Руал Амундсен и Роберт Скотт. О том, что где-то на самом Крайнем Юге Южного полушария есть земля, люди начали догадываться еще в незапамятные времена, хотя ни о каких плаваниях в южные высокие широты не могло быть и речи. Однако уже в 1501 году знаменитый Америго Веспуччи, именем которого названы обе Америки, побывал в пятидесятых широтах Южной Атлантики. Почти через три столетия прославленный английский мореплаватель Джеймс Кук приступил к планомерным поискам Terra Australis Incognita – Неведомой Южной Земли. Во время своего второго кругосветного плавания в 1772 – 1775 годах он трижды пересек Южный полярный круг, достигнув 72-й параллели. Материка Антарктиды он так и не увидел, но с плавучими льдами и могучими антарктическими айсбергами успел свести близкое знакомство.

В январе 1820 года моряки Первой Русской Антарктической экспедиции на парусных шлюпах «Восток» и «Мирный» под начальством Ф. Ф. Беллинсгаузена и М. П. Лазарева увидели, как им показалось, очертания неизвестной суши, но подойти к ней ближе не смогли.


о сделал спустя 20 лет англичанин Джеймс Кларк Росс. Его экспедиция на прочных деревянных парусниках «Эребус» и «Террор» достигла 78-й параллели и открыла сплошную береговую полосу наконец-то обретенного человечеством шестого континента Земли. На первую достоверную карту Антарктиды были положены и Земля Уилкса, и Земля Виктории, и гигантский ледяной Барьер Росса, и два высоких вулкана среди снегов и льдов, получивших названия в честь экспедиционных судов.

В 1895 году на антарктический берег впервые ступил ногой человек – австралиец норвежского происхождения Генрих Иоганн Булль. Три года спустя другой норвежский участник его экспедиции, Карстен Борхгревинк, остался здесь на первую в истории материка зимовку. Но к этому моменту в антарктические воды уже устремились и китобои, и исследователи многих европейских стран. Англичане, бельгийцы, шведы, немцы, французы штурмуют новонайденный континент с не меньшим азартом, чем примерно в те же годы высокоширотную Арктику – Норденшельд и Нансен, русские полярные мореплаватели и американские фанатики Северного полюса. И очень быстро встает вопрос: кто первым достигнет другого полюса – Южного.

В отличие от Арктики здесь, в Антарктиде, ответ на этот вопрос прозвучал почти мгновенно: уже в декабре 1911 года в заветной точке Южного полюса взвился национальный флаг Норвегии.

Вот какие случаются парадоксы: Южного полюса человек достиг через считанные годы после своего появления в Антарктиде, тогда как знаменитые «гонки» в Арктике продолжались едва ли не сто лет подряд.


первым документально подтвержденным «полюсным» событием на Севере стал полет дирижабля «Норге» в 1926 году. Почти вся история рекордных достижений в Центральной Арктике в 20 – 30-е годы связана с самолетами и дирижаблями. В Антарктиде же именно люди на лыжах, сопровождаемые собачьими нартами и запряженными в сани лошадками, «покорили» полюс безоговорочно, раз и навсегда, а самолет, пилотируемый уже известным нам американским полярником Ричардом Бэрдом, впервые пролетел над Южным полюсом только в ноябре 1929 года.

О Южном полюсе мечтали многие. Среди них – французский мореплаватель Жан-Батист Шарко, известный исследователь Арктики и Антарктики (он и погиб в 1936 году во время очередной экспедиции в Гренландию). Мечтал о полюсном триумфе в Антарктиде и Нансен, намеревавшийся направиться в южные полярные моря на своем любимом «Фраме». В 1909 году англичанин Эрнст Шеклтон с товарищами проник в самое сердце материка и вынужден был повернуть к побережью всего в ста милях от полюса из-за острой нехватки продуктов. А в октябре 1911 года, морозной антарктической весной, к Южному полюсу почти одновременно устремились две экспедиции, норвежская и британская.Одной руководил Руал Амундсен (он уже зимовал на судне в антарктических судах  в конце XIX века и успел прославиться в Арктике, преодолев на крошечном суденышке «Йоа» лабиринт Канадского архипелага в 1903 – 906 годы), второй – капитан I ранга, кавалер ордена Виктории Роберт Фолкон Скотт.


отт был морским офицером, успевшим на своем веку покомандовать и крейсерами, и линкорами. В самом начале XX века он провел два года на антарктическом берегу, руководя исследовательской зимовкой. Возглавляемый им небольшой отряд сделал тогда попытку проникнуть вглубь континента, и за три месяца Скотт продвинулся почти на тысячу миль по направлению к полюсу. Едва возвратившись на родину, он начал готовиться к следующей экспедиции, и хотя отнюдь не был фанатиком полюса, страстное желание достичь этой точки быстро завладело его мыслями и сердцами его товарищей. Но когда их судно «Терра Нова» было уже на пути и Антарктиде, англичане узнали, что туда же на всех парах идет «Фрам» с экспедицией Амундсена на борту и цель норвежцев – все тот же единственный и неделимый Южный полюс.

В событиях тех дней принимали участие представители России. На «Фраме» вел исследования молодой талантливый океанограф Александр Кучин, среди зимовщиков-англичан были Дмитрий Гирев и конюх Антон Омельченко. Все трое, однако, не участвовали в рекордных походах.)

