Происхождение и возможный путь эволюции. Совы — древняя группа. Их ископаемые остатки известны с нижнего эоцена. Иными словами, как самостоятельный отряд совы сформировались ещё на заре третичного периода, примерно 60–70 млн лет назад. Лишь по ископаемым остаткам известны совы, некогда составлявшие роды Nectobias, Strigogyps, Eostrix и др. К последнему из названных родов относится, кстати, Е. mimika, признанная «старейшей» из сов планеты. Все эти совы составляют особое ископаемое семейство — Protostigidae.

Среди вымерших сов немало и видов, принадлежащих к современным родам. Известны, например, сипуха (Tyto ignota), жившая в среднем миоцене, филин (Bubo incertus) из позднего эоцена и др. Таким образом, примерно в том обличье, в котором мы наблюдаем сов сейчас, они живут на Земле уже один миллион лет (Бурчак-Абрамович, 1952; Бурчак-Абрамович, Палкин, 1971). Но как совы стали совами?

Перейдя к хищничеству, предки сов, в отличие от дневных хищных птиц, не пошли по пути развития скоростного полёта, а выработали свой, специфический стиль охоты.


основу его легли качества, обеспечивающие не преследование жертвы, а подкарауливание её, внезапное появление перед ней. При этом возможности остаться невидимой до решающего броска благоприятствовала именно ночная активность. То, что в наши дни некоторые совы охотятся не всегда ночью — явление вторичное, позволившее полнее использовать кормовые ресурсы и заселить Арктику и Субарктику, где солнце по нескольку месяцев не заходит вообще.

Центром разнообразия ныне живущих видов сов является зона субтропических и тропических лесов Юго-Восточной Азии и экваториальной Америки. На то, что совы в своей эволюции связаны именно с лесом, а не с открытыми ландшафтами, указывает строение их лап. Даже у видов, живущих сегодня в степи или тундре, мы находим признаки явной оборотнопалости, столь характерной для птиц-кронников.

В настоящее время совы — хорошо обособленная в морфологическом и экологическом отношении группа птиц. В систематическом плане их чаще всего сближают с козодоеобразными (Caprimulgiformes), а также с попугаями (Psittaciformes) и ракшами (Coraciiformes). Среди козодоеобразных ближе всего к совам по организации, видимо, лягушкороты (Podargidae) и жиряки (Seatornithidae) — своеобразное семейство, представленное в современной фауне птиц всего одним видом — гуахаро (Steatornis caripensis), живущим в пещерах Южной Америки.

Особенности строения. Совы — птицы мелких и средних размеров, с массой от 50 до 4–4,5 кг.


чная активность и отдых днем в укромных местах оказали сильное влияние на весь облик этих птиц, что заметно уже в окраске их оперения, которое, как правило, носит покровительственный характер: основные тона — сероватые или буроватые, под цвет древесной коры, скал, лесной подстилки. Белое оперение полярной совы — классический пример приспособления к окружающей обстановке. Для окраски многих взрослых сов характерна размытая пятнистость, реже — чёткий крап (род сипухи). Спинная сторона обычно темнее брюшной. На крыльях и хвосте имеется правильный поперечный рисунок. Половой диморфизм в окраске не выражен или выражен слабо. К особенности оперения сов следует отнести и его мягкость. Контурные перья примерно на две трети представлены пуховыми опахалами. Настоящий пух у взрослых особей встречается лишь под кроющими крыла. У многих сов, например у совок, наравне с обычным оперением развиваются тончайшие волосовидные образования, выступающие за пределы контурного пера. Не исключено, что они принимают участие в осязании. Но скорее всего эту функцию выполняют щетинковидные перья, растущие вокруг основания клюва, одетого, как у хищных птиц, в восковицу.

Своеобразные жёсткие перья образуют у сов так называемый лицевой диск. У многих сов на голове сверху имеются перьевые «ушки». Перьевой покров сов развивается примечательно. Совята вылупляются сплошь покрытые густым, как правило белым, пухом. У большинства сов этот пух вскоре замещается рыхлым пухообразным пером (мезоптилем). По существу это перо состоит из образований двух генераций, что в значительной мере повышает его теплоизолирующие свойства. Лишь у сипух второй наряд — пуховой.


