Птицы и их технологии плетения гнезд

После того как птичка находит свою вторую половинку, самец и самка начинают создавать свой уютный уголок. Каждая птица делает это по-своему, поэтому по гнезду можно легко определить, какая птица в нем живет. Например, грачи любят вить гнезда вблизи своих сородичей. На одном дереве вы можете увидеть множество гнезд, которые расположены очень близко друг к другу. Это расстояние настолько незначительное, что грачи могут дотягиваться клювом к соседнему гнезду.

Стройматериал грачи выбирают в виде сучьев, а изнутри вымащивают гнездо сухой травой. В отличие от многих других птиц, грачи делают себе гнезда не на один год, а также постоянно их ремонтируют.

Дерево с 1-2 гнездами принадлежит в основном сорокам. Их гнезда имеют вид огромного шара с просветами. В качестве основы для своего жилища сороки используют землю. Слепив прочную чашу, они приступают к созданию углубления, которое птицеводы называют лотком. Лоток сороки устилают ветошью. «Большую стройку» сороки начинаю весной. Гнезда их славятся долговечностью и выносят не только дожди и снегопады, но и сильные ветра.


Большинство птичек певчих отдают предпочтение строительству гнезд в форме открытых чаш. Однако каждый вид певчих птиц вьет гнездо в своем стиле. Например, трясогузка за основу берет мох, корешки, листья и стебельки, а внутри выстилает лоток волосом и пухом. В целом, ее гнездо выглядит как растрепанная куча листьев.

Многие птицы делают гнезда в дуплах. К таким относятся дятлы, синицы, поползни и скворцы.

Гнезда зябликов, в отличие от обиталища трясогузки, имеют более аккуратный вид. Свою глубокую чашу зяблик плотно вьет из стеблей мха лишайника и травы, а лоток застилает пухом, волосками и перьями. Снаружи гнездышко эта птица покрывает корой и лишайником. Крапивник вьет гнездо в форме шара, закрывая его сверху. Этот вид птиц для постройки использует листья, солому и мох, а вход в гнездо он делает сбоку.

Что касается ласточек, то они лепят свои гнездышки из глины и грязи, склеивая их слюной. Гнезда имеют форму полушария и часто располагаются под крышами или на стенах домов. Стрижи при строительстве домиков используют выделения своих подъязычных слюнных желез. Из этих гнезд в Индонезии и Китае готовят экзотический и очень дорогой суп.

Для чего птицам нужны гнезда

Причина создания птицами гнезд довольно проста — это потомки. Строя прочные гнезда, пернатые заботятся о том, чтобы их яйца были в полной безопасности. Гнездо не просто служит укромным местечком, но и защищает яйца от переохлаждения.


Именно для этого большинство птиц утепляют дно гнезд мхом, шерстью, травой, пухом, сеном и перьями. Гаги специально выщипывают свой пух и полностью укутывают им яйца. А после того как птенцы вырастают, этот пух собирают люди и используют его в качестве наполнителя в пуховики.

Птицы — удивительные создания, и людям есть чему у них поучиться!

Источник: www.kakprosto.ru

Самка трехиглой колюшки мечет очень мало икринок — всего 60-400, а девятииглой — немногим больше. Казалось бы, она должна вымереть, но этого не происходит. Дело в том, что больше ей и не нужно: врагов — хищных рыб, которые могут напасть на нее, не так уж много. Ведь ее иглы в минуту опасности поднимаются, замыкаются специальным замком и становятся грозным оружием — кому хочется иметь в пасти колючку. Если же враг — небольшая рыба, то колючки становятся оружием не обороны, а нападения. На воспроизводстве себе подобных не сказывается и то, что самцы во время нереста часто и жестоко дерутся, и даже то, что живут эти рыбки всего 3-4 года.

Колюшка не вымирает и благодаря тому, что вьет гнездо: в него она откладывает свои икринки. Оно служит неприступной крепостью: колюшата живут здесь до тех пор, пока не рассосется желточный мешочек. Иногда заботы о них продолжаются с месяц. Скажем, если отец видит, что какой-нибудь из его мальцов отплыл слишком далеко, он бережно берет его в рот и водворяет в гнездо. Оно не какое-нибудь примитивное, а самое настоящее. За это колюшку в некоторых странах даже называют рыбой-птицей.


