В протерозое тела животных были построены весьма примитивно и обычно не имели скелета. Однако типичные ископаемые палеозойских отложений уже обладали прочным наружным скелетом, или раковиной, защищавшим уязвимые части тела. Под этим покровом животные меньше опасались естественных врагов, что создало предпосылки для быстрого увеличения размеров тела и усложнения организации животных. Появление скелетных животных произошло в самом начале палеозоя — в раннем кембрии, после чего началось их стремительное развитие. Хорошо сохранившиеся окаменелые остатки скелетных животных встречаются повсеместно во множестве, что резко контрастирует с крайней редкостью протерозойских находок. Некоторые ученые рассматривают эту взрывообразную эволюцию как доказательство того, что концентрация атмосферного кислорода достигла к началу кембрия уровня, необходимого для развития высших организмов. В верхней части земной атмосферы образовался озоновый экран, поглощающий губительное ультрафиолетовое излучение, что стимулировало развитие жизни в океане.


вышение содержания кислорода в атмосфере неизбежно вело к росту интенсивности жизненных процессов. Доктор Э. О. Кангеров полагает, что раковины и внутренний скелет у животных могли появиться только тогда, когда организмы получили в свое распоряжение источник энергии, перекрывающий минимум, необходимый для поддержания внутреннего метаболизма. Таким источником энергии оказалась повышенная концентрация кислорода в атмосфере. Животные, быстро приспосабливаясь к измененной среде, приобретали различные типы раковин, панцирей и внутреннего скелета. При всем своем разнообразии все эти животные пока еще жили в морях, и лишь позднее в ходе эволюции некоторые из них приобрели способность дышать атмосферным кислородом. Фауна раннего палеозоя была уже столь разнообразной, что в ней были представлены практически все основные разделы беспозвоночных. Такому высокому уровню дифференциации животных, начиная с кембрийского периода, неизбежно должна была предшествовать длительная эволюция, хотя скудные материалы докембрия и не позволяют нам восстановить в деталях картину такого развития.

Трилобиты и другие членистоногие. Самыми типичными представителями палеозойской фауны являются, вне всякого сомнения, относящиеся к членистоногим животные, известные под названием трилобиты, что в переводе значит "трехдольные". Их сегментированное тело было покрыто прочным панцирем, подразделенным на три отдела: голову, туловище и хвост.


вестно, что 60 % всех видов животного царства раннего палеозоя принадлежало именно к этой группе. До настоящего времени только в одном-единственном случае удалось найти докембрийские остатки членистоногих — в 1964 г. в Австралии. Но уже с самого начала кембрия трилобиты начинают свое триумфальное развитие, разделяясь на сотни родов и видов, многие из которых исчезли с лица планеты столь же быстро, как и появились. Трилобиты во множестве обитали в ордовикских морях, продолжая, хотя и не так интенсивно, свою эволюцию, о чем можно судить по отложениям этого времени, богатым новыми родами трилобитообразных. Трилобиты пошли на убыль в силурийском периоде и стали еще более редкими в девоне. В карбоне и перми существовало одно-единственное семейство трилобитов (Proetidae), последние представители которого вымерли к концу перми. Трилобиты имели повсеместное распространение в палеозое, поэтому они играют важную роль при определении возраста и сравнении отложений разных континентов. Гигантом среди палеозойских беспозвоночных был, несомненно, морской ракоскорпион Eurypterus, относящийся к группе Merostomata, до известной степени промежуточной между трилобитами и скорпионами и появившейся еще в кембрии. Расцвета меростомовые достигли в среднем палеозое, когда произошло вселение части их из морей в пресные воды. Размеры палеозойских меростомовых в силуре и девоне достигали 3 м. До наших дней сохранились лишь представители одного семейства мечехвостов (Limulidae). В девоне и, особенно, карбоне начинают развиваться наземные членистоногие и среди них многочисленные типы наземных форм: многоножки (с силура), скорпионы (с силура), пауки и другие. Из карбона известны примитивные стрекозы рода Meganeura, размах крыльев которых достигал 57 см, и многоножки Arthropleura (класс Diplopoda), выраставшие до полутора метров в длину.




Археоциаты. В кембрийских морях в изобилии водились животные с кубковидным скелетом, известные под именем археоциаты (Archaeocyathi), которые в начале палеозойской эры играли ту же роль, что и кораллы в позднейшие времена. Они вели прикрепленный образ жизни в теплых и мелких водах. Со временем их известковые скелеты образовывали в определенных местах значительные скопления извести, говорящие о том, что ранее эти участки были дном мелкого и теплого моря.

Брахиоподы. В начале палеозоя появились также брахиоподы (Brachiopoda) — морские животные с двустворчатой раковиной, похожие на моллюсков. Они составляли 30 % видов известной кембрийской фауны. Прочные раковины большинства кембрийских видов брахиопод состояли из хитинового вещества, пропитанного фосфатом кальция, тогда как раковины более поздних форм состояли преимущественно из карбоната кальция. Скапливаясь в благоприятных местах в неисчислимых количествах, брахиоподы давали значительную часть материала при образовании подводных рифов и барьеров. В морской фауне палеозоя брахиоподы своей численностью превышают все другие типы животных. Они присутствуют практически во всех морских отложениях этого времени.

iv>

Иглокожие Важным элементом палеозойской фауны были иглокожие (Echinodermata), к которым относятся и общественные морские звезды и морские ежи. Их кембрийские представители принадлежат в большинстве своем к даво вымершим группам, отличающимся, в частности, простым асимметричным строением. Только позже в палеозое приобрели иглокожие радиальную симметрию. В слоях нижнего кембрия встречаются остатки представителей класса Eocrinoidea, настоящие морские лилии (Crinoidea) появляются только в начале ордовика. Некоторые примитивные формы иглокожих, такие, как цистоидеи (Cystoidea), имели шаровидное тело, по которому были бессистемно разбросаны кроющие пластинки ("таблички"), У прикрепленных форм развивался стебель, служащий для прикрепления к субстрату. Впоследствии стебельчатость стала общей для большинства форм. Морские лилии, вершина расцвета которых приходится на карбон, пережили все геологические эпохи с кембрия; известны и морские ежи, тогда как морские звезды и офидры известны с ордовика.

Моллюски. В начале палеозойской эры моллюсков (Mollusco) было крайне мало. (Кстати говоря, некоторые специалисты относят к мягкотелым, или моллюскам, вышеупомянутых брахиоподов.) Те, что были, относились к брюхоногим, хотя уже с кембрия известны их основные классы — и брюхоногие (Gastropoda), панцирные, или хитоны (Amphineura), раковина которых состояла из нескольких щитков, и двустворчатые (Bivalvia), и головоногие (Cephalopoda).


середине палеозоя моллюски заметно размножились. Остатки брюхоногих содержатся почти во всех изученных сериях. Быстрыми темпами шло и развитие головоногих. Пресноводные двустворчатые появляются в большом числе в девоне, известны они также из карбона и перми. Большое распространение получили в палеозое и брюхоногие, первые пресноводные формы которых появились в конце каменноугольного периода. Из головоногих были наиболее широко представлены наутилоидеи (Nautiloidea), достигшие расцвета в силуре; один род — Nautilus, или "кораблик" — дожил до наших дней. К концу палеозоя наутилоидеи были вытеснены аммонитами (Ammonoidea) — головоногими со спирально закрученной раковиной, нередко с богато скульптированной поверхностью. Своим видом раковина сильно напоминает бараний рог. Свое имя аммониты ведут от "рога Аммона"; Аммон, божество древних египтян, изображался с головой барана. Среди аммонитов особое место принадлежит гониатитам (Goniatites), появившимся в девоне и занимавшим господствующее положение в морях карбона. Их остатки являются хорошим указателем геологического возраста морских пород.