Поскольку юношеское оперение большинства сов незначительно отличается от первого наряда взрослых, принято считать, что совы приобретают окончательный облик уже в первую осень своей жизни. Исключение составляет полярная сова, у которой, как полагают, с каждой последующей линькой оперение заметно светлеет.

Непосредственно со строением пера связано уникальное приспособление, характерное для подавляющего большинства сов — бесшумность полёта. Оно обеспечивается не только мягкостью контурного оперения, но и своеобразным устройством несущих перьев. Их опахала оказываются рассученными на 3–4 мм. Благодаря этому сводится к минимуму свист рассекаемого крылом воздуха. Особый изгиб опахал скрадывает шорохи, возникающие от трения перьев друг о друга.

Примечательно, что у видов, в охоте которых преследование занимает большее место, чем подкарауливание, у сов, которые охотятся днём по типу дневных хищных птиц, а также у рыбоядных форм — полёт обычный, т. е. слышимый, но зато и более скоростной.

Говоря о лётных способностях сов, нужно отметить, что они весьма совершенны. У большинства их крылья сравнительно длинные, а вершина их округлая. Первостепенных маховых 11, причём первое недоразвито, второстепенных маховых 14–18. Хвост относительно короткий, состоящий в большинстве случаев из 12 рулевых. Полет сов, как правило, быстрый, маневренный, хотя и не всегда продолжительный. Обычно совы летают невысоко над землёю, чередуя взмахи и планирование; лишь изредка используют парение (болотная сова).

iv>

Ежегодно у взрослых сов старое, изношенное оперение заменяется новым. Обычно они линяют в тёплое время года, но особенно бурно линька проходит вслед за окончанием гнездования. Она растягивается на 2–3, а иногда и более месяцев. Порядок смены отдельных перьев вполне определённый. Первоначально, как правила, выпадают внутренние рулевые и поочерёдно маховые и их кроющие. В каждой группе вначале выпадают внутренние, а позже внешние перья. Лишь после смены оперения крыльев и хвоста начинается линька на голове и шее.

У всех сов сравнительно большая голова. Их череп — голоринальный, схизогнатический. Клюв сильный, с острым, круто изогнутым крючком на конце и режущими краями. Шея, состоящая из 14 позвонков, умеренной длины, но очень подвижна: голова на ней может поворачиваться по отношению к телу на 180 и более градусов. Весь объем больших глазниц почти полностью занят телом глазного яблока. Для мышц здесь места не остаётся и поэтому глаза сов практически неподвижны. Кстати, глаза их только кажутся шарообразными. Вообще же это суженные спереди и расширенные кзади цилиндры. При этом хрусталик совиного глаза располагается не в уплощённом глазном яблоке, как у других птиц, а в глубокой роговой трубке. Огромный зрачок способен сполна использовать самое ничтожное количество света (Милн Л., Милн М., 1966; Бертон, 1972). В отличие от дневных животных в сетчатке глаза сов преобладают палочки, ответственные прежде всего за Образное черно-белое зрение. Однако считается, что совы способны различать и цвета.


Глаза сов могут видеть не только в густых сумерках, но и днем. Объясняется это поразительной способностью к сокращению зрачка. Будучи дальнозоркими птицами, все совы, особенно большеглазые формы, вероятно, плохо видят предметы вблизи. Поле зрения сов около 110°, из них 60–70° — это область бинокулярного зрения. Иначе говоря, совы способны рассматривать предмет сразу обоими глазами, что имеет свои преимущества и придаёт этим птицам характерный облик.

Но как бы ни было совершенно зрение сов, очевидно, что в условиях скудной освещённости ночи оно должно уступать место слуху (Ильичёв, 1964). И это именно так. Способность сов с точностью засекать самые тихие звуки объясняется особым устройством их слухового аппарата. Прежде всего, у сов сильно увеличена барабанная перепонка. Примечательно и то, что у них: слуховая косточка не опирается на центр последней, как у большинства других птиц, а располагается эксцентрично, что обеспечивает усиление давления звуковой волны. Кроме того, у многих сов «ушные раковины», образованные особыми складками кожи и перьями, подчас настолько велики, что смыкаются наверху и внизу головы (Ильичёв, 1970, 1972).

Одна из самых поразительных особенностей органа слуха сов состоит в асимметрии слуховых проходов. К тому же правое ухо, как правило, больше левого. Асимметрия эта выявлена у сипухи, неясытей, болотной и ушастой сов.

