Неогеновая система (неогеновый период), неоген (от греч. nйos — новый и gйnos — рождение, возраст), — вторая система кайнозойской эратемы, соответствующая второму периоду кайнозойской эры истории Земли; в стратиграфической шкале следует за палеогеновой системой и предшествует четвертичной системе. Начало неогенового периода, по уточнённым данным, определяется радиометрическим методом в 23,5 млн. лет, а конец — в 0,7 млн. лет (по схеме, принятой Межведомственным стратиграфическим комитетом Академии Наук CCCP) или же в 1,8 млн. лет (по решению Международного геологического конгресса в 1948) от современности. Общая продолжительность периода 22 и 23 млн. лет соответственно. Название «неогеновая система» было предложено в 1853 австрийским геологом М. Гёрнесом для выделенных в 1833 английским геологом Ч. Лайелем двух отделов — миоцена и плиоцена.

Подразделения неогеновой системы

Неоген подразделяется на два отдела: нижний — миоцен и верхний — плиоцен.


дальнейшем эти отделы были разделены на подотделы и ряд ярусов, установленных в области Средиземноморья и некоторое время считавшихся ярусами международной шкалы. Однако после проведённой в 1970-х гг. ревизии ярусы средиземноморской шкалы стали рассматриваться только как региональные. В 1975 на конгрессе Регионального комитета по стратиграфии средиземноморского неогена были приняты три равноценные региоярусные шкалы для Средиземноморья, Западного и Восточного Паратетиса. Одновременно при изучении океанических осадков были разработаны зональные шкалы по планктонным фораминиферам и по нанопланктону, которые используются при корреляции неогена океанических районов, а также при сопоставлении региоярусных шкал отдельных регионов. Таким образом, для неогеновой системы не существует общепринятой международной ярусной шкалы. Региональные ярусы и биозоны, используемые в отдельных регионах, распределяются в пределах отделов и подотделов.

Общая характеристика

Неогеновые отложения широко распространены под покровом четвертичных отложений на всех континентах и на дне океанов. Неогеновый период был одним из наиболее геократических этапов в развитии Земли, особенно его 2-я половина — плиоцен. К концу плиоцена сформировались основные черты современного рельефа и гидросети, завершилось образование многочисленных горных систем — Альп, Карпат, Балкан, Апеннин, Крыма, Кавказа, Гималаев, Кордильер Северной и Южной Америки, островных дуг — Алеутской, Корякско-Камчатской, Японской и др.


иление поднятий привело к образованию многочисленных внутренних впадин и глубоководных внутренних и окраинных бассейнов. Быстрый рост горных систем сопровождался складко- и шарьяже-образованием и сильной вулканической деятельностью. Для неогенового периода в целом было характерно значительное похолодание климата и образование ледниковых покровов Антарктиды и Гренландии. Снижение температуры привело к резкой дифференциации климата и соответственно ландшафтных зон. На этом общем фоне ухудшения климата наблюдались и отдельные этапы потеплений. После холодного периода 1-й половины раннего миоцена наступило значительное потепление, известное как климатический оптимум 2-й половины раннего — начала среднего миоцена. В это время в высоких широтах появились термофильные элементы среди древесных растений, пресноводных моллюсков и наземных млекопитающих на суше и ряд теплолюбивых форм среди моллюсков, фораминифер и других групп беспозвоночных — в морях.

Начиная со 2-й половины среднего миоцена вновь наступило похолодание и началась аридизация климата, продолжавшаяся в позднем миоцене. Это привело к сокращению лесов и развитию лесостепных и степных пространств. В Антарктиде возникло покровное оледенение. В плиоцене продолжалось похолодание, на фоне которого происходили неоднократные колебания температурного режима. В 1-й половине плиоцена появились покровные ледники Северного полушария. В течение неогенового периода распределение океанов, морей и суши постепенно приближалось к современному, что сопровождалось глобальным (гляцио-эвстатическим) понижением уровня океана с отдельными колебаниями, соответствовавшими масштабам оледенения.


начале миоцена крупное континентальное море — Паратетис, образовавшееся в олигоцене на северной окраине океана Тетис, потеряло связь с бореальными морями, сохранив связь с Тетисом, которая неоднократно прерывалась в миоцене. В середине миоцена Тетис окончательно распался и Средиземное море отделилось от Индо-Пацифики. В позднем миоцене Средиземное море отчленилось от океана в связи с глобальным падением уровня океана, в нём образовались мощные толщи эвапоритов (мессинский кризис солёности). В плиоцене Средиземное море вновь соединилось с Атлантикой, а Паратетис распался, и на его месте сформировались Азово-Черноморский и Каспийский бассейны. Трансгрессии морских бассейнов, захватывавшие окраинные области континентов, отмечались главным образом в 1-й половине миоцена, а в плиоцене морей с нормальной солёностью в пределах современных континентов практически не было. В целом трансгрессии неогеновых морей и осадконакопление на континентах происходили на фоне сложной и быстро меняющейся тектонической и палеогеографической обстановки, что обусловило пестроту фациального состава неогеновых отложений этих областей. Наиболее распространены были континентальные песчано-глинистые и молассовые формации; среди морских отложений основную роль играли песчано-глинистые и карбонатно-обломочные; значительное распространение имели и наземно-вулканогенные формации.
iv>
рские карбонатные отложения и эвапориты были относительно мало развиты. Биогенная седиментация в океане стала более интенсивной, чем прежде; оформились три пояса, установленные для современного океана: экваториальный, северный и южный пояса кремненакопления и карбонатонакопления. Кремненакопление в неогене (более мощное, чем в меловое и палеогеновое время) происходило в основном за счёт диатомовых водорослей. В приконтинентальных районах преобладали терригенные отложения.