Поначалу Амундсен вовсе не собирался в Южное полушарие. Он одолжил у Нансена «Фрам» с тем, чтобы повторить его предыдущий дрейф и непременно достичь на лыжах Северного полюса. Но тут поступили сообщения о том, что американцы Кук и Пири уже сделали это. Норвежец, желавший поддержать свой полярный престиж, мгновенно переменил планы и повернул «Фрам» в Южное полушарие. Таким образом, он бросил Скотту открытый вызов, и дальнейшее состязание шло уже под девизом: «Кто кого?»

iv>

Англичане выбрали в качестве основного транспортного средства низкорослых и выносливых маньчжурских лошадок, хотя имелись у них и собаки, и даже моторные сани – новинка для того времени. До Южного полюса было 800 миль пути по страшным, разбитым бездонными трещинами ледникам, на этом маршруте (плюс столько же – обратно, к побережью!) их ждали сорокаградусные морозы даже в разгар антарктического лета, свирепая пурга с полной потерей видимости, всевозможные лишения, травмы, обморожения, гибель всех лошадей, поломка мотонарт. Когда до цели оставалось 150 миль, повернули назад последние участники группы сопровождения, и пятеро англичан, впрягшись в тяжеленные нарты с поклажей, вышли на финишную кривую, петлявшую среди трещин и ледяного хаоса антарктического высокогорья.

Норвежцы сделали основную ставку на собак – 52 отборные лайки тянули четверо нарт со снаряжением. Когда животные выбивались из сил, их скармливали более выносливым сородичам (люди тоже не отказывались от обеда из своих недавних четвероногих друзей…). Амундсен исключительно умело выбрал место зимовки и будущего старта — на целых сто миль ближе к полюсу, чем у Скотта. На своем пути, который проходил под углом к маршруту британцев, люди Амундсена не встретили ни страшных холодов, ни убийственных затяжных метелей. Норвежский отрядик осуществил поход туда и обратно в более сжатые сроки, не выйдя из пределов антарктического лета, и здесь можно лишь снова и снова воздать должное организатору экспедиции, его таланту искусного штурмана и впередсмотрящего.


января 1912 года Роберт Скотт и его товарищи приплыли в математическую точку Южного полюса, Здесь они увидели остатки чужого лагеря, следы нарт, собачьих лап и палатку с флагом – ровно за месяц до них полюса достиг соперник. С присущим ему блеском, без единой жертвы, без тяжких травм, едва ли не до минуты выдержав составленный им же график маршрута (и, что выглядит совершенно фантастическим, с такой же точностью предугадав сроки возвращения на береговую базу), Амундсен продемонстрировал очередное и далеко не последнее свое достижение. В дневнике Скотта появилась душераздирающая запись: «Норвежцы нас опередили. Ужасное разочарование, и мне больно за моих верных товарищей. Никто из нас вследствие полученного удара не мог заснуть».

Отряд англичан двинулся в обратный путь, от одного промежуточного склада с продуктами и топливом до другого. Люди быстро теряли силы.

Неожиданно умер самый молодой и крепкий из них Эдгар Эванс. Капитан драгунского полка Лоуренс Отс отморозил руки и ноги и, понимая что стал обузой для других, на одной из ночевок покинул палатку, добровольно уйдя на смерть. Трое оставшихся в живых надолго застряли в пути из-за жестоких метелей. До ближайшего вспомогательного склада, где их ждали пища и тепло, было 11 миль, всего 11 из тех 1600, которые они почти полностью прошли в оба конца! Но их навеки остановила нескончаемая мартовская пурга. Тела лейтенанта Генри Бауэрса, доктора Эдварда  Уилсона и Роберта Скотта семь с лишним месяцев спустя обнаружила вышедшая на их поиски спасательная группа.

>

Рядом с телом Скотта лежала сумка с дневниками и прощальными письмами. Тут же были и 35 фунтов геологических образцов, собранных во время маршрута на скалах, обрамляющих антарктические ледники. Англичане продолжали тащить эти камни до последнего дыхания, когда смерть уже глядела им в глаза.

В своих последних дневниковых записях и письмах Роберт Скотт тщательно разобрал причины постигшей их катастрофы. Он дал наивысшую нравственную оценку каждому из своих спутников. Об одном из них сказано: «Он умер, как жил, – храбрым, истинным мужчиной и самым стойким из друзей. И ни единого слова упрека мне за то, что я заварил всю эту кашу». О другом: «Чем труднее нам становилось, тем ярче нам светил его неукротимый дух, и таким он оставался до конца — бодрым, полным надежд и непоколебимым». Последней строкой в дневнике стала фраза, облетевшая впоследствии весь мир: «Ради Бога, не оставьте наших близких».

Жене и друзьям капитан Скотт пишет так: «Мы были у полюса и умрем как джентльмены. Жалею только оставляемых нами женщин»; «Мы могли бы справиться, если бы бросили заболевших»; «Если бы мы остались в живых, то какую бы я поведал повесть о твердости, выносливости и отваге своих товарищей! Мои неровные строки и наши мертвые тела должны поведать эту повесть».


Признаваясь жене, что никаких шансов на спасение нет, Роберт Скотт просил ее заинтересовать их сынишку естественной историей, чтобы он мог в будущем продолжить его дело путешественника-натуралиста. Скончавшийся в 90-х годах доктор Питер Скотт (которому не было и года, когда его отец отправился в экспедицию, из которой так и не вернулся) стал выдающимся биологом и экологом, одним из руководителей Международного союза охраны природы и природных ресурсов.