Граптолиты и кишечнополостные Особого внимания заслуживают и две другие группы — граптолиты (Graptolithina) и кишечнополостные (Coelenterata). Окаменелые граптолиты часто выглядят как грифельный след на палеозойских породах; это были морские колониальные организмы, имевшие широкое распространение, что позволяет использовать их для дробного расчленения морских отложений. Граптолиты имеют отдаленное родство с хордовыми предками позвоночных.

>

Из числа кишечнополостных наиболее замечательны кораллы (Anthogoo). В раннем палеозое широко были распространены две группы кораллов: четырехлучевые, или ругозы (Rugosa) и табуляты (Tabulata). В теле первых выделялись четыре главные вертикальные перегородки, вторые представлены группами поперечных образований. Силурийские кораллы нередко образовывали массивные напластования известняков органического происхождения. Другой группой кишечнополостных, имевших чрезвычайно широкое распространение в середине палеозоя, были строматопоры (Stromatoporoidea). Эти организмы, происхождение которых по сей день является предметом дискуссий, наращивали прочный известковый скелет, часто уплощенной формы. Некоторые из них достигали 2 и более метров в поперечнике. Строматопоры активно участвовали в образовании силурийских и девонских известковых рифов. Обычно их причисляют к гидроидным полипам (Hydrozoa). Многочисленными были в палеозое и конулярии (Conulata), которых также обычно относят к кишечнополостным. Они появляются в ордовике, достигают высшей точки развития в девоне и вымирают в самом начале мезозойской эры. Конулярии представлены конусовидными "раковинами" из органического вещества, не исключено их родство с медузами.

Фораминиферы Конец палеозоя был отмечен массовым развитием фораминифер (Foraminifera). Эти одноклеточные организмы, чье имя в буквальном переводе означает "несущие отверстия", были заключены в раковины, снабженные особыми отверстиями. В карбоне и особенно в перми члены этой группы порой достигали внушительных размеров. Размножаясь в большом числе, они поставляли значительную часть материала, из которого строились рифы морского дна.


Беспозвоночные в конце палеозоя. К концу палеозоя (пермь) фораминиферы продолжают эволюционировать, но целый ряд других групп животных приходит в упадок: сокращается число трилобитов, вымирают ругозы, падает значение брахиоподов. Относительно распространенными остались двустворчатые, среди которых появляются формы близкие мезозойским типам. Головоногие, среди которых появились в это время первые настоящие аммониты, претерпевают к концу перми определенный кризис.

Первые позвоночные животные. Первые позвоночные появляются в ордовикских отложениях. Остатки костного панциря примитивных позвоночных из группы бесчелюстных рыбообразных — остракодерм (Ostracodermi) были обнаружены в нижнеордовикских породах Эстонии и в среднеордовикских отложениях США. В современной фауне бесчелюстные рыбообразные представлены немногочисленными формами, полностью лишенными костного скелета и чешуйчатого покрова, к числу их относятся миноги. Очень большой вклад в наши знания об ископаемых бесчелюстных внес шведский палеонтолог профессор Э. Стеньше.


Более высокоорганизованные позвоночные, относимые к настоящим рыбам, обладающим хорошо развитыми челюстями и парными плавниками, появляются в силуре. Наиболее характерную группу древнейших рыб образуют панцирные пластинокожие (Placodermi), процветавшие в девоне. К их числу относятся своеобразные антиархи. В начале девона плакодермы оставались относительно некрупными формами, близкими по размерам к бесчелюстным. Но быстро увеличиваясь в размерах, они уже вскоре стали настоящими гигантами, как например, Dinichthys, длина которого достигала 11 м. Это хищное чудовище, должно быть, наводило ужас на обитателей девонских морей. Наряду с пластинокожими в середине палеозоя появляются предки настоящих акул; в верхнем палеозое некоторых из них можно встретить даже в отложениях пресноводных бассейнов. Параллельно идет эволюция различных групп высших, или костных рыб (Osteichthyes), появившихся к началу девона, к концу девона давших начало первым земноводным — ихтиостегидам (Ichthyostegalia). Что же касается других групп рыб и рыбообразных, то почти все группы начала девона начинают исчезать к концу этого периода. Исключение составляли акантоды (Acanthodii), своеобразные рыбы с зубчатыми шипами в основании парных плавников.

Быстро распространяясь, костные рыбы уже к концу девона оказались доминирующей группой позвоночных пресноводных бассейнов. Практически с самого начала своей эволюции они распались на три основные ветви. Виды первой из них процветают и ныне, охватывая 90 % всех существующих рыб.


авники этих рыб поддерживались длинными костными лучами, откуда и пошло название всего подкласса — лучеперые (Actinopterygii). Вторая группа костных рыб в настоящее время представлена лишь тремя родами двоякодышащих рыб (Dipnoi), распространенных на южных материках. Свое название они получили за то, что помимо жабер, эти рыбы обладают и легкими, использующимися для дыхания воздухом. Третью группу костных рыб образуют кистеперые (Crossopterygii’), получившие свое название за кистеобразное ветвление внутреннего скелета парных плавников. Кистеперые рыбы имеют огромное эволюционное значение: именно они дали начало всем наземным позвоночным, включая сюда и человека. Вместе с двоякодышащими кистеперых иногда объединяют в одну группу. Кистеперые, замечательные своими плавниками с широким мясистым основанием, обитали не только в морях, но и в пресноводных бассейнах, и достигли апогея развития в конце девона. В последующие геологические эпохи кистеперых становилось все меньше, и в наше время они представлены единственным реликтовым родом — латимерией (Latimeria), которая встречается в глубоких водах вблизи Мадагаскара. Ближайшая к латимерии форма вымерла еще в меловом периоде.

Первые наземные позвоночные Древнейшие наземные позвоночные, остатки которых обнаружила в 30-х годах датская экспедиция на острове Имер, к востоку от Гренландии, возникли в конце девона от кистеперых рыб. Выход животных из воды на сушу стал переломным моментом в эволюции жизни на Земле.


тественно, потребовалось продолжительное время для коренной перестройки функций организма, связанной с наземным образом жизни. Предковые для наземных позвоночных кистеперые рыбы сначала оставляли воду лишь на непродолжительные сроки. Передвигались на суше они плохо, используя для этой цели змеевидные изгибы тела. Такой способ передвижения практически представляет собой своего рода плавание на суше. Лишь постепенно в передвижении на суше все большую роль начинали играть парные конечности, превращавшиеся по мере этого из рыбьих плавников в конечности наземных животных. Лишь когда предки наземных позвоночных приспособились к поискам пищи на суше, можно стало говорить о появлении настоящих наземных позвоночных. Первые амфибии — ихтиостеги — имели в своем строении еще много рыбьих признаков, о чем говорит и их название. В каменноугольном и, отчасти, пермском периодах продолжалась прогрессивная эволюция амфибий. Многообразие их форм возрастало, но все древние амфибии обитали либо в заболоченных местах, либо даже в пресных водоемах. Основную группу древних амфибий составляют так называемые лабиринтодонты, получившие свое название за строение зубов, на поперечных срезах которых дентин и эмаль образуют глубоко вдающиеся внутрь разветвленные складки, разделенные узкими промежутками. Аналогичное строение зубов имели икистеперые рыбы. Длина тела у лабиринтодонтов колебалась от нескольких сантиметров до четырех — пяти метров; часто по размерам и форме тела они напоминали некрупных аллигаторов. В своем развитии амфибии зависят еще от водной среды, так как они размножаются, откладывая икру в воду. В воде же живут и растут их личинки.