Строительством гнезда занимается только самец — своей подруге он не может этого доверить. Роль самки сводится лишь к откладыванию икры, затем она удаляется, считая, что полностью выполнила свои материнские обязанности. Более того, самцу приходится следить, чтобы самка не съела икру, а это бывает часто — стоит хоть на минуту оставить гнездо без присмотра. Строительные работы самец начинает с того, что выбирает место — на отмели, в небольшом углублении между водных растений, где есть течение, но слабое. Материалом для гнезда служат травинки, листочки и т. д. Время от времени он как бы проверяет свое сооружение — боками трется о его стенки. Для большей устойчивости гнезда в его основание кладет камешки. На строительные работы у него обычно уходит несколько часов — это когда поблизости много материала, если же его приходится доставлять издалека, то работы длятся недели: попробуй-ка потаскать во рту каждую травинку. Готовое гнездо имеет продолговато-округлую форму, у него два отверстия: входное — побольше, выходное — поменьше.

На северном берегу еще лежит снег

На северном берегу еще лежит снег, грязно, сыро, а на южном — сухо, тепло. Здесь удобно расположиться с удочками.

iv>

Самец выбирает в стае самку и загоняет в гнездо, где она откладывает несколько икринок. Он оплодотворяет их и тут же приводит вторую самку, затем — третью, четвертую. Выпроводив из гнезда последнюю, он охраняет его — не подпускает никого, бьется насмерть. В это время грудными плавниками он гонит в гнездо воду. Она смывает ил с икринок и обеспечивает их кислородом для нормального развития.

Самец охраняет не только гнездо, но и территорию вокруг него. «Два самца-соседа могут бесконечно долго спорить о пограничной линии, но если один из них нарушает границу, то законный владелец территории выгоняет нарушителя и будет преследовать его до тех пор, пока сам не очутится возле его гнезда. Тогда картина изменяется, так как каждая из этих маленьких рыбок ведет себя наиболее яростно на собственной территории, но, если она приближается к чужому гнезду, ее уверенность в своей непобедимости исчезает. В то же время противник начинает возмущаться. Одно бегство сменяется другим, и обе рыбки, грозно ощетинясь колючками, пытаются укусить одна другую. На самой пограничной линии рыбы ведут себя довольно курьезно: они становятся головами книзу и начинают клевать песок… Но торчащие кверху колючки свидетельствуют, что их злобные чувства еще не улеглись. На протяжении всего конфликта оба противника демонстрируют свое крайнее возбуждение, но больше ничего не происходит. Если в это время мимо проплывет самка, то драка будет тут же забыта, и самец начнет следить, чтобы она выметала икру… Запугивающие бои на время будут забыты»¹.


Горячей любовью колюшки к потомству воспользовались французские биологи, чтобы проверить, способна ли она к… «разумной деятельности». Сначала они сложили перед входом в гнездо трехиглой колюшки пирамиду из плоских камешков. Оказалось, что для нее это совсем несложная преграда. Один за другим рыбка брала камешки в рот и относила в сторону. Тогда исследователи усложнили эксперимент: установили перед гнездом частокол из тесно поставленных палочек. Колюшке не стоило большого труда разрушить и это препятствие. Она выдернула палочки, предварительно головой подрыв грунт в их основании. Затем ученые натянули перед гнездом кусок марли. Колюшка перегрызала нитку за ниткой до тех пор, пока строго против входа не образовалось отверстие. Следующее усложнение заключалось в замене марли капроновой сеткой. Умная рыбка не смогла ее прогрызть, но все же добилась своего: нижний край этой сетки оттягивали грузила на нитках, колюшка вначале расправилась с грузилами, а затем устранила сетку.