>

У мохноногого сыча, а также у близкого к нему американского мохноногого сыча (Aegolius acadicus), длиннохвостой и бородатой неясытей эта асимметрия распространяется даже на кости черепа. Все это призвано способствовать ночной охоте.

Чтобы успешно охотиться ночью, недостаточно обладать лишь острым слухом. Необходимо уметь точно определить место, откуда исходит звук. Эта проблема у сов в большой мере решается с помощью лицевого диска и своеобразных движений, смещающих его то вправо, то влево, то вверх, то вниз. Наблюдая за поведением сов в природе, нетрудно убедиться, что лицевой диск как приспособление для локации прежде всего необходим тем видам, в основе охоты которых лежит не поисковый полет, а подкарауливание, и используют его совы в первую очередь в момент покоя, а не в полете (Пукинский, 1977). И действительно, у тех сов, которые охотятся, настигая жертву в воздухе (например, иглоногие совы), лицевой диск развит хуже всего. И, наоборот, те из сов, кто подолгу и терпеливо выслушивает жертву (неясыти, ушастая сова, мохноногий сыч), охотясь, как правило, с присады, имеют максимально развитый лицевой диск. Можно допустить, что хорошо выраженный лицевой диск — исходная черта облика сов.

Лапа сов четырёхпалая, с отлично развитой мускулатурой сгибателей пальцев и острыми, круто изогнутыми когтями, приспособленными прежде всего для схватывания и умерщвления некрупной добычи — мышевидных грызунов. Цевка и пальцы обычно оперены. Правда, у специализированных видов, пищей которым служат насекомые или рыба, пальцы могут быть покрыты не перьями, а роговыми щитками. Последние нередко заходят и на цевку. Освобождение лапы от перьев — явление адаптивное.


Пищеварительная система сов отличается универсальностью: они способны переваривать жертву целиком, включая содержимое желудка растительного происхождения. Однако кости жертв перевариваются у них много хуже, нежели, например, у хищных птиц. Непереваренные остатки пищи отрыгиваются в виде погадок. В общем совы весьма прожорливы. Пищу заглатывают без разбора и, по возможности, целиком. При нехватке корма могут подолгу голодать, в критических ситуациях теряя до трети веса. При обилии добычи некоторые виды устраивают пищевые запасы, складируя жертвы в укромных местах.

Образ жизни сов. Все совы — моногамы. При этом у многих видов пары образуют и особи, не достигшие годовалого возраста. Становление семей происходит как с осени, так и весною. У большинства крупных видов сов раз образовавшаяся пара сохраняется продолжительное время, возможно пожизненно. Это определяется степенью оседлости взрослых особей. Нередко в ареале северные популяции вида оказываются весьма подвижными и совершают даже миграции, в то время как птицы, обитающие в южных широтах, демонстрируют строгую территориальную консервативность. Исключительно подвижны могут быть виды, населяющие Арктику и Субарктику. Однако настоящих перелётных птиц среди сов мало. В большинстве своём так ведут себя лишь насекомоядные виды.


Будучи ночными животными, о готовности приступить к размножению совы вынуждены информировать друг друга голосом. Демонстративные полёты встречаются у немногих видов и также сопровождаются звуками, т. е. подкрепляются эффектами, рассчитанными на слуховое восприятие.

С ночным образом жизни сов связано, видимо, и большое разнообразие (сравнительно с другими неворобьиными птицами) издаваемых ими функционально отличающихся звуковых реакций. У разных видов сов их насчитывают до 8–12 и более. Тем не менее основной и наиболее часто слышимой формой вокализаций является видовой призывный крик. Этот дистанционный призыв совы используют круглый год, однако наиболее активно — в период образования пар и начала размножения. Видовой призывный крик полифункционален: он издаётся не только как призыв, но также для обозначения занятой территории и в тревожных ситуациях, а в сущности при любом возбуждении. Подавляющее большинство других криков обслуживают лишь гнездовой период. Это призывные и защитные сигналы птенцов, предупреждающие об опасности, тревожные и угрожающие звуки взрослых птиц. У ряда видов имеются особые голосовые реакции, издаваемые главным образом во время образования пар, например при ритуализированном кормлении самки самцом, и т. д.

Звуки, издаваемые совами, весьма разнообразны по своим характеристикам.


