Считается, что численность волков в пределах чернобыльской зоны отчуждения постепенно увеличивается. Причиной этому является отсутствие человека, как лимитирующего фактора, а также наличие хорошей кормовой базы для данного хищника. Несмотря на отсутствие учетов, считается, что на сегодня в зоне может обитать до двухсот волков.
Представляем Вашему вниманию первый видеоролик о волках, которые обитают непосредственно в Чернобыльской зоне отчуждения. Видео сьемка выполнена во время экспедиции биологов в зону отчуждения в феврале 2009 года.
Если Вам понравился видеосюжет — примите участие в его популяризации. Поддержать сюжет Вы сможете путем оценки его рейнтига.


Видео о Волках в Чернобылькой зоне (зима 2009 года)

Фотографии волка в зоне отчуждения

Ниже представлены фото волков в зоне отчуждения, которые были получены при использовании методов автоматической съемки животных.

Состояние популяции волка в чернобыльской зоне

Службами зоны отчуждения отмечается, что количество волчьих семей увеличивается и увеличивается численность волчьих стай. По мнению зоологов, проводивших исследования на соседних участках белорусской зоны отчуждения (Припятьский радиоэкологический заповедник), плотность заселения территорий волками может составлять до 0,8 штук на 1000 гектар угодий. В Украине (на Полесье) плотность заселения колеблется в пределах от 0,04 до 0,58 особей на 1000 гектар. При этом наиболее заселенными волком территориями на Полесье считается зона отчуждения.
В 90-х годах прошлого столетия в зоне отчуждения проводился отстрел этого хищника. Каждую зиму лесники предприятия «Чернобыльлес» добывали около 20 животных. По оценкам биологов добытые волки были достаточно крупными. Их вес составлял около 50 килограмм.


В добытых животных было изучено содержание желудков. Из пяти животных у троих желудок был пустой, а в остальных желудок был наполнен остатками дикого кабана и косули. Средний вес содержимого желудка составил около 1 килограмма.
По данным белорусских ученых наибольшую долю в рационе питания волка занимают кабаны, потом косули и лоси. В последнее время увеличилась доля бобров и ондатр. Исследования рациона питания волка в зоне отчуждения показало, что в подавляющем большинстве хищник питается диким кабаном (данный вид животных является наиболее распространенным представителем копытных на территории зоны отчуждения).

Литературные источки о волке в чернобылькой зоне:

  • Гащак С. П., Бунтова О. Г., Залісський О. О. Фауна хребетних тварин зони відчуження України. – Славутич-Чорнобиль: 2000.

Научно-популярная информация о волках

Отрывок из книги Кучеренко С.П. «Хищные звери леса».
Автор в увлекательной форме описывает биологию и повадки волка.

Серый разбойник

Процессы, происходящие в природе, естественные и искусственные, в последние десятилетия активно обсуждаются всеми. Это и понятно. Одной из острых тем является проблема взаимоотношения людей с крупными хищниками.


обенно много говорилось об отношении к волку.
Мы помним, что человек ведет ожесточенную борьбу с этим хищником с незапамятных времен. В Древней Греции еще за 600 лет до нашей эры уничтожение этих хищников всячески поощрялось, как, впрочем, и в Римской империи, и позже борьба против волков велась почти везде, где водились эти звери: ведь они нещадно истребляли домашних животных. В результате в Англии эти хищники были уничтожены в начале ХVI века, в Ирландии — в конце ХVII. Несколько веков назад совершенно исчезли волки в Бельгии, Италии. Во Франции в недавнее время изредка появлялись 1 — 2 выводка, но против них немедленно снаряжали бригады полицейских в сопровождении огромного числа охотников, разыскивали волков даже с помощью вертолетов. В нашей стране волков было всегда много. В 1935 году их насчитывали около 100 тысяч, а к концу Великой Отечественной число их удвоилось. Потребовалось много лет, чтобы животных стало в 4 раза меньше. Легче бороться с ними в степях и тундре, где можно было использовать самолеты и вертолеты, а также в густонаселенных областях европейской части Советского Союза. В таежных просторах огромной Сибири и дальнего Востока сократить число волков оказалось очень трудно.
Волки продолжают обитать на большей части своего обширного ареала, охватывающего почти все Северное полушарие. На Северо-Американском континенте численность этих зверей теперь составляет 20 — 30 тысяч голов, в европейских странах — в основном в Югославии, Румынии и Греции — несколько тысяч, в Советском Союзе — около 85 тысяч. Кроме того, волк обычен в Иране, Монголии, Китае, Корее, есть в Японии и других странах Азии. Всего же на земном шаре их ориентировочно 150 — 160 тысяч. Это далеко не малая численность. Во многих странах и областях волк истреблен, но в некоторых этот зверь живет совсем рядом с человеком. Бывает, волки выращивают своих детенышей у оживленных дорог, на полях, вблизи сел.

iv>

Внешне волк напоминает крупную сильную овчарку, только с еще более мощным телосложением, но при этом он даже стройнее и красивее. Длина тела от носа до корня хвоста от 1 до 1,5 метров, высота в холке до 1 метра. Масса от 30 до 45 килограммов, редко до 60, в исключительных случаях до 80 килограммов. Самки легче самцов. У волка большая лобастая голова, толстая шея, объемистая грудная клетка, подтянутый живот, высокие сильные ноги — словом, это выносливый бегун на короткие и длинные дистанции. Волк в психическом отношении достаточно высокоорганизованное животное — поведение его отличается особой сложностью. Морда очень выразительна ученые насчитывают у него около двадцати мимических выражений, соответствующих определенному эмоционально-психологическому состоянию.
Волки, глядя друг на друга, обмениваются информацией. Вспомните, как внимательно смотрит в лицо своему хозяину собака — ближайший родственник волка, она понимает его и без слов, потому что лицо человека часто бессознательно отражает его эмоции.


огие животные воспринимают тончайшие оттенки чувств, ускользающие порой от внимания человека.
Хвост — орудие характерной жестовой речи; его положение свидетельствует о спокойствии или тревоге, уверенности или страхе, агрессивности или миролюбии. Выразительны у волка положение головы и ушей, осанка, а особенно голос. Многие считают, что волк может либо молчать, либо выть, а в самом деле характер звуков разнообразен он умеет ворчать, взвизгивать, рычать, завывать и даже лаять — в зависимости от конкретной ситуации. У него отлично развиты зрение, слух, обоняние. Последнее в несколько тысяч раз тоньше, чем у человека; это и понятно: информацию об окружающем мире волк получает в первую очередь с помощью обоняния. Затаившуюся куропатку зверь учует за несколько десятков, а косулю — за сотню метров; легко разнюхает волк, кому принадлежит след, оставленный много часов тому назад. О многообразии же запахов, которые способен различать хищник, мы даже и не подозреваем.
Есть у нас основание предполагать, что волк обладает «шестым» чувством. Во всяком случае охотника он распознает, даже если тот хорошо замаскирован, переодет, — особая интуиция, вероятно?
Физически волк развит, как отмечалось, великолепно. Недаром существует поговорка: «волка ноги кормят». На короткой дистанции он может развить скорость 60, а в броске до 80 километров в час; можно выразить это иначе — 22 метра в секунду! Стометровка меньше чем за 5 секунд! Такой стремительный темп волк, конечно, долго выдержать не может, хотя и сердце у него могучее, и легкие как кузнечные меха, но со скоростью 40 — 50 километров в час он может мчаться 10 — 15 минут, а одолеть 30 — 35 километров в час для него вовсе не утомительно.
Не занимать волку и силу.
>
видел, как один из них легко трусил, держа в зубах, словно кот мышку, крупного жирного барсука, весившего не менее 12 килограммов. Так же легко он способен бежать с овцой, которую для удобства передвижения забрасывает на спину. Волк не только силен, но и вынослив об этом свидетельствует случай, рассказанный егерем В. Давыдовым. В медвежий капкан, весивший около 6 килограммов, угодила лапой волчица. Превратив деревья и кустарник, росшие здесь, в щепку и труху, волчица сумела разорвать цепь и ушла, прочертив тяжелым капканом глубокий след. За два дня погони егерь прошел по волчьему следу более 40 километров, но зверя не догнал. Волчица «с кандалами» прошла по тайге, преодолевая даже крутые горы. Но самое удивительное, что она с медвежьим капканом на ноге умудрилась даже добыть себе пищу — поймать козла, которого и съела в один присест.
Два-три волка способны загрызть изюбра или молодого лося, весящих 150 — 180 килограммов, а стая из 6 — 8 животных может справиться со взрослым сохатым, который не только огромен в сравнении с волками, но и умеет постоять за себя: удар передними копытами лося обладает могучей силой.