На первый взгляд может показаться, что колюшка приносит лишь вред — она кормится не только ракообразными, личинками насекомых, червями, но поедает и икру, и молодь других рыб, в том числе ценных видов. Однако некоторая польза от нее все же есть. Например, из колюшки вытапливают жир, который используют для лечения ожогов и ран. Годен этот жир и в производстве линолеума, а также некоторых лаков. Колюшку можно употреблять в пищу.

>

Колюшки очень оживленны и подвижны, проворны и смелы. Раскраска меняется не только в зависимости от времени года, но и от их состояния. Эти рыбки неприхотливы — они неразборчивы в корме, на них почти не влияет перемена температуры воды, благодаря чему их очень просто содержать в аквариуме. Однако они неуживчивы, быстро забивают других рыбок своими острыми шипами, поэтому их надо содержать отдельно. В аквариуме они вьют гнездо и нерестятся, а за этим интересно наблюдать.

_________________

¹ Кэрригер С. Дикое наследство природы. М.. 1969 (пер. с англ.).

Источник: www.fishsbb.ru

Колюшка — рыбка малоприметная, но весной она преображается, как Золушка в сказке.

Самцы переодеваются: брюшко у них краснеет, как помидор, бурая спинка зеленеет, а голубые глаза блестят, как аквамарины.

Нарядные получаются кавалеры. И какие боевые! Один за другим уплывают они из стаи, каждый ищет на дне участок для гнезда и гонит прочь всех других рыб, с которыми, конечно, может справиться. Так петухом и наскакивает на незваного гостя. Но до драки дело редко доходит. Обычно самец-хозяин предупреждает самца-пришельца о том, что место здесь уже занято, замысловатым танцем. Пляшет, можно сказать, на голове: становится вертикально, хвостом вверх, и сердито дергается всем телом, словно собирается дно головой пробить. Пришелец, раскрыв рот, минуту смотрит на странное представление, а затем, сообразив, видно, что это не простая клоунада, а грозный ультиматум, удаляется восвояси.


Часто, если соперник не отступает после исполнения первых «па», самец — хозяин территории принимает более энергичные меры: танцуя вниз головой, он начинает бешено кусать ртом песок, словно желая показать: «Если не уйдешь, я и тебя могу так отделать!»

А если и это не устрашило агрессора, тогда танцор поворачивается к нему широкой стороной тела и оттопыривает две большие брюшные иглы. Это угроза высшей степени, и она граничит с отчаянием. К ней прибегает колюшка и в тех критических случаях, когда щука или окунь загонят ее в угол.

Когда колюшке не мешают, она занята строительством гнезда. Сначала роет «котлован» для дома. Набирает в рот песок, относит его сантиметров на пятнадцать в сторону и высыпает. Затем возвращается за новым грузом.

Мало-помалу образуется на дне ямка. Тогда самец приносит во рту разные травинки и обрывки водорослей, складывает их в ямку. Приносит еще, сваливает тоже в кучу, прессует ее, нажимая сверху. Слизь, которую выделяют почки колюшки, склеивает травинки в плотный ком. Рыбка делает в нем тоннель, проползая через центр. И гнездо готово — полый шар с двумя отверстиями на противоположных концах.

Теперь дело за самкой.

Мимо проплывает стайка колюшек. Самец устремляется к ним. Перед одной из рыбок он отплясывает танец любви. Его называют зигзагообразным. Самец «зигзагом», резко виляя из стороны в сторону, плавает перед самкой. Обычно она отвечает на ухаживания, склоняя тело вниз, в его сторону, — он танцует несколько ниже ее головы. Тогда самец спешит к гнезду (она плывет за ним) и показывает в него вход особым движением: ложится набок, головой ко входу.


Самец пляшет даже перед некоторыми рыбками другого вида, например перед молодыми линями, которых сгоряча принимает за колюшек-самок. Если линь почему-либо последует за ним, то это автоматически вызывает у обманувшейся колюшки «цепную реакцию» дальнейших, но в данном случае уже бессмысленных рефлексов. Самец подплывает к гнезду и, распростершись перед ним, приглашает случайного прохожего войти в дом и отложить икру.

Он исполнял зигзагообразный танец и перед грубой моделью самки, которую экспериментаторы опускали на тонкой проволоке в аквариум (лишь бы брюшко у модели было припухлое).

