Триас был временем широкого развития суши. Лишь в отдельных местах море наступало на сушу: в Прикаспийской низменности, на равнинах Германии, на севере — в районе островов Шпицберген. Также расширилось море в центре южного материка Гондваны — там, где сейчас находится Мозамбикский пролив. Это начала образовываться впадина Индийского океана в Гондванском материке.

Раскалённые тучи вулканического пепла заклубились над Сибирской платформой: многочисленные вулканы засверкали от среднего течения Ангары до северных окраин платформы, от Лены на востоке до Енисея на западе. На всей этой огромной площади вулканические породы внедрились в древние палеозойские пласты.

На десятки и сотни километров тянутся древние трещины, заполненные застывшей магмой, поднявшейся из земных глубин свыше 150 миллионов лет назад.

Во многих местах находим мы слои триасовых осадочных пород. Это главным образом пестроцветные мергели, песчаники и известняки. Они залегают в Сибири — в Верхоянско-Охотских горах и в бассейне реки Уссури; выходят на нижнем Поволжье, возле озера Баскунчак, в Закаспии, в Крыму, на Кавказе.


На крымском побережье толщина триасовых песчаников и глинистых сланцев достигает нескольких тысяч метров.

Слои этого периода хранят в себе многочисленные остатки животных и растений. Они рассказывают нам о жизни, некогда кипевшей в морях и на суше триасовых материков.

Различные виды моллюсков заполняли мелководье морей. Водоросли покрывали дно плотным зелёным ковром. В их зарослях ползали морские ежи.

Появились первые белемниты — моллюски, имеющие внутреннюю раковину. Быстро проплывали в прозрачной воде их вытянутые тела, действительно напоминавшие стрелу («белемнон» по-гречески значит «стрела»). Белемниты передвигались при помощи струи воды, которую с силой выбрасывали, получая таким образом толчок в обратную сторону. Внутренняя раковина у белемнитов была одета сверху кожным покровом. Части этой раковины сохранились до нашего времени. На берегах рек, в оврагах и в других местах, где выступают на поверхность мезозойские слои, нередко находят сейчас гладкие, заостренные с одного конца каменные палочки. В народе их называют громовыми стрелами или «чертовыми пальцами». Эти палочки — окаменелые остатки белемнитов, конусовидные отростки внутренней части их раковин.

Белемнит.

В течение триаса снова произошли изменения в климатических условиях на Земле.


Молодые горные цепи, сформировавшиеся вдоль океанских побережий и отгородившие сушу от влажных морских ветров, создали на ней условия резкого континентального климата. Древовидные папоротники и хвощи начали постепенно исчезать, суша оделась цикадовыми и хвойными растениями, лучше приспособленными к изменившимся климатическим условиям.

Пресмыкающиеся находили в лесах обильную пищу. Они достигли значительного разнообразия, увеличились в размерах.

…Какая массивная кость лежит под стеклом витрины в зале музея, где собраны ископаемые остатки триасового времени! Какому животному принадлежала она?

Наша «машина времени» мгновенно переносит нас на опушку триасового леса, по которому протекает большая река.

Небольшими группами растут возле воды древовидные хвощи. Они уже доживают свой век, на смену им пришли леса из примитивных хвойных голосеменных растений. Раскидистые листья саговников нависли над водой.

Огромное земноводное лежит на песке, лениво раскинув лапы, опустив в воду нижнюю часть широкой, плоской головы.

Возле хвощей притаилось, подстерегая добычу, пресмыкающееся с длинным хвостом и с несоразмерно маленькими передними лапами. Своим видом оно напоминает большую, вставшую на задние лапы ящерицу. Это ячеезубый ящер — предок птиц и «ужасных ящеров» — динозавров, которые появятся на Земле спустя миллионы лет. «Ячеезубым» учёные назвали его потому, что каждый зуб у него сидел в особой ячейке.


На середине поляны застыл в настороженной позе ходящий на задних лапах платеозавр. Его массивное, опирающееся на хвост туловище достигает 5 метров в длину. Повернув к реке маленькую голову на длинной шее, он глядит на крокодилообразного белодонта, вылезающего на берег из воды…

Платеозавр на опушке триасового леса.

Около 30 миллионов лет длился триасовый период — время головоногих моллюсков, примитивных хвойных растений и ящеров. Холоднокровные пресмыкающиеся — ящеры — заселяли побережья морей, лесные заросли, начали проникать в пустынные пространства в глубине материков.

Пройдут ещё миллионы лет — и ящеры станут владыками Земли. Они овладеют всей сушей, водами морей, поднимутся в воздух. Но пока они вынуждены удовлетвориться довольно скромной ролью, какую им пришлось играть в числе многих других животных, обитавших на Земле в триасовом периоде её истории. 

Следующая глава >

Источник: bio.wikireading.ru

Подразделы триасового периода, географические и климатические изменения

Принятое Международным союзом геологических наук в декабре 2016 года деление триасового периода выглядит следующим образом. Период разделен на три отдела – Нижний, делящийся в свою очередь на Индский и Оленёкский ярусы, Средний, состоящий из Анзийского и Ладинского и Верхний, деленный на Карнийский, Норийский и, граничащий непосредственно с первым ярусом нижнего отдела юрского периода, Рэттский.

iv>

Сформировавшийся в пермском периоде суперматерик Пангея начал разделяться на Лавразию и Гондвану. Это сопровождалось бурной вулканической активностью и образованием в океанических глубинах вследствие растяжения земной коры обширных впадин, заполнявшихся магматическими породами. Материки возвысились над водной поверхностью, на значительных участках континентов установилась жаркая засушливая погода. Большая часть внутриконтинентальных водоемов высохла, в оставшихся сильно повысился уровень солености. Начал формироваться Атлантический океан. Ярко выраженные климатические зоны в триасовом периоде не просматриваются, средняя температура по экватору в данном периоде понизилась, но в целом по земному шару было достаточно тепло, так что равномерный климат триасового периода в целом способствовал бурному расцвету органической жизни.

