходило в пищу». Неразумный хищнический промысел привел к уничтожению большого количества животных. Если на морскую корову охотилось 20 человек, то убитое животное они сразу же вытаскивали на берег. Однако группы промысловиков из 2-4 человек сделать этого не могли. Именно они чаще всего наносили смертельные раны многим особям и ждали, пока море не выбросит тушу на берег. Ждали, случалось, зря, но продолжали охотиться и истребляли подобным образом целые стада. 
 
По мнению некоторых исследователей, косвенно способствовать вымиранию морской коровы могло также разрушение человеком местных трофических цепей. Интенсивная охота на калана ради его меха привело к уменьшению популяции этого хищника, что, в свою очередь, вызвало всплеск численности морских ежей, которые служат калану основной пищей и чью численность он контролирует. Питаясь водорослями и морской травой, морские ежи могли составить серьезную конкуренцию для потребляющих тот же корм морских коров. Возможно, события развивались подобным образом и 12-14 тыс. лет назад, когда первобытные люди колонизировали прибрежные области Азии и Северной Америки и начали охоту на морских коров и каланов. 
 
Спустя 27 лет со времени открытия морской коровы она была полностью уничтожена. Посланный правительством для поисков полезных ископаемых (меди) Петр Яковлев, предвидя скорою гибель морских коров на о. Беринга, в ноябре 1765 г. попытался принять меры для охраны и разумного использования этого важнейшего в то время животного, однако они запоздали. Последняя морская корова на о. Беринга была убита в 1768 г., а на острове Медном еще раньше — к 1754 г. Возможно, несколько особей еще пережило фатальную дату на несколько лет, однако промысловик Брагин, зимовавший на о. Беринга в 1773-1774 гг., о животном уже не упоминает. Нет и более поздних достоверных сообщений. По мнению крупных советских ученых (В. Г. Гептнер, В. Е. Соколов и др.), все последующие сообщения о якобы имевших место встречах с морскими коровами не заслуживают доверия и либо сознательно вымышлены, либо ошибочны. 
 
Возможность выживания  перейти  
 
Последствия вымирания  
 
Вымирание морских коров имело серьезные последствия для местной экосистемы. Эти млекопитающие были важным звеном трофической цепи прибрежно-морских экосистем. Когда они исчезли, крупные водоросли (макрофиты) образовали в прибрежной полосе сплошные заросли. Известно, что это часто вызывает застой прибрежных вод, их бурное «цветение» и так называемые красные приливы — следствие интенсивного размножения одноклеточных водорослей динофлагеллят. Токсины (один из них — нейротоксин, почти в 50 раз сильнее яда кураре), вырабатываемые некоторыми видами динофлагеллят, могут накапливаться в организме моллюсков и других беспозвоночных животных, по трофической цепи дойти до рыб, каланов, морских птиц и человека и привести к их гибели. Жизнедеятельность морских коров была очень важна и для самих бурых водорослей, так как создавала более разнообразные условия для их существования. При отсутствии столь мощного потребителя между разными видами макрофитов возникает острая конкуренция, в которой у берегов Аляски и Алеутских о-вов, например, победу одерживает ламинария. Если же ее искусственно срезать, быстро разрастается гигантская алария (в прибрежных водах макрофиты образуют настоящие подводные леса высотой до 25-30 м ото дна; скорость роста таких водорослей почти в 100 раз больше, чем наземных деревьев). 