Живая, обремененная икрой самка тоже реагирует на грубую модель самца (лишь бы брюшко у модели было красное) и следует за ней, если модель повертеть перед самкой, имитируя движения зигзагообразного танца. А если подвести модель, а за ней и самку, которая не отстает от подделки, ко дну аквариума, а затем, подражая самцу, положить раскрашенную фанерку плашмя, самка будет тыкаться носом в песок, искать тут же вход в гнездо, даже если и гнезда нет.


а больше верит сигналу мнимого самца, чем своим глазам. Конечно, слово «верит» употреблено условно; самка не размышляет над тем, чему больше доверять. Она просто бездумно, подчиняясь врожденным чувствам, реагирует на сигналы, которые в течение многих миллионов лет отбора выработались в их племени в виде определенной формы поведения партнера, с которым судьба обязала ее нести заботы о продолжении рода (впрочем, у самок-колюшек эти заботы не очень обременительны). Ну и, конечно, иногда путает возлюбленного с пешкой. Ведь и людям свойственно ошибаться.

Есть у колюшки еще один своеобразный танец-приказ. Исполняется он на месте, как твист. Называют его дрожащим танцем.

Когда самка с помощью самца — он ее подталкивает — протиснется в гнездо, самец немедленно исполняет свой «твист».

«Твист» колюшки — приказ нереститься. Он как бы передает самке следующее извещение: «Я и гнездо готовы принять икринки!»

В том, что это так, легко убедиться на простом опыте: удалите самца, как только самка заберется в гнездо. Она долго будет ждать сигнала, что можно начинать нерест, и не отложит ни одной икринки, пока не получит его.

Устройте ей «твист» прозрачной стеклянной палочкой, подражая дрожащему танцу самца, и самка сейчас же начнет нерест.

Так же ведут себя и самки американского лосося. Индейцы уверяют, что холостую лососиху можно заставить нереститься, если опустить в реку весло и быстро-быстро потрясти его.


Итак, мы установили, что в «хореографическом» лексиконе колюшки есть по крайней мере пять сигнальных танцев и движений:

1. Боевой танец вниз головой, который означает: «Уйди, это мой участок!»

2. Зигзагообразный танец: «Приди и будь матерью моих детей!»

3. Наклон туловища вниз: «Я согласна».

4. Распростертая поза у входа в гнездо: «Вот дверь моего дома».

5. Твист: «Отложи скорее икру, я о ней позабочусь».

Конечно, колюшки не вкладывают в свои танцы никакого смыслового значения. Танцы служат для них лишь специфическими раздражителями в цепи безусловных рефлексов, побуждающих рыбок вести себя тем или иным образом.

Отложив икру, самка догоняет стайку. Самец ее немного провожает — каков кавалер! — и спешит к гнезду.

Он вновь преображается: теперь это не бойкий танцор, а беспокойный отец семейства. Забот у него масса. Нужно и гнездо подремонтировать — неуклюжая самка его изрядно повредила, — и икринки получше спрятать под крышу. Но главная забота — вентиляция гнезда.

Чтобы икринки лучше развивались, необходим приток свежей воды. Самец подолгу стоит у двери своего дома и машет и машет грудными плавниками. Вентилирует помещение.

Вода течет через гнездо, смывает с икринок мусор и приносит им свежий кислород.

В первые дни каждые полчаса самец по три минуты проводит у входа в гнездо и гонит через него воду. Но икринки развиваются, все больше требуется им для дыхания кислорода, и к концу недели преданная своим родительским обязанностям рыбка три четверти суток дежурит у гнезда, прокачивая через него воду.

Но вот на восьмой день из икринок появляются мальки.

У самца теперь новые заботы. Детишки еще слабенькие и неопытные. Он охраняет их и следит, чтобы они далеко не уплывали. Мальки тесной стайкой следуют всюду за отцом, как цыплята за наседкой.

А если какой-нибудь «озорной» малек попытается удрать, отец бросается в погоню, хватает ртом беглеца и водворяет на место, в стайку.