Первые пресмыкающиеся. В конце карбона происходят общие изменения климата. Если раньше климат в Северном полушарии был теплым и влажным, то теперь он становится все более засушливым и континентальным; засухи становятся все более продолжительными. Это стимулировало эволюцию новой группы животных — пресмыкающихся, или рептилий (Reptilia), ведущих свое происхождение от лабиринтодонтов. В отличие от амфибий, пресмыкающиеся потеряли связь с водной средой; они приобрели способность к внутреннему оплодотворению, их яйца содержат большое количество питательного вещества — желтка, они покрыты твердой пористой скорлупой и откладываются на суше. Личинок рептилии не имеют, и из яиц у них вылупляется вполне сформированное молодое животное. Хотя появление пресмыкающихся отмечено уже в середине карбона, их бурное развитие начинается только в перми. С этого времени прослеживается несколько основных линий эволюции, теряющихся в мезозойской эре. Рептилии конца каменноугольного периода отличались еще крайней примитивностью. В это время наибольшее распространение среди них получили пеликозавры (Pelycosauria), выраставшие до значительных размеров. Они относятся к звероподобным пресмыкающимися, от которых в мезозое произошли млекопитающие. Пермь — последний период палеозойской эры, продолжавшийся приблизительно 345 млн. лет. За это время жизнь на Земле изменилась до неузнаваемости: животные вышли из воды и постепенно продвинулись вглубь континентов, так что к концу эры встречались формы, приспособленные к существованию даже в самых засушливых местах. Некоторые из этих форм начали линию развития, ведущую непосредственно к млекопитающим и в конечном счете к человеку.

Мезозойская эра

Мезозойская эра была переходным периодом в развитии земной коры и жизни. Ее можно назвать геологическим и биологическим средневековьем. Начало мезозойской эры совпало с концом варисцийских горообразовательных процесов, закончилась она с началом последней мощной тектонической революции — альпийской складчатости. В Южном полушарии в мезозое завершился распад древнего континента Гондваны, но в целом мезозойская эра здесь была эрой относительного спокойствия, лишь изредка и ненадолго нарушаемого легким складкообразованием. Мезозойская эра продолжалась примерно 160 млн. лет. Ее принято подразделять на три периода: триасовый, юрский и меловой; два первых периода были гораздо короче третьего, продолжавшегося 71 млн. лет.

В биологическом плане мезозой был временем перехода от старых, примитивных, к новым, прогрессивным формам. Ни четырехлучевые кораллы (ругозы), ни трилобиты, ни граптолиты не перешли той невидимой границы, которая пролегла между палеозоем и мезозоем. Мезозойский мир был значительно разнообразнее палеозойского, фауна и флора выступали в нем в значительно обновленном составе.