Осадконакопление

Выделен триасовый период впервые был на территории Германии. Основанием триасовой толщи во многих местах служат глинистые сланцы и красный песчаник. Не смотря на то, что при поднятии общей материковой массы множество озер и морей стекло в мировой океан или попросту пересохло, на континенте оставалось еще множество водных бассейнов. Всю Западную Европу в то время вплоть до островов Англии занимало эпиконтинентальное море, где и отложились вышеупомянутые стратотипические осадочные породы. Они же были характерны и для покрытой морем сибирской части Пангеи. Под морем Тетис накапливалась толща известняка, которые сейчас находятся в толщах итальянских доломитовых Альп. На территории нынешней Южной Америки образовывался слой алевритов и песков, ставший следствием генезиса континентального раздела.

Животные триасового периода


Не смотря на произошедшие на рубеже перми и триаса загадочные климатические потрясения, приведшие к самому масштабному за всю историю органической жизни вымиранию видов, в начале мезозоя жизнь вновь забурлила ключом и освободившиеся экологические и эволюционные ниши вновь стали бурно заполняться животным разнообразием. В морских глубинах вновь начали процветать аммоноидеи, только уже гораздо других разновидностей, возникли белемоноидеи. Также в триасовом периоде размножились и образовали новые виды двустворчатые и брюхоногие моллюски. Брахиопод по сравнению с пермским периодом стало меньше на порядок, но несмотря на это они все еще являлись важной составляющей водного царства. На смену древним вымершим родам морских ежей пришли новые. Появились доселе невиданные лилии, мшанки, радиолярии, фораминиферы и пр. Стали возникать шестилучевые кораллы.

Изменения произошли и в мире позвоночных. Львиную долю всех наземных млекопитающих представляли пресмыкающиеся и рептилии. Под занавес триаса на сцену выходят сумчатые. Многие животные триасового периода вновь вернулись в морские глубины и стали еще более грозными морскими хищниками, чем акулы, что видно на примере. Поднятие материков способствовало осушению многих пресных внутриконтинентальных водоемов, за счет чего многие рыбы были вынуждены приспосабливаться к жизни в морской воде. Лишь небольшая часть древних кистеперых нашла себе пристанище в немногочисленных пресноводных озерах.

>

Те немногочисленные стегоцефалы, которые выжили после великого пермского вымирания, в результате потепления вынуждены были вновь вернуться в воду, превратившись в грозных хищников наподобие мастодонзавра.

Подальше от прибрежных зон в морских и океанических глубинах сохранились и дали начало многим разновидностям высокоорганизованные рыбы. Выжили и акулы. Челюсти многих рыб обзавелись такими мышцами и зубами, что без труда разгрызали раковины любых моллюсков. Но главными водными властелинами триасового периода были все же водные рептилии. Ящирецеподобный нотозавр (рис. 1) без труда охотился на любые разновидности рыб. Его пасть была такой зубастой, что ему не составляло труда покромсать ей как мелкую рыбешку, так и крупную акулу. А о вытянутых и острозубых челюстях ихтиозавра и вовсе говорить не приходится. Зачастую данные рептилии попросту перерубали своих жертв на части.

Нотозавр триасового периода

Рис. 1 – Нотозавр триасового периода

Среди разнообразия рептилий триаса имелись даже такие, которые умудрялись ловить рыбу с берега не будучи водными животными. Такой рептилией был танистрофей. Эволюция наделила данное животное длинной шеей, которую он, стоя на берегу, вместе с головой опускал в прибрежные воды и вылавливал оттуда попавшихся в пределы его досягаемости морских обитателей.


Ввиду того что в первой половине триасового периода климатические условия были почти одинаковыми на всей территории Лавразии и Гондваны, животный мир был почти идентичен в своем разнообразии на всех участках материков. Виды равномерно распределились по всей территории начинающего разделяться суперконтинента. Некоторые популяции, такие, к примеру, как стадные листозавры (рис. 2), достигли небывалой численности. Их по праву называли бегемотами триасового периода, поскольку они вели образ жизни не далекий от нынешних бегемотов, также нежились на солнышке вокруг болот и прочих мелких континентальных водоемов, а в дневной зной забредали в воду, чтобы в ней слегка охладиться. Вот только численность данных стад не в пример нынешним бегемотам была просто громадна. Останки данных животных были найдены во всех уголках земного шара. А вместе с ними внутриматериковые водоемы заселяли и появившиеся в триасе многочисленные лягушки и разнообразные черепахи, как сухопутные, так и водные. Активны в таких местах были и первые крокодилы. Далее как черепахи, так и крокодилы мигрировали все дальше, пока не достигли Мирового океана, откуда благополучно, наряду со многими другими особями, равномерно расселились по всему периметру материков.


Листозавр триасового периода

Рис. 2 – Листозавр триасового периода

На суше безраздельно господствовали цинодонты (рис. 3), или как их еще называют «собакозубые» рептилии – хищники, добычей которых зачастую становились стада миролюбивых листозавров. К началу триасового периода данные зверьки были величиной с крысу, но к середине периода они уже достигали гораздо внушительных размеров. Также как и горгонопсид в пермском периоде у них конечности переместились под туловище, что делало их весьма быстрыми и поворотливыми.

Цинодонт триасового периода

Рис. 3 – Цинодонт триасового периода

Также в среднем триасе образовалась еще одно ответвление рептилий, по строению опорно-двигательной системы схожих с арзозаврами, но имеющих несколько иное строение челюстей. Назывались они рихозаврами и имели на концах челюстей массивные клювы, за что и были прозваны «клювокрылыми». Строение их челюстей, а также зубо-клювое их оснащение позволяло данным рептилиям не только кусать и жевать, но и преспокойно перерезать и перерубать добычу. Вдобавок ко всему при закрытии оконечный острый выступ нижней челюсти входил в специальный желоб верхней наподобие перочинного ножа, складывающегося в рукоять. При таком раскладе жертва была обречена.