Потребляя разные морские водоросли и переваривая их, морские коровы способствовали активной циркуляции биогенов. В тех местах, где они выедали водоросли, увеличивалась численность морских ежей, составляющих основу питания каланов (Enhydra lutris). Не исключено, что облегчалась и подводная охота на рыбу стеллерова, или очкового, баклана (Phalacrocorax perspicillatus). Кстати, численность этой первоначально массовой нелетающей птицы резко снизилась вскоре после открытия морской коровы, а после 1852 г. она вообще перестала существовать. В XVIII в. очковый баклан встречался, как и стеллерова корова, только на Командорах, хотя вполне подходящие для гнездования места по северным побережьям Тихого океана были в изобилии. Вряд ли случайны узость и реликтовость ареалов стеллеровой коровы и очкового баклана. О том, что в то время его ареал представлял лишь остатки прежнего, свидетельствуют недавние археологические находки. На о. Амчитка, на месте древнего алеутского поселения обнаружены костные остатки стеллерова баклана, датируемые периодом 2,25-2,05 тыс. лет назад. Таким образом, представляется очевидным, что и очковый баклан, и стеллерова корова обитали далеко за пределами Командорских о-вов. Весьма вероятно, что исчезновение морской коровы поспособствовало исчезновению и этой птицы. 
 
Морская корова установила печальный рекорд человеческой безрассудности — от открытия вида до истребления прошло чуть более четверти века. Между тем при безобидном нраве и неприхотливости она могла стать первым морским домашним животным. Стеллер указывал, что «это животное уже от природы ручное, без того, чтобы его нужно было приручать». Таким образом, благодаря неразумной деятельности людей фауна Земли уже в который раз утратила неповторимый вид, который к тому же, вполне вероятно, выступал в качестве краеугольного камня для уникальной местной экосистемы, а само человечество — весьма ценное животное. До настоящего времени сохранилось лишь несколько полных скелетов морской коровы, ротовые пластины, небольшие куски шкуры и множество разрозненных костей. 
 
Ссылки  
 
Дронты.Ру  перейти
Animal Diversity Web  перейти
Еol  перейти
Evolution of the Sirenia (Sirenian International)  перейти
Flickr  перейти
Hydrodamalis — An Extinct Sirenian Mammal  перейти
Picsearch  перейти
Steller’s SeaCow  перейти
Steller’s sea cow — Sunken flagship of the Bering Sea… (AMIQ Institute)  перейти
The Paleobiology Database  перейти
UCN Red List of Threatened Species. IUCN 2006  перейти
Wikipedia  перейти
 
Литература  перейти

Источник: age-of-mammals.ucoz.ru

Морская корова стеллера

«Создания и впрямь имели престранный вид и не похожи были ни на кита, ни на акулу, ни на моржа, ни на тюленя, ни на белуху, ни на нерпу, ни на ската, ни на спрута, ни на каракатицу».

«У них было веретенообразное туловище, футов двадцать или тридцать в длину, а вместо задних ластов — плоский хвост, ни дать, ни взять лопата из мокрой кожи. Голова у них была самой нелепой формы, какую только можно вообразить, а когда они отрывались от еды, то начинали раскачиваться на хвосте, церемонно раскланиваясь на все стороны и помахивая передними ластами, как толстяк в ресторане, подзывающий официанта».

Р. Киплинг «Белый котик» >>

Последнюю морскую (Стеллерову, по фамилии первооткрывателя – Георга Стеллера) корову уничтожили в 1768 году, не в таком уж и далеком прошлом, когда Берингово море именовали еще Бобровым.

Особое удивление вызывает тот факт, что эти животные были обнаружены в ледовых водах, хотя, как известно, их единственные родственники целиком ограничили места своего обитания теплыми тропическими морями.

Северная морская корова — сородич ламантина и дюгоня. Но по сравнению с ними она была настоящим гигантом и весила около трех с половиной тонн.
Ну раз Стеллерову корову нам не суждено посмотреть в обозримом будущем (призрачная надежда на клонирование), а дюгони обитают по большей части у берегов Австралии, то остаются ламантины, или Manatee, как их принято называть в Америке.

Морская корова стеллера

Находясь в коротком отпуске на западном побережье Флориды, мы просто не могли упустить шанс, чтобы не попытаться увидеть ламантинов. Да и сезон был подходящий: зима и весна – лучшее время. Животные чрезвычайно теплолюбивы, и в холодную погоду сбиваются в кучи в прибрежных прогретых флоридских водах.