 частоте (у разных видов) они варьируют от 125 до 4000-5000 Гц и выше. Наиболее высоки призывные крики молодых особей, например слётков воробьиного сычика, ушастой совы и некоторых других. Однако высокочастотные сигналы у взрослых особей сохраняются редко, и голоса их в принципе низкочастотные. При этом чем крупнее представитель отряда и чем более строго ночной образ жизни он ведёт, тем голос его ниже. Так, у самой крупной совы — рыбного филина видовой призывный крик имеет частоту всего 125–300 Гц, в то время как призывы, например, также ночных, но мелких по размерам сов из рода совок достигают 1 700 Гц (Пукинский, Пукинская, 1986). Заметим также, что совы (например, ястребиная или воробьиный сычик), активность которых сдвинута на более светлое время суток, имеют относительно высокие голоса.

По построению видовые призывные крики сов достаточно просты. У некоторых видов это односложные крики (например, у воробьиного сычика, ушастой совы и др.), двусложные (иглоногая сова, рыбный филин) или трёхсложные (обыкновенная и длиннохвостая неясыти и др.). Это могут быть и трели, образованные из однотипных, слабо модулирующих звуков (например, у мохноногого сыча). Иногда крики разных типов сочетаются. Видовые призывные крики, повторяемые раз за разом с определённым интервалом, функционально становятся в период тока демонстративной видоспецифической песней.

Однако наиболее примечательной особенностью вокализации сов является склонность их к парному пению. Это явление в отряде распространено достаточно широко.


лонность к антифональной вокализации прослеживается и у птенцов многих сов. Парное пение основывается на врождённом стремлении особи отвечать на голос партнёра (звуковой индукции; Мальчевский, Пукинский, 1980), а формируется, вероятно, на базе переклички, связанной с передачей корма. У многих сов парное пение приобретает ритуализированный характер, но степень слаженности его у разных видов далеко не одинакова. Инициатором пения чаще является самец, но может быть и самка (например, у иглоногой совы). В этом случае птицы как бы «заводят» друг друга, а «распевшись», принимаются кричать каждый в своём, независимом от партнёра, ритме. Чем строже выдерживается особями собственный ритм, тем слаженнее выглядит их пение. Из сов фауны Восточной Европы и Северной Азии только у рыбного филина мы сталкиваемся с проявлением настоящего дуэтного пения, при котором самец и самка кричат поочерёдно и в высшей степени согласованно, создавая строгий рисунок новой единой видовой песни (Пукинский, 1974). По-видимому, как дуэтное, так и парное пение необходимо для поддержания постоянства пар, что имеет свои сложности у птиц с ночной активностью.

Основные дистанционные демонстративные сигналы сов — видовые призывные крики и трели — у многих видов имеют несомненную географическую изменчивость. В наиболее яркой форме это прослеживается у мохноногих сычей (по числу составляющих трель звуковых импульсов), ушастых сов (по высоте звучания видового призывного крика; рис. 58), наконец, у филинов (по силе воспроизведения крика). В какой-то мере эти же звуковые сигналы изменяются в зависимости от эмоциональной напряжённости: при возбуждении крики и трели могут удлиняться и становиться несколько выше.

Большинство сов — дуплогнездники, и только живущие в открытом ландшафте гнездятся на земле. Инстинкт гнездостроения у сов практически утрачен. К гнездованию совы-миофаги приступают, как правило, рано весной. Летне-осеннее их размножение — очень редкое явление. Чаще приходится сталкиваться со случаями повторной откладки яиц после неудачной первой попытки. Поздними сроками гнездования отличаются насекомоядные виды.

Яйца сов белые; у настоящих сов они более или менее шарообразные, у сипух — слегка вытянутые. В кладке может быть от 1–2 яиц до 10 и более, но чаще 3–5. Величина кладки не столько зависит от размера совы, сколько от кормового режима в предшествующее время. Инкубирует яйца преимущественно самка. Насиживание начинается с появления в гнезде первого яйца и длится около месяца. Все это время самку кормит самец. Развитие совят протекает по птенцовому типу: вылупляются они покрытые белым пухом, но слепыми. В гнезде пребывают от 2 до 6 нед. Затем ещё 1–2 мес, а иногда и до года (например, у рыбного филина) выводок держится на гнездовом участке, после чего распадается, и молодые птицы в поисках свободных и кормных угодий начинают широко кочевать.