Растительный и животный мир

В растительном мире неогенового периода основную роль играли те же группы, что и в современную эпоху. На суше господствовали высшие растения, а среди них покрытосеменные и голосеменные, в меньшей степени были распространены папоротники, мохообразные и пр. В умеренных широтах палеогеновые термофильные элементы отмечались только в 1-й половине миоцена, несколько расширив свой ареал в период климатического оптимума конца раннего — начала среднего миоцена. Основной компонент лесной растительности — листопадные формы. В связи с общим похолоданием и аридизацией климата проявилась широтная зональность, оформились все существующие ныне растительные зоны и флористическая область.

Растительность морей и других водоёмов была представлена различными водорослями (диатомовыми, золотистыми, багряными, пиррофитовыми и пр.) и некоторыми высшими растениями.


В Евразии в начале миоцена состав млекопитающих ещё близок к олигоценовому и только во 2-й половине раннего миоцена появились формы миоценового типа — хоботные (гомфотерии, зиголофодоны) и др. В среднем миоцене наряду с хоботными (мастодонты) и лошадиными (анхитерии) распространились бовиды и другие обитатели полуоткрытых и сухих пространств. В позднем миоцене сформировались сообщества степных травянистых равнин — т.н. гиппарионовая фауна (гиппарионы и разнообразные бовиды — газели, палеориксы и др.), существовавшая до конца миоцена — начала плиоцена. В плиоцене на территории Евразии несколько раз происходила смена фаун млекопитающих. На границе плиоцена и плейстоцена (0,7 млн. лет) появились холодолюбивые и перигляциальные формы — мамонт, овцебык, сайга и др. Фауна неогеновых млекопитающих Африки была близка к евразиатской. Млекопитающие Австралии были представлены отрядами сумчатых и однопроходных. В Южной Америке в миоцене основную роль играли сумчатые, неполнозубые (муравьеды, ленивцы, броненосцы), грызуны и некоторые эндемичные копытные. В позднем миоцене произошёл обмен фаунами Северной Америки с Евразией, а в плиоцене отмечена миграция млекопитающих (хищники, лошади и др.) из Северной Америки в Южную.

В неогеновых океанах и морях были распространены представители простейших (фораминиферы, в меньшей степени — радиолярии), брюхоногие и двустворчатые моллюски, ракообразные (остракоды и другие группы), мшанки, иглокожие (морские ежи), кишечнополостные (шестилучевые кораллы), а из хордовых — костистые и хрящевые рыбы и водные млекопитающие.

>

Полезные ископаемые

С неогеновыми отложениями связаны многочисленные полезные ископаемые. Из осадочных полезных ископаемых наиболее важны месторождения нефти и газа в предгорных и межгорных прогибах Ближнего и Среднего Востока, Калифорнии, Аляски, Японии и т.д. В бывшем CCCP к нефтегазоносным регионам, отвечающим крупным предгорным прогибам, относятся Прикарпатский, Азово-Кубанский, Терско-Каспийский; межгорным впадинам — Закарпатский, Восточно-Черноморский, Южно-Каспийский и Ферганский; внутрискладчатым депрессиям — Сахалино-Охотский, Южно-Охотский и Анадырский. Достаточно многочисленны в неогеновых отложениях месторождения бурых углей и лигнитов, несколько реже отмечаются и каменные угли. На территории Pоссии разрабатываются месторождения Дальневосточной, Колымской, Центрально-Якутской, Амурской, Прибайкальской угленосных провинций и областей, Южно-Уральского буроугольного бассейна и др. На территории зарубежной Европы известны буроугольные месторождения в Германии, Болгарии, Венгрии, Румынии, Чехии, Югославии и др. В Азии наиболее крупные залежи угля связаны с Анатолийским буроугольным бассейном, известны месторождения угля также в Индии, Китае, Юго-восточной Азии. Значительными запасами обладают угольные месторождения Северной и Южной Америки и Австралии (бассейны Латроб-Валли и др.). Отмечены месторождения серы, связанные главным образом с эвапоритовыми формациями (Предкарпатье, Апеннинский полуостров, Сицилия), а также залежи солей (Предкарпатье, Закарпатье, Закавказье, Средняя Азия и др.).