К концу триасового периода многие виды рептилий вымерли, не выдержав конкуренции с более быстрыми и поворотливыми своими собратьями, строение опорно-двигательного аппарата которых пережило революционную перестройку из латерального, где задние конечности находились по бокам туловища, в парасагиттальное, при котором тело расположено в приподнятом состоянии над землей, а задние конечности расположены прямо под ним. Таких рептилий называли текодонтами (рис. 4). Ранее они обитали в воде, но решив выбраться на сушу, где добычи было в разы больше, а угрозы в разы меньше, быстро перестроили свой двигательный аппарат на прогрессивный манер и расплодились по всей суше. Это были самые поворотливые и быстрые рептилии, из которых в дальнейшем развились динозавры. Эти рептилии превосходно бегали на двух своих чрезмерно развитых задних ногах, отлично прыгали и проявляли чудеса маневренности.

Текодонты триасового периода

Рис. 4 – Текодонты триасового периода

Также к завершению триасового периода эволюция преподнесла еще один важный сюрприз. Впервые рептилии начали делать попытки подняться в воздушное пространство. Вешельтизавры – ящерицы небольших размеров, пытались планировать по воздуху за счет своих невероятно гипертрофированных ребер. Но на смену им быстро пришли птерозавры, вместо ребер переделавшие под полет структуру конечностей, между которыми образовалась специальная воздухоплавательная пленка, при помощи которой они могли, планируя в воздушных потоках, подолгу оставаться в воздухе, с высоты высматривая себе добычу.


Также к концу триаса стали появляться первые настоящие млекопитающие, однако, еще откладывающие яйца, но уже вскармливающие свое потомство молоком. В большинстве случаев это были небольшие сумчатые животные, наподобие современных утконосов, но развиться им пока не давали разнообразные рептилии, которым они проигрывали пока как по свирепости и по размерам, так и по численности и прыткости.

Растения триасового периода

Подводный растительный мир с началом триаса значительно не изменился. Все также прогрессировали сине-зеленые, бурые и прочие виды водорослей, характерные еще для палеозоя. Большое значение на данный период оказывали рифообразующие водоросли, в большом количестве осевшие на месте нынешних Альп. Не претерпели значительных изменений по сравнению с предшествующей ему пермью и наземные растения триасового периода.

В тропических зонах наибольшее развитие получили не дожившие до наших дней разновидности птеридоспермовых и древнехвойных, умеренные зоны более отличились разнообразием палеофитных папоротников. Хотя к середине триасового периода вследствие сглаживания критических различий между погодными условиями различных климатических поясов, заметного разделения растительных видов по всей территории разделяющейся Пангеи не прослеживается. Сильно распространены в прибрежных зонах были некоторые разновидности плауновидных.

Основными растениями второй половины триасового периода являются такие мезофитные группы растений, как беннеттиты, саговники, диптериевые папоротники, мезофитные хвойные, различные гинкговые. Изредка встречались и саговниковые, каламиты и кордаиты. Папоротники в большинстве своем были семенные. Некоторые саговниковые дожили и до наших времен. Встречаются они в зоне Малайского архипелага и называются саговыми пальмами. По своей сути саговники являются промежуточной ветвью развития между папоротниковыми и пальмами. Они, так же как и пальмы, имели мощный ствол, разветвленную пальмовую перистолистную крону наверху, но размножались все еще не семенами, а микро или макроспорами. А поскольку их споры были наихудшим образом защищены от холодов, выжить данные растения триасового периода могли только в тех континентальных зонах, которые никогда не смещались к зонам холодов и постоянно были поблизости от воды.

Растения триасового периода

Рис. 5 – Растения триасового периода

Большая доля папоротниковых триаса произрастала вдоль прибрежных участков. Внутри же континентов в основном росли хвойные. По большей части это были разновидности вольтции. Вольтция имела густую хвойную крону, в которой вырастали шишки, во многом схожие по строению с современными еловыми.

Обширные территории суши покрывали травы и всевозможные цветковые растения, над которыми беспрестанно трудились разнообразные перепончатокрылые насекомые.

Но как бы не способствовал климат размножению и разрастанию растительности триасового периода, более половины разновидностей всех наземных растений не дожили до его завершения.

Полезные ископаемые триасового периода

Вследствие слабой интрузивной деятельности в триасовом периоде образовалось большое количество рудных месторождений. Также можно отметить и некоторые каменноугольные горизонты, такие как Челябинский бассейн, Урало-Тянь-Шаньский, Южно-Аппалачский, а также бассейны Австралийских Кордильер.

Многочисленны газовые месторождения данного периода. К ним относятся месторождения Сахары (Алжир) и Арктики (Канада). Также к триасу относится множество российских месторождений. Это в основном Тимано-Печорская провинция, Вилюйский речной бассейн. Обнаружены нефтегазовые залежи, относящиеся к триасу и на территории Австралии. Самым крупным нефтегазовым месторождением того времени является месторождение, открытое на Аляске.

Также триасовый периода знаменит своими урановыми месторождениями (крупнейшее – США, плато Колорадо). Многочисленны кобальтовые, никелевые, медные, железные руды, руды графита (пример – Среднесибирская равнина). Австралийский континент богат месторождениями серебра, золота, цинка, свинца, олова и меди, также приуроченными к триасу. Якутия славится алмазоносными трубками, берущими свое начало также в триасовый период.

Источник: vse-lekcii.ru

История развития Земли в мезозойскую эру

Мезозойская эра – это эра средней жизни. Она названа так потому, что флора и фауна данной эры являются переходными между палеозойской и кайнозойской. В мезозойскую эру постепенно формируются современные очертания материков и океанов, современная морская фауна и флора. Образовались Анды и Кордильеры, горные массивы Китая и Восточной Азии. Сформировались впадины Атлантического и Индийского океанов. Началось формирование впадин Тихого океана.

Подразделяется мезозойская эра на три периода: триасовый, юрский и меловой.

Триасовый период получил свое название от того, что к его отложениям причисляют три разных комплекса пород: нижний – континентальный песчаник, средний – известняковый и верхний – нейпер.