Волк фото
Волк

В теплое время года волки живут парами, выращивая волчат и строго придерживаясь своих кормовых участков, которые маркируют и ревностно охраняют. К зиме взрослые и молодняк группируются и ведут бродячую жизнь. В стае обычно от З до 10, чаще 6 — 8 волков. Отец, мать, 3 — 4 прибылых и пара переярков, которым уже по 16 — 22 месяцев. Стая, как правило, состоит из близких родственников. Но случается, что 2 — З стаи объединяются в одну большую — временно, конечно, и при крайней необходимости: в глубокоснежъе или если встретилась крупная добыча.
В волчьей стае сложная социальная и строгая иерархия. Авторитет и власть вожака непререкаемы, ему подчиняются все. Вожаком является непременно самый сильный и опытный зверь. для волчьего объединения характерна не только беззаветная преданность вожаку, но и взаимовыручка, поддержка, слаженность действий. Только благодаря этому звери обеспечивают себя достаточным количеством пищи, а следовательно, получают шансы выжить в тяжелейших условиях, которые усложняются преследованием со стороны людей.
В отношении к своим слабым и больным сородичам волки жестоки: уничтожают, а в голодное время и съедают их.


роятно, поэтому старые звери живут в одиночку; они держатся на почтительном расстоянии от сильных и молодых особей, питаясь скудными остатками трапез. С нашей, человеческой, точки зрения поведение волков отличается противоречивостью: сильные и здоровые звери между собой так дружны, взрослые за молодняком ухаживают с такой трогательной заботой, а вот к больным и старым беспощадны. Но биологи находят эту жестокость закономерной в сложной и беспощадной борьбе за существование.
Брачная пора у волков наступает во второй половине февраля — в начале марта. Супружеские пары волков часто сохраняются на всю жизнь, и гон у них проходит тихо и мирно. А шумные волчьи «свадьбы» с жестокими побоищами, о которых много пишут и рассказывают, бывают довольно редко, в основном когда молодая или овдовевшая волчица выбирает себе спутника жизни. После 62 — 65-дневной беременности в заботливо устроенном укромном логове волчица рожает от 2 до 14, чаще всего 4 — б волчат. Первые полмесяца она никуда от них не уходит, а пищу приносит ей волк. Он очень заботлив, таскает к логову добычу, отрыгивает полупереваренные куски мяса и кормит волчицу с волчатами.
К полуторамесячному возрасту детеныши перестают питаться молоком матери и переходят на мясо. С этого времени взрослые уходят на охоту по очереди, а добычу приносят к логову. Волки очень добросовестные воспитатели. Они заботливо ухаживают за своим потомством, обучают его всем премудростям нелегкой жизни, с удовольствием играют с волчатами — совсем как собаки.
В воспитании волчат взрослые проявляют удивительную терпеливость.

минуты отдыха неугомонные щенки то и дело покусывают взрослых волков — бывает в ухо и в нос! — а родители терпят, знай только увертываются. Лишь когда совсем иссякает родительская выдержка, они покорно уходят вздремнуть — ведь предстоит очередная трудная охота. Конечно, когда малыши уж слишком расшалятся или обижают своих братьев и сестер, старшие их наказывают и довольно строго, а провинившийся отлично понимает, что наказан за дело.
В июле взрослые и молодые волки начинают выть. Как только густые сумерки окутывают землю, раздаются волчьи «песни», приводящие в трепет: <У-ооо-у>, <уу-оо-ууу> — в этом вое есть что-то жутковатое и тревожащее. По тембру можно судить о возрасте волка: у матерых — протяжное завывание на низких тонах, причем самец тянет особенно густым басом, с ударением на «ооо», а самка воет с переливами, баритоном, с особой силой «пропевая» звук «ууу». Переярки голосят как-то неумело: берут высоко, но голоса срываются, и они, словно от обиды и стыда, начинают перебрехиваться. Ну а волчата — те еще даже и не воют, а так — скулят на высоких нотах и будто сами над собой хохочут.
Вой — способ общения волков между собой. Различными по высоте, силе и характеру «мелодиями» звери выражают призыв и угрозу, радость общения и тоску одиночества.