разовались россыпные месторождения титана, олова, ильменита, рутила, циркона и др., многие бокситовые месторождения тропического пояса (Ямайка, Гайана, Суринам, Гана, Гвинея). Значительны также месторождения бентонитовых и палыгорскитовых глин, алунитов, перлитов, каолинитов, галлуазита. В качестве строительных материалов, керамического и цементного сырья используются известняки, кварцевые пески, песчаники, диатомиты, глины.

С интрузивными и эффузивными породами связаны многочисленные и разнообразные месторождения руд ртути, олова, свинца, цинка, сурьмы и других элементов, образующие местами рудные пояса (полиметаллический пояс Перу, золотоносный пояс Эквадора, оловоносный и меденосные пояса Боливии, медно-серебряные месторождения Центральной Америки, медистые песчаники Таджикской депрессии, полиметаллические месторождения и ртутные рудные провинции Альпийского складчатого пояса, в т.ч. Закарпатья). В северо-западной и западной частях Тихоокеанского побережья, в т.ч. на Корякском нагорье, Камчатке, Курильских островах, Сахалине, распространены касситерит-сульфидные, колчеданные, ртутные, сурьмяные рудные провинции, месторождения руд свинца, цинка, меди, золота, серебра, молибдена, мышьяка, хрома и других металлов. Области интенсивного вулканизма и магматизма перспективны для поисков руд цветных металлов.


океанических областях песчано-глинистые шельфовые отложения во многих районах нефтегазоносны: Мексиканский залив, Карибское море, Гвинейский залив, Средиземное, Красное, Берингово моря, залив Аляска, Японское и Южно-Китайское моря, шельфы Чили, Перу, Эквадора, Калифорнии. На северо-восточном шельфе Австралии продуктивная толща приурочена к миоценовым рифам. Большие перспективы связаны с железомарганцевыми конкрециями, содержащими многие ценные металлы (никель, медь, кобальт и др.), и фосфоритами. Фосфориты и фосфатизированные осадки и породы распространены как на шельфах и в верхних частях континентальных склонов, так и в пелагических областях, преимущественно на подводных горах. Часть обогащенных фосфоритами пород имеет миоценовый возраст — шельфы северо-западной, юго-западной и южной Африки, восточных и западных берегов Северной Америки, Новой Зеландии, подводные горы Тихого, Индийского и Атлантического океанов.


Источник: wiki.web.ru

Неогеновый период кайнозойской эрыНЕОГЕНОВАЯ СИСТЕМА (ПЕРИОД), неоген (от греч. neos — новый и genos — рождение, возраст), — вторая система кайнозойской эратемы, соответствующая второму периоду кайнозойской эры истории Земли; в стратиграфической шкале следует за палеогеновой системой и предшествует четвертичной системе. Начало неогенового периода, по уточнённым данным, определяется радиометрическим методом в 23,5 млн.


т, а конец — в 0,7 млн. лет (по схеме, принятой Межведомственным стратиграфическим комитетом Академии Наук CCCP) или же в 1,8 млн. лет (по решению Международного геологического конгресса в 1948) от современности. Общая продолжительность периода 22 и 23 млн. лет соответственно. Название «неогеновая система» было предложено в 1853 австрийским геологом М. Гёрнесом для выделенных в 1833 английским геологом Ч. Лайелем двух отделов — миоцена и плиоцена.

Подразделения неогеновой системы подразделяется на два отдела: нижний — миоцен и верхний — плиоцен. В дальнейшем эти отделы были разделены на подотделы и ряд ярусов, установленных в области Средиземноморья и некоторое время считавшихся ярусами международной шкалы. Однако после проведённой в 1970-х гг. ревизии ярусы средиземноморской шкалы стали рассматриваться только как региональные. В 1975 на конгрессе Регионального комитета по стратиграфии средиземноморского неогена были приняты три равноценные региоярусные шкалы для Средиземноморья, Западного и Восточного Паратетиса. Одновременно при изучении океанических осадков были разработаны зональные шкалы по планктонным фораминиферам и по нанопланктону, которые используются при корреляции неогена океанических районов, а также при сопоставлении региоярусных шкал отдельных регионов. Таким образом, для неогеновой системы не существует общепринятой международной ярусной шкалы. Региональные ярусы и биозоны, используемые в отдельных регионах, распределяются в пределах отделов и подотделов (табл.).


Общая характеристика. Неогеновые отложения широко распространены под покровом четвертичных отложений на всех континентах и на дне океанов. Неогеновый период был одним из наиболее геократических этапов в развитии Земли, особенно его 2-я половина — плиоцен. К концу плиоцена сформировались основные черты современного рельефа и гидросети, завершилось образование многочисленных горных систем — Альп, Карпат, Балкан, Апеннин, Крыма, Кавказа, Гималаев, Кордильер Северной и Южной Америки, островных дуг — Алеутской, Корякско-Камчатской, Японской и др. Усиление поднятий привело к образованию многочисленных внутренних впадин и глубоководных внутренних и окраинных бассейнов. Быстрый рост горных систем сопровождался складко- и шарьяже-образованием и сильной вулканической деятельностью. Для неогенового периода в целом было характерно значительное похолодание климата и образование ледниковых покровов Антарктиды и Гренландии. Снижение температуры привело к резкой дифференциации климата и соответственно ландшафтных зон. На этом общем фоне ухудшения климата наблюдались и отдельные этапы потеплений. После холодного периода 1-й половины раннего миоцена наступило значительное потепление, известное как климатический оптимум 2-й половины раннего — начала среднего миоцена. В это время в высоких широтах появились термофильные элементы среди древесных растений, пресноводных моллюсков и наземных млекопитающих на суше и ряд теплолюбивых форм среди моллюсков, фораминифер и других групп беспозвоночных — в морях.