Наиболее характерными отложениями триасового периода являются: континентальные песчано-глинистые породы (нередко с линзами угля); морские известняки, глины –сланцы; лагунные ангидриты, соли, гипсы.

В триасовый период северный материк Лавразия соединился с южным – Гондваной. Большой залив, начинавшийся на востоке Гондваны, простирался вплоть до северного побережья современной Африки, затем поворачивал на юг, почти полностью отделяя Африку от Гондваны. С запада тянулся длинный залив, отделявший западную часть Гондваны от Лавразии. На Гондване возникло много впадин, постепенно заполнявшихся континентальными отложениями.

В среднем триасе усилилась деятельность вулканов. Обмелевают внутриконтинентальиые моря, образуются многочисленные впадины. Начинается формирование горных хребтов Южного Китая и Индонезии. На территории современного Средиземноморья климат был теплым и влажным. Более прохладным и влажным он был в тихоокеанской зоне. На территории Гондваны и Лавразии господствовали пустыни. Холодным и сухим был климат северной половины Лавразии.

Наряду с изменениями в распределении моря и суши, формированием новых горных массивов и вулканических областей, интенсивно проходила смена одних животных и растительных форм другими. Лишь немногие семейства перешли из палеозойской эры в мезозойскую. Это дало основание некоторым исследователям, для утверждения о великих катастрофах, происшедших на рубеже палеозоя и мезозоя. Однако при исследовании отложений триасового периода можно легко убедиться, что резкой грани между ними и пермскими отложениями не существует, следовательно, одни формы растений и животных сменялись другими, вероятно, постепенно. Главной причиной являлись не катастрофы, а эволюционный процесс: более совершенные формы постепенно вытесняли менее совершенные.

Сезонное изменение температур триасового периода начало оказывать заметное влияние на растения и животных. Отдельные группы пресмыкающихся приспособились к холодным сезонам. Именно от этих групп, в триасе произошли млекопитающие, а несколько позднее – и птицы. В конце мезозойской эры климат стал еще более холодным. Появляются листопадные древесные растения, которые в холодные сезоны частично или полностью сбрасывают листья. Данная особенность растений это приспособление к более холодному климату.

Похолодание в триасовом периоде было незначительным. Сильнее всего оно проявилось в северных широтах. На остальной территории было тепло. Поэтому пресмыкающиеся чувствовали себя в триасовом периоде достаточно хорошо. Разнообразнейшие их формы, с которыми мелкие млекопитающие еще не способны были конкурировать, расселились по всей поверхности Земли. Необычайному расцвету пресмыкающихся способствовала также богатая растительность триасового периода.

В морях развились исполинские формы головоногих моллюсков. Диаметр раковин некоторых из них был до 5 м. Правда, и теперь в морях обитают исполинские головоногие моллюски, например кальмары, достигающие 18 м в длину, однако в мезозойскую эру исполинских форм было намного больше.

Состав атмосферы триасового периода по сравнению с пермским изменился мало. Климат стал более влажным, однако пустыни в центре континента оставались. Некоторые растения и животные триасового периода дожили до наших дней в районе Средней Африки и Южной Азии. Это говорит о том, что состав атмосферы и климат отдельных участков суши почти не изменились на протяжении мезозойской и кайнозойской эр.

И все же стегоцефалы вымерли. Их вытеснили пресмыкающиеся. Более совершенные, подвижные, хорошо приспособленные к разнообразным условиям жизни, они питались той же пищей, что и стегоцефалы, селились в тех же местах, поедали молодняк стегоцефалов и в конечном итоге истребили их.

Среди триасовой флоры изредка еще встречались каламиты, семенные папоротники и кордаиты. Преобладали настоящие папоротники, гинкговые, беннетитовые, саговниковые, хвойные. Саговниковые существуют и в настоящее время в районе Малайского архипелага. Они известны под названием саговых пальм. По своему внешнему виду саговниковые занимают промежуточное место между пальмами и папоротниками. Ствол саговниковых довольно толстый, колоннообразный. Крона состоит из жестких перистых листьев, расположенных венчиком. Размножаются растения при помощи макро и микроспор.

Папоротники триаса представляли собой прибрежные травянистые растения, имевшие широкие рассеченные листья с сетчатым жилкованием. Из хвойных растений хорошо изучена вольтция. Она имела густую крону и такие, как у ели, шишки.

Гинкговые были довольно высокими деревьями, их листья образовывали густые кроны. Особое место среди триасовых голосеменных занимали беннетиты – деревья с мутовчатыми крупными сложными листьями, напоминающими листья саговников. Органы размножения беннетитов занимают промежуточное место между шишками саговников и цветками некоторых цветковых растений, в частности магнолиевых. Таким образом, вероятно, именно беннетитов следует считать предками цветковых растений.

Из беспозвоночных триасового периода известны уже все типы животных, существующих и в наше время. Наиболее характерными морскими беспозвоночными были рифообразующие животные и аммониты. В палеозое уже существовали животные, которые колониями покрывали дно моря, образуя рифы, хотя и не очень мощные. В триасовый период, когда вместо табулят появляется много колониальных шестилучевых кораллов, начинается формирование рифов толщиной до тысячи метров. Чашечки шестилучевых кораллов имели шесть или двенадцать известковых перегородок. В результате массового развития и быстрого роста кораллов на дне моря образовывались подводные леса, в которых селились многочисленные представители других групп организмов. Некоторые из них принимали участие в рифообразовании. Двустворчатые моллюски, водоросли, морские ежи, морские звезды, губки жили между кораллами. Разрушаемые волнами, они образовывали грубозернистый или мелкозернистый песок, заполнявший все пустоты кораллов. Вымытый волнами из этих пустот, известковый ил откладывали в бухтах и лагунах. Довольно характерны для триасового периода некоторые двустворчатые моллюски. Их тонкие, как бумага, раковины с хрупкими ребрами образуют в отдельных случаях целые прослойки в отложениях данного периода. Жили двустворчатые моллюски в мелководных илистых бухтах— лагунах, на рифах и между ними. В верхиетриасовом периоде появляется множество толстораковинных двустворчатых моллюсков, прочно прикреплявшихся к известняковым отложениям мелководных бассейнов.