рли Моуэт, прекрасно изучавший волков, пишет, что своим воем они быстро передают информацию от стаи к стае на большие расстояния, скажем, если требуется сообщить друг другу о передвижении табунов северных оленей и т. д.
Когда серые воют всей семьей или стаей, это, конечно, хоровым пением не назовешь, но своеобразная гармония есть. Канадский провинциальный парк Алгонкин посещают тысячи туристов только ради того, чтобы послушать «волчий концерт». Непонятно, однако, почему эти очень осторожные звери не думают об опасности, устраивая свои «спевки»?
Много еще непонятного в поведении волка: охотник нашел логово и унес волчат; следующей весной волчица щенится… опять в этом же месте. Охотник снова забирает волчат. Проходит еще год — и опять волчица щенится здесь же. Загадка да и только!
А в иных случаях волки удивительно осторожны. Один из неписаных волчьих законов запрещает резать скот вблизи логова. Как правило, волки-родители охотятся не ближе чем в радиусе 3 километров от гнезда с волчатами. Закон этот теряет силу, если молодняк по каким-либо причинам погибнет или их унесет охотник. Кстати, в этом случае лишившиеся детей звери начинают «мстить» людям, ожесточенно охотясь за домашними животными, и в первую очередь истребляют их в той деревне, куда унесли волчат.
В августе волчата уже весят около 10 килограммов, а с сентября начинают промышлять вместе с родителями, которые добросовестно и терпеливо передают щенкам свой опыт. В начале зимы, в шестимесячном возрасте, прибылые весят около двух пудов, по величине они близки к взрослым уже приобретают некоторый опыт, но впереди еще долгие и трудные дня учения.
Как же питается волк? Основу его рациона, разумеется, составляет мясо, хотя при случае серый не прочь отведать вегетарианского. Охотится зверь на всех животных, которых способен осилить, но если достаточно дичи, то населенных пунктов старается избегать — риск велик. В лесах хищник охотится за многими животными — от полевки и бурундука до лося или марала. Но у него есть излюбленная добыча: в тундре — северный олень, в тайге — лось, марал или изюбр, лесостепье — косуля, в степях — сайгаки и джейраны, в горах — бараны и козлы. Не упустит и других животных: барсука, лисицу, енотовидную собаку, поросенка, зайца, тетерева, рябчика или утку. Не побрезгует крысой, сеноставкой, полевкой. Охотничьи приемы хищников весьма разнообразны: в равной степени успешно настигают свои жертвы из засады несколькими прыжками или гонятся за ними много километров. Коллективная волчья охота поражает согласованностью действий, четкостью и быстротой в принятии решений. Чем-то приемы их напоминают человеческую, например охоту загоном: стая разбивается на загонщиков и затаившихся в засаде. Так же организованно эти звери устраивают и облавы, загоняя свои жертвы на лед, в воду, к обрывам или каменистым россыпям. Расчетливо промышляют. Вот один из эпизодов, который частично мне довелось наблюдать, а остальное «прочитать» по следам.
Стая волков, выйдя на опушку леса, заметила на поле табун косуль. Поле постепенно сужалось вверх по широкому распадку, за которым начинался дубовый лес и виднелась сопочка с седловиной невысокого перевала. Опытный охотник сразу понял бы, что вспугнутые косули непременно побегут вверх по распадку к перевалу. Волки решили так же. двое из них залегли, а остальные кромкой леса, скрываясь от косуль, потрусили в обход поля и затаились в том месте, где оно клином врезалось в лесной массив. Те двое, успев отдохнуть, побежали легкой трусцой, всячески демонстрируя полное безразличие к косулям, заметившим их и застывшим в тревоге. Отличные актеры, волки то переходили на шаг, то останавливались, глядя совсем не туда, куда их неудержимо тянуло, то снова переходили на трусцу.
В какое-то мгновение косули как по команде взметнулись и, словно большие желто-серые птицы, устремились к перевалу, где их подстерегала смерть. Волки тотчас же перешли на бешеный карьер, причем один обходил косуль справа, другой слева, как бы направляя их туда, где была засада. Две косули выбежали прямо к поджидавшим их волкам. Но обратите внимание: оставшиеся в живых косули резко повернули вправо, и те волки, что гнались за ними, помчались им наперерез, точно определив кратчайшее расстояние между собой и жертвами. Здесь, пожалуй, уже не инстинкт, не рефлекс! Во всяком случае, трудно поверить тем физиологам, которые все проявления жизнедеятельности животных, в том числе и психические, относят к рефлекторным.
В холодное время года волки часто бродят возле рек, особенно со второй половины зимы, когда образуются наледи. По наледям заходят в глубь лесов и волки из сельскохозяйственных районов. Обнаружив жертву, они гонят ее к реке, где легко настигают. Чаще обычного косули, олени и лоси становятся жертвами после обильных снегопадов, когда вынуждены спускаться с гор к берегам рек. Мне неоднократно приходилось видеть изюбров, вмерзших с осени в лед или затертых льдом во время весеннего ледохода — это результаты волчих облав.
На морском побережье волки нередко загоняют свои жертвы в море или на прибрежные скалы. Море чаще губит, чем спасает, ибо волки терпеливо ждут в засаде, пока объекты их алчного внимания выйдут из воды. В теплое время года они охотятся у отстоев и солонцов, где всегда бродят изюбры. Загнав быка на скалу, волки, по существу, либо вынуждают его броситься вниз, либо берут измором. А около солонцов они подкарауливают добычу у троп.
Косули чаще всего становятся жертвами волков зимой, когда, сбившись в табуны, они откочевывают в малоснежные районы. На кабанов секачей эти хищники не нападают, однако поросята и подсвинки — их излюбленная добыча. Лосей задирают любых, но предпочитают не иметь дела с крупными особями. Известны случаи, когда волки разрывали некрупных бурых медведей. Белогрудые медведи подвергаются их нападению чаще, но почти всегда спасаются на деревьях.
Характерная деталь: далеко не всякую потенциальную жертву эти хищники преследуют. Волкам достаточно пробежать за лосем или оленем несколько десятков метров, чтобы решить, по зубам ли они, хватит ли сил догнать. Понапрасну сил расходовать эти животные не станут. Волки — типичные крупные хищники, но умеют ловить рыбу, лягушек, мышей, разоряют птичьи гнезда. Они не прочь при случае полакомиться дыней, арбузом, помидорами, ягодами рябины, голубицы, брусники. Бывает, что и падаль идет у них в пищу, нередко подходят за нею к сельским околицам.
Но далеко не везде и не всегда волк может существовать только за счет питания дикими животными. В густонаселенных сельскохозяйственных районах дичи явно не хватает, а в суровые многоснежные зимы, когда жить становится очень трудно, серые жмутся к селам и беззастенчиво разбойничают: режут овец, свиней, собак, коров, лошадей, гусей — все, до чего могут добраться. Причем иногда режут во много раз больше, чем могут съесть или унести. Известно случаев, когда волчья семья за несколько часов убивала 60 — 80, а то и до ста овец в отарах, домашних северных оленей в кораблях, Особенно стервенеют серые разбойники осенью, когда взрослые передают опыт Подросшим детям: матерые демонстрируют свое мастерство, подростки же доказывают, что тоже не лыком щиты. А ловкость волков поистине необыкновенна: за один час зверь способен убить полсотни овец. Прием всегда один — мертвой хваткой за горло! Оттого-то деревенские жители издавна ненавидят этих хищников и постоянно их поведении таежного (лесного) волка много спорят зоологи и охотоведы. Одни утверждают, что хищники как бы выбраковывают больных и слабых животных — объектов своей охоты, тем самым принося пользу популяции в целом, оздоровляя ее. другие придерживаются иного взгляда, рассуждая так: волк в день съедает в среднем около 4 килограммов мяса, а в год — до полутора тонн; один зверь за год уничтожает 35 — 45 косуль, сайгаков, джейранов, в тайге — 12 — 15 изюбров или маралов, в тундре — не менее 20 северных оленей, среди которых больных не более 15%.
Хищники нередко режут гораздо больше, чем добывают охотники. В непромышляемых угодьях волки уничтожают весь годовой прирост поголовья телят. Однако не волк, а человек должен иметь возможность эксплуатировать охотничьих животных, в первую очередь, отстреливая, конечно, слабых и больных зверей. И те и другие по-своему правы: но все зависит от конкретных условий времени и места. В сельскохозяйственных районах, особенно с развитым животноводством, волки наносят существенный вред, и их надо уничтожать, в охотничьих угодьях численность этих хищников должна строжайшим образом контролироваться — тогда их жертвами будут преимущественно неполноценные животные, стало быть, сохранится основная функция волков — выбраковка нежизнеспособных особей. Следовательно, охоту на волков в этих угодьях в необходимой мере нужно поощрять. Ну а заповедники — дело другое: там волки, как и все животные и растения, должны быть неприкосновенны. Правда, и в заповедниках необходимо следить за численностью видов — иначе бесконтрольно размножившиеся хищники будут наносить вред, проникая в соседние районы. Важно отметить, что никто не ставит вопрос о полном уничтожении волка, все понимают, что этот вид, как и другие, целиком уничтожать нельзя. Но необходимо, повторяем еще раз, строго контролировать численность этих интереснейших животных.
По книге:

Кучеренко С.П. Хищные звери леса. — М.: Агропромиздат, 1988. — 255 с.: ил.
Об Авторе:

Известный дальневосточный биолог-охотовед, один из лучших знатоков хищных зверей в увлекательной форме знакомит читателей с их образом жизни, повадками, оценивает роль хищников в природе и во взаимоотношениях с человеком, призывает бережно относиться к братьям нашим меньшим.

Источник: chornobyl.in.ua

Научный сотрудник биологической станции «Чистый лес» Владимир Викторович Бологов проводит эксперимент: он растит щенков волчат и ведет за ними наблюдение в естественной среде.

Впервые я завыл по-волчьи (стал вабить) лет в четырнадцать. И очень боялся, что у меня ничего не получится, что волки мне не ответят, не откликнутся, угадают «акцент». Но на первую же попытку отозвалась вся семья: сначала самка, затем щенки, а потом прибежал и самец.

Я часто слышал, как вабит отец — он работал лесничим и, хотя это напрямую не входило в его обязанности, всегда вел наблюдения за волками. Так что мой интерес к серым обитателям леса зародился еще тогда.

Мне нравилась его работа, но я всегда подсознательно испытывал сожаление, что мы не имеем возможности вести наблюдение за дикими животными в естественных условиях. Конечно, и примятая трава в ложбинке, и следы зубов на дереве, и разодранная тушка зайца многое могут сказать опытному исследователю: когда, в какую сторону прошли звери, сколько их было. Но мне хотелось более тесного, более непосредственного общения.

Поступив после армии во Всероссийскую сельхозакадемию, я с первых дней совмещал учебу с практической работой в Центрально-лесном государственном биосферном заповеднике, который располагается на территории Нелидовского района Тверской области. На последнем курсе, когда надо было определиться, я понял, что по-прежнему волки занимают меня более всего и их вой остается острым эмоциональным переживанием. Тема, которую я тогда определил для себя, звучала сложно, но если перевести на общепонятный язык, то ее смысл заключался в слежении за состоянием популяции диких животных этого самого заповедника, и в первую очередь волка, медведя, рыси — трех видов крупных хищных млекопитающих нашего края.