Начиная со 2-й половины среднего миоцена вновь наступило похолодание и началась аридизация климата, продолжавшаяся в позднем миоцене. Это привело к сокращению лесов и развитию лесостепных и степных пространств. В Антарктиде возникло покровное оледенение. В плиоцене продолжалось похолодание, на фоне которого происходили неоднократные колебания температурного режима. В 1-й половине плиоцена появились покровные ледники Северного полушария. В течение неогенового периода распределение океанов, морей и суши постепенно приближалось к современному, что сопровождалось глобальным (гляцио-эвстатическим) понижением уровня океана с отдельными колебаниями, соответствовавшими масштабам оледенения. В начале миоцена крупное континентальное море — Паратетис, образовавшееся в олигоцене на северной окраине океана Тетис, потеряло связь с бореальными морями, сохранив связь с Тетисом, которая неоднократно прерывалась в миоцене. В середине миоцена Тетис окончательно распался и Средиземное море отделилось от Индо-Пацифики. В позднем миоцене Средиземное море отчленилось от океана в связи с глобальным падением уровня океана, в нём образовались мощные толщи эвапоритов (мессинский кризис солёности). В плиоцене Средиземное море вновь соединилось с Атлантикой, а Паратетис распался, и на его месте сформировались Азово-Черноморский и Каспийский бассейны. Трансгрессии морских бассейнов, захватывавшие окраинные области континентов, отмечались главным образом в 1-й половине миоцена, а в плиоцене морей с нормальной солёностью в пределах современных континентов практически не было. В целом трансгрессии неогеновых морей и осадконакопление на континентах происходили на фоне сложной и быстро меняющейся тектонической и палеогеографической обстановки, что обусловило пестроту фациального состава неогеновых отложений этих областей. Наиболее распространены были континентальные песчано-глинистые и молассовые формации; среди морских отложений основную роль играли песчано-глинистые и карбонатно-обломочные; значительное распространение имели и наземно-вулканогенные формации. Морские карбонатные отложения и эвапориты были относительно мало развиты. Биогенная седиментация в океане стала более интенсивной, чем прежде; оформились три пояса, установленные для современного океана: экваториальный, северный и южный пояса кремненакопления и карбонатонакопления. Кремненакопление в неогене (более мощное, чем в меловое и палеогеновое время) происходило в основном за счёт диатомовых водорослей. В приконтинентальных районах преобладали терригенные отложения.

Органический мир. В растительном мире неогенового периода основную роль играли те же группы, что и в современную эпоху. На суше господствовали высшие растения, а среди них покрытосеменные и голосеменные, в меньшей степени были распространены папоротники, мохообразные и пр. В умеренных широтах палеогеновые термофильные элементы отмечались только в 1-й половине миоцена, несколько расширив свой ареал в период климатического оптимума конца раннего — начала среднего миоцена. Основной компонент лесной растительности — листопадные формы. В связи с общим похолоданием и аридизацией климата проявилась широтная зональность, оформились все существующие ныне растительные зоны и флористическая область.

Растительность морей и других водоёмов была представлена различными водорослями (диатомовыми, золотистыми, багряными, пиррофитовыми и пр.) и некоторыми высшими растениями.

В Евразии в начале миоцена состав млекопитающих ещё близок к олигоценовому и только во 2-й половине раннего миоцена появились формы миоценового типа — хоботные (гомфотерии, зиголофодоны) и др. В среднем миоцене наряду с хоботными (мастодонты) и лошадиными (анхитерии) распространились бовиды и другие обитатели полуоткрытых и сухих пространств. В позднем миоцене сформировались сообщества степных травянистых равнин — т.н. гиппарионовая фауна (гиппарионы и разнообразные бовиды — газели, палеориксы и др.), существовавшая до конца миоцена — начала плиоцена. В плиоцене на территории Евразии несколько раз происходила смена фаун млекопитающих. На границе плиоцена и плейстоцена (0,7 млн. лет) появились холодолюбивые и перигляциальные формы — мамонт, овцебык, сайга и др. Фауна неогеновых млекопитающих Африки была близка к евразиатской. Млекопитающие Австралии были представлены отрядами сумчатых и однопроходных. В Южной Америке в миоцене основную роль играли сумчатые, неполнозубые (муравьеды, ленивцы, броненосцы), грызуны и некоторые эндемичные копытные. В позднем миоцене произошёл обмен фаунами Северной Америки с Евразией, а в плиоцене отмечена миграция млекопитающих (хищники, лошади и др.) из Северной Америки в Южную.

