Эдиакарий — третий и заключительный период неопротерозойской эры. Эдиакарий является значительным периодом в истории формирования и развития Земли, так как стал заключительным периодом Докембрия. Сразу после него следует Кембрийский период, который считается одним из самых важных этапов в формировании жизни на Земле. Сразу после эдиакария начинается новая эпоха истории Земли — эон Фанерозой, который продолжается и сегодня.

 

Неопротерозой — третья эра протерозойского эона, продолжался от 1000 млн лет назад и до 541 млн лет назад. Неопротерозойская эра состоит из трёх периодов — тоний, криогений, эдиакарий. Третий период, о котором здесь говорится — эдиакарий — продолжался от 635 миллионов лет назад до 541 миллионов лет назад. Чтобы не запутаться в эонах, эрах и периодах, используйте в качестве визуальной подсказки геохронологическую шкалу, которая находится здесь. Стоит также отметить, что тот же самый период ранее назывался «Венд» или «Вендский период». Новое название «эдиакарий» для данного периода было официально утверждено в 2004 году.


 

Особое внимание в истории эдиакария заслуживает развитие жизни. В это время Землю населяли мягкотелые существа — вендобиоты, которые также называют вендской биотой или эдиакарской биотой. К этому времени уже появились многочисленные многоклеточные организмы, однако живые существа ещё не успели сформировать твёрдую оболочку. По этой причине отпечатков и ископаемых останков данного периода крайне мало. Те находки, что сделали учёные в разных уголках Земли, говорят о том, что в это время обитали примитивные многоклеточные организмы. Для современных учёных эти останки представляют большую загадку и массу вопросов. До сих пор учёные спорят о том, являются ли представители эдиакарской биоты предками тех организмов, что появились и стали активно развиваться в последующем кембрии и существуют сегодня. По своей природе вендская биота крайне нехарактерна для тех живых существ, что появились позднее. Учёные предполагают, что скорее всего, вся или большая часть вендской биоты является полностью вымершей, которая не оставила потомков и, соответственно, не является прародителем живых организмов, появившихся в фанерозойском эоне.

 

В эдиакарии находят следы мягкотелых организмов, которые имеют трубчатую, а также трубчато-ветвящуюся структуру, дискообразные, мешкообразные, похожие на ветви деревьев, перья и другие формообразования.


эдиакарском периоде эти организмы создали процветающую экосистему, которая разительно отличается от последующих экосистем Земли. Многие из видов эдиакарской биоты до сих пор невозможно отнести ни к одному из известных живых организмов, например, Дикинсонию, которую одни учёные относят к животным, другие — к грибам, а третьи утверждают, что Дикинсония — это представитель таких видов живых организмов, которые ныне не существуют. Некоторые схожие эдиакарские организмы обнаруживаются и в кембрии, однако лишь как редкие остатки. Современная наука предполагает, что данный вид жизни — эдиакарская биота — был уничтожен или вытеснен новыми формами жизни, которые появились во времена кембрийского взрыва.

 

Живые существа Эдиакария

 

Mawsonites spriggi

 

Xenusion auerswaldae

 

Вендия

 

Вентогирус

 

Виндермерия

 

Дикинсония

 

Инарии

 

Eoandromeda octobrachiata

 

Кимберелла

 

Лоссиния

 

Намакалатус

 

Немиана

 

Оватоскутум

 

Онега Степанова

 

Прекамбридий

 

Птеридиний

 

Рангея

 

Следы Archaeonassa

 

Солза

 

Сприггина

 

Трибрахидий

 

Хиемалора

 

Цепочка следов ёргии

 

Цикломедуза

 

Чарния

Источник: web-kapiche.ru

История открытия


Первыми найденными эдиакарскими окаменелостями стали обнаруженные в 1868 году дискообразные экземпляры аспиделлы (Aspidella terranovica). Их первооткрыватель, геолог А. Мюррей (англ.), счёл их полезным средством для сопоставления возраста горных пород вблизи Ньюфаундленда[4]. Однако, поскольку они лежали ниже древнейших кембрийских слоёв (считавшихся тогда содержащими самые первые признаки жизни), понадобилось 4 года, пока нашёлся палеонтолог (Элкана Биллингс (англ.)), осмелившийся предположить, что они являются ископаемыми останками[5]. Но и тогда, несмотря на его авторитет, его предположение не было поддержано другими учёными из-за простой формы находок: их объявляли следами выхода газов, неорганическими конкрециями или даже шутками Бога[4]. Больше нигде в мире похожих образцов найдено не было, и споры зашли в тупик[4].