Но каждый малек один раз все-таки совершает удачный побег. Пулей летит он вверх, к поверхности воды, глотает пузырек воздуха и спешит назад. Отец обычно успевает схватить его только на обратном пути.

Малек глотает воздух, чтобы наполнить им через кишечник плавательный пузырь. Без этой капельки газа тот не может функционировать. Ведь и легкие человека не станут работать, если новорожденный младенец не наполнит их с первым криком необходимой порцией воздуха.

Две недели колюшка-самец пасет своих мальков. Они подрастают и все дальше и дальше уплывают от гнезда. Самец уже не бросается за ними в погоню. Постепенно он теряет всякий интерес к своим детям — теряет и блестящую окраску — и присоединяется к компании взрослых колюшек.

А мальки начинают самостоятельную жизнь.

Следующая глава >

Источник: bio.wikireading.ru

или Заметки с фотовыставки  Валентина Белоусова «Природа родного края»

 

Заголовок этой статьи парадоксальный. Ну, кто не знает, что кукушка не вьёт гнездо, а подбрасывает свои яйца в гнездовья других птиц? Но когда я побывала в культурном центре «Павловский» на фотовыставке «Природа родного края» и побеседовала с автором уникальных снимков Валентином Белоусовым, у меня возникло ощущение, что он знает ответ и на этот вопрос, потому что обладает поистине энциклопедическими познаниями о пернатых, населяющих наши леса, поля, луга, живущих рядом с нами в городе.