В неогеновых океанах и морях были распространены представители простейших (фораминиферы, в меньшей степени — радиолярии), брюхоногие и двустворчатые моллюски, ракообразные (остракоды и другие группы), мшанки, иглокожие (морские ежи), кишечнополостные (шестилучевые кораллы), а из хордовых — костистые и хрящевые рыбы и водные млекопитающие.

Полезные ископаемые. С неогеновыми отложениями связаны многочисленные полезные ископаемые. Из осадочных полезных ископаемых наиболее важны месторождения нефти и газа в предгорных и межгорных прогибах Ближнего и Среднего Востока, Калифорнии, Аляски, Японии и т.д. В CCCP к нефтегазоносным регионам, отвечающим крупным предгорным прогибам, относятся Прикарпатский, Азово-Кубанский, Терско-Каспийский; межгорным впадинам — Закарпатский, Восточно-Черноморский, Южно-Каспийский и Ферганский; внутрискладчатым депрессиям — Сахалино-Охотский, Южно-Охотский и Анадырский. Достаточно многочисленны в неогеновых отложениях месторождения бурых углей и лигнитов, несколько реже отмечаются и каменные угли. Так, на территории CCCP разрабатываются месторождения Дальневосточной, Колымской, Центрально-Якутской, Амурской, Прибайкальской угленосных провинций и областей, Закарпатского и Южно-Уральского буроугольных бассейнов и др. На территории зарубежной Европы известны буроугольные месторождения в ГДР, Болгарии, Венгрии, Румынии, Чехословакии, Югославии и др. В Азии наиболее крупные залежи угля связаны с Анатолийским буроугольным бассейном, известны месторождения угля также в Индии, Китае, Юго-восточной Азии. Значительными запасами обладают угольные месторождения Северной и Южной Америки и Австралии (бассейны Латроб-Валли и др.). Отмечены месторождения серы, связанные главным образом с эвапоритовыми формациями (Предкарпатье, Апеннинский полуостров, Сицилия), а также залежи солей (Предкарпатье, Закарпатье, Закавказье, Средняя Азия и др.). Образовались россыпные месторождения титана, олова, ильменита, рутила, циркона и др., многие бокситовые месторождения тропического пояса (Ямайка, Гайана, Суринам, Гана, Гвинея). Значительны также месторождения бентонитовых и палыгорскитовых глин, алунитов, перлитов, каолинитов, галлуазита. В качестве строительных материалов, керамического и цементного сырья используются известняки, кварцевые пески, песчаники, диатомиты, глины.

С интрузивными и эффузивными породами связаны многочисленные и разнообразные месторождения руд ртути, олова, свинца, цинка, сурьмы и других элементов, образующие местами рудные пояса (полиметаллический пояс Перу, золотоносный пояс Эквадора, оловоносный и меденосные пояса Боливии, медно-серебряные месторождения Центральной Америки, медистые песчаники Таджикской депрессии, полиметаллические месторождения и ртутные рудные провинции Альпийского складчатого пояса, в т.ч. Закарпатья). В северо-западной и западной частях Тихоокеанского побережья, в т.ч. на Корякском нагорье, Камчатке, Курильских островах, Сахалине, распространены касситерит-сульфидные, колчеданные, ртутные, сурьмяные рудные провинции, месторождения руд свинца, цинка, меди, золота, серебра, молибдена, мышьяка, хрома и других металлов. Области интенсивного вулканизма и магматизма перспективны для поисков руд цветных металлов. В океанических областях песчано-глинистые шельфовые отложения во многих районах нефтегазоносны: Мексиканский залив, Карибское море, Гвинейский залив, Средиземное, Красное, Берингово моря, залив Аляска, Японское и Южно-Китайское моря, шельфы Чили, Перу, Эквадора, Калифорнии. На северо-восточном шельфе Австралии продуктивная толща приурочена к миоценовым рифам. Большие перспективы связаны с Железомарганцевыми конкрециями, содержащими многие ценные металлы (никель, медь, кобальт и др.), и фосфоритами. Фосфориты и фосфатизированные осадки и породы распространены как на шельфах и в верхних частях континентальных склонов, так и в пелагических областях, преимущественно на подводных горах. Часть обогащенных фосфоритами пород имеет миоценовый возраст — шельфы северо-западной, юго-западной и южной Африки, восточных и западных берегов Северной Америки, Новой Зеландии, подводные горы Тихого, Индийского и Атлантического океанов.

Источник: www.mining-enc.ru

Периоды кайнозойской эры, палеография и климат

Основные периоды кайнозойской эры – палеогеновый, состоящий из палеоцена (66 – 56 млн. л. н.), эоцена (56 – 34 млн. л. н.) и олигоцена (40 – 23 млн. л. н.), неогеновый, отделы которого миоцен (23 – 5 млн. л. н.) и плиоцен (5 – 2,5 млн. л. н.) и текущий четвертичный, делящийся на плейстоцен (2,5 млн. л. н. – около 12 тыс. л. н.) и голоцен, берущий начало около 12 тыс. л. н. и длящийся по сей день.