В конце триаса в связи с усилением вулканической деятельности часть известняковых отложений покрылась пеплом и лавами. Поднимавшийся из недр Земли пар принес с собой многие соединения, из которых образовались месторождения цветных металлов. Самыми распространенными из брюхоногих моллюсков были переднежаберные. Широко распространились в морях триасового периода аммониты, раковины которых в отдельных местах скопились в огромном количестве. Появившись в силурийском периоде, они на протяжении всей палеозойской эры еще не играли большой роли среди других беспозвоночных. Аммониты не могли успешно конкурировать с довольно сложными наутилоидеями. Раковины аммонитов были образованы из известковых пластинок, имевших толщину папиросной бумаги и потому почти не защищавших мягкое тело моллюска. Только когда их перегородки согнулись? многочисленные складки, раковины аммонитов приобрели прочность и превратились в настоящее укрытие от хищников, С усложнением перегородок раковины сделались еще более прочными, а наружное строение дало им возможность приспособиться к самым разнообразным условиям жизни. Представителями иглокожих были морские ежи, лилии и звезды. На верхнем конце тела морских лилий располагалась похожая на цветок основная часть. В ней различают венчик и хватательные органы – “руки”. Между “руками” в венчике находились ротовое и анальное отверстия. “Руками” морская лилия загребала в ротовое отверстие воду, а вместе с ней и морских животных, которыми питалась. Стебель многих триасовых морских лилий был спиральным. В триасовых морях обитали известковые губки, мшалки, листоногие раки, остракоды. Рыбы были представлены водившимися в пресных водоемах акулами и населявшими море моллюскоидами. Появляются первые примитивные костистые рыбы. Мощные плавники, хорошо развитый зубной аппарат, совершенная форма, прочный и легкий скелет – все это способствова ло быстрому распространению костистых рыб в морях нашей планеты.

Земноводные были представлены стегоцефалами из группы лабиринтодонтов. Это были малоподвижные животные с небольшим туловищем, маленькими конечностями и крупной головой. Они лежали в воде в ожидании добычи, и когда добыча приближалась, хватали ее. Их зубы имели сложную лабиринтообразную складчатую эмаль, поэтому их и назвали лабиринтодонтами. Кожа увлажнялась слизистыми железами. Другие амфибии выходили на сушу охотиться на насекомых. Наиболее характерные представители лабиринтодонтов – мастодонозавры. Эти животные, черепа которых достигали одного метра в длину, по внешнему виду напоминали огромных лягушек. Они охотились на рыб и поэтому редко оставляли водную среду.

Болот становилось меньше, и мастодонозавры вынуждены были заселять все более глубокие места, часто скапливаясь в большом количестве. Вот почему теперь находят много их скелетов на небольших участках.

Пресмыкающиеся в триасе характеризуются значительным разнообразием. Появляются новые группы. Из котилозавров остаются лишь проколофоны – небольшие животные, питавшиеся насекомыми. Чрезвычайно любопытную группу пресмыкающихся представляли архозавры, к которым принадлежали текодонты, Крокодилы и динозавры. Представители текодоптов, величиной от нескольких сантиметров до 6 м, являлись хищниками. Они еще отличались рядом примитивных особенностей и походили на пермских пеликозавров. Одни из них – псевдозухии – имели длинные конечности, длинный хвост и вели наземный образ жизни. Другие, в том числе крокодилообразные фитозавры, обитали в воде.

Крокодилы триасового периода – небольшие примитивные животные протозухии – жили в пресных водоемах. Среди динозавров появляются тероподы и прозауроподы. Тероподы передвигались на хорошо развитых задних конечностях, имели тяжелый хвост, мощные челюсти, небольшие и слабые передние конечности. По величине эти животные были от нескольких сантиметров до 15 м. Все они относились к хищникам. Прозауроподы питались, как правило, растениями. Некоторые из них были всеядными животными. Ходил они на четырех ногах. Прозауроподы имели небольшую голову, длинную шею и хвост. Представители подкласса синаптозавров вели самый разнообразный образ жизни. Трилофозавр лазил по деревьям, питался растительной пищей. По внешнему виду он напоминал кошку. Тюленеобразные пресмыкающиеся жили у побережья, питались главным образом моллюсками. Плезиозавры обитали в море, но иногда выходили на берег. Они достигали 15 м в длину. Питались рыбой.

В отдельных местах довольно часто находят отпечатки ступней огромного животного, ходившего на четырех ногах. Его назвали хиротериумом. По сохранившимся отпечаткам можно представить строение ступни этого животного. Четыре неуклюжих пальца окружали толстую мясистую подошву. На трех из них были когти. Передние конечности хиротериума почти втрое меньше задних. На влажном песке животное оставляло глубокие следы. При отложении новых пластов следы постепенно окаменевали. Позднее суша была залита морем, скрывшим следы. Они оказались засыпанными морскими отложениями. Следовательно, в ту эпоху неоднократно заливало море. Острова опускались ниже уровня моря, и жившие па них животные вынуждены были приспосабливаться к новым условиям. В море появляется много пресмыкающихся, которые, несомненно, произошли от материковых предков. Быстро развились черепахи с широким костяным панцирем, дельфинообразные ихтиозавры — рыбоящеры и исполинские плезиозавры с маленькой головой на длинной шее. Преобразуются их позвонки, изменяются конечности. Шейные позвонки ихтиозавра срастаются в одну кость, а у черепах разрастаются, образуя верхнюю часть панциря.

Ихтиозавр имел ряд однородных зубов, у черепах зубы исчезают. Пятипалые конечности ихтиозавров превращаются в хорошо приспособленные для плавания ласты, у которых трудно различить плечо, предплечье, запястье и кости пальцев.

Начиная с триасового периода, пресмыкающиеся, перешедшие жить в море, постепенно заселяют все более обширные пространства океана.