Едва весть о гибели пятерых англичан дошла до остального мира, история состязания двух экспедиций получила громкий резонанс. Многие не только в Великобритании, но и в Норвегии, на родине Амундсена, задумались над моральной стороной его поступка. Несомненно, появление конкурента, дотоле скрывавшего свои истинные замыслы, его победа, обернувшаяся для Скотта поражением, не могли не сказаться на настроении несчастных англичан. Получив на полюсе страшной силы удар, они уже не могли не думать о том, как глянут в глаза друзьям, которые много месяцев подряд, страдая от недоедания, холода, полярной тьмы, проваливаясь в ледниковые трещины, теряя дорогу в пургу, не жалея себя, готовили их так и не состоявшийся успех.

Тела троих англичан погребены участниками поисковой партии в вечных снегах Антарктиды. Тела Эванса и Отса, несмотря на все усилия товарищей, так и не найдены. А на побережье материка рядом с базой британской экспедиции, на вершине высокого холма, обращенного к величественному ледяному Барьеру Росса, поднялся трехметровый крест, сделанный из австралийского эвкалипта.


На нем – надгробная надпись в память о пятерых погибших. И – заключительные слова стихотворения классика британской поэзии XIX века Альфреда Теннисона «Улисс»: «То strive, to seek, to find and not to yield! (что в переводе с английского означает: «Бороться и искать, найти и не сдаваться!»). Много позже, с выходом в свет романа Вениамина Каверина «Два капитана», именно эти слова стали жизненным девизом миллионов читателей, громким призывом для советских полярников разных поколений.

Простил ли себе Амундсен то, что случилось обжигающе-холодным летом 1911 – 1912 годов в Антарктиде? Наверное, все же не простил. Иначе не стал бы в последующие годы оправдываться перед мировым общественным мнением – ведь он был горд и самолюбив.

Если бы простил – кто знает, полетел бы он на верную смерть арктическим летом 1928 года? Тогда, перед самым отлетом «Латама», Амундсен покончил со всеми земными делами. Распродал вещи, расплатился (чуть ли не впервые в жизни) с кредиторами и отправился спасать недруга. Через 1 ч 40 мин после старта самолета связь с ним оборвалась – он погиб где-то в Баренцевом море. Несколько месяцев спустя волны прибили к северному побережью Норвегии один из поплавков «Латама».

Если бы Амундсен простил себя – не написал бы он, узнав о гибели Скотта и его спутников, поразительные по откровенности и силе слова: «Я пожертвовал бы славой, решительно всем, чтобы вернуть его к жизни. Мой триумф омрачен мыслью о его трагедии. Она преследует меня!»


Амундсен и Скотт, Скотт и Амундсен. Сегодня в той самой точке, которая принесла великую победу одному и смертельное поражение другому, ведет научные исследования антарктическая станция «Амундсен – Скотт». Южный полюс и мудрая географическая карта навеки соединили былых соперников, ушедших в бессмертие.

Источник: umeda.ru

«Имею честь уведомить Вас отправляюсь Антарктику – Амундсен»
Такую телеграмму отправил норвежский полярный исследователь Руал Амундсен начальнику английской экспедиции Роберту Скотту, и это было началом драмы, разыгравшейся в южных полярных широтах 100 лет назад….

В декабре 2011 года исполняется 100 лет одному из важных событий в ряду географических открытий ХХ века — впервые был достигнут Южный полюс.

Это удалось норвежской экспедиции Руала Амундсена и английской экспедиции Роберта Скотта.

Полюс был открыт Амундсеном 14 декабря 1911 года, а месяц спустя (18 января 1912 года) его достигла группа Скотта, погибшая на обратном пути к морю Росса.

Южный географический полюс, математическая точка, в которой воображаемая ось вращения Земли пересекает ее поверхность в Южном полушарии, находится не в центральной части материка Антарктиды, а ближе к ее тихоокеанскому побережью, в пределах Полярного плато на высоте 2800 м. Толщина льда здесь превышает 2000 м. Минимальное расстояние до берега ― 1276 км.


Солнце на полюсе полгода (с 23 сентября по 20―21 марта без учета рефракции) не заходит за горизонт и полгода не всходит над горизонтом,

но до середины мая и с начала августа наблюдаются астрономические сумерки, когда на небосклоне появляется заря. Климат в районе полюса очень суровый. Средняя температура воздуха на полюсе составляет -48,9 °С, минимальная ― -77,1 °С (в сентябре). Южный полюс не самая холодная точка в Антарктиде. Самая низкая температура на поверхности Земли (-89,2 ºС) зафиксирована 21 июля 1983 года на советской научной станции «Восток». В географической точке Южного полюса находится американская научная станция «Амундсен-Скотт».

Английский мореплаватель Джеймс Кук в 1772–75 годах дважды довольно близко (менее чем на 300 км) подходил к Антарктиде. В 1820 году русская экспедиция Ф. Ф. Беллинсгаузена и М. П. Лазарева на кораблях «Восток» и «Мирный» подходила к берегам Антарктиды почти вплотную. Были проведены большие научные работы в антарктических водах, исследованы течения, температуры воды, глубины, открыты 29 островов (Петра I, Александра I, Мордвинова и др.). Суда экспедиции обошли вокруг Антарктиды. В 1821–23 годах к Антарктиде подходили зверобои Палмер и Уэдделл. В 1841 году английской экспедицией Джеймса Росса был открыт шельфовый ледник (ледник Росса, откуда начинались пути к полюсу). Его внешний край представляет собой ледяной обрыв высотой до 50 м (барьер Росса). Барьер омывается водами моря Росса. К концу XIX и началу ХХ века у берегов Антарктиды провели работы многие экспедиции, собравшие данные о глубинах, рельефе дна, донных отложениях, морской фауне. В 1901–04 годах английская экспедиция Скотта на судне «Дискавери» вела океанологические работы в море Росса. Участники экспедиции проникли вглубь Антарктиды до 77°59′ ю. ш. В море Уэдделла в 1902–04 годы производила океанологические исследования английская экспедиция Брюса. Французская экспедиция Ж. Шарко на судах «Франс» и «Пуркуа-Па» вела в 1903–05 годах и 1908–10 годах океанографические исследования в море Беллинсгаузена.