Из-за низкой численности большинство сов хозяйственного значения не имеют. Два вида — Otus insularis с Сейшельских островов и новозеландская сова-хохотунья (Sceloglaux allifacies) введены в Международную Красную книгу (Фишер и др., 1976). Не менее редкой, по-видимому, является недавно найденная в Перуанских Андах сова, получившая название Xenoglaux loweryi (O’Neill, Graves, 1977). В Красную книгу СССР был введён рыбный филин как узкоареальный, находящийся на грани исчезновения вид; в Красную книгу РСФСР включена иглоногая сова.

Все совы подлежат охране и охраняются законом.

Видовое разнообразие и систематика. Современных сов принято делить на два семейства: настоящих сов (Strigidae) и сипух (Tytonidae).

Семейство настоящих сов распространено всесветно. Оно представлено 127 видами (Gruson, 1976; O’Neill, Graves, 1977; Mikkola, 1983) и распадается на 22 рода: Otus (33 вида), Lophostrix (2), Bubo (12), Ketupa (4), Scotopelia (3), Scelognaux (1), Nyctea (1), Surnia (1), Glaucidium (12), Xenoglaux (1), Micrathene (1), Uroglaux (1), Ninox (16), Athene (4), Ciccaba (5), Strix (11), Rhinoptynx (1), Asio (5), Pseudoscops (1), Nesasio (1) и Aegolius (4), Pulsatrix (3).

Семейство сипух имеет два рода: Tyto (8 видов) и Phodilus (2). Первые встречаются в жарком и умеренном поясах обоих полушарий, вторые входят в состав фауны птиц Африки и Юго-Восточной Азии.

Здесь же заметим, что систематика отряда сов ещё далека от совершенства. До последнего времени остаются не установившимися не только виды, но и роды. Так, в начале 1970 гг. (Eck, Busse, 1973) была поставлена, например, под сомнение правомерность рода рыбных сов (Ketupa) и было предложено объединить их с обычными филинами (Bubo). Эти же авторы считают целесообразным объединить в один вид африканскую (Asio capensis) и обыкновенную (A. flammeus) болотных сов, и т. д. Иногда предлагают считать одним видом уссурийскую и буланую совок (Clark et al., 1978), что, на наш взгляд, совершенно необоснованно, поскольку эти виды в действительности сильно отличаются по поведению, в частности голосовому. С другой, стороны, каждому, внимательно наблюдавшему неясытей (род Strix) в природе, очевидно, что, например, бородатая неясыть сильно удалена от других сов этой группы как по внешним признакам, так и по поведению, что допускает выделение её в особый род. И, напротив, предложенное слияние Strix butleri и S. aluco (Burton, 1973) на современном уровне знаний представляется совершенно естественным. И последний пример: удивительное брачное ритуализированное поведение болотной совы, её облик позволяют усомниться в принадлежности её к роду ушастых сов, и этот вопрос также требует дальнейшего изучения, и т. д. Все это доказывает, что окончательная ревизия фауны сов ещё впереди.

В Восточной Европе и Северной Азии могут быть встречены представители обоих семейств отряда. Совами нашей фауны являются: полярная сова (род Nyctea), филин (род Bubo), рыбный филин (род Ketupa), ушастая и болотная совы (род Bubo), рыбный филин (род Ketupa), ушастая и болотная совы (род Asio), сплюшка, уссурийская, буланая и ошейниковая совки (род Otus), мохноногий сыч (род Aegolius), домовый сыч (род Athene), воробьиный сычик (род Glaucidium), ястребиная сова (род Surma), иглоногая сова (род Ninox), серая, длиннохвостая и бородатая неясыти (род Strix) и сипуха (род Tyto).

Таким образом, фауна сов в России и сопредельных регионах представлена 18 видами, относящимися к 12 родам и двум семействам, что составляет около 13% мирового видового разнообразия сов и примерно половину известных родов.

Совы могут гнездиться в арктической зоне — на океанических островах и побережье, в тундре и лесотундре (3 вида); в лесной зоне — в тайге, смешанном и лиственном лесу, лесостепи (14); в зоне открытых сухих ландшафтов — в степи, полупустыне и пустыне (4) и зоне гор (8). Приведённые данные, конечно, схематизированные, условные, тем не менее они показывают, сколь широко распространены совы.