Древнейшее млекопитающее, найденное в триасовых отложениях Северной Каролины, называется дроматериумом, что в переводе значит “бегающий зверь”. Этот “зверь” был всего 12 см в длину. Дроматериум принадлежал к яйцекладущим млекопитающим. Они, подобно современным австралийской ехидне и утконосу, не рождали детенышей, а откладывали яйца, из которых вылупливались недоразвитые детеныши. В отличие от пресмыкающихся, совершенно не заботившихся о своих потомках, дроматериумы выкармливали детенышей молоком. С отложениями триасового периода связаны месторождения нефти, природных газов, бурого и каменного угля, железной и медной руд, каменной соли. Длился триасовый период 35 млн. лет.

http://www.ouro.ru/files/progobuch/new_page_33.htm

Источник: zooeco.com

Подразделения

В рос. и меж­ду­нар. стра­ти­гра­фич. шка­лах триа­со­вая сис­те­ма подраз­де­ля­ет­ся на 3 от­де­ла и 7 яру­сов (табл.). Ос­но­ва­ние инд­ско­го яру­са ус­та­нов­ле­но по пер­во­му по­яв­ле­нию ко­но­дон­тов Hin­deodus parvus (стра­то­ти­пич. раз­рез Мэй­шань, Юж. Ки­тай), ладин­ско­го яру­са – ам­мо­нои­дей Eoprotra­chу-саhyce­ras cu­rio­nii (Ба­го­ли­но, Ита­лия), кар­ний­ско­го яру­са – ам­мо­нои­дей Da­xa­tina canade­nis (Стуо­рес-Ви­зен, Ита­лия). Ма­те­риа­лы по др. яру­сам не ра­ти­фи­ци­ро­ва­ны; кан­ди­да­ты в стра­то­ти­пы для оле­нёк­ско­го яру­са пред­ло­же­ны в Юж. Ки­тае (раз­рез Уэст-Пин­дин­шань), Ин­дии (Муд) и Па­ки­ста­не (Нам­мал), для ани­зий­ско­го яру­са – в Ру­мы­нии (Дез­ли-Кай­ра), для но­рий­ско­го яру­са – в Ка­на­де (Блэк-Бэр-Ридж) и Ита­лии (Пиц­цо-Мон­дел­ло), для рэт­ско­го яру­са – в Ав­ст­рии (Штайн­бер­ко­гель).

На тер­ри­то­рии Рос­сии мор. от­ло­же­ния триа­со­вой сис­те­мы наи­бо­лее ши­ро­ко рас­про­стра­не­ны на се­ве­ре Си­би­ри и в Юж. При­мо­рье, где пред­став­ле­ны тер­ри­ген­ны­ми, ре­же вул­ка­но­ген­но-оса­доч­ны­ми об­ра­зо­ва­ния­ми, а так­же на Сев. Кав­ка­зе, где раз­ви­ты ри­фо­ген­ные кар­бо­нат­ные фа­ции. При­ме­ром пред­по­ла­гае­мых абис­саль­ных океа­нич. от­ло­же­ний триа­со­вой сис­те­мы мо­гут яв­лять­ся мик­сти­ты Си­хо­тэ-Али­ня, Ко­ряк­ско­го на­го­рья, п-ова Кам­чат­ка и о. Са­ха­лин, сло­жен­ные пла­сти­на­ми крем­ней, глы­ба­ми ри­фо­ген­ных из­вест­ня­ков (воз­мож­но, гай­от­но­го про­ис­хо­ж­де­ния) и эф­фу­зи­вов ос­нов­но­го со­ста­ва. В пре­де­лах Вос­точ­но-Ев­ро­пей­ской плат­фор­мы рас­про­стра­не­ны кон­ти­нен­таль­ные от­ло­же­ния триа­са, имею­щие пре­им. тер­ри­ген­ный со­став. Кон­ти­нен­таль­ные от­ло­же­ния не­ко­то­рых го­ри­зон­тов верх­не­го триа­са Ура­ла, Си­би­ри и юга Даль­не­го Вос­то­ка уг­ле­нос­ны.

Общая характеристика периода

Три­ас вы­де­ля­ет­ся сре­ди др. пе­рио­дов фа­не­ро­зоя наи­бо­лее вы­ра­жен­ным гео­кра­ти­че­ским ре­жи­мом, ха­рак­те­ри­зую­щим­ся зна­чит. уве­ли­че­ни­ем пло­ща­ди су­ши. В на­ча­ле триа­са су­ще­ст­во­вал еди­ный су­пер­кон­ти­нент Пан­гея, ок­ру­жён­ный су­пер­океа­ном Пан­та­лас­са; в те­ло Пан­геи с вос­то­ка, со сто­ро­ны Пан­та­лас­сы, вда­вал­ся древ­ний оке­ан Ме­зо­те­тис (см. в ст. Те­тис). В по­сле­дую­щие эпо­хи триа­са су­пер­кон­ти­нент под­вер­гал­ся су­ще­ст­вен­но­му воз­дей­ст­вию кон­ти­нен­таль­но­го риф­то­ге­не­за, од­на­ко это не при­ве­ло к его зна­чит. рас­па­ду. В кон­це триа­са сев. ок­раи­ну Ме­зо­те­ти­са ох­ва­тил ран­не­ким­ме­рий­ский (ин­до­си­ний­ский) тек­то­ге­нез, за­вер­шив­ший­ся в ран­ней юре (см. в ст. Ким­ме­рий­ская эра тек­то­ге­не­за); этот тек­то­ге­нез про­явил­ся так­же на се­ве­ре Ура­ло-Охот­ско­го под­виж­но­го поя­са – в Пай-Хой­ско-Но­во­зе­мель­ской и Юж­но-Тай­мыр­ской склад­ча­тых сис­те­мах, кро­ме то­го, имел ме­сто в Ти­хо­оке­ан­ском под­виж­ном поя­се, напр. на Ан­тарк­ти­че­ском п-ове.