В 1907–09 годах в море Росса зимовала английская экспедиция Э. Шеклтона (участником которой был и Р. Скотт), проведшая здесь океанологические и метеорологические исследования и совершившая поход на южный магнитный полюс.

Шеклтон сделал также попытку дойти до географического полюса.

9 января 1909 года он дошел до широты 88° 23′ и, находясь в 179 милях от полюса, повернул назад из-за недостатка продовольствия. В качестве тягловой силы Шеклтон использовал низкорослых лошадей маньчжурской породы (Siberian pony), однако во время подъема на ледник Бирдмор пони поломали ноги, были застрелены и оставлены в качестве пищи для использования на обратном пути.

Впервые Южного полюса удалось достичь 14 декабря 1911 года норвежской экспедиции под руководством Руала Амундсена.

Первоначальной целью Амундсена был Северный полюс. Экспедиционное судно «Фрам» было предоставлено другим великим норвежцем Фритьофом Нансеном, совершившим на нем первый в истории дрейф через Северный Ледовитый океан (1893–1896). Однако, узнав, что Северный полюс покорен Робертом Пири, Амундсен принял решение идти к Южному полюсу, о чем и уведомил Скотта телеграммой.

14 января 1911 года «Фрам» прибыл к выбранному Амундсеном месту высадки экспедиции ― Китовой бухте. Она находится в восточной части ледяного барьера Росса, расположенного в тихоокеанском секторе Антарктики. С 10 февраля по 22 марта Амундсен занимался созданием промежуточных складов. 20 октября 1911 г. Амундсен с четырьмя спутниками на собаках выступил в поход на юг и 14 декабря был на Южном полюсе, а 26 января 1912 года вернулся в базовый лагерь. Вместе с Амундсеном на Южном полюсе были норвежцы Олаф Бьяланд, Гельмер Гансен, Сверре Гассель и Оскар Вистинг.

Экспедиция Роберта Скотта на судне «Терра-Нова» высадилась 5 января 1911 года на острове Росса, в западной части ледника Росса. С 25 января по 16 февраля организовывались склады. 1 ноября группа англичан во главе со Скоттом, сопровождаемая вспомогательными отрядами, вышла к полюсу. Последний вспомогательный отряд ушел обратно 4 января 1912 года, после чего Роберт Скотт и его товарищи Эдвард Уилсон, Лоуренс Отс, Генри Боуэрс и Эдгар Эванс пошли дальше, буксируя сани со снаряжением и провизией.

Достигнув полюса 18 января 1912 года, на обратном пути Скотт с товарищами погибли от голода и лишений.

Последняя запись в дневнике Скотта (It is a pity but I do not think I can write more – R.Scott – For God’s sake look after our people – Жаль, но не думаю, что смогу еще писать – Р. Скотт – Ради Бога, не оставьте наших близких) относится к 29 марта.

Причины трагического исхода экспедиции Скотта и предпосылки успешного похода Амундсена давно рассмотрены в различных литературных источниках, начиная от крайне эмоциональной по духу новеллы Стефана Цвейга «Борьба за Южный полюс» (на мой взгляд, весьма предвзятой) и кончая публикациями самого Амундсена и научными статьями, основывающимися на современных знаниях о климате Антарктиды.

Вкратце они состоят в следующем:

у Амундсена имелись точный расчет сил и средств и жесткая установка на успех; у Скотта можно видеть отсутствие четкого плана действий и ошибку в выборе транспорта.

Как следствие, Скотт возвращался в феврале-марте, то есть в начале антарктической осени, с более низкими температурами и с метелями. Именно из-за сильнейшей восьмидневной метели Скотт с товарищами не смогли пройти последние 11 миль до склада с продовольствием и погибли.

Не претендуя на исчерпывающий обзор причин и предпосылок, все же рассмотрим их чуть подробнее.
Начало пути
Норвежская экспедиция оказалась в более выгодных условиях, чем английская. Место стоянки «Фрама» (базовый лагерь экспедиции Амундсена) располагался на 100 км ближе к полюсу, чем лагерь Скотта. В качестве транспортного средства использовались собачьи упряжки. Однако последующая дорога до полюса была не менее трудной, чем у англичан. Англичане шли по пути, разведанному Шеклтоном, зная место подъема на ледник Бирдмор; норвежцы же преодолевали ледник по неизведанному пути, поскольку маршрут Скотта был единогласно признан неприкосновенным.

Остров Росса располагался в 60 милях от ледяного барьера, путь до которого уже на первом этапе стоил участникам английской экспедиции огромных трудов и потерь.

Основные надежды Скотт возлагал на моторные сани и маньчжурских лошадок (пони).

Одни из трех специально изготовленных для экспедиции мотосаней провалились под лед. Оставшиеся моторные сани вышли из строя, пони проваливались в снег и гибли от холода. В результате Скотту с товарищами за 120 миль от полюса пришлось тянуть сани со снаряжением самим.

Важнейший вопрос – транспорт
Амундсен был убежден, что собаки являются единственными подходящими ездовыми животными в снегах и льдах. «Они быстры, сильны, умны и способны двигаться в любых условиях дороги, где только может пройти сам человек». Одной из основ успеха послужило то, что при подготовке промежуточных продовольственных складов и на пути к полюсу, Амундсен учитывал и мясо собак, тащивших продовольствие.