Источник: www.egir.ru

Внешний вид и особенности

Совы (Strigiformes) — ночные хищные птицы. Они во многом похожи на дневных хищных птиц, но не являются их родственниками (гораздо ближе к совам попугаи и козодои). Обнаружить добычу во мраке ночи совам помогает их замечательное зрение и слух. Глаза у сов огромные, очень зоркие и, в отличие от большинства других птиц, расположены не по бокам головы, а обращены вперед. А если сове нужно посмотреть, что происходит у нее за спиной, она просто… поворачивает голову вокруг своей оси, сама при этом оставаясь неподвижной! С помощью зрения совы не только хорошо ориентируются ночью, но и прекрасно видят днем. По краям «лица», вокруг глаз и клюва у этих ночных охотниц растут мелкие и жесткие перышки, которые образуют «лицевой диск». Птицы используют его как тарелку локатора, с помощью которого определяют на слух местоположение шуршащих в лесной подстилке мышей и полевок.

Перья сов сильно отличаются от перьев других птиц. Поверхность пера не скреплена в единое целое, а бородки перьев как бы оканчиваются бахромой. Воздух, встречаясь с такими перьями, не производит никакого шума. Более того, исследования показали, что такое строение перьев гасит не только звук, но и ультразвук, к которому чувствительны многие мелкие грызуны. Благодаря этому сова приближается к своей добыче незамеченной. У изогнутого клюва совы края острые, как лезвие ножа. Лапы у ночных хищниц имеют особенность, которой нет у дневных хищников, — очень подвижный первый палец, который в качестве колющего оружия даже эффективнее, чем лапы дневных хищников.

Питание

Обычную пищу сов составляют мелкие грызуны; более мелкие виды сов питаются преимущественно крупными насекомыми, а некоторые — рыбой.

Размножение

Совы моногамны и образуют постоянные пары. Размножаются они обычно один раз в году, но при обилии пищи могут размножаться чаще. Яйца сов сравнительно малы, всегда белого цвета и имеют характерную почти шарообразную форму. Обычно сова откладывает от 3 до 10 яиц, которые насиживают только самки в течение месяца. А вот в кормлении птенцов принимают участие оба родителя. Совы начинают насиживать с первого яйца, поэтому часто в гнезде присутствуют птенцы разного возраста. Родители обычно стараются прокормить старших птенцов, из-за чего те ещё больше обгоняют в развитии младших собратьев; в голодное время старшие могут даже поедать младших птенцов. Развитие совят происходит по птенцовому типу.