Источник: studopedia.su

Рождение Земли и жизни на Земле

Представители фауны палеозоя    Возраст нашей старушки Земли, которая является родным домом всему человечеству, очень велик. Его даже трудно себе представить. Земля возникла в звездном пространстве около 5 миллиардов лет назад! Попробуйте вообразить, почувствовать это время. 5 миллиардов – это значит 5 тысяч раз взять по миллиону лет! Вот как далек от нашего времени день ее рождения!
   Для удобства изучения этапов образования нашей планеты ученые разделили историю ее развития и эволюцию жизни на отдельные эры, используя для этого некоторые естественные, характерные особенности. В свою очередь эры делятся на периоды. Продолжительность существования каждой эры и каждого периода – их возраст – определена в миллионах лет.
   Эра звездного существования Земли – тогда раскаленной и безжизненной – удалена от нашего времени на миллиарды лет. Атмосфера была насыщена горячими газами и водяными парами. Тучи вулканического пепла сплошной пеленой окутывали планету и не пропускали солнечных лучей. Водяные пары по мере охлаждения Земли постепенно сгущались, и наконец хлынули горячие проливные дожди, которые продолжали идти тысячелетиями… Вода – основа возникновения и существования живой материи – появилась на планете в первой половине архейской эры. Это было время образования первых древних морей и океанов. А как известно, океан – это колыбель жизни! Ведь первые живые клетки возникли именно в океане! Так на Земле появилась ЖИЗНЬ! Произошло это великое событие около 2 миллиардов 700 миллионов лет назад! Причем названная цифра научно обоснована. Она определена учеными, исходя из возраста окаменелых останков первых беспозвоночных животных, первых водорослей и первых бактерий, появившихся на Земле.
   Следующая за архейской была протерозойская, или древнейшая, эра развития Земли. Ее продолжительность определена от 1,5 миллиарда до 520 миллионов лет. Для этой эры характерно дальнейшее образование морских водоемов, развитие в них массы водорослей и разнообразных беспозвоночных животных.
   После протерозойской наступила палеозойская эра (от 520 до 185 миллионов лет), которую ученые делят на 6 периодов: кембрий, ордовик, силур, девон, карбон, или каменноугольный период, и пермский. Причем каждый период имеет свои характерные черты развития и для каждого определена продолжительность его существования (см. таблицу) и типичный для периода растительный и животный мир. В течение существования палеозойской эры очень активно развивались беспозвоночные животные, заселявшие водные просторы: одни группы вымирали, их сменяли другие, возникали новые формы растений и животных. В палеозое впервые появились ПОЗВОНОЧНЫЕ животные – первые рыбы: панцирные, акуловые и кистеперые, первые земноводные и к концу эры – первые пресмыкающиеся. Все эти животные быстро расселялись, захватывая все новые и новые водные пространства, а выйдя из воды на сушу, они стали распространяться на берегах, постепенно продвигаясь в глубь континентов, приспосабливаясь к самым различным условиям обитания.
   Вот об этом времени развития нашей планеты – ПАЛЕОЗОЕ, о некоторых характерных для этой эры животных мы и хотим рассказать!
   Представь себе, что мы с тобой решили прогуляться по берегу Кембрийского моря… Море было теплое-теплое. Мы разулись и пошли побродить среди зарослей морских водорослей. И вдруг, как только мы вошли в море, из-под ног выскользнули какие-то небольшие животные и, взмутив воду, скрылись из глаз. Мы остановились и стали присматриваться.
   – Да вот же они! Смотри! Спрятались – закопались в песок. А ну-ка, давай рассмотрим их как следует, что это за животные? Да это ведь трилобиты! Одни из самых первых беспозвоночных, появившихся на Земле. Это самые массовые и очень характерные животные Кембрийского моря. В начале кембрийского периода они превосходили всех других животных и по своей численности, и по видовому разнообразию. Но позже, в Девонском море, их стало уже значительно меньше, а к концу палеозоя они и вовсе вымерли. До наших времен дошли только их ископаемые окаменелые останки. Представители фауны палеозоя
   Присмотрись к ним хорошенько: видишь, их тело как бы разделяется и поперечно и продольно на три части. За это их и назвали трилобитами. Ведь слово «лобос» по-гречески значит «лопасть». Подобно ракообразным, трилобиты покрыты известковым, достаточно прочным спинным щитом, состоящим из отдельных подвижных сегментов. У разных видов – их разное количество. Трилобиты были небольшими, их длина от 3 до 10 см. Правда, некоторые редкие виды достигали большей длины, иногда даже до 70 см. В головной части у трилобитов были небольшие «усики» – антенны.
   Глаза располагались на боковых лопастях – «щеках». Относительно короткие ножки служили и для захвата пищи, и для хождения, и для плавания, и для закапывания в песок.
   В море встречался и птериготус – крупный хищник, ракоскорпион, достигавший длины до 2 м, обладавший мощными клешнями. Представители фауны палеозоя
   В кембрии впервые на Земле появились и головоногие моллюски – прародители современных кальмаров, каракатиц и осьминогов. Правда, в те далекие времена они имели внешнюю раковину трубчатой формы, украшенную разноцветным рисунком. Но современные головоногие (кроме наутилуса) давно потеряли раковины по пути эволюционного развития. Мы показали здесь только трех представителей типичных беспозвоночных кембрийского периода, хотя население Кембрийского моря было очень богатым и разнообразным. За длительный период его существования одни формы вымирали, исчезали, нарождались новые, расселялись на огромных водных пространствах, снова вымирали… Шел бурный, активный процесс видообразования как среди водорослей, которые в кембрии впервые «вышли» на сушу и образовали первые своеобразные «леса», так и среди животных. Ведь именно в кембрии возникли первые позвоночные животные. Это были древние рыбы.
Представители фауны палеозоя    Вслед за кембрием наступил новый период – ордовик, в течение которого (от 440 до 360 миллионов лет) продолжался активный процесс развития и изменения растительности и животного мира Земли. Его сменил силурийский период, начавшийся 360 миллионов лет назад и закончившийся 320 миллионов лет назад. Эти 40 миллионов лет силура прежде всего характеризуются появлением на Земле многих видов рыб. Самыми первыми были мелкие (до 10 см) панцирнокожие рыбы, обитавшие в пресноводных болотах и небольших лужах. Их существование охватывает два геологических периода – силур и девон, в конце которого они все вымерли. Второй класс панцирных рыб – пластинокожие – появился в конце силура. Эти рыбы из пресных вод постепенно перешли и приспособились к жизни в море, сделавшись типичными морскими жителями. В их числе появились и такие крупные хищники, как изображенный здесь динихтис, достигавший 10 м длины! Динихтис питался разными морскими животными, всасывая их вместе с водой, так же как это делали панцирнокожие рыбы, так как никто из них не обладал развитыми челюстями, способными хватать и удерживать свою добычу.
   В середине – конце силура появились на Земле и акуловые рыбы, потомки которых живут и поныне в теплой зоне Мирового океана. Из акуловых рыб того времени надо отметить кладоселахий. Это были относительно небольшие (около 70 см) быстроплавающие хищники, «вооруженные» мощным движителем – хвостом, с двумя крупными треугольными грудными плавниками и двумя небольшими лопастями, «посаженными» по бокам хвостового стебля. Эти лопасти были своеобразными «рулями высоты» (глубины) и обеспечивали кладоселахиям наилучшую маневренность движения при добыче быстроплавающих морских животных, которыми они питались.
Представители фауны палеозоя    Наступивший после силура девонский период отличается от всех предыдущих богатейшим развитием ихтиофауны. Он по праву должен быть назван «царством рыб»!
   Впервые, именно в Девонском море, возникли кистеперые рыбы (от 1,5 до 2 м), один из потомков которых дожил и до наших времен. Я имею в виду знаменитую латимерию – целаканта, живущую до сих пор в Индийском океане около Сейшельских и Коморских островов. Одна из пойманных там латимерий хранится у нас в Москве.
   Кистеперыми эти рыбы были названы потому, что они обладали крепкими и сильными грудными плавниками особого строения, на которые рыбы сперва опирались при передвижении по морскому дну. По мере дальнейшего развития грудных плавников и приспособления их к хождению по твердой поверхности они стали подходить ближе к берегам и выходить на сушу! Одновременно с появлением конечностей плавательный пузырь этих рыб, обрастая сетью тонких кровеносных сосудов, постепенно и медленно все более изменялся и превращался в подобие легкого. Это позволило им сперва на непродолжительное, а затем и на длительное время покидать воду, вылезать на сушу и дышать кислородом воздуха. Причем вначале у них сохранялось также и жаберное дыхание, которое лишь постепенно утрачивало свое значение.
   Выход кистеперых рыб на сушу стал великим событием в эволюции животных нашей планеты! На Земле появился новый класс ЗЕМНОВОДНЫХ животных, положивший начало всему богатству наземной (сухопутной) фауны позвоночных.
   В конце силурийского периода палеозоя ПЕРВЫЕ ЗЕМНОВОДНЫЕ начали осваиваться и приспосабливаться к многообразным условиям жизни на суше.