За время кайнозойской эры географические очертания континентов приобрели тот вид, который существует ныне. Североамериканский континент все более отдалялся от оставшейся лавразийской, а ныне – евроазиатской части глобального северного материка, а южноамериканский сегмент все более отдалялся от африканского сегмента южной Гондваны. Все больше отходили к югу Австралия с Антарктидой, индийский же сегмент все больше «выдавливало» к северу, пока, наконец, он не примкнул к южноазиатской части будущей Евразии, вызвав при этом подъем кавказской материковой части, а также во многом поспособствовав подъему из воды и остальной нынешней части европейского континента.

Климат кайнозойской эры постоянно суровел. Похолодание не было абсолютно резким, но все же не все группы животных и растительных видов успели привыкнуть к нему. Именно в течение кайнозоя были сформированы верхние и южные ледовые шапки в районе полюсов, а климатическая карта земли приобрела ту поясность, которую мы имеем на сегодняшний день. Она представляет собой ярко выраженный экваториальный пояс по земному экватору, и далее в порядке удаления к полюсам – субэкваториальный, тропический, субтропический, умеренный, и за полярными кругами соответственно арктический и антарктический климатические пояса.

Давайте более подробно рассмотрим периоды кайнозойской эры.

Палеоген

На протяжении почти всего палеогенового периода кайнозойской эры климат держался теплый и влажный, хотя постоянная тенденция к похолоданию прослеживалась на всем его протяжении. Средние температуры в районе Северного моря держалась в пределах 22-26°C. Но к концу палеогена стало холодать все резче, и на рубеже с неогеном уже были сформированы северные и южные ледовые шапки. И если в случае северного моря это были отдельные области попеременно образовывающихся и тающих блуждающих льдов, то в случае с Антарктидой тут начал образовываться стойкий ледниковый щит, существующий и поныне. Средняя годовая температура в районе нынешних полярных кругов опустилась до 5°C.

Но пока на полюсах не ударили первые морозы обновленная жизнь как в морских и океанических глубинах, так и на материках – процветала. Ввиду исчезновения динозавров млекопитающие полностью заселили все материковые пространства. В период первых двух палеогеновых отделов млекопитающие разделились и эволюционировали во множество разнообразных форм. Возникло множество различных хоботных животных, индикотериевых (носороговых), тапиро- и свиноподобных. Большинство из них было приковано к каким-либо водоемам, но появлялись и многие виды грызунов, превосходно чувствовавших себя и в глубинах континентов. Некоторые из них дали начало первым предкам лошадей и прочих одно и парнокопытных. Стали появляться первые хищники (креодонты). Возникали все новые виды птиц, а обширные области саванн были заселены диатримами – разнообразными нелетающими птичьими разновидностями.

Необычайно размножились насекомые. В морях повсеместно размножились головоногие и двустворчатые моллюски. Очень сильно разрослись кораллы, появились новые разновидности ракообразных, но наибольший расцвет получили костистые рыбы.

Наибольшее распространение в палеогене получили такие растения кайнозойской эры, как древовидные папоротниковые, всевозможные сандаловые, банановые и хлебные деревья. Ближе к экватору произрастали каштановые, лавровые, дубовые, секвойи, араукарии, кипарисовые, миртовые. В первый период кайнозоя густая растительность была распространена и далеко за пределами полярных кругов. В основном это были смешанные леса, но преобладали тут именно хвойные и листопадные широколиственные растения, процветанию которых полярные ночи не представляли совершенно никакой преграды.

Неоген

На начальном этапе неогена климат все еще оставался сравнительно теплым, но медленная тенденция к похолоданию все же сохранилась. Ледовые нагромождения северных морей стали таять все медленнее, пока не начал свое формирование и верхний северный щит. Климат в связи с похолоданием начал приобретать все более ярко выраженный континентальный окрас. Именно в этот период кайнозойской эры материки стали наиболее похожи на современные. Южная Америка соединилась с Северной, и как раз на данную пору климатическая зональность обрела схожие с современными признаками. К концу неогена в плиоцене на земной шар обрушилась вторая волна резкого похолодания.

Несмотря на то, что неоген по сравнению с палеогеном был в два раза короче, именно он отметился взрывной эволюцией среди млекопитающих. Повсеместно доминировали именно плацентарные разновидности. Основная масса млекопитающих разделилась на анхитериевых, предков лошадеподобных и гиппарионовых, также лошадеподобных и трехпалых, но давших начало гиенам, львам и прочим современным хищникам. Разнообразны в ту пору кайнозойской эры были всевозможные грызуны, стали появляться первые отчетливо выраженные страусоподобные. В связи с похолоданием и тем, что климат начал приобретать все более континентальный окрас, ширились участки древних степей, саванн и редколесий, где в больших количествах паслись предки современных бизоньих, жирафоподобных, оленеподобных, свиней и прочих млекопитающих, на которых вели беспрестанную охоту древние кайнозойские хищники. Именно в конце неогена в лесах начали появляться первые предки человекоподобных приматов.