В 1933 году Георг Гюрих (англ.) обнаружил экземпляры в Намибии[6], но твёрдое убеждение, что жизнь возникла в кембрийском периоде, заставило его отнести их к кембрию, и никаких связей с аспиделлой не было установлено. В 1946 году Рег Спригг (англ.) нашёл «медузы» в Эдиакарских холмах в Австралии[7], но эти породы считались раннекембрийскими, и его открытие вызвало лишь небольшой интерес.

iv>

Так продолжалось до открытия в 1957 году знаменитой чарнии. Это похожее на ветку ископаемое (см. иллюстрацию к настоящей статье) было найдено в Чарнвудском лесу (англ.) (Англия)[8], и благодаря подробному геологическому картированию Британской геологической службы не было сомнения, что оно относится к докембрию. Палеонтолог Мартин Гласснер (англ.) установил наконец связь между ним и прежними находками[9][10]. Благодаря усиленным поискам и улучшенной датировке существующих образцов удалось обнаружить ещё много эдиакарских останков[11].

Все экземпляры, найденные до 1967 года, находились в крупнозернистых песчаниках, не сохранявших мелкие детали, что затрудняло истолкование. Всё изменило открытие С. Б. Мизрой захоронений в Мистейкен-Пойнте (англ.) (Ньюфаундленд, Канада)[12][13]. На мелком вулканическом пепле этих захоронений были хорошо видны тонкие детали, неразличимые ранее.


Постепенно исследователи всё лучше осознавали, что большинство (хотя и не все) из найденных организмов, резко отличаясь от обитателей последующих эпох, имеют зато немало общего между собой[14][15]. Так, в 1983 году М. А. Федонкин открыл типичную для них «скользящую» (двустороннюю со сдвигом) симметрию (до него сдвиг приписывали случайным деформациям в процессе захоронения, либо вовсе не замечали). В 1992 году А. Зейлахер (англ.) показал[1], что им присущ определенный план строения тела, напоминающий стёганое одеяло. Кроме этого, Б. Раннегар открыл их изометрический рост.

Плохое взаимодействие между учёными разных стран, а также различия между геологическими формациями, привели к множеству различных названий для данной биоты. В 1960 году французское название «Ediacarien»[16] — от Эдиакарских холмов в Южной Австралии, ведущих своё название от туземного «Idiyakra» — «есть вода»,- добавилось к терминам «синийский» и «вендский» для непосредственно предкембрийской эпохи. В марте 2004 года Международный союз геологических наук положил конец разночтениям, приняв для последнего периода докембрия название «эдиакарский» (Ediacaran)[17]. Однако в русскоязычной литературе употребляется также термин «вендский» с близким значением. Корень «венд» остался также во всемирно употребительном термине «вендобионты» (Vendobionta).

Условия сохранения

>

Большинство ископаемых останков представляют собой твёрдые части организмов, оставшиеся после разложения трупов. Но почти вся эдиакарская биота была мягкотелой и не имела таких частей; поэтому её массовая сохранность является приятной неожиданностью. Тут, несомненно, помогло отсутствие роющих существ[18]; после их появления (в кембрии) отпечатки мягких частей стали обычно разрушаться быстрее, чем окаменевать.

Условия жизни

Все известные эдиакарские живые существа обитали в море; суша ещё оставалась безжизненной.

Основу тогдашних биоценозов, судя по ископаемым останкам, составляли цианобактериальные маты. Продукты их деятельности — строматолиты — часто встречаются в эдиакарских отложениях[19]. Покрывая толстой (1—2 см) слизистой плёнкой дно на мелководьях, маты могли служить пищей гетеротрофным животным и простейшим. Многоклеточным водорослям они, напротив, составляли конкуренцию. Тем не менее, наряду с матами, на дне встречались водорослевые луга[20].