ПЕРВЫЕ ЗЕМНОВОДНЫЕ

Представители фауны палеозоя    Древнейшие земноводные – ихтиостеги – обитали в верхнем девоне около 300–320 миллионов лет назад. Эти примитивные амфибии сохраняли еще очень много сходных и даже общих черт (признаков) с кистеперыми рыбами. Поэтому происхождение земноводных от кистеперых рыб не подлежит никакому сомнению. В дальнейшем история эволюции земноводных нашей планеты развивалась неравномерно. Изобилие и процветание этих животных было отмечено в карбоне, триасе и кайнозое, когда они были представлены множеством разнообразных форм. В то же время в юрском и меловом периодах произошло замедление их развития, уменьшилась численность и видовое разнообразие. Однако начиная с верхнего карбона (в палеозое) и до конца триаса (в мезозое) амфибии первенствовали в тогдашней фауне. В качестве одного из представителей крупных земноводных мы показываем вам мастодонзавра, появившегося на Земле в конце каменноугольного периода. Это был крупный хищник, питавшийся почти исключительно рыбами, населявший пресноводные водоемы (озера и болота). Он вел водный образ жизни. Его привычки и поведение были весьма сходными с образом жизни обыкновенных лягушек. Он также не мог существовать без воды, лишь изредка и ненадолго вылезал на сушу. Поэтому, когда в пермском периоде климат стал менее влажным и водоемы, в том числе и большие озера, стали высыхать и исчезать, началась массовая гибель мастодонзавров, и к началу триаса этот крупный хищник исчез с лица Земли. Название описываемой группы – ЗЕМНОВОДНЫЕ – говорит о том, что эти животные, выходящие на сушу, не оторвались еще в полной мере от жизни в воде. И на самом деле, многие из них продолжали вести водный образ жизни, вылезая на сушу лишь на краткое время, или если и жили на суше, то около воды, с которой они были постоянно связаны. Они, как и рыбы, откладывали икру, весь цикл развития которой проходил в воде.
   Земноводные прошли лишь самые первые этапы освоения суши, но именно поэтому их биология до сих пор представляет огромный научный интерес, так как дальнейшая эволюция этих животных, их полный отрыв от водной среды, положила начало для возникновения следующей группы – высших позвоночных (пресмыкающихся).
   Впервые именно пресмыкающиеся стали размножаться на суше в отрыве от воды. У них появились яйца с плотной внешней оболочкой, предохраняющей их от высыхания и механических повреждений. Благодаря этому в дальнейшем возникли новые группы высших позвоночных – птицы и млекопитающие. Представители фауны палеозоя
   Пресмыкающиеся по сравнению с земноводными являются уже типичными наземными (сухопутными) животными. Появление первых пресмыкающихся относится к концу каменноугольного периода палеозоя. Они развивались как сухопутные формы, однако были и такие, которые приспособились к жизни в воздухе (птерозавры), а также и такие, которые, сохраняя все признаки пресмыкающихся, вели водный образ жизни. Большая часть были хищниками, но черепахи и птерозавры питались и растительной пищей. Мезозавр – один из немногих древних ящеров, относящийся к отряду среднеящеров, который приспособился к жизни в воде. Он обитал в пресных водоемах Южной Африки и Бразилии в конце каменноугольного – начале пермского периода. По своему внешнему виду он был похож на современного крокодила: сжатый с боков хвост, пятипалые конечности с плавательными перепонками между пальцев, длинная морда с вытянутыми челюстями, вооруженными массой тонких и длинных зубов. Но по своим размерам он был в несколько раз меньше. Самые крупные мезозавры достигали всего от 60 до 100 сантиметров длины. Мезозавр был хищником – питался в основном рыбами.
Представители фауны палеозоя    На рисунке вы видите эдафозавра. Он является представителем отряда тероморфа – звероподобных. Эти животные, сохраняя типичный облик пресмыкающихся, в то же время приобрели уже некоторые признаки, свойственные млекопитающим животным, почему их и называли «звероподобные». В частности, эти изменения отмечаются палеонтологами в области скелета (костей черепа, зубов…). Ученые высказали предположение, что некоторые пресмыкающиеся отряда звероподобных были уже теплокровными животными.
   Возникнув одновременно с мезозаврами в конце каменноугольного периода, звероподобные пресмыкающиеся достигли особого расцвета в пермском периоде, но уже к началу триаса (мезозой) они угасли и вымерли.
   Звероподобные были хищниками, но среди них встречались отдельные виды, которые питались растительной пищей. Эдафозавр также был растительноядным, питался различными болотными травами. Длина взрослых эдафозавров достигла 2,5–3 метров. Мы очень кратко постарались рассказать вам о палеозое.
   Палеозойская эра была одной из самых важных в развитии нашей планеты, одной из самых плодотворных, определившая коренные изменения в эволюции растительного мира и животных Земли. Впервые в палеозое растения вышли из воды и заселили сушу. Впервые возникли на Земле лесные массивы. Впервые в палеозое отмечено интенсивное развитие беспозвоночных животных. Вслед за ними именно в палеозое возникли и первые позвоночные животные. Впервые позвоночные вышли из воды на сушу и начали ее заселять. Впервые возникли высшие позвоночные, эволюция которых в дальнейшем привела к появлению на Земле теплокровных животных. Решающие изменения в развитии нашей планеты, происшедшие в течение палеозоя, подготовили почву для появления на Земле человека!

Рисунки А. Павлова.

Источник: journal-shkolniku.ru

Общая характеристика эры

К на­ча­лу па­лео­зоя на Зем­ле обо­со­би­лись круп­ные кон­ти­нен­таль­ные мас­си­вы (в со­ста­ве древ­них плат­форм и об­лас­тей бай­каль­ской склад­ча­то­сти – бай­ка­лид): Се­ве­ро-Аме­ри­кан­ский (Лав­рен­тия), Вос­точ­но-Ев­ро­пей­ский (Бал­ти­ка), Си­бир­ский (Си­бирь), Ки­тай­ско-Ко­рей­ский (Си­но­ко­рея) и Гон­два­на. В па­лео­зое они ос­та­ва­лись при­под­ня­той су­шей ли­бо по­кры­ва­лись мел­ко­вод­ны­ми эпи­кон­ти­нен­таль­ны­ми мо­ря­ми, где на­ка­п­ли­ва­лись ма­ло­мощ­ные от­ло­же­ния плат­фор­мен­но­го чех­ла. На тер­ри­то­рии Гон­два­ны в на­ча­ле позд­не­го ор­до­ви­ка про­изош­ло Са­хар­ское ма­те­ри­ко­вое оле­де­не­ние; др. по­кров­ное оле­де­не­ние – Гон­дван­ское – ох­ва­ти­ло кон­ти­нент в позд­нем кар­бо­не – пер­ми. На тер­ри­то­рии Си­бир­ско­го кон­ти­нен­та и Гон­два­ны в позд­нем па­лео­зое фор­ми­ро­ва­лись круп­ные впа­ди­ны, за­пол­няв­шие­ся кон­ти­нен­таль­ны­ми уг­ле­нос­ны­ми от­ло­же­ния­ми; раз­ви­тие Тун­гус­ской впа­ди­ны на Си­бир­ском кон­ти­нен­те за­вер­ши­лось мощ­ным про­яв­ле­ни­ем трап­по­во­го маг­ма­тиз­ма. Су­ще­ст­во­вав­шие кон­ти­нен­ты раз­де­ля­лись меж­кон­ти­нен­таль­ны­ми под­виж­ны­ми поя­са­ми (Се­ве­ро-Ат­лан­ти­че­ский, Ура­ло-Мон­голь­ский, Сре­ди­зем­но­мор­ский, Арк­ти­че­ский), а ок­ра­ин­но-кон­ти­нен­таль­ные поя­са (Кор­диль­ер­ский, Ан­дий­ский, Вос­точ­но-Ази­ат­ский, Вос­точ­но-Ав­ст­ра­лий­ский) от­де­ля­ли их от впа­ди­ны Ти­хо­го ок. В под­виж­ных поя­сах про­ис­хо­ди­ло рас­тя­же­ние и со­кра­ще­ние мощ­но­сти кон­ти­нен­таль­ной ко­ры, на­ко­п­ле­ние мощ­ных толщ мор. от­ло­жений (в т. ч. глу­бо­ко­вод­ных), ак­тив­но про­яв­лял­ся под­вод­ный вул­ка­низм. В меж­кон­ти­нен­таль­ных поя­сах рас­кры­ва­лись па­лео­океа­нич. бас­сей­ны: Япе­тус, Па­лео­ураль­ский и Тур­ке­стан­ский, Па­лео­ази­ат­ский оке­ан, Па­лео­те­тис. Они про­хо­ди­ли в сво­ём раз­ви­тии пол­ный Вил­со­на цикл, за­вер­шаю­щий­ся за­кры­ти­ем бас­сей­нов, склад­ча­то­стью и фор­ми­ро­ва­ни­ем на их мес­те кол­ли­зи­он­ных склад­ча­тых об­лас­тей. В ок­ра­ин­но-кон­ти­нен­таль­ных поя­сах в хо­де склад­ча­то­сти воз­ни­ка­ли ак­кре­ци­он­ные склад­ча­тые об­лас­ти, ко­то­рые на­ра­щи­ва­ли пло­ща­ди кон­ти­нен­тов.