«Так как эскимосская собака дает около 25 кг съедобного мяса, легко было рассчитать, что каждая собака, взятая нами на юг, означала уменьшение на 25 кг продовольствия как на нартах, так и на складах. …

Я точно установил день, когда следует застрелить каждую собаку, то есть момент, когда она переставала служить нам средством передвижения и начинала служить продовольствием.

Этого расчета мы придерживались с точностью приблизительно одного дня и одной собаки». В поход вышли пятьдесят две собаки, на базу вернулись одиннадцать.

Скотт верил не в собак, а в пони, зная об успешном их использовании в экспедициях на Земле Франца-Иосифа и на Шпицбергене. «Пони тащит тот же груз что и десять собак, а пищи употребляет втрое меньше». Это верно; однако, пони нуждается в объемном корме в отличие от собак, питавшихся пеммиканом; кроме того, мясо погибшего пони нельзя скормить другим пони; собака, в отличие от пони, может идти по насту, не проваливаясь; наконец, собака гораздо лучше, чем пони, переносит морозы и метели.

Ранее Скотт имел неудачный опыт использования собак и пришел к ошибочному выводу, что они непригодны для полярных путешествий.

Между тем все успешные экспедиции осуществлялись именно на собаках.

Участник полюсной группы Лоуренс Отс, отвечавший за лошадей, убедился, что собаки приспособлены к полярным условиям лучше, чем пони. Когда он заметил, как лошади слабеют от холода, голода и тяжелой работы, он стал настаивать, чтобы Скотт забивал на маршруте самых слабых животных и оставлял их туши в хранилищах на будущий сезон в качестве корма для собак, а если понадобится, то и для людей. Скотт отказался: ему претила мысль об убийстве животных.

Отрицательно относился Скотт и к убийству собак в отряде Амундсена, выступая против жестокого обращения с животными.

Кстати, та же участь постигла собак в походе Нансена к Северному полюсу и в переходе к Земле Франца-Иосифа в 1895 году, однако его никто не упрекал в жестокости. Это та высокая цена, которую приходится платить, чтобы достичь успеха, а часто – и чтобы выжить.

Мне не в меньшей степени жалко несчастных пони, которые сначала, в дороге, мучились от морской болезни, а затем, проваливаясь в снег и страдая от холода, тянули сани. Они были изначально обречены (Скотт прекрасно понимал это: в полюсной группе корма для пони взяли «в один конец») и погибли все до единого, причем 9 декабря были застрелены последние и… пошли на корм и собакам, и людям в группе Скотта. В дневнике Скотта при возвращении с полюса читаем: «Большое счастье, что наши рационы пополняются кониной (24 февраля)».

При подготовке продовольственных складов и в походе к полюсу использовались и мотосани (пока не вышли из строя из-за трещин в блоке цилиндров), и пони, и… все те же собаки. Запись в дневнике Скотта от 11 ноября: «Собаки работают великолепно». От 9 декабря: «Собаки бегут хорошо, несмотря на плохую дорогу».

Однако 11 декабря Скотт отправляет собак назад и остается без транспортных средств.

Смена, казалось бы, незыблемых принципов наводит на мысль, что у Скотта не было твердого, четкого плана действий. Например, только во время зимовки «Терра Нова» в Антарктиде некоторые участники маршрутных групп впервые в жизни встали на лыжи. А вот запись в дневнике от 11 декабря: «Везде… такой рыхлый снег, что при каждом шаге уходишь в него по колени…

Одно средство – лыжи, а мои упрямые соотечественники питают против них такое предубеждение, что не запаслись ими».

Весьма странное заявление для руководителя экспедиции – простая констатация факта.

Из приведенной ниже информации видно, насколько отличались темпы движения групп Амундсена и Скотта. Скотт стартовал на 13 дней позже Амундсена, на полюсе отставание составляло уже 22 дня. К месту последнего лагеря, ставшего могилой Скотта и товарищей, отставание составляло 2 месяца (это уже зима). Амундсен вернулся на базу всего за 41 день, что говорит об отличном физическом состоянии участников.

Старт с базы Полюс Итого Старт с полюса Конец маршрута Итого Всего
Амундсен 20.10.1911 14.12.1911 56 17.12.1912 26.1.1912 41 97
Скотт 1.11.1911 17.1.1912 78 19.1.1912 21.3.1912 62 140

Поиски складов с продовольствием
При подготовке продовольственных складов на предварительном этапе экспедиции Амундсен обезопасил себя от их поисков в случае плохой видимости на пути к полюсу и обратно. С этой целью от каждого склада протягивалась цепочка вешек на запад и восток, перпендикулярно направлению движения. Вешки располагались в 200 м друг от друга; длина цепочки достигала 8 км. Вешки были промаркированы таким образом, чтобы, найдя любую из них, можно было определить направление и расстояние до склада. Эти хлопоты полностью оправдали себя во время основного похода.

«Мы как раз встретили тогда ту погоду с туманом и метелью, на которую заранее рассчитывали, и эти приметные знаки не раз спасали нас».

Англичане складывали по пути ледяные гурии, что также помогало ориентироваться при возвращении, однако отсутствие перпендикулярно расположенных цепочек знаков иногда затрудняло поиски складов.

Обувь
Испытав лыжную обувь во время поездки для устройства первого склада и выявив ее недостатки, норвежцы перешили свои сапоги, сделав их более удобными и, главное, просторными, что позволило избежать обморожений. Чуть позже этим занялись и англичане. Обморожения ног у группы Скотта на обратном пути связаны, скорее всего, с общим истощением.