Не смотря на зимы полярных широт, в экваториальном поясе земли все еще буйствовала тропическая растительность. Наибольшим разнообразием выделялись широколиственные древесные растения. Состоящие из них, как правило, вечнозеленые леса перемежались и граничили с саванными и кустарниками прочих редколесий, впоследствии именно они дали разнообразие современной среднеземноморской флоре, а именно оливе, платанам, грецким орехам, самшиту, южной сосне и кедровым.

Разнообразны были и северные леса. Вечнозеленых растений тут уже не было, но в большинстве разрослись и прижились каштановые, секвойные и прочие хвойно-широколиственные и листопадные. Позднее в связи со вторым резким похолоданием на севере образовались обширные области тундры и лесостепей. Тундры заполонили все зоны с нынешним умеренным климатом, а места, где еще недавно буйно произрастали тропические леса, превратились в пустыни и полупустыни.

Антропоген (четвертичный период)

В антропогеновом периоде неожиданные потепления чередовались со столь же резкими похолоданиями. Границы ледниковой зоны антропогена порой доходили до 40° северных широт. Под северной ледниковой шапкой находились Северная Америка, Европа вплоть до Альп, скандинавский полуостров, Северный Урал, Восточная Сибирь. Также в связи с оледенением и таянием ледовых шапок происходило то спад, то вновь наступления моря на сушу. Периоды между оледенениями сопровождались морской регрессией и мягким климатом. На данный момент имеет место один из таких промежутков, который должен смениться не позднее чем через ближайшую 1000 лет следующим этапом обледенения. Оно будет длиться приблизительно 20 тыс. лет, пока вновь не сменится очередным периодом потепления. Здесь стоит отметить, что чередования промежутков может произойти и гораздо быстрее, а может и вовсе нарушиться ввиду вмешательства в земные природные процессы человека. Вполне вероятно, что кайнозойскую эру может завершить глобальная экологическая катастрофа сродни той, что вызвала гибель множества видов в пермском и меловом периодах.

Животные кайнозойской эры в период антропогена вместе с растительностью были оттеснены к югу попеременно наступающими с севера льдами. Основная роль по-прежнему принадлежала млекопитающим, проявившим поистине чудеса приспосабливаемости. С наступлением холодов появились массивные поросшие шерстью животные, такие как мамонты, мегалоцеросы, носороги и пр. Также сильно расплодились всевозможные медведи, волки, олени, рыси. В связи с чередующими волнами похолоданий и потеплений животные были вынуждены постоянно мигрировать. Вымерло огромное количество видов, так и не успевших приспособиться к наступившему похолоданию.

На фоне данных процессов кайнозойской эры развивались и человекоподобные приматы. Они все больше совершенствовали свои навыки во владении всевозможными полезными предметами и орудиями труда. В какой-то момент они стали использовать данные орудия в целях охоты, т. е. впервые орудия труда обрели статус именно оружия. И с данных пор над различными видами животных нависла настоящая угроза истребления. А многие животные, такие как мамонты, гигантские ленивцы, североамериканские лошади, считавшиеся первобытными людьми промысловыми, были полностью уничтожены.

В зоне чередующихся оледенений тундра и таежные области чередовались с лесостепью, а тропические и субтропические леса были сильно оттеснены к югу, но, несмотря на это, большинство видов растений выжили и приспособились к современным условиям. Доминирующими лесами между периодами обледенения были широколиственные и хвойные.

В настоящий момент кайнозойской эры повсеместно на планете царит человек. Он беспорядочно вмешивается во всевозможные земные и природные процессы. За прошлый век в земную атмосферу было выброшено огромное количество веществ, способствующих образованию парникового эффекта и, как следствие, – более быстрому потеплению. Стоит обратить внимание, что более быстрое таяние льдов и подъем уровня мирового океана способствует нарушению всеобщей картины климатического развития земли. Вследствие грядущих изменений могут нарушиться подводные течения, а, как следствие, и общий всепланетный внутриатмосферный теплообмен, что может повлечь за собой еще более масштабное обледенение планеты вслед за начавшимся на данный момент потеплением. Становится все более понятно, что то, какой по продолжительности будет кайнозойская эра, и чем она в итоге завершится, будет зависеть теперь не от природных и прочих естественных сил, а именно от глубины и бесцеремонности вмешательства человека в глобальные природные процессы.

Более детально и подробно периоды кайнозойской эры будут рассмотрены в следующих лекциях.

Источник: vse-lekcii.ru

В палеогене климат был тёплым и влажным, в результате чего получили широкое распрост­ранение тропические и субтро­пические растения. Здесь были широко распространены представители подкласса сумчатых.

см. Гиппарионовая фауна

К началу неогена климат стал сухим, умеренным, а к концу его началось резкое похолодание. Эти изменения климата привели к сокращению лесов, появлению и широкому распространению травянистых растений.