В па­лео­зое от­ме­ча­лось неск. та­лас­со­кра­тич. эпох, сме­няю­щих­ся гео­кра­тич. эпо­ха­ми. Ор­до­вик и си­лур – вре­мя мак­си­маль­но­го за весь па­лео­зой подъ­ё­ма уров­ня Ми­ро­во­го ок. (та­лас­со­кра­тич. эпо­ха). К кон­цу си­лу­ра – на­ча­лу де­во­на за­крыл­ся оке­ан Япе­тус, что со­про­во­ж­да­лось про­яв­ле­ни­ем ка­ле­дон­ской эпо­хи тек­то­ге­не­за и фор­ми­ро­ва­ни­ем кол­ли­зи­он­но­го Се­ве­ро-Ат­лан­ти­че­ско­го склад­ча­то­го поя­са. Он спа­ял Се­ве­ро-Аме­ри­кан­ский и Вос­точ­но-Ев­ро­пей­ский кон­ти­нен­ты в еди­ный круп­ный кон­ти­нент Лав­рус­сия. В ран­нем де­во­не все ка­ле­дон­ские склад­ча­тые об­лас­ти пред­став­ля­ли со­бой воз­ды­маю­щие­ся гор­ные со­ору­жения, в пре­де­лах ко­то­рых фор­ми­ро­ва­лись меж­гор­ные впа­ди­ны, за­пол­няю­щие­ся кон­ти­нен­таль­ны­ми от­ло­же­ния­ми т. н. Древ­не­го Крас­но­го пес­ча­ни­ка (Old Red Sandsone). Уро­вень Ми­ро­во­го ок. был низ­ким, что ха­рак­тер­но для гео­кра­тич. эпох. По­сле крат­ко­врем. та­лас­со­кра­тич. эпо­хи позд­не­го де­во­на – ран­не­го кар­бо­на на­сту­пи­ла круп­ная позд­не­па­ле­о­зой­ская гео­кра­тич. эпо­ха (сред­ний кар­бон – три­ас). В кон­це кар­бо­на и пер­ми за­кры­лись Па­лео­ураль­ский и Па­лео­ази­ат­ский океа­ны, что со­про­во­ж­да­лось про­яв­ле­ния­ми гер­цин­ской эпо­хи тек­то­ге­не­за. Воз­ник­шие на мес­те океа­нов кол­ли­зи­он­ные склад­ча­тые об­лас­ти спая­ли Си­бир­ский и Ки­тай­ско-Ко­рей­ский кон­ти­нен­ты с Лав­рус­си­ей в но­вый круп­ный кон­ти­нент Лав­ра­зия. За­кры­тие зап. час­ти океа­на Па­лео­те­тис и про­яв­ле­ние там гер­цин­ской склад­ча­то­сти при­ве­ло к со­еди­не­нию Лав­ра­зии с Гон­два­ной в су­пер­кон­ти­нент Пан­гея II. Этот су­пер­кон­ти­нент пред­став­лял со­бой ги­гант­ский мас­сив су­ши, про­ти­во­пос­тав­ляв­ший­ся Ти­хо­му ок. (Пан­та­лас­са II). Гер­цин­ские склад­ча­тые со­ору­же­ния, как и ка­ле­дон­ские, пред­став­ля­ли со­бой вы­со­ко­гор­ные об­лас­ти с меж­гор­ны­ми впа­ди­на­ми, за­пол­няв­ши­ми­ся кон­ти­нен­таль­ны­ми от­ло­же­ния­ми. На гра­ни­цах склад­ча­тых со­ору­же­ний с при­ле­гаю­щи­ми плат­фор­ма­ми фор­ми­ро­ва­лись ха­рак­тер­ные для гер­ци­нид крае­вые про­ги­бы, в них по­сле­до­ва­тель­но на­ка­п­ли­ва­лись мор­ские, ла­гун­ные и кон­ти­нен­таль­ные от­ло­же­ния. В за­ви­си­мо­сти от па­лео­кли­ма­та в крае­вых про­ги­бах при­сут­ст­ву­ют со­ле­нос­ные или уг­ле­нос­ные от­ло­же­ния. Уро­вень Ми­ро­во­го ок. в кон­це па­лео­зоя был низ­ким – близ­ким к со­вре­мен­но­му.