Имею­щие­ся па­лео­нто­ло­гич., ли­то­ло­гич. и гео­хи­мич. (в т. ч. изо­топ­ные) дан­ные сви­де­тель­ст­ву­ют о рез­ко из­ме­нив­ших­ся ус­ло­ви­ях сре­ды на ру­бе­же перм­ско­го и триа­со­во­го пе­рио­дов, что вы­зва­ло мас­со­вое вы­ми­ра­ние мор­ских и на­зем­ных ор­га­низ­мов. При­чи­на воз­ник­ших не­га­тив­ных С- и N-изо­топ­ных ано­ма­лий ос­та­ёт­ся дис­кус­си­он­ной; не ис­клю­че­но, что эти ано­ма­лии бы­ли свя­за­ны пре­ж­де все­го с ак­ти­ви­за­ци­ей ман­тий­но-плю­мо­во­го (см. Ман­тий­ный плюм) вул­ка­низ­ма на се­ве­ре Си­би­ри, при­вед­ше­го к фор­ми­ро­ва­нию об­шир­ной Тун­гус­ской трап­по­вой про­вин­ции (см. Трап­пы). Ус­та­нов­лен­ный рез­кий пе­ре­пад в зна­чени­ях 87Sr/86Sr в ор­га­но­ген­ных кар­бо­нат­ных от­ло­же­ни­ях сред­ней пер­ми – ниж­не­го триа­са так­же сви­де­тель­ст­ву­ет о зна­чит. из­ме­не­ни­ях ус­ло­вий сре­ды. Но­вей­шие гео­хи­мич. ме­то­ды не под­твер­жда­ют су­ще­ст­во­ва­ние гло­баль­ной анок­сии на ру­бе­же пер­ми и триа­са. Из­ме­нение со­лё­но­сти мор. во­ды (в сто­ро­ну по­ни­же­ния) в на­ча­ле триа­са наи­бо­лее за­мет­но кос­ну­лось, ве­ро­ят­но, лишь бас­сей­нов вы­со­ких па­лео­ши­рот Сев. по­лу­ша­рия. Экс­тре­маль­ное по­те­п­ле­ние кли­ма­та в на­ча­ле триа­са не­ред­ко счи­та­ют од­ной из осн. при­чин гло­баль­но­го эко­ло­гич. кри­зи­са на ру­бе­же пер­ми и триа­са, од­на­ко это не со­гла­су­ет­ся с имею­щи­ми­ся дан­ны­ми о крат­ко­вре­мен­ном по­ни­же­нии темп-ры в не­ко­то­рых рай­онах зем­но­го ша­ра в на­ча­ле инд­ско­го ве­ка (по­лу­че­ны при изу­че­нии раз­ре­зов За­кав­ка­зья, Сев. Ира­на и Вос­точ­но-Ев­ро­пей­ской плат­фор­мы на ос­но­ве Ca-Mg и O-изо­топ­но­го ме­то­дов). В триа­со­вом пе­рио­де в це­лом до­ми­ни­ро­ва­ли арид­ные ус­ло­вия; сви­де­тель­ст­ва не­ко­то­рой гу­ми­ди­за­ции кли­ма­та име­ют­ся в низ­ких и сред­них па­лео­ши­ро­тах кон­ца ран­не­го триа­са и сред­не­го триа­са, а так­же в вы­со­ких па­лео­ши­ро­тах позд­не­го триа­са.

Органический мир

В триа­со­вом пе­рио­де про­изош­ла од­на из круп­ней­ших пе­ре­стро­ек ор­га­нич. ми­ра, вы­зван­ная мас­со­вым вы­ми­ра­ни­ем на ру­бе­же па­лео­зой­ской и ме­зо­зой­ской эр. Для ран­не­го эта­па инд­ско­го ве­ка ха­рак­тер­но су­ще­ст­вен­ное со­кра­ще­ние раз­но­об­ра­зия мор. ор­га­низ­мов, об­ла­даю­щих ске­лет­ны­ми об­ра­зо­ва­ния­ми, а так­же раз­ви­тие кар­бо­нат­ных мик­ро­би­аль­ных фа­ций в при­эк­ва­то­ри­аль­ных об­лас­тях. К чис­лу ор­га­низ­мов, вос­ста­но­вив­ших к кон­цу инд­ско­го ве­ка своё бы­лое раз­но­об­ра­зие по­сле позд­не­перм­ско­го гло­баль­но­го эко­ло­гич. кри­зи­са, от­но­сят­ся ам­мо­ни­ты и ко­но­дон­ты; про­дол­жи­ли своё раз­ви­тие пле­че­но­гие. В на­ча­ле оле­нёк­ско­го ве­ка поя­ви­лись бе­лем­ни­ты, по­лу­чив­шие ши­ро­кое раз­ви­тие в юре, и их­тио­зав­ры. В на­зем­ной фау­не до­ми­ни­ро­ва­ли зем­но­вод­ные и пре­смы­каю­щие­ся, сре­ди по­след­них наи­бо­лее обыч­ным пред­ста­ви­те­лем для ран­не­го триа­са был Lystrosaurus (из отр. ди­ци­но­дон­ты), рас­се­лив­ший­ся в юж. час­ти Пан­геи. В ран­нем и сред­нем триа­се ши­ро­ко рас­про­стра­нил­ся Cy­no­gna­thus – хищ­ное пре­смы­каю­щее­ся, имею­щее чер­ты мле­ко­пи­таю­щих. В сред­нем триа­се по­яв­ля­ют­ся пер­вые мел­кие ди­но­зав­ры, в позд­нем (но­рий­ский век) – бо­лее круп­ные фор­мы (Coelophysis). Из от­ло­же­ний кон­ца триа­са из­вест­ны пер­вые кос­ти­стые ры­бы и пер­вые мел­кие мле­ко­пи­таю­щие. Рас­ти­тель­ный мир су­ши 1-й пол. триа­са во мно­гом бли­зок к позд­не­перм­ско­му: ис­чез­ли гос­под­ство­вав­шие в па­лео­зое дре­во­вид­ные плау­но­вид­ные и ка­ла­ми­то­вые, кор­даи­то­вые, пра­па­по­рот­ни­ки и б. ч. древ­них хвой­ных. Рас­ти­тель­ный мир ран­не­го – на­ча­ла сред­не­го триа­са ха­рак­те­ри­зо­вал­ся пре­им. хвой­но-па­по­рот­ни­ко­во-хво­що­вой фло­рой: по­все­ме­ст­но гос­под­ство­ва­ли плев­ро­мей­е­вые, при­спо­соб­лен­ные к силь­ней­шей ари­ди­за­ции. На­чи­ная со сред­не­го триа­са в фи­то­це­но­зах до­ми­ни­ро­ва­ли ди­п­те­ри­дие­вые (сем. па­по­рот­ни­ков), бен­нет­ти­то­вые, хвой­ные ро­да по­до­за­ми­тес (т. н. сци­то­фил­ло­вая фло­ра). В се­ре­ди­не позд­не­го триа­са по­яв­ля­ет­ся ле­пи-доп­те­рие­вая фло­ра, ха­рак­те­ри­зую­щая­ся оби­ли­ем бен­нет­ти­то­вых, са­гов­ни­ко­вых, хвой­ных, че­ка­нов­ские­вых и дип­те­ри­дие­вых па­по­рот­ни­ков. Сме­на фло­ри­стич. ком­плек­сов в триа­се яви­лась, ве­ро­ят­но, от­ра­же­ни­ем не­ко­то­рых кли­ма­тич. из­ме­не­ний. Па­лео­фло­ри­стич. дан­ные сви­де­тель­ст­ву­ют о по­те­п­ле­нии кли­ма­та в оле­нёк­ско-ани­зий­ское вре­мя, не­ко­то­ром по­хо­ло­да­нии от се­ре­ди­ны триа­са к на­ча­лу ран­ней юры.