История с керосином
Очень показательна история с керосином, ускорившая роковую развязку в группе Скотта.
Вот записи в дневнике Скотта
24.02.1912: …До склада дошли… Запасы наши в порядке, только вот керосина мало.
26.02 Топлива ужасно мало…
2.03. … Дошли до склада… Первым делом мы нашли очень скудный запас горючего…При строжайшей экономии его едва может хватить до следующего склада, до которого 71 миля…

Вместо ожидаемого галлона (4,5 л) керосина Скотт обнаружил в канистре меньше кварты (1,13 л). Как выяснилось впоследствии, нехватка керосина на складах вовсе не была следствием неправильного расчета потребности в горючем. Это произошло оттого, что под влиянием низких температур кожаные прокладки в банках с керосином сжались, герметичность емкости нарушилась, и часть горючего улетучилась. С подобными керосиновыми утечками в условиях экстремально низких температур Амундсен столкнулся во время плавания через Северо-Западный проход и приложил все усилия, чтобы избежать этого в экспедиции к Южному полюсу.

Пятьдесят лет спустя на 86-м градусе южной широты была найдена герметично закрытая канистра с керосином, принадлежавшая Амундсену.

Ее содержимое сохранилось полностью.

Холодостойкость
На мой взгляд, немаловажное значение имела исключительная способность норвежцев переносить низкие температуры, не теряя сил и сохраняя работоспособность. Это относится не только к экспедиции Амундсена. То же в качестве примера можно сказать и об экспедициях другого великого норвежца Фритьофа Нансена. В книге ««Фрам» в полярном море», в той ее части, где рассказывается о походе Нансена и Йохансена к Северному полюсу, читаем поразившие меня строки (помня о том, что жили они в брезентовой палатке, обогреваясь лишь за счет примуса и лишь во время приготовления пищи):

«21 марта. В 9 ч. утра было -42 ºС. Солнечная, прекрасная погода, превосходная для путешествия.

29 марта. Вчера вечером температура поднялась до -34 ºС, и мы провели такую приятную ночь в спальном мешке, какой давно у нас не было.

31 марта. Подул южный ветер, и температура поднялась. Сегодня было -30 ºС, что мы приветствуем как наступление лета».

В результате норвежцы двигались с расчетной скоростью в таких погодных условиях (например, во время метели по пути к полюсу), в которых англичане вынуждены были пережидать или по крайней мере сильно теряли темп.

«Ужасное разочарование!.. Печальное будет возвращение… Прощайте, золотые грезы!» — это слова Скотта, произнесенные на полюсе. Осталась бы в живых группа Скотта, если бы не было «ужасного разочарования» и англичане были бы на полюсе первыми? Предположим, что Пири не дошел бы до Северного полюса к 1910 году. В этом случае Амундсен, безусловно, отправился бы на «Фраме» в новый дрейф в Северный Ледовитый океан со своей первоначальной целью — достичь Северного полюса. Мне кажется, что этот «виртуальный» вопрос заслуживает внимания. Существует мнение, что

главной причиной гибели группы Скотта явилось тяжелое моральное состояние ее участников,

а также сложные маршрутные и климатические условия. И если бы не гонка с Амундсеном… Однако анализ произошедших событий позволяет сделать иной вывод.

Маршрутные условия группы Амундсена были не менее сложными. Преодолевая ледник при подъеме на Полярное плато, норвежцы столкнулись с гигантскими зонами трещин, чего не было у англичан. А жесткий график при возвращении (чередование 28- и 55-километровых дневных переходов вплоть до возвращения на базу) позволили Амундсену вернуться до наступления осени. Основной же причиной гибели группы Скотта является в первую очередь неправильный выбор транспортных средств, не соответствующий поставленной цели. Следствием этого была потеря темпа и – из-за более позднего возвращения – попадание в сложные климатические условия надвигающейся зимы (температура воздуха опускалась до -47 ºС). К этому обстоятельству добавилось переутомление и истощение участников.

В этих условиях увеличивается риск обморожений – и у всех были обморожены ноги.

Ситуация крайне обострилась еще и тем, что при возвращении погибли Эванс (17 февраля) и Отс (17 марта). Возвращение в таких условиях было за пределами человеческих возможностей. Реальных шансов спастись практически не было.

Научное значение экспедиций
На оценке научных результатов экспедиций Амундсена и Скотта в определенной степени отразился драматизм событий. К тому же в зимовочном составе норвежской экспедиции не было научных сотрудников.

Это иногда приводило к предвзятым мнениям о «ненаучности» экспедиции Амундсена.

Действительно, британская антарктическая экспедиция получила больше результатов по своей научной программе, чем экспедиция Амундсена. Однако оказалось, что наблюдения, сделанные группой Амундсена, позволяют распространить выводы английских исследователей на гораздо более обширные территории. Это касается геологического строения, рельефа, метеорологии. Именно наблюдения Амундсена внесли весомый вклад в современные принципы расчета бюджета массы льда антарктического ледникового покрова. Есть и другие примеры. Подлинный исследователь не станет оценивать, какая из экспедиций «более научная», он воспользуется результатами работ и тех и других.

Несмотря на «ужасное разочарование», при возвращении Скотт действовал активно, не теряя волю к жизни.

Страницы последней тетради дневника Скотта – впечатляющие свидетельства подлинного мужества и огромной силы воли.

Экспедиция Амундсена и поныне является образцом точнейшего расчёта сил и средств. Так, еще находясь в Норвегии и составляя план похода, он записал в 1910 (!) году: «Возвращение после покорения Южного полюса в базовый лагерь – 23 января 1912 г.» Он вернулся 26 января.