“Нелегко приходилось Котику: стадо Морских Коров проплывало всего миль сорок-пятьдесят в сутки, на ночь останавливалось кормиться и все время держалось близко к берегу. Котик прямо из кожи вон лез — он плавал вокруг них, плавал над ними, плавал под ними, но расшевелить их никак не удавалось. По мере продвижения к северу они все чаще останавливались для своих безмолвных совещаний, и Котик чуть было не отгрыз себе усы от досады, но вовремя заметил, что они плывут не наобум, а придерживаются теплого течения — и тут он впервые проникся к ним известным уважением”.

Ламантинов также часто привлекают теплоэлектростанции, спускающие тёплую воду. Привыкнув к этому постоянному источнику неестественного тепла, ламантины прекратили мигрировать.

Морская корова стеллера

А так как после 2017 года в мире не должны вводиться в строй новые электростанции, работающие на ископаемом топливе, да и старые зачастую становятся «мишенями» для радикально настроенных климатических активистов, то Служба охраны рыболовства и диких животных США пытается найти другой способ нагревать воду для ламантинов.

Где увидеть ламантинов во Флориде (карта .pdf) >>

Морская корова стеллера

Ламантины — убежденные вегетарианцы. Благодаря очень тяжелому скелету они легко опускаются на дно, где питаются водорослями и травами, поедая огромное их количество.

На ластах есть плоские ногтеподобные копытца, напоминающие слоновьи. Одной из уникальных черт, объединяющих ламантинов со слонами, является постоянная смена коренных зубов, в целом нехарактерная для млекопитающих. Новые зубы-пластины появляются дальше по челюсти и постепенно вытесняют старые и изношенные зубы вперёд («марширующие моляры»).

Шейных позвонков у ламантина не семь, а шесть. Что уникально для класса млекопитающих, где шея, как правило, образуется семью позвонками, неважно, мышь это, или жираф. Исключений всего два – трехпалый ленивец с девятью шейными позвонками и ламантин с шестью.

“Но Морские Коровы молчали по одной простой причине: они лишены дара речи. У них только шесть шейных позвонков, взамен положенных семи, и бывалые морские жители уверяют, что именно поэтому они не способны переговариваться даже между собой. Зато у них в передних ластах, как вы уже знаете, имеется лишний сустав, и благодаря его подвижности Морские Коровы могут обмениваться знаками, отчасти напоминающими телеграфный код.”

Наша флоридская база находилась на острове Longboat Key, на южной оконечности которого располагался парк South Lido Mangrove – известное место обитания морских коров (да, ламантинов по-прежнему так называют, хотя это и не совсем верно). В одной из контор на подъезде к парку мы арендовали два каяка, получили хорошую подробную ламинированную (!) карту мангровых туннелей, и отправились искать коров.

Водный путь проходил через мангры. Мангровые деревья – это вечнозеленые лиственные растения, обосновавшиеся на тропических и субтропических побережьях, и приспособившиеся к жизни в условиях постоянных отливов и приливов (до 10-15 раз в месяц). Высотой они немаленькие, в несколько человеческих ростов, и имеют причудливые типы корней: ходульные (приподнимающие дерево над водой) и дыхательные (пневматофоры), торчащие из почвы и поглощающие кислород.

Морская корова стеллера

Как было весело проходить по мангровым туннелям, чуть ли не касаясь головами о плотно переплетенные древесные арки. Черные мангровые крабики, величиной с полпальца, целыми россыпями скатывались вниз с корней при нашем приближении. Но морских коров тут вряд ли стоило искать, поэтому вскоре мы вышли в открытую воду залива.

Морская корова стеллера

Предупреждающий знак “Manatee zone: slow speed” указывал на то, что вот прямо здесь должны быть морские коровы. Ламантины часто попадают под винты катеров и моторных лодок, запутываются в рыболовных сетях и крючках, так что с помощью таких знаков хоть как-то пытаются оградить животных от травм.