Источник: zoogalaktika.ru

        Совы отличаются необыкновенно большой, к затылку постепенно расширяющейся головой, густо обросшей перьями, очень большими глазами, смотрящими прямо вперед и окруженными лучистым кольцом из перьев (лицевой венчик), широкими и длинными вогнутыми крыльями и большей частью коротким хвостом. Клюв с самого основания сильно загнут книзу, оканчивается коротким крючком и не имеет никаких зазубрин. Восковица короткая и всегда прикрыта длинными щетинистыми перьями, окружающими основание клюва. Средней величины ноги обыкновенно оперены почти до самых когтей; пальцы сравнительно коротки и почти равны между собой по длине, однако задний прикрепляется немного выше, чем прочие; наружный палец вращательный, т.е. свободно может обращаться то вперед, то назад. Когти большие, длинные, сильно загнутые, очень острые и в поперечном разрезе почти круглые. Отдельные перья велики, длинны, широки, к концу закруглены, очень тонко рассучены, почему очень мягки и гибки; перья лица меньше и жестче, они образуют вокруг глаз как бы венчик, состоящий из пяти рядов перьев, что и придает голове совы большое сходство с кошачьей. Обыкновенно тусклое, но в исключительных случаях довольно яркое, даже ослепительное оперение почти всегда очень близко подходит к цвету окружающей среды и к коре деревьев, однако рисунок бывает иногда очень изящный и разнообразный.
        Органы чувств у сов заслуживают особенного внимания. Глаза необыкновенно велики и так выпуклы, что образуют полушария. Самый глаз внутри чрезвычайно подвижен, так как зрачок расширяется и суживается при всяком вдыхании. Наружное отверстие уха у большей части сов окружено складкой кожи, которая сбоку окружает глаз и может быть приподнята и опущена.
        Совы живут во всех частях света и населяют все пояса, страны и местности, от холодных северных стран до самого экватора и от морского берега до 5000 м высоты над уровнем моря. На юге живет большое число видов, но и на севере их тоже немало. Настоящим местопребыванием сов служат леса, но они живут и в степях, пустынях и безлесных горах, населенных местностях и городах. Их зовут ночными хищниками, но это выражение требует некоторого пояснения. Без сомнения, большая часть из них начинает свою охоту только в сумерки, однако они и днем довольно подвижны и даже в самый полдень отправляются за добычей. Зрение, чрезвычайно острое на небольших расстояниях, необыкновенно тонкий слух и мягкое оперение дают возможность сове успешно охотиться и после наступления темноты. Беззвучно несется она невысоко над землей, так что шум собственных движений не мешает ей прислушиваться к малейшему шороху и видеть, несмотря на темноту, самое маленькое млекопитающее.
        Глаза сов не так чувствительны к дневному свету, как может показаться с первого взгляда. Во всяком случае мнение, что они ничего не видят днем, лишено всякого основания. Филин днем отлично узнает каждого дневного хищника, если даже летит на огромном от него расстоянии.
        Странное строение крыльев и мягкое оперение заставляет предполагать у сов некоторую особенность в способе летания. Бесшумный полет их сравнительно медленный и представляет нечто среднее между парением и порханием, но некоторые дневные совы то подымаются, то опускаются, описывая в воздухе дуги на манер дятлов. Полет этот весьма быстро подвигает их вперед, но, по-видимому, скоро утомляет, почему и не может долго продолжаться. Только во время больших перелетов совы подымаются метров на сто над землей и движутся, сильно ударяя крыльями или паря в воздухе. На земле они большей частью очень неловки, но длинноногие совы так хорошо ходят, что даже могут, конечно с помощью крыльев, на бегу ловить добычу. Среди ветвей деревьев все совы очень ловки, некоторые лазают, странным образом припрыгивая и перескакивая с ветки на ветку. Они любят принимать самые разнообразные позы, то съеживаться, то вытягиваться, двигают, наклоняют и поворачивают голову самым удивительным и забавным для зрителя образом и, подобно ленивцам, могут поворачивать лицо совершенно назад.
        Голос сов обыкновенно громкий, но редко приятный. Сердитое хлопанье или щелканье клювом, хриплое фырканье служат, как правило, выражением их душевного состояния; настоящий голос сов можно слышать только ночью или в минуты крайней опасности. В умственном отношении они стоят ниже большей части дневных птиц. Некоторые виды веселостью и подвижностью вводят наблюдателя в заблуждение относительно своих душевных способностей; в общем, за небольшими исключениями, их никак нельзя причислить к умным птицам. Они все пугливы, но неосторожны, едва ли умеют отличить настоящую опасность от воображаемой, редко знают своих друзей и в каждом новом лице видят врага, привыкают, правда, к известным местностям, но никогда не выучиваются ничему, что требует некоторого умственного напряжения. Они ужасно вспыльчивы, в высшей степени свирепы, равнодушны и жестоки. С другими птицами своего вида они живут в мире и дружбе, пока не замешается в дело какая-нибудь страсть, например жадность; они совершенно спокойно съедают товарища, с которым прожили долгие годы в дружбе, когда с ним случится беда. Я держал иногда до 10-12 серых и ушастых сов в одной большой клетке. Ни одна сова не нападала на другую, пока все находились в полной силе; но как только один член общества заболевал и старался забиться в какой-нибудь угол, вся толпа бросалась на него, душила и пожирала. Птенцы, вышедшие из одного гнезда, нередко нападают друг на друга, и побежденный бывает убит и съеден.