Расчетное время в никем не пройденном ранее пути до полюса и обратно, 2500 км «самой трудной на земле дороги», с точностью до трех дней совпало с фактическим.

Даже в XXI веке такой точности расчетов можно позавидовать.

Руал Амундсен всю жизнь мечтал достичь Северного полюса, а открыл… Южный. Он погиб 18 июня 1928 году где-то в районе острова Медвежий, вылетев на спасение экспедиции У. Нобиле, дирижабль которого потерпел катастрофу, возвращаясь с Северного полюса.

На острове Росса, на его южной оконечности, установлен крест в память Роберта Скотта и его товарищей Эдварда Уилсона, Лоуренса Отса, Генри Боуэрса и Эдгара Эванса, на котором начертаны их имена и девиз: To strive, to seek, to find and not to yield – «Бороться и искать, найти и не сдаваться».

Источник: www.gazeta.ru

Каждый житель Земли знает, что Южный полюс находится в Антарктиде. Сама Антарктида представляет собой огромный участок суши, окружённый со всех сторон водой. То есть она является континентом. Не надо путать её с материком — огромным участком суши, окружённым водой и соединённым небольшим участком суши с другим материком. Площадь Антарктиды составляет 13,7 млн. кв. км. Для примера, площадь той же Европы равна 10,2 млн. кв. км, а Австралии — 7,6 млн. кв. км.

Антарктида сосредоточила в себе 90% всех пресных вод планеты. Она сказочно богата полезными ископаемыми, но отгорожена от всего мира огромной ледяной коркой и трескучими морозами. Зимой температура на континенте падает до минус 60° по Цельсию. Лето также не балует теплом. В самые благодатные месяца декабрь и январь средняя температура составляет минус 30°.

Круглый год над ледяной пустыней дуют сильные ветра. Животный мир обитает лишь в прибрежных зонах да на Антарктическом полуострове. На этом вытянутом на север небольшом участке суши зимняя температура иногда составляет минус 10° по Цельсию, а летом поднимается до 12° по Цельсию.

Именно в Антарктиде, среди вечной мерзлоты и лютого холода, и располагается Южный полюс Земли. Это самая южная точка планеты, и находится она на 90° ю. ш. Долготы у неё нет, так как все меридианы сходятся в этом месте в одну точку.

Южный полюс облюбовал для себя так называемое Арктическое плато. То есть он устроился не где-то в низинке, а привольно расположился на высоте в 2800 метров над уровнем моря. Отсюда наблюдается дефицит кислорода и низкая влажность, величина которой в среднем составляет 18%. В этом районе сила земного притяжения больше, чем в других областях планеты примерно на 15%. Атмосферное давление ниже нормы на 150 мм. рт. столба. Наблюдаются также повышенная солнечная радиация и магнитные аномалии.

Кстати о магнитных аномалиях. Кроме Южного полюса, который является величиной чисто географической, существует ещё и Южный магнитный полюс. В 2007 году его координаты равнялись 64° 30′ ю. ш. и 137° 42′ в. д. Это море Д’Юрвиля. За ним начинаются воды . На побережье моря, которое носит название Земли Адели, находится французская антарктическая станция Дюмон д’Юрвиль. Располагается она в этом месте с 1956 года.

Ради справки надо заметить, что в 1909 году координаты Южного магнитного полюса были совсем другими и равнялись 72° 25′ ю. ш. и 155° 16′ в. д. Находился полюс на материке, но за последние 100 лет сместился в морскую пучина и продолжает «ползти» на север. Чем закончится этот аномальный магнитный феномен, не знает никто.

Сама Антарктида официально была открыта в январе 1820 года. Совершила это знаменательное событие русская экспедиция. Возглавляли её Фаддей Фаддеевич Беллинсгаузен (1778-1852) и Михаил Петрович Лазарев (1788-1851). Первым же, кто устроил зимовку на ледяном материке, был норвежский полярный исследователь Карстен Эгеберг Борхгревинк (1864-1934). Данное историческое событие имело место в 1895 году.

Оказавшись на побережье ледяного континента, неугомонная человеческая натура решила узнать, что находится в глубине загадочной земли. Ажиотаж вокруг Южного полюса начался в 1909 году, когда во всеуслышание было заявлено о покорении Северного полюса вначале Фредериком Куком, а затем и Робертом Пири. Другие маститые исследователи и путешественники решили прославить свои имена именно на холодном юге. Первое мест среди них занимал норвежский полярный путешественник и исследователь Руаль Амундсен (1872-1928).

Вначале норвежец планировал покорить именно Северный полюс и даже начал готовить экспедицию. Но шустрые беспардонные американцы его обскакали, и путешествие в паковые льды Северного Ледовитого океана потеряло всякий смысл.

Амундсену нужны были спонсоры. Он нашёл таковых в лице армии. Военные снабдили путешественника продуктами, палатками, другим необходимым инвентарём. Генералам нужно было испытать эффективность солдатских пайков в экстремальных условиях, поэтому они пошли навстречу своему соотечественнику.

Большую материальную поддержку также оказал аргентинский магнат дон Педро Кристоферсен. По происхождению он являлся норвежцем и с готовностью поддержал земляка.

Путь к берегам Антарктиды осуществлялся на легендарном корабле «Фрам». На нём с 1893 года по 1912 год регулярно проводились норвежские экспедиции в северных и южных широтах. В длину судно имело 39 метров, в ширину 11 метров, водоизмещение 1100 тонн, скорость 5,5 узлов.