Должен заметить, что машиной в заповеднике мы пользоваться не могли, снегоходами только кое-где, так что сбор информации требовал и времени и сил, приходилось очень много ходить. В общей сложности район исследований составил 84 тысячи квадратных километров Тверской области. Поскольку заповедник расположен на стыке нескольких районов, я начал осваивать и прилегающие территории, общаться с лесниками, тесно взаимодействовать с охотоведами. Каждый знал что-то свое о волках, у многих имелась своя позиция. Но одно их объединяло: большую часть выводов они делали, опираясь на результаты полевых наблюдений, — только по следам жизнедеятельности.

ОДНА БЫЛА У ВОЛКА ПЕСЕНКА — И ТУ ПЕРЕНЯЛИ

Наиболее убедительные данные исследователи получают, наблюдая за дикими животными в естественной среде. Но такие наблюдения возможны там, где зверь не боится человека, не убегает от него, а продолжает жить своей жизнью. Таких мест в средней полосе России не осталось. Даже в заповедных местах зверь прячется от людей. (Те животные, которые не боялись человека, быстрее всего погибали, таким образом, произошел как бы естественный отбор. Выживали только те особи, которые избегали людей, — вот почему нам так трудно увидеть зверя в лесу, тем более волков, которых издавна истребляли самым беспощадным образом.)

Очень многое можно узнать о повадках животных, наблюдая за ними в зоопарках или вольерах, но в неволе они ведут себя не совсем так, как в дикой природе.

Определяя тему исследования, мы с моим руководителем попытались совместить два метода: «привязать» дикого зверя к наблюдателю, но работать с ним не в искусственно созданной, а в естественной среде, где поведение животных формируется в привычных условиях. И чем ближе эти условия к естественному образу жизни, тем естественнее поведение волка.

Первый щенок у меня появился в 1993 году: это была волчица. И я назвал ее Ева. С первых же месяцев стало ясно, что Ева готова следовать за мной (как следовала бы за своими родителями). Мы проходили с ней в день до пяти километров. Она еще передвигалась не очень быстро, неуверенно, но старалась не отставать от меня.

Даже когда Ева повзрослела и бегала с такой скоростью, что теперь уже я не в состоянии был догнать ее, она все равно неизменно следовала за мной. Случалось, что я терял ее из виду, но воспитанница сама контролировала мои перемещения. Не я боялся потерять ее, скорее, она боялась остаться одна. И мне не удавалось (хотя я такой задачи перед собой, разумеется, не ставил), что называется, оторваться. Когда мы возвращались, она понимала, что ее сейчас закроют, и около вольера переставала подходить. Но ее легко можно было обмануть. В кармане я всегда носил с собой сухарики. И стоило полезть в карман, как она подскакивала, чтобы получить лакомство. Так что мне удавалось заманить ее в вольер и закрыть.

Ева живет до сих пор — в Казанском зооботаническом саду. Ей привезли Адама из Тамбовской области. У них есть щенки. Это говорит о том, что семейная пара чувствует себя достаточно комфортно. Я отдал ее потому, что тогда не имел возможности вести длительный эксперимент: очень много времени отнимали полевые исследования.

В 1996 году, когда окончательно утвердили мою тему, когда передо мной поставили четкую задачу: наблюдение за животными в естественной среде, я завел двух волчат. И место для их жительства выбрал возле отдаленной избушки в лесу (территория биологической станции «Чистый лес»). Там я не просто проводил с ними по несколько дней, а жил рядом неделями.

Я мог уехать на день-два, но, как только появлялся, они (минут через пять-десять) прибегали. Точно так же, как и Ева. Однажды она убежала от меня и не появлялась три дня. Тогда я просто обошел лес по периметру, и она сама нашла меня по следам, как по ниточке. Голос слышен на расстоянии двух километров, а запах сохраняется в течение суток и более. В чем не раз имел возможность убедиться лично. Как-то я шел со своими нынешними подопечными и, перебираясь через дерево, которое они просто перепрыгнули, оперся в одном месте ладонью на поваленный ствол. И когда мы через сутки возвращались назад, они, пробегая мимо того самого ствола, все понюхали место, к которому я прикасался.

Неподалеку от избушки располагалась волчья семья. Я знал про ее существование, как и про то, что волки способны проявлять агрессивность к чужакам. Но вокруг избушки осталось много моих следов, и я надеялся, что запах человека отпугнет хозяев этой территории, защитит моих питомцев. Но после одной из своих отлучек, придя к «опорному пункту», не обнаружил волчат. Стая напала на них, когда моим щенкам было всего десять месяцев. Они еще не могли оказать сопротивление.

В конце мая 2001 года у меня появились новые щенки, им исполнилось всего десять дней. Погода стояла довольно прохладная, оставлять их «на улице» рано, волчата могли простудиться. Поэтому первое время я держал их в отдаленной лесной избушке, в которой никто не жил, и они не могли запомнить запах человека и запах домашних животных. В конце июня я перевез их на остров (размером в три гектара), где они находились в большей безопасности.

Все щенки сразу отличались друг от друга по характеру, по темпераменту. Альф (первый) получил свое имя потому, что сразу проявил себя как доминирующий самец. Доминирующая самка — Маска, я дал ей эту кличку из-за специфического рисунка на морде. Маус — самый маленький, и Альпина (очень светлая).

В момент моего появления они все «улыбаются», приходят в радостно-возбужденное состояние и чаще всего играют (хотя я стараюсь не влиять на их поведение, чтобы оно было более близким к природному).

В любой стае (даже если она состоит из двух волков) непременно появляется доминантная особь, независимо от того, самцы это или самки. И я видел, как мои малыши сразу начали устанавливать иерархию. Первым всякий раз хватал (это и есть своеобразный тест на доминирование) брошенный им кусок мяса Альф. Следующей порцией завладевал тот, кто шел вторым в стае, и так далее. И вот что интересно, именно Альф к шести месяцам опережал в развитии других. «Подчиненные» наверстали упущенное примерно к году.

Но лидерство определяется и устанавливается не только благодаря физической силе. Многое зависело и от характера. Например, самочка Альпина была физически сильнее Маски. Однако Маска оказалась более напористой, более предприимчивой. И постепенно именно она вышла в лидеры.

То же можно сказать и про Мауса. Почти в самом начале он чем-то заболел, неделю ничего не ел и сразу отстал в развитии от остальных. Маленький, довольно слабенький (именно поэтому я назвал его Маус), он, по идее, обречен был оказаться на последней ступеньке иерархической лестницы. Но малыш отчаянно боролся за признание, не позволял другим заигрывать с ним: тут же начинал обороняться и достаточно серьезно. В игре он принимал участие, если сам выступал заводилой. В конце концов он отвоевал себе в группе второе место по доминированию, уступив только Альфу. Физически он был слабее самок, но превосходил их силой характера.

Самой любопытной, самой любознательной оказалась Альпина. Из-за этого она постоянно попадала в какие-то переделки. Однажды, ступив на ствол дерева, лежавший на берегу, она соскользнула, упала в озеро, начала барахтаться и… поплыла. Воды щенки не боялись с самого начала: если я брел по кромке озера, они уже в полуторамесячном возрасте спокойно шлепали за мной по отмели. Но плавать не плавали. Опыт Альпины помог им. К четырем месяцам все они легко преодолевали расстояние от острова до леса. Стоило мне оттолкнуть лодку и сесть в нее, они тотчас бросались в воду и, задрав мордочки, начинали энергично работать лапами.

На моих глазах щенки каждый день осваивали что-то новое, постоянно чему-то учились друг у друга.

Однажды я уронил кусок мяса в воду. Довольно глубоко. И щенки нырнули с головой. Это для меня оказалось неожиданностью. Конечно, волки не дельфины и долго оставаться под водой не могут. Мясо на большой глубине не привлечет их внимания, потому что запаха они не почувствуют. Но озеро, окружавшее наш остров, чистое, прозрачное, и они видели, куда упал кусок, поэтому, не задумываясь, нырнули за добычей на полметра в глубину.

Сначала я кормил щенков мясным фаршем, а затем стал приносить отходы с мясокомбината, но все время старался держать их немного впроголодь, чтобы стимулировать активность.