Морфология и классификация


Формы эдиакарских ископаемых
Эмбрионы
Самые ранние из открытых эмбрионов, сохраненные внутри покрытых шипами акритархов.
Самые ранние из открытых эмбрионов: почти все они находятся внутри покрытых шипами акритархов (термином «акритарх» называют ископаемые, напоминающие клетки, но пока не поддающиеся классификации).
Диски
Tateana inflata (она же Cyclomedusa radiata) дискообразное ископаемое (возможно, лишь часть организма?). Рядом масштабная линейка. Tateana inflata (она же Cyclomedusa radiata) дискообразное ископаемое (возможно, лишь часть организма?)
Mawsonites spriggi (англ.) имеет сложную радиально-симметричную форму Отпечаток Mawsonites spriggi
Трибрахидий (Tribrachidium) — пример удивительной симметрии 3-го порядка

Отпечаток Tribrachidium heraldicum (Архангельский музей)
Рангеоморфы
Слепок «стёганой» чарнии (Charnia), первого из общепризнанных докембрийских организмов. Слепок Charnia
Проартикуляты
Цепочка следов ёргии (Yorgia), «пасущейся» на мате, заканчивающаяся останками самого организма (справа). Цепочка следов ёргии, «пасущейся» на мате, заканчивающаяся останками самого организма (справа)
Сприггина (Spriggina), похожая на трилобита; но, по мнению многих исследователей, сходство чисто внешнее. Spriggina
Мешкообразные
Художественная реконструкция инарии (Inaria) (на рисунке синим цветом). Внизу изображены трёхлучевые альбумаресы (Albumares).

Inaria karli (реконструкция)
Животные современных типов (?)
Отпечаток кимбереллы (Kimberella) Отпечаток Kimberella_quadrata
Клоудина (Cloudina) с дырочкой — следом укуса хищника (показана жёлтой стрелкой) Cloudina со следом укуса
Другие организмы
Солза (Solza margarita) — загадочное эдиакарское ископаемое Solsa margarita
Следы неизвестных животных
Позднеэдиакарские отпечатки следов. Позднеэдиакарские отпечатки следов

По своей морфологии эдиакарская биота крайне разнообразна. Размер варьировался от миллиметров до метров; сложность от очень малой до значительной, несомненна многоклеточность многих видов; существовали как жёсткие, так и желеобразные организмы. Встречались почти все формы симметрии[21]. Заметим, что среди доэдиакарских находок многоклеточность и размеры больше 1 см встречаются крайне редко.

Эти разнообразные морфологии пока можно разбить только на условные таксоны. Существуют поэтому различные их классификации[15][22], основанные на форме окаменелостей и почти всегда включающие раздел «Прочие» для существ, не попадающих ни в одну из предложенных категорий.

Эмбрионы

Среди недавних открытий докембрийских многоклеточных содержится множество сообщений об эмбрионах, особенно из формации Доушаньто в Китае. Некоторые находки[23] вызвали сильное волнение в СМИ[24][25]. Эти ископаемые представляют собой шарообразные образования из разного числа клеток (обычно это степени двойки), без полости внутри, часто с остатками тонкой неклеточной пленки, окружающей многоклеточные шарики[24].

Долгое время велась дискуссия относительно происхождения данных ископаемых (вплоть до предположений, что они являются останками гигантских прокариот или формами осаждения минеральных веществ[26][27]). Однако обнаружение в 2007 году эмбрионов, окружённых сложно устроенной оболочкой (в породах возрастом 580—550 млн лет), свидетельствует о том, что окаменелости в Доушаньто — покоящиеся яйца многоклеточных беспозвоночных. Более того, стало ясно, что часть «акритархов», обнаруженных в более ранних породах Доушаньто (632 млн лет), в действительности представляют оболочки таких эмбрионов и относятся на сегодня к древнейшим прямым останкам многоклеточной жизни[24][28].

Другое ископаемое из Доушаньто — вернанималкула (Vernanimalcula) (от 0,1 до 0,2 мм в диаметре, возраст около 580 млн лет) — рассматривается рядом учёных как останки трёхслойного билатерального организма, имевшего целом, то есть животного столь же сложного, как дождевые черви или моллюски[23]. Несмотря на сомнения в органической природе этих ископаемых[26], поскольку все 10 найденных образцов вернанималкулы имеют одинаковые размер и конфигурацию, маловероятно, чтобы подобное однообразие было результатом неорганических процессов[29].