Органический мир

В свя­зи с из­ме­не­ния­ми хи­мич. со­ста­ва ат­мо­сфе­ры и гид­ро­сфе­ры на ру­бе­же вен­да и кем­брия мн. ор­га­низ­мы при­об­ре­ли спо­соб­ность к об­ра­зо­ва­нию ми­нер. ске­ле­та. В это вре­мя сфор­ми­ро­ва­лись осн. ти­пы мно­го­кле­точ­ных жи­вот­ных. В кем­брии поя­ви­лись фо­ра­ми­ни­фе­ры, ра­дио­ля­рии, чле­ни­сто­но­гие (в т. ч. три­ло­би­ты), разл. мол­лю­ски (по­ли­пла­ко­фо­ры, мо­но­пла­ко­фо­ры, брю­хо­но­гие, дву­створ­ча­тые, го­ло­во­но­гие), бра­хио­по­ды, иг­ло­ко­жие, грап­то­ли­ты, ко­но­дон­ты и др. Для ран­не­го кем­б­рия ха­рак­тер­ны ар­хео­циа­ты. В се­ре­ди­не ран­не­го кем­брия от­ме­че­ны бес­че­реп­ные хор­до­вые, обо­лоч­ни­ки и древ­ней­шие ры­бо­об­раз­ные по­зво­ноч­ные, к позд­не­му кем­брию поя­ви­лись пар­но­ноз­д­рё­вые бес­че­лю­ст­ные. На по­бе­режь­ях су­ще­ст­во­ва­ли бак­те­ри­аль­но-во­до­рос­ле­вые со­об­ще­ст­ва, гри­бы, ли­шай­ни­ки, оби­та­ли чер­ви, мно­го­нож­ки. В ор­до­ви­ке зна­чи­тель­но воз­рос­ло чис­ло ор­га­низ­мов с кар­бо­нат­ным ске­ле­том, спо­соб­ных фор­ми­ро­вать ри­фо­вые по­строй­ки. Поя­ви­лись че­ты­рёх­лу­че­вые ко­рал­лы, стро­ма­то­по­ра­ты (дон­ные ко­ло­ни­аль­ные ор­га­низ­мы), ло­па­то­но­гие мол­лю­ски, мшан­ки, иг­ло­ко­жие (мор­ские ли­лии, мор­ские ежи, мор­ские звёз­ды, офиу­ры, мор­ские пу­зы­ри), кры­ло­жа­бер­ные, пар­но­ноз­д­рё­вые бес­че­лю­ст­ные (те­ло­дон­ты), древ­ней­шие че­лю­ст­но­ро­тые (при­ми­тив­ные хря­ще­вые ры­бы). Бы­ли раз­но­об­раз­ны та­бу­ля­ты, три­ло­би­ты, эв­рип­те­ри­ды, дву­створ­ча­тые, брю­хо­но­гие и го­ло­во­но­гие мол­лю­ски, зам­ко­вые бра­хио­по­ды, грап­то­ли­ты. В позд­нем ор­дови­ке от­ме­че­ны пер­вые на­зем­ные рас­те­ния (пе­чё­ноч­ни­ки). В кон­це пе­рио­да вы­мер­ли мн. груп­пы мор. ор­га­низ­мов. В си­лу­ре поя­ви­лись не­пар­но­ноз­д­рё­вые бес­че­лю­ст­ные (ос­тео­стра­ки, анас­пи­ды), пан­цир­ные (пла­ко­дер­мы) и ко­ст­ные (акан­то­ды) ры­бы, со­су­ди­стые рас­те­ния (ри­нио­фи­ты и пер­вые плау­но­вид­ные). Из-за раз­ви­тия рас­тит. по­кро­ва на су­ше зна­чи­тель­но сни­зи­лась эро­зия, что спо­соб­ст­во­ва­ло об­ра­зо­ва­нию за­кре­п­лён­ных почв. В де­во­не поя­ви­лись ам­мо­нои­деи и ко­лео­и­деи, аку­лы, лу­че­пё­рые, двоя­ко­ды­ша­щие и кис­те­пё­рые ры­бы. В се­ре­ди­не де­во­на от кис­те­пё­рых про­изош­ли древ­ней­шие чет­ве­ро­но­гие. Поя­ви­лись пау­ки, кле­щи, на­се­ко­мые. Рас­ти­тель­ность су­ши со­стоя­ла из при­ми­тив­ных плау­но­вид­ных, чле­ни­сто­сте­бель­ных, па­по­рот­ни­ков и пред­ков го­ло­се­мен­ных. В кон­це пе­рио­да ис­чез­ло 60% ро­дов и бо­лее 20% се­мейств мор. жи­вот­ных, вы­мер­ли пла­ко­дер­мы, пар­но­ноз­д­рё­вые и боль­шин­ство не­пар­но­ноз­д­рё­вых бес­че­лю­ст­ных. В кар­бо­не наи­бо­лее рас­про­стра­нён­ны­ми груп­па­ми мор. жи­вот­ных бы­ли фо­ра­ми­ни­фе­ры, ко­рал­лы, мшан­ки, мол­лю­ски, ост­ра­ко­ды, бра­хио­по­ды, мор­ские ли­лии, ко­но­дон­ты, хря­ще­вые (па­лео­нис­ки) и лу­че­пё­рые ры­бы. Сре­ди дре­во­вид­ной рас­ти­тель­но­сти пре­об­ла­да­ли ле­пи­до­ден­д­ро­ны, ка­ла­ми­ты, па­по­рот­ни­ко­об­раз­ные и древ­ние го­ло­се­мен­ные. На­зем­ную фау­ну по­пол­ни­ли раз­но­об­раз­ные на­се­ко­мые (вклю­чая кры­ла­тых), зем­но­вод­ные и пре­смы­каю­щие­ся (в т. ч. зве­ро­об­раз­ные). В пер­ми в мо­рях бы­ли обиль­ны мол­лю­ски, бра­хио­по­ды, иг­ло­ко­жие. В со­ста­ве на­зем­ной рас­ти­тель­но­сти ши­ро­ко пред­став­ле­ны кор­даи­то­вые, пте­ри­дос­пер­мо­вые и на­стоя­щие го­ло­се­мен­ные (хвой­ные, ци­ка­до­вые, гинк­го­вые). По­яви­лись же­ст­ко­кры­лые и сет­ча­то­кры­лые на­се­ко­мые. В фау­не на­зем­ных по­зво­ноч­ных до­ми­ни­ро­ва­ли зве­ро­об­раз­ные реп­ти­лии. Воз­ник­ли ар­хо­зав­ры (те­ко­дон­ты). В хо­де мас­со­во­го вы­ми­ра­ния с кон­ца перм­ско­го пе­рио­да ис­чез­ло св. 80% ро­дов и 50% се­мейств мор. жи­вот­ных, вы­мер­ли поч­ти все ти­пич­ные для па­лео­зоя груп­пы мор. и на­зем­ных ор­га­низ­мов.

Полезные ископаемые

C оса­доч­ны­ми по­ро­да­ми па­лео­зой­ской эра­те­мы свя­за­ны круп­ные ме­сто­ро­ж­де­ния ка­мен­но­го уг­ля, неф­ти, ми­нер. со­лей, фос­фо­ри­тов, бок­си­тов, руд ме­ди, зо­ло­та. Бо­га­тей­шие за­ле­жи ка­мен­но­го уг­ля, при­уро­чен­ные к кар­бо­ну и пер­ми, ос­ваи­ва­ют­ся в Рос­сии (Пе­чор­ский уголь­ный бас­сейн, Куз­нец­кий уголь­ный бас­сейн), Ук­раи­не (До­нец­кий уголь­ный бас­сейн), Ка­зах­ста­не (Ка­ра­ган­дин­ский уголь­ный бас­сейн, Эки­ба­стуз­ский уголь­ный бас­сейн), Поль­ше и Че­хии (Верх­не­си­лез­ский ка­мен­но­уголь­ный бас­сейн и Oстравско-Карвинский уголь­ный бас­сейн), в Зап. Eвропе (Pypский, Bалансьен, Ас­ту­рий­ский, Юж. Уэльс и др.), США (Ап­па­лач­ский ка­мен­но­уголь­ный бас­сейн, Пен­силь­ван­ский уголь­ный бас­сейн), Ки­тае (Ху­ан­хэ). Пром. ско­п­ле­ния неф­ти и при­род­но­го го­рю­че­го га­за из­вест­ны в ниж­нем па­лео­зое Си­бир­ской плат­фор­мы (в Ир­кут­ском ам­фи­те­ат­ре), При­бал­ти­ки, США (Кан­зас, Ок­ла­хо­ма). С верх­не­па­лео­зой­ски­ми по­ро­да­ми свя­за­ны круп­ные Вол­го-Ураль­ская неф­те­га­зо­нос­ная про­вин­ция и При­кас­пий­ская неф­те­га­зо­нос­ная про­вин­ция (Рос­сия), Се­вер­но­го мо­ря неф­те­га­зо­нос­ная об­ласть (Сев. Ев­ро­па), За­пад­ный Внут­рен­ний неф­те­га­зо­нос­ный бас­сейн (США). Круп­ные ме­сто­ро­ж­де­ния гип­са, ка­мен­ной и ка­лий­ных со­лей за­клю­че­ны в кем­брии Си­бир­ской плат­фор­мы (Усо­лье-Cибирское) и Ин­дии, в си­лу­ре США (Ми­чи­ган), де­во­не Бе­ло­рус­сии (Со­ле­гор­ское) и Ка­на­ды (Сас­ка­че­ван­ский ка­лие­нос­ный бас­сейн), пер­ми При­ура­лья (Верх­не­кам­ское ме­сто­ро­ж­де­ние), Ук­раи­ны (Cлавянско-Aр­тёмовский со­ле­нос­ный бас­сейн), Гер­ма­нии (Штас­фурт), США (Де­ла­вэр­ский ка­лие­нос­ный бас­сейн). Наи­бо­лее зна­чит. ме­сто­ро­ж­де­ния фос­фо­ри­тов свя­за­ны с от­ло­же­ния­ми ниж­не­го кем­брия в Ка­зах­ста­не (Ка­ра­тау­ский фос­фо­ри­то­нос­ный бас­сейн), Мон­го­лии (Хуб­су­гуль­ский), Ки­тае, Ав­ст­ра­лии, При­бал­ти­ке; с от­ло­же­ния­ми пер­ми – в США (в Ска­ли­стых го­рах). Бок­си­то­вые ме­сто­ро­ж­де­ния, при­уро­чен­ные к де­во­ну, из­вест­ны на вост. и зап. скло­нах Ура­ла, на Ти­ман­ском и Cалаирском кря­жах; с ка­мен­но­уголь­ны­ми от­ло­же­ния­ми свя­за­ны ме­сто­ро­ж­де­ния на юге и вос­то­ке Ки­тая (Ляо­нин, Юнь­нань, Шань­дун), на Вос­точ­но-Ев­ро­пей­ской плат­фор­ме (Тих­вин­ское, Cеверо-Oнежское). В ниж­не­па­лео­зой­ской чер­но­слан­це­вой тол­ще Кы­зыл­ку­мов (Уз­бе­ки­стан) ло­ка­ли­зо­ва­но зо­ло­то-кварц-суль­фид­ное ме­сто­ро­ж­де­ние Му­рун­тау. С верх­не­па­лео­зой­ски­ми крас­но­цвет­ны­ми тер­ри­ген­ны­ми от­ло­же­ния­ми в зап. час­ти Центр. Ка­зах­ста­на свя­за­ны ме­сто­ро­ж­де­ния ме­ди­стых пес­ча­ни­ков.