Мне часто задают вопрос: учил ли я своих подопечных охотиться (в естественных условиях этим занимаются родители), приходилось ли мне исполнять роль главы стаи? Конечно же нет. Во-первых, я изначально отказался от идеи чему-либо обучать их, это противоречило задачам эксперимента. Моя обязанность — только наблюдать за их поведением. И я убедился на примере своих щенков, что инстинкт охотника генетически заложен в их память. Разумеется, опыт, накопленный родителями, во многом облегчает щенкам процесс обучения навыкам преследования. Но даже и «без семьи» молодежь в состоянии научиться добывать себе пищу. Как только в поле зрения волчат попадал какой-то движущийся объект, они тотчас пытались схватить, поймать его и попробовать «на зуб»: будь то падающий лист или лягушка. (Если то, что удалось схватить, оказывается съедобным, происходит запечатление «на потенциальную жертву» через запах.)

Случалось, что один щенок подхватывал шишку, — другие тотчас пытались ее отнять. И тот, кому удавалось отвоевать ее, в конце концов зарывал находку в землю (устраивал «захоронку» — как они потом поступали с мясом).

Яссон Бадридзе — грузинский исследователь пищевого поведения волка — утверждал, что волки помнят о захоронках в течение нескольких часов. Конкретное место волки могут забыть, но все же приблизительно помнят, где находится спрятанный кусок. И оказавшись поблизости, мои щенки начинали искать, где же их добыча. Но иногда волк может помнить о своей захоронке и более длительный срок. Например, мне удалось наблюдать, как Альпина «вспомнила» через неделю, где она спрятала кусок мяса.

Однажды я стал свидетелем того, как встреча с гадюкой обыкновенной вызвала у малышей панический страх. Укус ее смертелен для щенков. И при виде ее все четверо в ужасе бросились в разные стороны. А ведь у них еще не было отрицательного опыта. Значит, страх перед змеей тоже заложен у них в памяти (как и страх перед человеком).

В конце мая началась пора, когда дикие волки активно мышкуют. Вода весной подтапливает норки, и мыши вынуждены выбираться наружу. У волков прекрасное чутье и хороший слух. Присутствие мышей они улавливают с расстояния 5-7 метров. И мои волчата без всякого научения тоже стали ловить грызунов, словно всю жизнь этим занимались.

Чтобы стимулировать у своих подопечных желание охотиться на другие виды, я приносил подстреленных охотниками зайцев, шкуру кабана и лося. Но на крупную добычу волки обычно выходят только на третьем году жизни. Так что знакомство с запахом служило всего лишь «зарубкой» на будущее. Волки — очень пластичные животные и чаще всего «специализируются» на массовых видах (грызунах и зайцах).

СКОЛЬКО ВОЛКА НИ КОРМИ…

Почему-то издавна сложился образ волка — активного хищника, который, как акула, постоянно находится в движении, рыщет по лесу, ищет жертву. На самом деле волки большую часть суток малоактивны. Когда надо, они способны совершать длительные переходы (от 30 до 50 километров в сутки), но в среднем преодолевают расстояние в 15-20 километров (в час они проходят 8-9 километров, то есть на перемещение уходит два часа, все остальное время они дремлют).

Весной волки больше времени проводят в движении. Они много играют и когда растут; в этот период они практически все время находятся в состоянии игры. После еды — спят, а потом снова начинают возиться. Взрослые играют меньше. Может быть, только в период гона, который начинается в феврале-марте.

Наблюдая за своими подопечными, я понял, насколько ошибочны наши представления о том, как охотятся волки. У многих людей сложилось впечатление, что все роли в стае заранее распределены и волки чуть ли не «планируют» нападение. Но я убеждаюсь все больше и больше, что основная часть нападений происходит достаточно спонтанно. Четко закрепленных обязанностей нет. Каждая особь в стае может меняться ролями в процессе погони. Большинство нападений волков на крупных зверей заканчивается неудачей. Связано это с тем, что лось, например, заметив поблизости волка, способен эффективно обороняться. Он проигрывает только в том случае, если атака оказалась неожиданной, если возник момент замешательства либо лось попал в завал или завяз в болоте. Волки как бы постоянно «тестируют» зверя на его способность противостоять хищнику. Если по каким-то причинам зверь оказался в невыгодной для него позиции, он погибнет. Но очень часто это определяется случайным стечением обстоятельств, а не результатом каких-то грамотных приемов охоты.

Еще один вопрос задают мне чаще всего: как вели себя повзрослевшие волки, когда я приносил им куски мяса? Не боялся ли, что они нападут, пытаясь отнять пищу, и загрызут меня?

Я мог держать кусок мяса в руке, подняв его высоко вверх (у меня рост метр восемьдесят; с учетом поднятой руки высота составляла 2 метра 30 сантиметров), и то один, то другой старался допрыгнуть и ухватить кусок зубами. Дальше этого дело не шло.

Но после того, как кто-то завладевал добычей, попытка забрать ее заканчивалась тем, что волк атаковал любого, кто приближался к нему. Если я оказывался рядом, кусали и меня. Но все эти укусы носили скорее демонстративный характер. Ни один из них ни разу серьезно, что называется «до крови», не поранил меня.

Длительные наблюдения невольно меняют отношение наблюдателя к зверю, он перестает быть просто объектом исследовательского интереса. Начинаешь испытывать к нему другое чувство. Не только мои подопечные нуждаются во мне, но и я нуждаюсь в них. Если мне приходится отлучаться на неделю-другую в большой город (Москву или Тверь), то после возвращения я первым делом спешу к ним, чтобы сбросить с себя напряжение.

Как я уже говорил, новым местом жительства был выбран остров, окруженный со всех сторон водой. Научившись быстро и легко плавать, щенки предавались этому занятию с огромным удовольствием, а не только потому, что им приходилось следовать за моей лодкой, когда я выводил их в лес. До шестимесячного возраста они уже вполне освоились с водной стихией и я оставлял их на острове, не закрывая вольера. И, несмотря на то, что им не составляло труда доплыть до берега, они, оставаясь одни, не убегали. Имея возможность уйти, они сами возвращаются туда, где чувствуют себя в безопасности.

Тем не менее мне приходится соблюдать «меры безопасности». Так, возвращаясь домой, я никогда не иду короткой дорогой — через деревню, а выбираю более дальний маршрут — лесом, потому что волки, обладая прекрасным чутьем, могут пойти по моему следу, привыкнут к звукам, связанным с деятельностью людей (к голосам, мычанию коров, лаю собак), перестанут их бояться и начнут наведываться в деревню в поисках легкой и доступной пищи. А у них должен сформироваться образ леса как единственного источника еды.

Летом 2002 года группа пополнилась двумя щенками, которых мои годовалые волки приняли в свою стаю. Было очень интересно наблюдать, как по-разному они вели себя по отношению к малышам. Маска, например, оказалась чадолюбивой и кормила волчат, отрыгивая часть пищи. Маус не кормил их, но снисходительно позволял съедать тот кусок мяса, который он отвоевывал, и не подпускал остальных (и меня в том числе), когда те ели. Он отгонял даже Альфа — лидера группы.

В мои планы входило наблюдение за разновозрастной стаей и взаимоотношениями внутри такого коллектива. И я предполагал, что щенки, которые будут получать пищу не от меня, а от своих собратьев по крови, станут относиться ко мне более настороженно. Так оно и оказалось. Новички никогда не бросались ко мне навстречу «с улыбкой на морде», как моя «великолепная» четверка. И сразу исчезали — словно растворялись, — как только я снова закрывал своих волков в вольере.

Чаще всего с малышами играли Маска или Маус. Если щенки приставали к Альпине, она обычно просто уходила, но никогда не кусала. Альф «прикусывал» малышей, показывая свое доминирование. Но щенки воспринимали это как игру: ложились на спину. После этого Альф мог начать вылизывать им живот или выкусывать блох.

СТАЛ БЫ КОРМИТЬ И ВОЛКА, КОЛИ Б ТРАВУ ЕЛ

Всем известно, что медведи любят лакомиться ягодами, но мало кто знает, что и волки охочи до черники, брусники, рябины (она входит в рацион питания и медведей, и зайцев, и лис, и енотовидной собаки).