Полезные ископаемые

Важ­ней­шие по­лез­ные ис­ко­пае­мые, свя­зан­ные с от­ло­же­ния­ми триа­со­вой сис­те­мы, – нефть и при­род­ный го­рю­чий газ. На тер­ри­то­рии Рос­сии ме­сто­ро­ж­де­ния неф­ти и га­за при­уро­че­ны к триа­со­вым от­ло­же­ни­ям Ле­но-Ви­люй­ской га­зо­неф­те­нос­ной про­вин­ции (ме­сто­ро­ж­де­ния Над­же­лин­ское, Сред­не­ви­люй­ское, То­лон­ское, Ба­да­ран­ское), Ле­но-Ана­бар­ской струк­тур­но-фа­ци­аль­ной об­лас­ти (Нор­двик­ское ме­сто­ро­ж­де­ние), Се­ве­ро-Кав­каз­ской неф­те­га­зо­нос­ной про­вин­ции, При­кас­пий­ской неф­те­га­зо­нос­ной про­вин­ции (час­тич­но в Ка­зах­ста­не). За ру­бе­жом круп­ные ме­сто­ро­ж­де­ния уг­ле­во­до­ро­дов при­уро­че­ны к триа­со­вым от­ло­же­ни­ям Се­вер­но­го мо­ря неф­те­га­зо­нос­ной об­лас­ти, Днеп­ров­ско-При­пят­ской га­зо­неф­те­нос­ной про­вин­ции, Тю­ринг­ско­го (Гер­ма­ния), Вен­ско­го (Ав­ст­рия), Си­ци­лий­ско­го (Ита­лия) бас­сей­нов, Се­вер­но­го скло­на Аля­ски неф­те­га­зо­нос­но­го бас­сей­на, бас­сей­на Свер­д­руп (см. Се­вер­ные Арк­ти­че­ские неф­те­га­зо­нос­ные бас­сей­ны Ка­на­ды), Ал­жи­ро-Ли­вий­ско­го неф­те­га­зо­нос­но­го бас­сей­на (Сев. Аф­ри­ка), рай­онов Дам­пир и Перт (Ав­ст­ра­лия), Мен­до­са и Не­укен (Ар­ген­ти­на), Джун­гар­ско­го бас­сей­на (КНР), не­ко­то­рых Ска­ли­стых гор неф­те­га­зо­нос­ных бас­сей­нов (Биг-Хорн, Уинд-Ри­вер, Уин­та-Пай­сенс).

В об­лас­тях раз­ви­тия триа­со­вых от­ло­же­ний вы­яв­ле­ны за­ле­жи ка­мен­но­го и бу­ро­го уг­лей (в Рос­сии – на вост. скло­не Ура­ла, Даль­нем Вос­то­ке, се­ве­ре Си­бири), ка­мен­ной со­ли, гип­са и ан­гид­ри­та (в Центр. Ев­ро­пе, Ве­ли­ко­бри­та­нии, Ис­па­нии, Cев. Аф­ри­ке и др.), ме­сто­ро­ж­де­ния као­ли­на (в Гер­ма­нии – в Ба­ва­рии), бок­си­тов (на Бал­кан­ском п-ове), го­рю­чих слан­цев, фос­фо­ри­тов и др. Верх­не­триа­со­вая кон­ти­нен­таль­ная фор­ма­ция Чин­ли (Шин­ли) на за­па­де США за­клю­ча­ет круп­ные за­па­сы ура­но­вых руд (про­вин­ция Ко­ло­ра­до-Пла­то). C триа­со­вы­ми трап­па­ми Си­бир­ской плат­фор­мы свя­за­ны ме­сто­ро­ж­де­ния ис­ланд­ско­го шпа­та (Тун­гус­ская про­вин­ция). Триа­со­вый воз­раст в Си­би­ри име­ют не­ко­то­рые ал­ма­зо­нос­ные ким­бер­ли­то­вые труб­ки (Якут­ская ал­ма­зо­нос­ная про­вин­ция), круп­ные щё­лоч­но-ульт­ра­ос­нов­ные коль­це­вые плу­то­ны (Гу­лин­ский), к ко­то­рым при­уро­че­ны ме­сто­ро­ж­де­ния ти­та­но­маг­не­ти­та, апа­ти­та, не­фе­ли­на, руд РЗЭ.

Источник: bigenc.ru