Диски

Круглые ископаемые, такие, как эдиакария (Ediacaria) (англ.), цикломедуза (Cyclomedusa) и ругоконитес (Rugoconites) (англ.), вначале были отнесены к медузам[7]. Однако теперь ни одно из дискообразных эдиакарских ископаемых не считают медузами. По одной из версий, это — лишь прикрепительные диски неизвестных организмов, «стоявших» на морском дне[30] (как современные морские перья); но это плохо согласуется с большими размерами некоторых дисков (до 1,8 м)[31]. Высказывались также версии, что это — гигантские протисты[32], актинии, даже морские грибы[31] либо вообще колонии одноклеточных[33][34] (в этом случае они не могут считаться отдельными организмами). Достоверная интерпретация трудна, так как сохранились обычно лишь отпечатки нижней стороны организма.

Простейшие дискообразные виды (аспиделла, цикломедуза) представляют собой диски диаметром 1—180 мм с концентрическими бороздами и/или радиальными лучами[22][31]. Другие (армиллифера (Armillifera)) имеют более сложный рельеф и несут по краям диска многочисленные мелкие отростки[22] Наиболее сложные (трибрахидий (Tribrachidium) и др.) обладают удивительной трёхлучевой симметрией, крайне редкой у животных последующих эпох[15][22].

Дискообразные отпечатки, похожие на аспиделлу, в 2007 году были обнаружены в составе «Стирлинговской биоты»[35], жившей 1800—2000 млн лет назад, то есть более чем за миллиард лет до эдиакара! Это может означать древнейшие корни данной группы.

«Стёганые одеяла» — вендобионты

Эти, пожалуй, самые необычные члены эдиакарской фауны имеют структуру тела, напоминающую стёганые одеяла (англ. Quilt) или надувные матрасы[36]: их тело как бы состоит из отдельных трубок, лежащих параллельно друг другу и образующих плоский слой. Наиболее типичный диаметр трубок — 1—5 мм. Обычно трубки отходят в обе стороны от центральной оси тела, при этом часто ветвятся. На концах трубки бывают закрыты или открыты; в последнем случае они, очевидно, заполнены окружающей морской водой[37].

Повторяющиеся ряды трубок, идущих влево и вправо, создают впечатление членистости. Но оно обманчиво: у вендобионтов левые и правые ряды трубок всегда сдвинуты друг относительно друга вдоль продольной оси тела[15]. Такой тип симметрии (двусторонняя симметрия со сдвигом) называется скользящей симметрией. У современных животных скользящая симметрия не встречается, хотя некоторые черты её обнаружены у ланцетника[14].

Процесс роста вендобионтов являлся изометрическим: все части их тела росли в похожей пропорции (в отличие от онтогенеза большинства животных, у которых пропорции тела и органов меняются по мере роста)[14], так что форма мелких и крупных экземпляров схожа.

Среди вендобионтов выделяются некоторые подгруппы:

Рангеоморфы (англ.)
Ископаемые, напоминающие ветки или морские перья. Они состоят из ветвящихся (в одной плоскости) трубочек. Каждая ветвь, в свою очередь, ветвится дальше (насчитывают до 4 уровней ветвления) и напоминает уменьшенную копию всего организма (такое подобие называется фрактальностью)[38]. По мнению ряда исследователей[30], в основании «главного ствола» имелся ещё прикрепительный диск, с помощью которого вся конструкция крепилась к грунту; тогда отпечатки таких прикрепительных органов мы наблюдаем как «диски» (см. выше). Типичным представителем рангеоморфов является чарния (Charnia).
Проартикуляты
Вендобионты, имеющие овальное или лентовидное тело, состоящее из центральной оси и отходящих от неё влево и вправо неветвящихся трубкообразных сегментов, плотно прилегающих друг к другу, часто изогнутых[39]. Предполагают, что их тело было сверху прикрыто гибким органическим «щитом»[40]. У многих видов проартикулят передняя часть тела не расчлененная (сприггина (Spriggina), ёргия (Yorgia)[41]), иногда с лопастью (археаспин (Archaeaspinus))[42]. У дикинсонии (Dickinsonia) имеется вытянутая вдоль оси тела полость (пищеварительная?), от которой отходят боковые каналы. Размер проартикулят составлял от миллиметров до 1,5 м[15].
В районе Белого моря обнаружены цепочки следов ёргии. Самая длинная (4,5 м) цепочка состоит из 15 позитивных отпечатков и одного негативного. В каждой цепочке все отпечатки одинакового размера и ориентированы нерасчленённой частью тела по ходу движения, а отпечаток тела, если он присутствует, — всегда впереди. Это означает, что все они относятся к одному и тому же экземпляру животного: негативный отпечаток является слепком тела животного, а остальные — его следами[15][39].