В период активного роста щенков (в конце июня) я очень часто видел, как мои подопечные паслись (буквально как коровы) на окраине болот. И нет сомнений в том, что они ели ягоды не от голода, а потому что они им нравились. Любят они и землянику. Встретив кусты малины, щенки поднимались на задние лапы и объедали кусты. В их рацион входит и первая трава — сныть, пырей, осока. Едят волки и злаковые. Зимой они обгрызают почки и побеги молодой сосны. Одна из волчиц очень любила морковку.

Экспериментальные наблюдения помогли уточнить, как питаются волки. Сначала они съедают очень много (волк способен проглотить сразу более 7 килограммов мяса). Но долго носить в себе столько пищи не в состоянии . И через какое-то время отрыгивают излишек. Первыми, конечно, наедаются доминантные особи. Следом (в зависимости от статуса, который они занимают в стае) подходят остальные.

Если я кладу 10 килограммов, то все съедает один. Но самец, съев больше, чем нужно, отрыгивает пищу — приблизительно две трети от съеденного, и все равномерно наедаются. Таким образом, если досыта накормить одного волка, то и другие не останутся голодными.

СКАЗАЛ БЫ СЛОВЕЧКО, ДА ВОЛК НЕДАЛЕЧКО

Для устройства логова волки обычно выбирают старые барсучьи норы, выкопанные под корнем дерева. Иной раз логовом служит простая ямка в густом ельнике. В возрасте двух-трех недель щенки начинают расползаться, все больше осваивая территорию.

К концу августа они уже могут отходить на расстояние до километра. С октября щенков уже не догонишь, если они будут двигаться в своем темпе, с привычной для них скоростью.

Когда у меня не было своей стаи, я вел наблюдение, имитируя вой. Волки отзывались, и я, таким образом, знал, где они находятся, в каком месте логово, рядом ли самка, куда убежал вожак. Но очень часто оказывалось, что на мой следующий зов ответ раздавался совсем не там, где я рассчитывал его услышать. Иной раз — буквально со всех сторон. То есть я оказывался в центре стаи. И даже не замечал, когда волки успевали переместиться, настолько незаметно они двигаются.

Одна исследовательница — волонтер из Германии вела полевые наблюдения. Однажды, когда я проверял ее записи, мы вернулись к тому месту, где она обнаружила след матерого волка. Каково же было наше удивление, когда мы увидели, что этот волк из любопытства последовал за ней. И женщина даже не почувствовала, что зверь, в свою очередь, «ведет наблюдение».

Люди чаще оказываются ближе к волкам, чем они думают. Я уверен, что каждый человек мог пройти на расстоянии 50 метров от волков и даже не догадывался об этом.

СЫТЫЙ ВОЛК СМИРНЕЕ НЕНАСЫТНОГО ЧЕЛОВЕКА

Среднее количество волков в семье доходит до восьми особей. Обычно — половина самцов, половина самок. Молодые волки способны к размножению уже на первом году. В нормальной ситуации потомство приносит только одна самка из трех или четырех.

Чаще всего стая состоит из близкородственных особей. Но отдельных чужаков волки принимают, если, например, во время охоты убили доминирующего самца или погибла большая часть стаи.

Снижение численности особей в стае (как правило, в результате отстрела) провоцирует запуск воспроизводственного механизма, и в таких случаях вместе со старшей самкой начинает размножаться одна из молодых. Охотники, снижая численность волков, стимулируют воспроизводство, но тем способом, который не является естественным для этой популяции.

Если убрать из экосистемы волка, нишу займут бродячие собаки или гибриды волка и собаки, как это мы видим на примере Воронежской области. Сейчас такие стаи начали появляться и в Смоленской области, что связано с критически низкой численностью волка в районе. Борьбу с такими смешанными стаями вести сложнее. Они гораздо опаснее, поскольку собаки не боятся человека, их не пугает огонь, свет. Волк размножается раз в год. А собаки — несколько раз в году, и сразу несколько самок приносят приплод. Следовательно, численность таких стай будет выше. Они начнут селиться поблизости от жилья и будут представлять угрозу не только для домашних животных.

Поэтому, регулируя численность волков, не стоит забывать, что они — поистине санитары, наши помощники.

Очень надеюсь, что дальнейшие мои наблюдения помогут избавиться от устоявшихся заблуждений по отношению к серому обитателю леса.

Источник: www.nkj.ru

Наука о волках

Почему то из собак мне нравятся только овчарки ну и сибирские лайки. Может потому, что они напоминают природных животных — волков !

Давайте познакомимся кратко с интересными фактами об этих животных. Почти все фотки кликабельны до 1920 рх

Серые волки стройные, обладают могучим телосложением с большой, глубоко посаженной грудной клеткой и покатой спиной. Живот серого волка втянут, шея мускулистая. Их конечности длинные и надежные, со сравнительно небольшими лапами. На каждой передней лапе по пять пальцев, на задних – по четыре.  Самки, как правило, обладают узкой мордой и лбом, тонкой шеей, лапы у нее немного короче, чем у самцов, и менее массивные плечи. Волки очень сильные для своих размеров, обладают достаточной силой, чтобы перевернуть коня или замороженные туши лося.


Наука о волках

В целом, серые волки являются крупнейшими из животных, входящих в семейство Canidae, не считая некоторых крупных пород домашних собак.

Длина взрослого серого волка составляет 105-160 см, высота животного в плече – 80-85 см. Вес волка варьируется в разных географических районах; в среднем европейский волк может весить 38,5 кг, североамериканский волк — 36 кг, а индийский и арабский волки — 25 кг. Самки волка, как правило, весят 5-10 кг меньше, чем самцы. Волки весом более 54 кг встречаются редко, но исключительно крупные особи были зарегистрированы на Аляске, в Канаде, и в бывшем Советском Союзе.

Серые волки могут бежать со скоростью 56-64 км/час, и могут бежать без остановки  в течение более 20 минут, хотя и не обязательно на этой же скорости. В условиях холодного климата, волки могут уменьшить поток крови для сохранения тепла тела. Тепло нижних частей лап регулируется независимо от остальной части тела, и поддерживается на уровне чуть выше места, где лапы соприкасаются со льдом и снегом. Голова серого волка большая и тяжелая. Уши сравнительно маленькие и треугольные. Как правило, по телесной конфигурации они напоминают немецких овчарок и лаек.

Наука о волках

В целом, серые волки являются крупнейшими из животных, входящих в семейство Canidae, не считая некоторых крупных пород домашних собак.
Зимой серые волки обладают очень плотной и пушистой шерстью, с коротким подшерстком и длинными защитными волосками. Большая часть подшерстка выпадает весной и вырастает снова осенью. Зимняя шерсть очень устойчива к холоду; волки в северных странах могут спокойно находиться на открытой местности при -40 °, помещая морду между задними лапами и закрывая ее хвостом. Волчья шерсть обеспечивает лучшую изоляцию, чем шерсть собаки, на ней не собирается лед.

Их обоняние слабо развито по сравнению с некоторыми породами охотничьих собак. Из-за этого, они редко ловят спрятанных зайцев и птиц, хотя они могут легко выследить добычу по свежим следам.


Nature: Radioactive Wolves

Стая волков состоит из самца, самки и детенышей. Как правило, волки редко принимают в свою стаю чужаков и часто убивают их. Однако, во время угрозы, например, во времена большой численности парнокопытных, несколько стай могут объединиться для лучшей защиты. В районах с малым количеством волков, волк, как правило, моногамен. Обычно пара сохраняется на всю жизнь, пока один из волков не умирает. Однако, после смерти одного из волков, пара быстро восстанавливается при помощи других. В дикой природе волки могут размножаться, начиная с двухлетнего возраста. Самки могут приводить детенышей раз в год. Обычно спаривание происходит в конце зимы. Беременность длится 62-75 дней, детеныши обычно рождаются в летний период. Средний помет состоит из 5-6 детенышей. Волчата рождаются слепыми и глухими, и покрыты коротким, мягким серовато-коричневым мехом. При рождении они весят 300-500 грамм. В течение первого месяца они питаются молоком матери. Спустя 3 недели волчата впервые покидают логово. В 1,5-месячном возрасте они уже способны бежать от опасности. Они начинают есть твердую пищу в возрасте 3-4 недель. В течение первых четырех месяцев жизни волчата очень быстро растут: за это время вес детеныша может увеличиться почти в 30 раз.