Морская корова стеллера

Но коров не было. Ни здесь, ни дальше. Несколько разочарованные, завершили каяковый маршрут, высадились, закончили со всеми делами, и уже было собирались уезжать, как прямо к берегу подплыли манати. Не один, не два, а целых четыре – две самки с детенышами.

Морская корова стеллера

Обычно у самки ламантина каждые 3—5 лет появляется один детеныш, очень редко — близнецы. Беременность длится около 9 месяцев. Пик рождаемости приходится на апрель—май. Роды проходят под водой. Только что родившийся ламантиненок имеет длину около 1 метра, а весит 20—30 кг. Сразу после рождения мать поднимает детеныша на своей спине к поверхности воды, чтобы тот сделал свой первый вдох. Еще около 45 минут малыш обычно остается лежать на спине матери, постепенно приходя в себя, а затем они снова погружаются в воду.

Морская корова стеллера

Мать долго кормит малыша молоком, хотя уже через три недели он может есть водоросли. Вместо они проведут около двух лет, а потом ламантиненок отправится в свободное плавание.

Морская корова стеллера

Мы стояли у самого берега, а одна из мамаш подплыла чуть ли не вплотную. Исследования показали, что зрение у ламантинов слабое. Зато они обладают чутким слухом, и, судя по большим обонятельным долям мозга, хорошим обонянием. Ламантиха смешно раздувала ноздри на морде, и даже вроде как хрюкала. Ну или фыркала. Не знаю, чем мы заслужили такое внимание с их стороны, но сделав несколько кругов, мамаши с малышами чинно поплыли в сторону большой воды.

Морская корова стеллера

Ну что, тему ламантинов можно было закрывать и ставить галочку: видели в дикой природе. Но мы решили, что для полной картины неплохо было бы рассмотреть морских коров более подробно. А сделать это проще всего в аквариуме-лаборатории, который специализируется на исследовании ламантинов. Расположена Mote Marine lab в городе Sarasota, на противоположном конце того же острова.

Морская корова стеллера

Число ламантинов, обитающих во флоридских водах, составляет примерно 6250 особей. Ламантины являются «родным» видом для Соединенных Штатов, как доказали по ископаемым останкам. В зависимости от времени года, их часто можно встретить во Флориде, Алабаме и Джорджии. В очень редких случаях ламантины могут заплывать даже далеко на север – их видели в Массачусетсе.

Морская корова стеллера

Ламантины могут жить как минимум полвека. А самым старым представителем своего вида официально считается ламантин по кличке Снути («Snooty» — «высокомерный»). Все свои 68 лет он провел во флоридском городе Брадентон, в аквариум которого его доставили в возрасте 11 месяцев в 1949 году. Официальный титул самого пожилого ламантина зафиксирован в Книге рекордов Гиннесса. В дикой природе морские коровы, как правило, не доживают и до 10 лет.

В аквариуме лаборатории Mote живут два брата ламантина: Hugh и Buffett. Любимое их занятие – жевать. В день каждый из братьев уминает около 80 капустных кочанов. Характеры у них совершенно разные. Если Buffett держался ближе к дну, предпочитая дальние углы, чтобы его было не так хорошо видно, то Hugh со всей дури присасывался пяточком к стеклу, и даже как будто смеялся.

Морская корова стеллера

Высокий уровень активности, вероятно, является причиной того, что Хью, который на три года старше Баффета, на самом деле весит на 300 кг меньше! Эта его живость в дополнение к наличию двух небольших рубцов на правом плече (результаты двух абсцессов, которые были удалены хирургическим путем) делает Хью легко узнаваемым. Вел он себя как игручий, 500-килограммовый котенок, что никак не соответствовало солидному 30-летнему возрасту.