Систематическое положение (и даже единство происхождения) вендобионтов остается неясным. Найденные цепочки следов доказывают, что вендобионты (как минимум — некоторые из них) являются животными[15]. Однако отсутствие у них рта, репродуктивных органов и (у большинства) даже кишечника и вообще каких-либо признаков внутренней анатомии делает их весьма своеобразными.

Учитывая «скользящую симметрию» проартикулят, М. А. Федонкин предположил возможное родство их с хордовыми[40].

Мешкообразные

Ископаемые, подобные птеридинию (Pteridinium), инарии (Inaria), сохраняются в толще слоёв грунта и напоминают мешки, наполненные грязью. Их интерпретация остаётся спорной[43]; некоторые авторы отмечают черты их сходства с оболочниками[14].

Согласно Д. Гражданкину[20], Inaria limicola представляет собой неподвижный донный организм с луковицеобразным основанием, плавно переходящим в узкую стеблевидную трубку высотой до 10—12 см. «Луковица» у подошвы разделена бороздками на многочисленные радиальные дольки. Окончание трубки тоже разделено на лопасти. Тело имеет тонкие эластичные волокнистые покровы. Инария обитала на мягких иловых грунтах среди водорослевых лугов, полностью погрузившись в осадок и выставив наружу окончание трубки[44].

Животные предположительно современных типов

В последние 20 млн лет эдиакара появляются, наконец, некоторые животные, напоминающие примитивных представителей современных типов.

  • Кимберелла (Kimberella), видимо, является примитивным моллюском[45]. Судя по отпечаткам, у неё было овальное, возвышавшееся над поверхностью тело, окружённое широким, тонким (в высоту) «ободком», лежащим на поверхности грунта и гофрированным по краям «ногой» моллюска, так что в целом вид животного напоминал широкополую шляпу. Предполагается, что сверху тело животного покрывала плотная неминерализованная раковина. На поверхности слоёв песчаника нередко встречаются отпечатки кимберелл, обычно покрытые тонкими валиками, сгруппированными в веерообразные скопления, иногда отходящие непосредственно от отпечатка[15]. Скопления валиков считают следами питания этих животных (валик — слепок с борозды, бывшей на грунте): кимбереллы поедали покрывавшие дно цианобактериальные маты или детрит, выскребая на них радулой (?)[45] тонкие бороздки. Размер кимберелл — от 2—3 мм до 15 см, в высоту до 4 см[46].
  • Клоудина (Cloudina) — небольшое сегментированное животное (длиной от 8 мм до 15 см; диаметром 0,3—6,5 мм), выглядящее как стопка конусов, вставленных острыми концами друг в друга. Предположительно, клоудина родственна многощетинковым червям, но вопрос о точной классификации остаётся открытым. Это одно из первых животных, имеющих кальцинированную оболочку, то есть твёрдую часть тела (в палеонтологическом смысле)[47][48].

Подобные находки могут помочь понять происхождение кембрийских животных; но связи между ними и остальными эдиакарскими обитателями совершенно неясны.

Другие организмы

  • Солза (Solza margarita). Тело коническое с уплощённым краем, невысокое, в плане яйцевидное (вершина конуса ближе к заострённому концу). По-видимому, животное обладало упругим телом, не твёрдым, но и не очень мягким. Отпечатки целиком покрыты радиально расходящимися и многократно ветвящимися валиками. Возможно, тело солзы покрывали бороздки; но более вероятно, что это — след каких-то внутренних каналов, связанных между собой. Длина около 1 см. Систематическое положение неизвестно. Жила в позднем эдиакаре[15][49][50].

Следы неизвестных животных

Наряду со следами, оставленными кимбереллами, ёргиями и другими известными организмами (см. выше), в эдиакарских отложениях находят и следы, чьё «авторство» ещё не установлено:

  • «Ходы» напоминают норки червей[51]. Почти все они горизонтальны, что можно объяснить наличием под тонким (1—2 см) слоем цианобактериального мата, в котором они проделаны, твёрдой подстилающей породы (обычно строматолита).
Ни одного существа, оставляющего подобные следы, в этих ископаемых пока не обнаружено. Предполагается[52], что это — следы рытья трёхслойных (то есть с уровнем организации не ниже, чем у плоских червей), животных. Однако открытие в 2008 году возле Багамских островов крупных (до 3 см) простейших, оставляющих схожие (хотя и более простые по форме) следы, порождает сомнения в их животной природе[53][54].
  • «Следы ножек». В 2008 году появилось сообщение[55][56] о находке древнейших (570 млн лет) следов в виде ровного двойного ряда ямок (каждая по 1—2 мм в диаметре). Предполагают, что это — следы ног неизвестного двусторонне-симметричного (членистоногого?) животного, прошедшего по цианобактериальному мату. В следующем, кембрийском периоде найдено уже множество подобных следов, как и множество остатков членистоногих.