Наука о волках

Волки очень территориальные животные. Они защищают свою территорию от других стай при помощи маркировки территории своим запахом, прямых нападений и воя.

Волки в основном питаются копытными животными (иногда размером в 10-15 раз больше, чем они сами). Они охотятся на сурков, зайцев, барсуков, лис, хорьков, сусликов, мышей, хомяков, полевок и других грызунов, а также на насекомоядных. Волки также могут охотно питаться падалью, особенно во время дефицита питания. Они часто поедают водоплавающих птиц, ящериц, змей, лягушек, жаб и редко — крупных насекомых. Во время суровой зимы, стаи часто нападают на слабых или раненых волков, они даже могут есть тела погибших членов стаи.

Волки обычно доминируют среди хищников.
Язык тела волков состоит из различных выражений морды, положения хвоста. Агрессивный или защищающийся волк характеризуется медленными и преднамеренными движениями, высокой осанкой и поднятой шерстью, у спокойных волков  осанка спокойная, шерсть гладкая, опущенные уши и хвост. При помощи воя волки собирают стаю (как правило, до и после охоты), передают информацию, находят друг друга во время бури или на незнакомой территории, и общаются, преодолевая большие расстояния.


Наука о волках

Хотя собаки и волки являются генетически очень близкими, они, как правило, в естественных условиях добровольно не скрещиваются. Но, тем не менее, они могут производить жизнеспособное потомство, причем все последующие поколения также смогут иметь потомство.

Когда-то серый волк был наиболее распространенным млекопитающим в мире, живущим к северу от 15 ° с.ш. в Северной Америке и 12 ° с.ш. в Евразии. Волки, как правило, сталкиваются с трудностями адаптации к человеку и изменениям, которые совершает человек, и поэтому их часто называют видами-индикаторами. Волки, похоже, не смогут так же легко адаптироваться к расширению цивилизации, как это, например, сделали койоты. Несмотря на то, что серые волки не находятся под угрозой исчезновения, в некоторых местах популяция волков по-прежнему находится под угрозой. 

Из-за того, что волки перемещаются на большие расстояния, они могут играть важную роль в распространении болезней. Инфекционные болезни, распространяемые волками, включают бруцеллез, туляремию, листериоз и сибирскую язву. Волки могут также страдать от бешенства. Но, как правило, если у волка появляются первые симптомы болезни, он оставляет свою стаю, таким образом предотвращая распространение болезни.


Наука о волках

Ущерб, наносимый волками животноводству, был одной из основных причин для охоты волков, и это может представлять серьезную проблему для сохранения популяции волка. Волки, как правило, не опасны для человека, пока их мало, у них есть достаточного питания, они редко встречаются с людьми и иногда охотятся. Случаи нападения волков на людей редки, но в начале 20 века такие нападения случались часто.

Как известно, на волков трудно охотиться из-за их неуловимости, острых чувств и возможности быстро убивать охотничьих собак. При охоте на волков с собаками, как правило, используются борзые, гончие и лисьи терьеры. Борзые преследуют и блокируют волков до прибытия более тяжелых собак, которые выполняют большую часть боевых действий.

Шкуры волков используются в основном для шарфов и отделки женской одежды, хотя они также иногда используются в коротких плащах, пальто и коврах. Охота на волков из-за их меха мало влияет на численность их популяции, так как только северные разновидности волков (количество которых стабильно) имеют коммерческую ценность. Охота на волка для меха остается прибыльным источником дохода для многих коренных американцев.


Наука о волках

Содержание волков в качестве домашних животных становится все более популярным. Только в США, по разным оценкам, от 80000 до 2 миллионов волков живут в домах. Волки могут быть менее предсказуемыми и управляемыми, чем собаки. Волчонок в возрасте до одного года, как правило, не агрессивен по отношению к чужим, хотя их агрессия увеличивается с возрастом, особенно в брачный сезон. Самцы могут быть более агрессивными и сложнее в управлении, чем самки. Волков трудно содержать в стандартных питомниках, так как они способны быстро научиться открывать задвижки, просто наблюдая за тем, как это делают люди.

Хотя волки обучаемы, им не хватает уступчивости, как у собак. Как правило, они реагируют на принудительные методы не так, как собаки, они начинают бояться, становятся раздражительными и оказывают сопротивление. Даже тогда, когда определенное поведение было повторено несколько раз, волку может стать скучно, и он будет игнорировать последующие команды. При дрессировке волка простой похвалы не достаточно. В отличие от собак, волки, как правило, больше реагируют на сигналы, поданные рукой, чем голосом.


Наука о волках

При определенных погодных условиях волки могут услышать звуки на расстоянии 9 километров в лесу, и в 16 км. на открытой местности.

Викинги носили волчьи шкуры и пили перед боем волчью кровь, которую брали с собой, для поднятия своего боевого духа.

Самые ранние изображение волков найдены в пещерах на юге Европы, им уже более 20000 лет.
Волка невозможно приручить и сделать сторожевой собакой, он боится незнакомых людей и будет скрываться от них, а не лаять.

Аутоиммунное заболевание «волчанка», или туберкулёз кожи, в буквальном смысле означает «красный волк», потому что в восемнадцатом веке врачи считали, что болезнь развивалась после укуса волка.

Волки различают около 200 миллионов оттенков запаха, люди всего лишь 5 млн. Волчье семейство способно учуять запах других животных на расстоянии в 1,5 километра.

Глаза у волчьих щенят всегда голубые при рождении. Они желтеют только к восьми месяцам.

Период беременности волчицы составляет около 65 дней. Волчьи щенята рождаются глухими и слепыми, а весят всего полкилограмма.

Волки когда-то были самыми распространёнными наземными хищниками, единственные места, где они не обитали – пустыни и тропические леса.

Огромное давление создается зубами в волчьей пасти, примерно 300 килограмм на квадратный сантиметр (по сравнению с 150 кг/см^2 у собаки).

Популяция североамериканского серого волка в 1600-ом году была 2 миллиона особей. Сегодня их осталось в Северной Америке не более 65 тысяч.

Голодный волк может съесть 10 килограммов мяса в один присест, это как если бы человек съел за один присест сотню гамбургеров.

Волчья стая может состоять из двух-трёх особей, а может и в десять раз больше
Волки произошли от древних животных, называемых «Mesocyon», которые жили около 35 миллионов лет назад. Это было небольшое животное, похожее на собаку, с короткими ногами и длинным туловищем. Возможно, они так же как волки жили стаями.

http://www.tione.ru/ Красивые обои для рабочего стола

Волки могут плавать на расстояние до 13 километров, помогая себе при движении в воде небольшими перепонками между пальцев.

В период с 1883 по 1918 года только в одном американском штате Монтана было убито более 80 тысяч волков.

Адольф Гитлер (чьё имя означает «ведущий волк») был очарован волками и иногда требовал называть себя «Господин Вольф» или «дирижер Вольф» в качестве псевдонима. «Ущелье волка» (Wolfsschlucht), "Волчье логово" (Wolfschanze) и «Оборотень» (Wehrwolf) были у Гитлера кодовыми именами для различных военных штабов.

В 1600-ъх годах Ирландия называлась «Волчьей землёй», потому что в то время там было очень много волков. Охота на волка была самым популярным видом спорта среди знати, которые использовали волкодавов для определения местоположения волка и его убийства.

Биологи установили, что волки будут реагировать на людей, имитирующих волчий вой. Странно, если бы было по-другому…

В 1927 году французский полицейский был осужден за расстрел мальчика, которого он посчитал за оборотня. В том же году во Франции был убит последний дикий волк.

Когда европейцы приплыли в Северную Америку, волк стал среди них наиболее популярной добычей в охоте на животных за всю американскую историю. Эти животные были на грани исчезновения в начале XX века. Федерально правительство США даже приняло программу ликвидации волков в западных штатах в 1915 году.