Пытаться рассказать об этой выставке — затея безнадёжная. Нет таких слов, чтобы описать горделивость осанки, переливы оперения, трогательную доверчивость птах, которые выводят свои рулады, вьют гнёзда, кормят птенцов, позволяя при этом человеку с фоторужьём запечатлеть неповторимые мгновения. Это надо видеть, удивиться, восхититься и убедиться в том, как мало мы знаем об этом потаённом мирке. Зарянка, вертишейка, варакушка, зеленушка, каменка, жулан… Многим ли из нас что-то говорят названия этих птиц? Ещё меньше тех, кто воочию видел их в живой природе.
Так что на выставку надо сходить обязательно. Сотрудники «Павловского» не торопятся её сворачивать, потому что посетителей много. А мы предлагаем вниманию читателей беседу с автором фоторабот.
— Валентин Леонидович, рада новой встрече с Вами. Сколько мы не виделись? Лет сорок, не меньше? И тогда поводом для встречи также была ваша фотовыставка. Только снимки на ней были чёрно-белыми… А сейчас — такое буйство красок! Но для начала расскажите немного о себе. Как сложилась Ваша судьба?
— Пятнадцать лет проработал директором школы № 4. Ушёл на пенсию по выслуге лет в небольшую деревообрабатывающую фирму, где изготавливали двери и рамы. С появлением на рынке фабричных изделий из-за дешевизны их вынуждены были свернуть производство.
— Фотография — главное увлечение Вашей жизни. И не просто фотография — фотоохота. Это занятие требует предельной концентрации, терпения, осторожности, умения остановить мгновение. Ведь Ваши «фотомодели» непоседливы…
— Более того, они не хотят позировать! Заметьте, на всех фотографиях птицы заняты своим делом — поют, ищут пищу, кормят птенцов, вьют гнёзда. Всё, как в жизни. У нас в области, по оценкам различных орнитологов, можно встретить 240 видов птиц. Считается, что где-то 180-185 из них гнездятся у нас, выводят птенцов. Из 240 я встречал 140 видов птиц, различаю их по оперению, по голосу. А сфотографировать удалось около 120 видов.
— Валентин Леонидович, каждая фотография эксклюзивна, за каждой стоит какая-то история… Но о каких снимках Вам хотелось бы рассказать особо? Какие виды пернатых — Ваши любимые «фотомодели»?
— Люблю всех птиц, как детей, поэтому не могу выделить ни одну. Хотя можно начать с горлицы, потому что родился я… в деревне Горлицыно, что находилась рядом с селом Дроздово. Заметьте, тоже «птичье» название. Я провёл там детские годы, закончил первый класс. Потом мы переехали в Шую.
— И эти птицы, действительно, водились в тех краях?
— Надо понимать так, что местные жители очень любили их, раз решили так назвать свои деревни. Моя же встреча с горлицей была случайной. Эти птицы боятся людей, скрытны, и тут было важно не упустить момент. День был хмурый, краски не яркие, но снимок получился.
— А это что за пушистый комочек на еловой лапе??
— Это королёк. Представьте мячик от пинг-понга. Королёк ещё миниатюрнее. А клювик у него… Видите на снимке иголки молодой ели? Так клювик королька в разы меньше…
— Для меня просто чудо, как такого малыша вообще можно было разглядеть на ветке. Откройте секрет: Вы примерно знаете, где какие птахи живут, или всё решает случай, как с горлицей?
— Если идёшь по лесу или по лугу, не имея представления, кого можешь встретить, фотоохота не получится. А если знаешь: в лесу водятся одни птицы, на лугу — другие, у озера — третьи, то настраиваешься на встречу именно с ними. Иногда, прежде чем сфотографировать какую-то птаху, изучаешь это место, день или два ведёшь наблюдение за ней и только после этого фотографируешь. Вот, например, зелёный дятел. Его я сфотографировал из лесного шалаша, сделанного из веток. Фотография канюка, который принёс мышку в гнездо своим птенцам, также сделана из шалаша с очень большого расстояния радиоуправляемым фотоаппаратом.
— А есть и такой?!
— Его изготовил по моей просьбе большой мастер — преподаватель ГПТУ №11 Николай Петрович Сушин. Это лишнее подтверждение, что в мире очень много хороших отзывчивых людей.
— Есть какие-то специальные приёмы съёмки птиц или всё решают зоркий глаз, наблюдательность, умение фотографа выжидать?
— Это труднее всего. Иногда часами сидишь в шалаше и думаешь: сколько же интересных кадров упустил за это время… А приёмов съёмки очень много. Один из них — охота с подхода. Идёшь, увидел птицу… Если она испугалась, преследовать её бесполезно, снимка не получится. А если птица отнеслась к вам более-менее лояльно, то можно потихоньку, в неброской одежде, не спеша приближаться к ней, пытаться сфотографировать. Так был сфотографирован поползень. Видите, открыл клювик и поёт.
Мухоловка-пеструшка тоже позволила мне сидеть метрах в пяти от неё и спокойно фотографировать, как она кормит птенцов. А разве не интересно наблюдать, как буроголовые гаечки собирают на поле овёс и прячут его про запас в щели коры? Это же делают сойки, поползни. И они не мешали мне за ними наблюдать. На моих фотографиях вообще нет испуганных птиц. У меня с ними налажен контакт. За длинно­хвостыми синицами наблюдал часами в течение нескольких дней. Птицы строили гнездо, в основном из растительного пуха, сверху маскировали его пластинками коры дерева, на котором гнездо построено.
— Это потрясающий природный камуфляж! Смотрела эту фотографию и не могла понять, что за странный нарост на дереве… А это гнездо! Ещё один удивительный снимок — болотная камышевка. Как можно было поймать в объектив птицу, которая своим оперением абсолютно слилась с окружающим пейзажем?
— Птицы удивительно адаптированы к окружающей среде благодаря своему камуфляжному оперению! А болотная камышевка пела и очень близко меня подпустила. Сфотографировал её метров с двух. Это один из самых сложных видов съёмки. Я подманиваю птицу, она подлетает ко мне. До неё буквально полметра, но между нами полметра сплошного тростника! Здесь ещё один приём использован. Иду на съёмки с магнитофоном, у которого особо чувствительный микрофон. Записываю птичью песню и затем проигрываю её. Ведь для чего поют некоторые птицы? Подманивают самочку или обозначают свою территорию и бывают очень недовольны, когда кто-то пытается там поселиться. Они подлетают поближе, поют ещё громче, чтобы прогнать соперника. Так сфотографированы болотная камышевка, соловей, коростель.
Есть ещё один приём. Очень хотел увидеть в лесу вертишейку, но лет тридцать не мог её найти. Всех птиц, живущих в дуплах, мне довелось встретить, а её — нет. И вот удача! Но гнездо вертишейки было очень высоко. Пришлось на соседнем дереве укрепить фотоаппарат и с помощью кнопочного проводного пульта сделать этот редкий снимок. Мухоловка-пеструшка тоже позволила мне сидеть метрах в пяти от неё и спокойно фотографировать, как она кормит птенцов.
— Впечатление такое, будто на снимках птицы специально позируют! Вот красивая фотография — юрок на фоне алых кистей рябины. Видно, прилетел пообедать. Валентин Леонидович, но в лесу далеко не все обитатели так же безобидны, как милые птахи. Были ли встречи, которые запомнились надолго?
— Конечно, приключения в лесу были. Правда, давно, когда лоси находились под защитой. Их развелось столько, что даже лесники говорили: что-то одно должно выжить — или лес, или лось. Как-то шёл по лесу после съёмки, присел отдохнуть, ко мне подбежала дворняжка, крутится около меня. Угостил собаку домашними припасами, она убежала. Я пошёл своей дорогой. Слышу вдалеке лай то в одном, то в другом месте, который явно приближается ко мне, будто собака идёт по моему следу. Пересекаю большую поляну, останавливаюсь на краю, пытаюсь понять, что происходит. И вижу, что дворняга гонит прямо на меня лосиху с лосёнком. Судя по всему, собака с большими охотничьими навыками и решила таким образом меня отблагодарить за угощение.
— Лосиха с лосёнком — это страшно! Мать будет до последнего защищать своего детёныша!