Питание и экология

Среди эдиакарской биоты хищничество было крайне редким (не считая поедания бактерий). Ни на одном из тысяч экземпляров вендобионтов нет следов укусов[14], за что эта биота была названа Мак-Менамином «Садом Эдиакары»[32].

Согласно наиболее распространенным гипотезам[14][15], многие её представители «паслись» на поверхности цианобактериальных матов, всасывая либо соскрёбывая питательные вещества всей нижней поверхностью тела. Другие виды могли поглощать питательные вещества из воды, либо быть автотрофами, имея в своем уплощенном теле симбиотические водоросли или хемоавтотрофные бактерии.

Но в конце эдиакара появляются признаки хищничества. Так, в ряде мест до 20 % окаменелостей клоудин (см. выше) содержат отверстия диаметром 15—400 мкм, оставленные неизвестными хищниками. Некоторые клоудины были повреждены несколько раз, что говорит об их способности отражать атаки (хищники повторно не атакуют пустые раковины). Очень схожие с клоудинами ископаемые синотубулитесы (Sinotubulites) (англ.), найденные в тех же захоронениях, вообще не содержат отверстий. Такая избирательность может свидетельствовать о существовании уже тогда специализации жертв в ответ на хищничество[57]. Это — один из немногих бесспорных следов хищничества до Кембрийского взрыва.

См. также

  • Список эдиакарских родов
  • Кембрийский взрыв
  • Хайнаньская биота
  • Хронология эволюции
  • Формация Доушаньто

Источник: dic.academic.ru

Живые существа Эдиакария

 

Mawsonites spriggi

 

Xenusion auerswaldae

 

Вендия

 

Вентогирус

 

Виндермерия

 

Дикинсония

 

Инарии

 

Eoandromeda octobrachiata

 

Кимберелла

 

Лоссиния

 

Намакалатус

 

Немиана

 

Оватоскутум

 

Онега Степанова

 

Прекамбридий

 

Птеридиний

 

Рангея

 

Следы Archaeonassa

 

Солза

 

Сприггина

 

Трибрахидий

 

Хиемалора

 

Цепочка следов ёргии

 

Цикломедуза

 

Чарния

Источник: web-kapiche.ru

Это произошло примерно 635 миллионов лет назад и продолжалось всего 93 миллиона лет. По геологическим меркам это совершенно небольшой отрезок. Чтобы представить, насколько это мало, ниже представлена шкала времени от момента появления первых живых организмов (приблизительно 4000 млн. лет назад) до настоящего времени.
Вендская биота
Зеленый — это время существования динозавров (примерно 160 миллионов лет), синий — это время существования человека в современном виде (2 миллиона лет, и приходится даже увеличить этот участок, чтобы было видно тоненькую полосочку). Ну а красный — это как раз сам венд.
Кажется, что не так это и мало — 93 миллиона лет. Человек появился и развился гораздо быстрее, вроде бы. Суть — верно. Но стоит учесть, что род Homoне появился на эволюционной арене в один миг. Перед ним существовал целый ряд предковых видов, несколько параллельных линий. В общем-то можно увести предковую линию человека вплоть до времен динозавров. И даже дальше — к самым первым хордовым типа оболчников, чьи личинки, так и оставшись личинками, дали начало первым ланцетникоподобным. В принципе, экстраполируя имеющиеся сведения на более ранние эпохи, можно даже примерно выстроить всю эволюционную линию, от первых живых организмов и эукариот до современного человека. И все это время линия нигде не прерывается.
Иначе дело обстоит с одной из самых замечательных фаун за всю историю Земли. Фауна эта называется докембрийской и является самой древней обнаруженной многоклеточной фауной.
Первооткрывателем вендской фауны стал наш соотечественник академик Борис Сергеевич Соколов, который в 1952 году впервые описал странные отпечатки неизвестных науке организмов, не встречающихся более нигде позже в летописи. Собственно, отпечатки находили и до него, начиная с 30-х годов 20-го века. В местечке Эдиакарий (Австралия) таких отпечатков было обнаружено множество. Но тогда их отнесли к кишечнополостным. Собственно, по названию Эдиакарий теперь период этот называется еще и эдиакарским. Оба названия (вендский или эдиакарский период) равносильны. А еще раньше в Намибии были найдены странные листоподобные отпечатки (в 1908 году). Но их отнесли к кембрию и благополучно занялись более насущными делами. Соколов же вполне правомерно выделил этот период и сдвинул кембрий немного вверх. Таким образом фауна стала докембрийской.
Что же такого интересного представляет из себя вендская биота? Прежде всего она интересна, как глобальный природный эксперимент, проведенный в масштабах всей планеты.  В течение эдиакара были испытаны едва ли не все возможные типы животного метаболизма, перебрано огромное число форм тела и жизненных форм, получена сильнейшая иррадиация. Все это стало причиной появления мощнейшей адаптационной способности у эдиакарских организмов. Будучи по сути похожими, они дали практически все жизненные формы, которые, в том или ином виде, мы можем наблюдать и сегодня. «Природа в своей лаборатории поставила смелый эксперимент, который, впрочем, был обречен на провал.» Но об этом позже.
Итак, что же собой представляли эти организмы, которые почти 100 миллионов лет были практически единственными животными, обитавшими на Земле? Тема внешнего вида вендобионтов до сих пор дискутируется. Но большинство сходится в следующем: это мягкотелые животные организмы. И все. Это все, что можно сказать по окаменелостям  первом приближении. Да и что можно сказать, найдя примерно вот это:

Вендская биота

Здесь как горох рассыпаны отпечатки непонятно чего. Но временами находятся и более четкие и ясные «оттиски» что-то вроде этого:

Вендская биота Вендская биота Вендская биота

Можно было быть уверенным, что ничего подобного, ничего даже на вид знакомого палеонтологам не встречалось. Обилие совершенно нетипичных форм, которые более никогда не появлялись в летописи (ни до, ни после) ставило в тупик. Причем так сильно, что не заметили самой яркой особенности, списав ее на обычную посмертную деформацию при фоссилизации (окаменении). На следующем рисунке ее хорошо видно:

Вендская биота

Если посмотреть внимательно, то можно увидеть сегментацию. Похожий тип организации сейчас встречается у кольчатых червей, например (дождевой червь, пиявка). Но это и упустили тогда. Присмотревшись, оказывается сегменты не зеркально отражены, а располагаются, как зубцы «застежки-молнии». Каждый следующий сегмент перекрывает противолежащий. На это обратил внимание Михаил Александрович Федонкин, ныне член РАН и сотрудник Палеонтологического института. Именно он впервые указал на эту особенность, как на общую для всех вендобионтов. Такой тип симметрии назвали скользящей. Тому примеры:

Вендская биота Вендская биота Вендская биота 

Т. е. получалось, что и в самом деле вендская фауна не имела своих потомков на Земле. Но тогда даже это было не важно. Два других вопроса казались более существенными:
— как появилась столь разнообразная биота?
— каким образом выживали вендские организмы, учитывая, что размер некоторых из них доходил до полутора метров?
Первый вопрос оказался проще, чем можно было подумать. До наших дней в виде отпечатков сохранились наиболее крупные представители, появившиеся в самом начале венда. Ранее эти организмы были слишком мелки и еще более мягкотелы, чтобы оставить какое-либо упоминание о себе.
Второй вопрос поставил в тупик палеонтологов и биологов. У вендобионтов не было обнаружено каких-либо специальных приспособления для поглощения пищи. Ни ротового отверстия, ни придатков, ни специализированной пищевой системы. Точнее, последняя была, но больше напоминала просто каналы, где пища скапливалась. А, может, там собирались отходы жизнедеятельности.
Собственно, всех тонкостей до сих пор не знают, но опять же большинство сходится на том, что вендобионты питались растворенной в воде органикой (или растворяли ее сами, что тоже вполне возможно) ВСЕЙ ПОВЕРХНОСТЬЮ ТЕЛА. Сейчас таким образом питаются паразитические черви.
В докембрийских морях уже господствовали строматолиты и простейшие водоросли. Но не было никаких потребителей мертвой органики, которая в изобилии имелась на дне и в толще воды (фильтровать-то тоже было некому, строматолиты не в счет, фильтраторы они весьма посредственные). Итак, в мутной воде полно органического материала, который легко усваивается. На дне его тоже полно. Ну как на такую практически бесплатную еду не найтись едоку. Вот он и нашелся.
А ведь огромное количество органики, особенно у дна, создавало еще одну проблему: весь кислород, который мог быть использован для дыхания, тратился на окисление органических веществ. Потому только на небольшой глубине имелись более или менее приемлимые условия существования. У самого дня находилась зона практически полного отсутствия кислорода.
Грубо говоря, вендобионты начали свое торжество с «впитывания» органических веществ из толщи воды. Постепенно некоторые опустились на дно, где продолжали «выедать» субстрат. Процесс этот был очень медленным. Вероятно в бороздках между сегментами находились реснички, которые либо взмучивали органический ил, либо, у более поздних организмов, подгоняли частички к некоему подобию рта, откуда пища разносилась по пищевым канальцам, переваривалась и впитывалась.
Но этим все не ограничивалось. Вероятно, имелись как подвижные формы, способные переплывать с места на место, так и сидячие, как, например, вот эта чарния (отпечаток приведен выше, в обсуждении «застежки).