Усиленно развивался класс насекомых. Среди них возникли высокоор­ганизованные виды, которые способствовали перекрёстному опылению цветковых растений и питались растительным некта­ром. Уменьшилась численность пресмыкающихся. На суше и в воздухе обитали птицы, мле­копитающие, в воде — рыбы, а также млекопитающие, которые повторно приспособились к жизни в воде. В период неогена появились многие роды известных в настоящее время птиц.

В конце неогена в борьбе за существование сумчатых уступили место плацентарным млекопитающим животным. Древнейшими из плацентарных млекопитающих животных являются представители отряда насекомоядных, от которых в течение неогена произошли другие отряды плацен­тарных, в том числе приматы.

В середине неогена развиваются человекообразные обезьяны. В связи с сокращением лесов некоторые из них были вынуждены жить на открытых местах. В последующем от них произошли первобытные люди. Они были немногочисленны и постоянно боролись со стихийными бедствиями, защищались от крупных хищных животных.

Великое оледенение

см. Великое оледенение

В четвертичном периоде происходило неоднократное смещение льдов Северного Ледовитого океана на юг и обратно, что сопровож­далось похолоданием и перемещением многих теплолюбивых растений на юг. С отступлением льдов они переселялись на прежние места. Такая повторная миграция (от лат. migratio — переселение) растений привела к смешиванию популяций, вымиранию видов, не приспособленных к изменившимся условиям, и способствовала появлению других, приспособленных видов.

Источник: WikiWhat.ru

Климат и география

Как и в предыдущий палеоген, в период неогена наблюдалась тенденция к глобальному охлаждению, особенно на более высоких широтах (известно, что сразу же после окончания неогена в эпоху плейстоцена, Земля подверглась серии ледниковых периодов, смешанных с более теплыми «межледниковыми эпохами»). Географически неоген был важен для наземных мостов, которые открывались между различными континентами: именно во время позднего неогена Северная и Южная Америка соединились центральноамериканским перешейком; Африка находилась в непосредственном контакте с южной Европой через сухой бассейн Средиземного моря; восточная Евразия и Западная Северная Америка присоединились к Сибири сухопутным мостам; медленное столкновение индийского субконтинента с Азией привело к образованию Гималайских гор.

Животный мир неогена

Млекопитающие

Глобальные климатические тенденции, в сочетании с распространением различных трав, сделали неогеновый период золотым веком открытых прерий и саванн.

Эти обширные пастбища стимулировали эволюцию парнокопытных и непарнокопытных животных, включая доисторических лошадей и верблюдов (которые произошли в Северной Америке), а также оленей, свиней и носорогов. Во время более позднего неогена взаимосвязи между Евразией, Африкой и Северной, и Южной Америкой создали почву для запутанной сети видов, что привело к почти полному исчезновению южноамериканской и австралийской ​​мегафауны.

С точки зрения человека наиболее важным этапом неогенового периода была продолжающаяся эволюция обезьян и гоминид. В миоценовую эпоху огромное количество видов гоминидов обитало в Африке и Евразии; в течение последующего плиоцена большинство этих гоминид (в том числе прямых предков современных людей) были сгруппированы в Африке. Именно после неогенового периода, в эпоху плейстоцена, появились первые человеческие существа (род Homo) на планете.

Птицы

Некоторые из летающих и нелетающих видов птиц неогена были поистине огромными (например, аргентависы и остеодонторнисы превышали 20 кг). Конец неогена означал исчезновение большинства нелетающих хищных птиц из Южной Америки и Австралии. Эволюция птиц продолжалась быстрыми темпами, причем большинство современных видов хорошо представлены в конце неогена.

Рептилии

На протяжении большей части неогенового периода доминировали гигантские крокодилы, размеры которых не соответствовали с размерам их меловых предков.

Этот период в 20 млн лет также стал свидетелем продолжающейся эволюции доисторических змей и (особенно) доисторических черепах, последняя группа которых начала достигать действительно впечатляющих размеров к началу плейстоценовой эпохи.

Морская фауна

Хотя доисторические киты начали развиваться в предыдущий палеогеновый период, они не стали исключительно морскими существами до неогена, что также свидетельствовало о продолжающейся эволюции первых ластоногих (семейство млекопитающих, включая тюленей и моржей), а также доисторических дельфинов, с которыми киты тесно связаны. Доисторические акулы сохранили свой статус на вершине морской пищевой цепи; например, мегалодон уже появился в конце палеогена и продолжил свое доминирование на протяжении всего неогена.

Растительный мир неогена

В неогеновый период наблюдались две основные тенденции в растительной жизни. Во-первых, падение глобальных температур стимулировало рост массивных лиственных лесов, которые заменили джунгли и дождевые леса в высоких северных, и южных широтах. Во-вторых, всемирное распространение трав идет рука об руку с эволюцией травоядных млекопитающих, кульминацией которых являются сегодняшние лошади, коровы, овцы, олени и других пасущиеся и жвачные животные.

Понравилась статья? Поделись с друзьями:

Источник: natworld.info