— Встал я на краю тропы с фотоаппаратом и думаю: что делать-то? Фотографировать? А как отреагирует на вспышку лосиха? Ладно, просто постою и погляжу. Пёс заставил лосиху пробежать буквально рядом со мной, можно было руку протянуть и погладить животное. Смотреть на неё было тяжело, настолько она была напугана. Лосиха с детёнышем пробежали мимо, и тут собака встаёт в позу и начинает меня «ругать» на своём собачьем языке. Лай сторожевых псов — это щенячье тявканье по сравнению с тем, что я услышал. Выглядела собака устрашающе: припала на передние лапы, ощетинилась, уши прижала… И лаяла, лаяла… Потихоньку, пятясь, как-то сумел уйти невредимым.
— Кто-то ещё в Шуе увлекается фотоохотой?
— Конечно! Со многими фотографами, у которых есть прекрасные снимки птиц, встречаемся и в жизни, и в лесу. Некоторые подарили мне свои фотографии, чтобы я их использовал в качестве иллюстраций в своей книге. Это наши шуяне, а также Владимир Николаевич Мельников — председатель регионального общества охраны птиц. А изначально на увлечение фотографией очень повлияло моё знакомство в 1975 году с Борисом Алексеевичем Сидоровым. В то время он был председателем шуйского клуба фотографов. С тех пор мы и дружим. Он всегда поддерживал мои начинания, увлечения. Вместе с Борисом Алексеевичем мы много занимались фотоохотой, исходили весь Шуйский район.
— А в Вашей семье никто не перенял увлечение фотоохотой?
— Я Вам сейчас подарю «полное собрание моих сочинений». Это несколько брошюр, написанных мною и посвящённых фотоохоте. Конечно, там очень много фотографий птиц. На обложке одной брошюры мой портрет. Это внук мой Максим Поляков сфотографировал меня, когда ему было пять лет. А вот его снимок прилетевшей к кормушке зеленушки, сделанный уже в семь. Сейчас Максиму восемь, он уверенно держит в руках фотоаппарат, но больше любит пользоваться моим фоторужьём. Мне приятно, что ему нравится фотоохота, хотя успехи ещё очень скромные.
— Это замечательно! Когда человек с детства любит живую природу, он просто не может вырасти чёрствым, злым, недоброжелательным.
— И эта фотовыставка — приглашение всем пойти в поля, луга, леса и увидеть удивительный пернатый мир своими глазами. Гарантирую незабываемые впечатления!
Елена Сушина.

Источник: www.sizvestiya.ru