Ужасные волки («canis dirus») – одни из представителей доисторических волков, живших в Северной Америке около двух миллионов лет назад. Охотились они в основном на добычу таких размеров, как мамонты.

Волки могут в течение минуты-двух бежать со скоростью 32 км/ч, а в моменты опасности или преследования — до 56 км/час. Замечено, что на протяжении дня они бегают «рысью» (примерно 8 км/ч) и могут на такой скорости путешествовать в течение всего дня.

Самые маленькие представители волков живут на Ближнем Востоке, где достигают массы не более 30 килограммов. Крупнейшие волчьи особи обитают в Канаде, на Аляске, и в России, где они набирают массу до 80 килограмм.

http://www.tione.ru/ Красивые обои для рабочего стола

Волки с помощью воя связываются с разобщенными членами своей группы, чтобы сплотиться перед охотой, или предупредить соперников других стай, дабы держались подальше от них. Одинокие волки воют, чтобы привлечь партнеров или просто потому, что они одни. На самом деле, волчий вой продолжается не больше 5 секунд, просто из-за эха кажется, что звук более продолжительный.

Светоотражающий слой в глазах волка называют «tapetum lucidum» (с латыни переводится как «яркий гобелен»), он светится в темноте, а также способствует ночному видению у животного.

Там где обитают волки, часто водятся вороны (иногда называемые «волчьими птицами»). Вороны часть следуют вслед за стаями волков, чтобы доклевать остатки от охоты, а также используют волков как защиту.

По свидетельству Плиния Старшего, греческого ученого первого века, волчица языков натирает десны щенят, чтобы облегчить боль при их появлении. Он также считал, что волчий навоз можно использовать для лечения желудочных колик и катаракты.

Наука о волках

Ацтеки использовали волчью печень в лечении меланхолии как ингредиент для лекарств. Кроме того, они кололи грудь умирающего заостренной волчьей костью в попытке оттянуть дату смерти.

В средние века европейцы использовали порошки на основе волчьей печени, чтобы облегчить боль при родах.

Греки верили, что если кто-то съел мясо волка, который убивает ягнят, то он подвергается высокому риску стать вампиром.

Индейцы чероки не охотились на волков, потому что они считали, чтоб братья убитых станут им мстить. Кроме того, оружие, которым был убит волк, считалось "испорченным".

Британский Король Эдгард вводил для Уэльса специальный ежегодный налог в 300 шкур, вследствие чего валлийская популяция волков была быстро уничтожена.

В 1500 году последний дикий волк был убит на территории Англии, в 1700 в Ирландии, и в 1772 на датской земле.

Германия стала первой страной, которая в 1934 году поместила популяцию волков под природоохранные законы. Под влиянием Фридриха Ницше (род.1844-ум.1900) и Освальда Шпенглера (род 1880-ум.1936) общество убедилось, что природные хищники значат намного больше, чем их ценность после убийства. К слову, в Германии все дикие волки были истреблены к середине девятнадцатого века.

http://www.tione.ru/ Красивые обои для рабочего стола

В отличие от других животных, волки обладают целым рядом отличительных мимических движений, которые они используют для общения и поддержания отношений в стае.

В японском языке слово волк характеризуется, как «великий бог».
От 6000 до 7000 волчьих шкур по-прежнему ежегодно продаётся в мире. Поставляются они главным образом со стороны

России, Монголии и Китая, и используются чаще всего для пошива пальто.

В Индии до сих пор используются простые ловушки для поимки волков. Эти ловушки представляют собой ямы, замаскированные ветками и листьями. Волки попадают в яму на острые колья, а люди добивают их сверху камнями.

Волки были первыми животными, которые попали под охрану в список закона об угрозе исчезновения в 1973 году.

Знаменитая поэма Джона Мильтона «Lycidas» получила своё название от имени греческого «волчонка» lykideus.

http://www.tione.ru/ Красивые обои для рабочего стола

В мире Гарри Поттера был оборотень Ремус Люпин, имя которого напрямую связано с латинским словом «lupus», а вот фамилия, скорее всего, произошла от Рема, основателя Рима, который был вскормлен волками.

Последний волк в Йеллоустонском парке был убит в 1926 году. В 1995 году людям удалось возобновить популяцию волков, и уже через десять лет, приблизительно 136 волков бродят в парке, сбившись в 13 стай.

В настоящее время существует около 50 тысяч волков в Канаде и на Аляске, 6500 в США. На европейском континенте, в

Италии – менее 300, в Испании около 2000, в Норвегии и Швеции – меньше, чем 80. Есть около 700 волков в Польше, и 70 тысяч в России.

Наука о волках

Волки никогда не упускают шанса поесть. Зачастую, живя в самых суровых уголках планеты, волки частенько поедают своих раненых или больных сородичей. Кроме того, волка, угодившего в капкан, охотникам следует забрать как можно скорее, поскольку очень велик риск того, что другие волки обнаружат его и съедят.

Наука о волках

Некоторые волки могут достигать веса в 100 кг. Размеры волков растут экспоненциально по степени отдаленности от экватора. Тропические волки часто бывают такого же размера, как и обычные собаки, но волки крайнего севера в среднем превышают вес в 60 кг.

Наука о волках

В 2008 году исследователи Стенфордского университета обнаружили, что мутации, связанные с появлением черного меха, встречаются только у собак, таким образом, черные волки не что иное, как потомки гибридов. Чаще всего такие волки встречаются в Северной Америке.

Наука о волках

В тех районах, где волки были подвержены массовому истреблению, процветали койоты. Последние исследования показали, что 22% всех койотов Северной Америки являются потомками волков. Такие звери как правило крупнее обычных койотов, но меньше волков, а так же отличаются чрезвычайной хитростью. В них сочетается отсутствие страха перед человеком и ярко выраженные волчьи инстинкты и высокий уровень агрессии.

Наука о волках

Хотя волки и не являются главными переносчиками бешенства, они могу легко подхватить его от енотов и лисиц. В отличие от других животных, которые при заражении впадают в летаргию и становятся дезориентированные, волки мгновенно впадают в ярость. Большинство случаев нападения на людей спровоцированные именно бешенством. А стремление волков укусить за шею или голову зачастую приводит к тому, что вирус бешенства попадает в мозг человека намного раньше, чем будет оказана медицинская помощь

Наука о волках

Волки Америки менее склонны нападать на людей, чем их остальные собратья. Исторические записи свидетельствуют о более 3000 человек, убитых волками во Франции в период между 1580-1830 годами. Не отстают от них волки Индии и России. В США и Канаде напротив, существует крайне малое количество официально подтвержденных нападений волков.
 


Наука о волках

Несмотря на их тесное родство, волки воспринимают собак в основном в качестве добычи. В России одно время бродячие собаки служили основным продуктом питания для волков.

Наука о волках

Чума, опустошившая Европу в Средние века, стала причиной напряженных отношений людей и волков. В те времена трупы намного быстрее уничтожались именно волками, а не огнем или погребением под землю. Такие методы "захоронения" привили вкус человеческой крови целым поколениям волков. Вероятно, именно с этих пор волки включили человеческое мясо в свое "меню".

Наука о волках

Оспа, принесенная в Америку европейскими поселенцами оказала катастрофическое воздействие на местных жителей. Ее жертвами стали 80-90% всех людей, населявших континент. Чувствуя легкую добычу, волки нападали на индейские деревни, пожирая тела беспомощных больных.

Наука о волках

Как мы уже говорили выше, волки едят почти все. Конечно же и у них есть свои предпочтения, такие как крупные копытные. В отличие от медведей или больших кошек, у волков нет анатомического оружия, способного быстро убить жертву. Они поглощают свою добычу живьем, набрасываясь всей стаей и отрывая куски плоти.

Наука о волках

1280

Наука о волках

Наука о волках

Наука о волках

Наука о волках

Наука о волках

Наука о волках

Наука о волках

Наука о волках

Наука о волках

Наука о волках

Наука о волках

Наука о волках

Наука о волках

Наука о волках

Наука о волках

Наука о волках

Наука о волках

—————————
источники
http: //belovan.ucoz.ru
http: //animalworld.com.ua
http: //zoolife.com.ua

———————

Источник: masterok.livejournal.com