        На воле совы едят только ими самими убитую добычу. Все наблюдатели сходятся в мнении, что они никогда не дотрагиваются до падали. По большей части совы нападают на маленьких млекопитающих, но самые сильные хватают и довольно больших, даже хищных, млекопитающих или преследуют птиц, подобно соколам; некоторые из них питаются рыбой, другие насекомыми. Совы редко вредят людям, напротив того, большая часть приносит нам пользу. Из тщательных наблюдений мы узнаем, что немецкие совы едва ли преследуют других животных, кроме мышей, и что их деятельность в этом отношении весьма успешна. Именно в то время, когда противные грызуны веселее всего разыграются, принимаются и совы за свое дело. Неслышно парят они над землей, внимательно исследуя находящуюся под ними местность, и замеченная с высоты мышь почти наверное бывает изловлена. Успеху охоты значительно способствуют короткие подвижные пальцы и сильно загнутые острые когти сов. Захвативши добычу, сова тотчас летит в укромное место и там принимается за еду.
        Большая часть сов может целыми месяцами жить без воды, вероятно, вследствие того, что они довольствуются кровью своих жертв. Однако они все-таки пьют охотно и нуждаются в воде для купания. Пищеварение совершается очень быстро; острый желудочный сок разлагает всякую пищу в короткое время. Кости, волосы и перья скатываются в желудке в круглые комки, которые птица потом извергает с помощью чрезвычайно потешных телодвижений: она страшно раскрывает клюв, низко опускает голову, переступает с ноги на ногу, щурится, давится, трясется всем телом и извергает наконец вышеупомянутый комок, или погадку. Альтум исследовал множество погадок и нашел, что немецкие совы питаются преимущественно мышами и землеройками, но в исключительных случаях крысами, кротами, ласками, птицами и жуками. В 706 погадках сипухи он нашел остатки 16 летучих мышей, 240 домашних мышей, 693 полевых мышей, 1580 землероек, 1 крота и 22 мелких пташек. В 210 погадках серой неясыти обнаружены остатки 1 горностая, 48 мышей, 296 полевых мышей, 1 белки, 33 землероек, 48 кротов, 18 мелких птиц и 48 разных жуков, не говоря уже о бесчисленном количестве майских. В 25 погадках ушастой совы нашлись остатки 6 мышей, 35 полевых мышей и 2 птиц; в 10 погадках неясыти — 10 полевых мышей, 1 землеройки и 11 жуков. Подобные же результаты имели и другие исследования. Так, например, Иекель нашел в 65 погадках остатки 93 мышей разных видов, а Видеман в 250 погадках — остатки 625 мышей, 1 землеройки, 1 крота и 2 маленьких птиц. Эти цифры служат лучшим доказательством пользы, приносимой совами. Большие виды сов действительно грешат тем, что охотятся за зайцами, куропатками и другою дичью, а малые виды — гоняясь за полезными землеройками, но польза, приносимая ими, далеко превышает вред, из чего следует, что эти хищные птицы должны быть тщательно оберегаемы.
        Одни виды сов гнездятся в дуплах, другие — в расщелинах скал или отверстиях стен, иные устраиваются в подземных норах различных млекопитающих или в покинутых гнездах соколов и ворон. Сюда при благоприятных обстоятельствах сносится какой-нибудь строительный материал; но обыкновенно гнездящаяся сова не трудится над улучшением подстилки и кладет яйца прямо на дно найденного гнезда. Число яиц колеблется между 2 и 12; в исключительных случаях в гнезде находят только одно яйцо. Сами яйца очень схожи между собой: они кругловатые, с мелкозернистой скорлупой белого цвета. Все совы выказывают сильную любовь к своему потомству, защищая его от всяких врагов с замечательным мужеством. Молодые птицы долго сидят в гнездах и ночью оглашают окрестности неприятным криком. Крик этот особенно часто слышится в то время, как они уже начинают вылетать из гнезда и порхать кругом его. Мнение моего отца, что они этим криком постоянно подают голос родителям, кажется мне вполне справедливым.
        К сожалению, совы имеют много врагов. Все дневные птицы ненавидят их и как будто желают отомстить этим ночным разбойникам за те нападения, которые делаются ими ночью. Почти все дневные хищные птицы мечутся, как сумасшедшие, при виде большой совы. Такое же возбуждение выказывают и малые птицы, выражая это громким чириканьем и криком, которые, по-видимому, должно принять за брань и ругань. Весь лес приходит в волнение, как только где-нибудь заметят присутствие совы. Одна птица подает голос другой, и бедной ночной птице приходится плохо, так как сильные дневные птицы сердито нападают на нее. Человек с своей стороны слишком часто примыкает к их врагам; многие, считающие себя образованными, думают совершить геройский подвиг, убивая сов во время их сна, и редко случается, чтобы кто-нибудь оказал им покровительство.
        В клетке действительно ручными становятся лишь те совы, которых вынимают из гнезда в очень ранней молодости, выкармливают и ласково с ними обращаются.

Источник: dic.academic.ru