Морская корова стеллера

Хотя все виды ламантинов находятся под угрозой исчезновения, знания о том, как эти животные функционируют в дикой природе, практически отсутствуют. Хью и Баффет помогают ученым узнать больше, участвуя в нескольких исследовательских программах. В лаборатории Моте пытаются ответить на некоторые из самых основных вопросов, в том числе: Насколько хорошо видит ламантин? (Уже доказали, что очень плохо). Какова функция лицевых усов, называемых вибриссами? Какой объем воздуха ламантин «заглатывает», когда всплывает на поверхность? И, наконец, как помочь больным и раненым ламантинам в дикой природе?

Морская корова стеллера

Кроме ламантинов, в аквариумах лаборатории живут морские черепахи, акулы, медузы, и еще около ста (!) видов различной живности. Так что интересно будет всем, кто заглянет в гости к морским коровам.

Место съемки: Флорида, США.

Катерина Андреева.
www.andreev.org

Источник: ru-travel.livejournal.com

Современные сирены представлены в систематике двумя семействами. А вполне могли бы быть представлены тремя. Вот только единственный вид третьего семейства просуществовал после знакомства с человеком рекордно малый срок: с момента открытия до полного истребления прошло всего лишь… 27 лет!

Муляж стеллеровой коровы в Лондонском музее естествознания
Муляж стеллеровой коровы в Лондонском музее естествознания
Фото: Emoke Denes, wikipedia.org

Открытие состоялось в 1741 году во время очередной (и, как оказалось, последней) экспедиции Витуса Беринга. Возвращаясь с берегов Аляски, его корабль «Святой Пётр» потерпел крушение у берегов неизвестного ранее острова. Вынужденная зимовка стала для моряков крайне тяжёлым испытанием. Более трети экипажа умерло от цинги, среди них был и сам предводитель экспедиции. Великого мореплавателя похоронят на месте, а сам остров впоследствии окрестят островом Беринга.

Уже на второй день после вынужденной высадки врач Георг Стеллер заметил у берегов острова множество бурых бугров. Оказалось, что вблизи пасутся существа, весьма похожие на ламантинов — только значительно крупнее. Их длина достигала 8 метров, а вес был от 5 до 10 тонн. Впоследствии, новый вид так и назовут — стеллерова корова, хотя в то время его окрестили капустницей (из-за пристрастия животных к морской капусте — водоросли ламинарии).

Конечно, искушение сожрать эту упитанную тушу было крайне велико. Однако моряки были слишком слабы, чтобы охотиться на столь крупное животное. Убить его было несложно — капустницы плавали на мелководье и человека совершенно не боялись. Тяжелее было вытащить убитую особь из воды. Поэтому поначалу пришлось питаться морскими птицами и рыбой.

Когда же люди немного окрепли, то тут же переключились на капустниц.

Г. Стеллер:
«Эти ненасытные животные едят без перерыва и из-за исключительной жадности к еде держат голову всё время под водой, таким образом мало беспокоятся о своей жизни и безопасности, и на лодке можно плавать между ними и выбирать то, что нужно вытащить из моря».

Другой участник экспедиции Степан Крашенинников вспоминал об этом так:

«Что касается до рёву сего животного, то оно безгласно, токмо сильно дышит, а раненое, тяжело вздыхает».

Старинные рисунки стеллеровой коровы
Старинные рисунки стеллеровой коровы
Фото: скан, из книги И. Акимушкина «Трагедия диких животных» (М: Мысль, 1969)

Оказалось, что у капустниц не только вкусное мясо (по вкусу напоминающее телятину), но и вполне съедобный жир (как писал Стеллер, «мы пили его чашками, не испытывая никакого отвращения»). Именно благодаря капустницам моряки оправились настолько, что смогли построить из обломков корабля новое судно и благополучно добраться до Камчатки.