Оса­доч­ные и оса­доч­но-вул­ка­но­ген­ные ме­сто­ро­ж­де­ния же­лез­ных руд из­вест­ны в от­ло­же­ни­ях ор­до­ви­ка (Уо­ба­на, о. Нью­фа­унд­ленд, Ка­на­да), си­лу­ра (Клинтон, США), де­во­на (Гapa-Дже­би­лет, Ал­жир). С па­лео­зой­ски­ми ин­тру­зия­ми ки­сло­го со­ста­ва свя­за­на груп­па ме­сто­ро­ж­де­ний же­лез­ных руд в Юж. Си­би­ри (Крас­но­ка­мен­ское, Ир­бин­ское, Тей­ское), на Ура­ле (Го­роб­ла­го­дат­ское, Bысокогорское, Ка­чарское, Cарбайское, Cоколовское) и др. К вул­ка­но­ген­ным по­ро­дам при­уро­че­ны мед­но-кол­че­дан­ные ме­сто­ро­ж­де­ния Нор­ве­гии (руд­ные рай­оны Трон­хейм, Су­лить­ель­ма, Реп­пар­фь­орд и др.), вост. скло­на Ура­ла (Cибайское, Гай­ское и др.), Руд­но­го Ал­тая и др. Ме­сто­ро­ж­де­ния по­ли­ме­тал­лич. руд, свя­зан­ные с ка­ле­дон­ским и гер­цин­ским ин­тру­зив­ным маг­ма­тиз­мом ки­сло­го со­ста­ва, име­ют­ся на Cалаирском кря­же (Рос­сия), в хреб­те Ка­ра­тау (Ка­зах­стан), в до­ли­не р. Мис­си­си­пи (США), ме­сто­ро­ж­де­ния зо­ло­та – в Куз­нец­ком Ала­тау, Гор­ной Шо­рии, Сая­нах, Гор­ном Ал­тае (Рос­сия), Сев. Ка­зах­ста­не. C ульт­ра­ос­нов­ны­ми и ос­нов­ны­ми ин­тру­зия­ми ас­со­ции­ру­ют ме­сто­ро­ж­де­ния руд ме­ди и ни­ке­ля в Нор­ве­гии, ас­бе­ста в Ка­на­де (пров. Кве­бек, о. Нью­фа­унд­ленд). Ве­ро­ят­но, перм­ский воз­раст име­ют ртут­ные ме­сто­ро­ж­де­ния Ук­раи­ны (До­нец­кая про­вин­ция) и Ср. Азии. Мн. па­лео­зой­ские по­ро­ды ши­ро­ко ис­поль­зу­ют­ся как стро­ит. и об­ли­цо­воч­ный ма­те­ри­ал (из­вест­ня­ки, до­ло­ми­ты, мра­мо­ры, яш­мы).

Источник: bigenc.ru

Пояснение.

Пред­ста­ви­те­ли фауны па­лео­зоя: бес­че­люст­ные рыбы, сте­го­це­фа­лы, пер­вые пре­смы­ка­ю­щи­е­ся.

 

Ответ: 146.

 

Примечание.

Палеозой вклю­ча­ет 6 периодов: кембрий, ордовик, силур, девон, кар­бон и пермь. Пер­вые 3 пе­ри­о­да называют ран­ним палеозоем, осталь­ные — позд­ним палеозоем. Ран­ний и позд­ний палеозой за­мет­но различаются по рас­про­стра­не­нию и ха­рак­те­ру животного и рас­ти­тель­но­го мира. В на­ча­ле палеозоя эво­лю­ция животных и рас­те­ний происходила толь­ко в морях, где в кем­брии появились уже все типы животных. Хотя пер­вые наземные жи­вот­ные также из­вест­ны с кембрия, по существу, суша на­ча­ла заселяться ими толь­ко в девоне. Это от­но­сит­ся и к растениям, пер­вые из ко­то­рых отмечены на суше с на­ча­ла силура.

В морях ран­не­го палеозоя про­цве­та­ли археоциаты, трилобиты, при­ми­тив­ные иглокожие, граптолиты, бесчелюстные, по­яви­лись наутилоидеи, кораллы, стромотопораты, конодонты, пер­вые челюстноротые. В позд­нем палеозое (начиная с девона) за­мет­но возросло раз­но­об­ра­зие брахиопод, конодонтов, кораллов, фораминифер, че­люст­но­ро­тых рыбообразных, по­яви­лись аммоноидеи, насекомые, а также раз­лич­ные наземные позвоночные, ко­то­рые в перм­ском периоде до­стиг­ли достаточно вы­со­ко­го уровня организации.

В кар­бо­не на суше по­яв­ля­ют­ся растительноядные брю­хо­но­гие моллюски из груп­пы лёгочных, ды­ша­щие воздухом. В верх­не­де­вон­ских отложениях Грен­лан­дии известны наи­бо­лее древние пред­ста­ви­те­ли земноводных — ихтиостеги. Они оби­та­ли в мел­ких прибрежных участ­ках водоёмов (где сво­бод­ное плавание было затруднено), за­бо­ло­чен­ных районах и об­ла­стях с из­бы­точ­ной влажностью на суше. В кар­бо­не начинается рас­цвет древних амфибий, пред­став­лен­ных в позд­нем палеозое боль­шим разнообразием форм, ко­то­рых объединяют под на­зва­ни­ем стегоцефалов. Наи­бо­лее известные пред­ста­ви­те­ли стегоцефалов: лабиринтодонты, ко­то­рые в позд­нем палеозое были одной из наи­бо­лее распространённых и обиль­ных видами групп позвоночных.

В перм­ском периоде по­яв­ля­ют­ся крупные кро­ко­ди­ло­об­раз­ные стегоцефалы и без­но­гие или червяги. От при­ми­тив­ных лабиринтодонтов в ран­нем карбоне обосо­би­лась группа антракозавров, со­еди­ня­ю­щих в себе черты зем­но­вод­ных и яще­риц (сеймурии, котлассии). От них в ран­нем карбоне воз­ник­ли настоящие рептилии, ко­то­рые уже стали в пол­ной мере на­зем­ны­ми животными. Не­боль­шие (длиной до 50 см) реп­ти­лии питались на­се­ко­мы­ми и у них про­па­да­ет кожное дыхание. Древ­ней­шие и наи­бо­лее примитивные пре­смы­ка­ю­щи­е­ся принадлежали к под­клас­су котилозавров.

Источник: bio-ege.sdamgia.ru