Вендская биота

Очень напоминает современные актинии. А были и подушкообразные оседлые формы, были дискообразные и т. д.
Удивительно то, что такое мощное разнообразие в один момент (по геологическим меркам) исчезло. Вымерло. А на смену венду пришел кембрий с уже вполне знакомыми нам раковинами моллюсков, членистоногими в лице трилобитов, губками, иглокожими, червями и т. д. Т. е. под сенью огромного разнообразия вендобионтов тихо и незаметно развивались многие группы современных организмов. И, как только вендская фауна начала угасать, они тут же выпрыгнули на арену.
С этим и связан третий вопрос: почему вымерла стольк богатая и многообещающая фауна эдиакарского периода? А все оказалось достаточно прозаично. В совсем грубой форме можно сказать — вымерли от голоды. И не такими многообещающими были вендские организмы с точки зрения эволюции. У них у все была одна функция — поглощать уже готовую органику всем телом.
Ничего удивительного не будет в словах: «Природа создала вендскую фауну в качестве пылесоса, которым подготовили помост для будущего разнообразия живого мира». В самом деле, вендские организмы были идеально приспособлены к своим условиям жизни. Но как только количество органики в воде и у дна уменьшилось (а 90 миллионов лет вполне для этого достаточно) до того предела, что пассивное впитывание ее перестало удовлетворять потребности, вендобионты приказали долго жить. Тут, видимо, сыграла не малую роль и организация метаболизма. Вероятно, он был не на столько энергетически выгоден, как у более прогрессивных организмов, а потому вендобионтам требовалось больше пищи на единицу массы, чтобы покрыть свои расходы, нежели тем же губкам, червям, трилобитам и т. д.
Собственно, венд тем и интересен, что в то время природа сделала первый крупный эволюционный прыжок. Далеко вперед. И эксперимент надо признать удачным хотя бы только потому, что свою функцию вендские организмы выполнили отменно. А если помните, то провал одной группы не означает провал живого мира вообще. Он означает триумф другой группы, которая имела какое-то небольшое, но крайне важное преимущество. Эдиакарские животные перепробовали практически все формы, которые потом повторили другие существа, тем самым еще раз доказав нам, что эволюция никогда не отказывается от того, что получилось весьма удачным.
Потом еще на Земле будут и биологические взрывы, когда разнообразие будет просто зашкаливать, будут и массовые вымирания. Но никогда более ни одна фауна не вымрет полностью. Может, если немного утрировать, природа наигралась в венде?
К слову, уважаемый Максим Вадимович Леонов, сотрудник лаборатории докембрийских организмов Палеонтологического института показывал вашему покорному слуге образцы отпечатков вендобионтов и тогдашней флоры. Весьма и весьма интересно и крайне занимательно. Так что, можете верить мне на слово, все, что у нас есть «по делу венда» выглядит не так красиво, как на фотографиях (где для этого специльно подготавливают отпечатки), но вызывает огромное желание разобраться в этом. Помнится, мы больше часа обсуждали многие проблемы, которые стоят перед исследователями.
В следующий раз расскажу вам о великих вымираниях и их причинах. Ну, и на последок — фото Дикинсония костата (Dicinsonia costata):

Вендская биота

Источник: epoxyde.livejournal.com