Там они и поведали о новых землях, которые, в первую очередь, заинтересовали мехопромышленников. Дело в том, что в окрестностях острова Беринга водилось множество морских выдр — каланов, обладающих очень ценным мехом. И именно за каланами, а не за капустницами, ринулись в те края многочисленные охотники. Капустницы просто обеспечивали им надёжный мясной рацион прямо на месте. Забивали их массово — причём больше, чем могли вытащить на сушу.
Каланы наезды охотников пережить смогли. А вот популяция капустниц была, видимо, невелика, и уже в 1768 году была убита последняя особь только что открытого вида.

Говорят, в 1755 году руководство поселения спохватилось и запретило промысел этих животных. Но было уже поздно. Когда американский зоолог Л. Штейнегер приехал в 1882−83 гг. на Командоры, то ему пришлось изучать капустниц только по костям. Стеллер так и остался единственным биологом, который видел корову своего имени живьём.

Скелет стеллеровой коровы в Национальном музее естественной истории в Париже
Скелет стеллеровой коровы в Национальном музее естественной истории в Париже
Фото: FunkMonk, wikipedia.org

Р. Киплинг «Белый котик»:
«С ним случилось больше приключений, чем можно рассказать; он чуть не попался в зубы пятнистой акуле и молоту-рыбе, встретил всех невероятных злодеев, снующих во морям, тяжёлую лощёную рыбу, раковину-гребёнку с багровыми пятнами, которая прикрепляется к одному месту на сотни лет и гордится этим, но ни разу не видел морской коровы и не нашёл островка, о котором так он мечтал».

У представителей оставшихся семейств сирен — дюгоней и ламантинов — размеры поскромнее, чем у стеллеровой коровы — от 3 до 5 метров. Различать семейства проще всего по форме хвостового плавника. Если у дюгоней он похож на дельфиний (имеет два заострённых конца и выемку посередине), то у ламантинов — плавник веерообразно закруглён. Кроме того на передних ластах ламантинов есть ногтевидные копытца, отсутствующие у дюгоней.

Хвост дюгоня
Хвост дюгоня
Фото: Sebastian Gerhard, wikipedia.org
Африканский ламантин
Африканский ламантин
Фото: Mehdi Sadak, wikipedia.org

Ламантины более теплолюбивы и обитают вдоль берегов тропических морей обеих полушарий — от Америки до Африки, а один из видов даже облюбовал крупнейшую реку Южной Америки — Амазонку.

Амазонский ламантин
Амазонский ламантин
Фото: Dirk Meyer, wikipedia.org

Дюгони распространены лишь в Восточном полушарии. Сегодня их тоже можно найти только в тропических водах, а раньше они добирались до берегов Японии, а возможно, и Средиземного моря.

На оба семейства люди также активно охотились ради жира и мяса. Кроме того африканские и азиатские врачи используют части тела этих животных как целебные средства. А фермеры Африки даже воспринимают ламантинов как сельскохозяйственных вредителей, потому что во время сезона дождей эти обжоры любят заплывать прямо на рисовые поля.

Беда сирен ещё и в том, что они не очень плодовиты. Самки рождают всего по одному детёнышу, который растёт медленнее китёныша и достигает половой зрелости лишь к 3−4 годам.

Самка дюгоня с детёнышем
Самка дюгоня с детёнышем
Фото: Nick Hobgood, wikipedia.org

Даже после запрета охоты на сирен их количество продолжает сокращаться — из-за загрязнения водоёмов и, конечно же, браконьерства. Чаще всего браконьеры отлавливают этих животных для… домашних аквариумов и частных бассейнов. Дело в том, что миролюбивые сирены прекрасно содержатся в неволе и без проблем питаются любой доступной зеленью — яблоками, капустой, морковью, дынями, бананами…

Некоторые учёные от зоологии считают, что люди упустили замечательную возможность превратить морских коров в аналог коров сухопутных — разводить ради мяса, вместо того чтобы бездумно истреблять.


Источник: ShkolaZhizni.ru