В знаменательный день 13 января 1911 года судно бросило якорь в Китовой бухте у берега Росса в Антарктиде. С этого момента, собственно, и началась полярная экспедиция, прославившая Руаля Амундсена на весь мир.

К Южному полюсу норвежец отправился 19 октября 1911 года. Сопровождало его четыре человека. Имена этих людей также знает весь мир. Это Оскар Вистинг, Хелмер Хансен, Сверре Хассель и Олаф Бьоланд. Все норвежцы. В составе экспедиции насчитывалось четыре собачьих упряжки. Уже 14 декабря 1911 года небольшая группа мужественных людей, преодолев 1500 км по ледяной пустыне, достигла желанной точки. Именно эта дата и считается официальным временем открытия и покорения Южного полюса.

На самой южной точке планеты путешественники водрузили норвежский флаг и отправились обратно. К изначальной точке маршрута экспедиция вернулась через 99 дней. Таким образом, 3000 км было пройдено всего за три с небольшим месяца. Нужно также учитывать, что путь лежал по ледяной пустыне, да к тому же не ровной, а с постоянными подъёмами, спусками, снежными заносами и ледяными ветрами.

Вторым, кто бросил вызов лютым морозам и вечной мерзлоте, являлся английский полярный исследователь Роберт Фалкон Скотт (1868-1912). К намеченной цели он отправился на месяц позже Амундсена. Английская экспедиция также насчитывала пять человек. Именно в таком количестве англичане достигли Южного полюса 17 января 1912 года.

Началась же экспедиция 24 октября 1911 года. В её состав входило 12 человек. Все они были разбиты на 3 отряда. Первый отряд и отправился в путь в указанную дату. Он должен был увезти несколько тонн провизии и, таким образом, обеспечить других членов экспедиции.

Сам Скотт выступил со своими людьми 1 ноября 1911 года. Он допустил серьёзную ошибку, взяв вместо ездовых собак маньчжурских пони. Эти животные не были приспособлены к суровым южным холодам и стали не помощью, а обузой в нелегком пути.

Третий отряд, шедший на ездовых собаках, догнал Скотта уже через неделю, а 15 ноября все три отряда воссоединились. Уже 4 декабря экспедиция достигла предгорий Арктического плато. Стало очевидно, что маленькие лошадки не выдержат подъём, и их пришлось пристрелить.

После этого людям пришлось самим тащить вверх тяжёлые сани с провизией. А закончилось восхождение в первых числах января. Очень сильно мешала снежная пурга. Она задержала отряд более чем на неделю.

К Южному полюсу Скотт взял с собой только четырёх человек. Это были Уилсон — врач, зоолог и художник, Оутс — специалист по пони, Бауэрс и Эванс — кадровые офицеры ВМФ. Остальные члены экспедиции 5 декабря отправились обратно.

Как уже было сказано, 17 января англичане оказались у цели. Каково же было их разочарование, когда они увидели норвежский флаг, а также палатку. В ней нашли дружеское письмо от Амундсена. Все усилия и труды оказались напрасными. Представителей английской короны опередили.

Обратный путь осложнился сильной пургой. Она мешала идти, отнимала все силы у людей. Уже через пару дней пути получил сильные обморожения Эванс. За ним вышел из строя Уилсон. Он упал и повредил связки на ноге.

Первая трагедия случилась 17 февраля 1912 года — умер Эванс. На маленький отряд это произвело тяжкое впечатление. Тело захоронили в леднике и продолжили путь. Следующим погиб Оутс — это произошло 16 марта. Остальные члены экспедиции продержались только две последующие недели. Последняя запись в дневнике Скотта, который он вёл на протяжении всего пути, датирована 29 марта 1912 года.

Руководитель экспедиции умер последним, так как тела Уилсона и Бауэрса лежали в палатке, аккуратно завязанные в спальные мешки. Саму же палатку поисковая группа нашла лишь 12 ноября 1912 года. Освидетельствовал погибших судовой врач Эдвард Аткинсон.

Тела забирать с собой не стали. Их так и похоронили в палатке, предварительно убрав у неё растяжки. Сверху навалили кучу снега и поставили лыжи крест накрест.

По прибытию на корабль спасатели сделали большой крест из красного дерева. Вырезали на нём надпись – «Бороться и искать, найти и не сдаваться» и установили на вершине высокого холма, носящего название Обсервер. Так закончилась одна из попыток покорения суровой и неприветливой южной земли.

Победу над Антарктидой одержал в 1929 году Ричард Бэрд. Этот американский лётчик пролетел над Южным полюсом на самолёте. Следующими оказались британец Вивиан Фукс и новозеландец Эдмунд Хиллари. В 1958 году они осуществили санно-гусенечный переход по ледяной пустыне. Эти мужественные люди прошли от моря Уэдделла до моря Росса и обратно. Таким образом, они два раза пересекли Южный полюс и оставили у себя за плечами 3500 км.

В наши дни на Южном полюсе располагается американская антарктическая станция. Представляет она собой конструкцию на сваях. Это предотвращает скапливание снега у здания. В ней имеется телескоп, высотой в 10 метров, оборудование, предсказывающее магнитные бури, а также мощная буровая установка.

Живёт на станции, в общей сложности, 200 человек. Связь с внешним миром поддерживается через спутники NASA. Учёные, работающие в этом самом холодном уголке мира, являются специалистами по геофизике, метеорологии, физике, астрофизике и астрономии. Условия для проживания очень тяжёлые. Нетренированный человек подвергается недомоганиям и обморокам. Может возникнуть загустение крови, головные боли, судороги мышц. Пренебрегая элементарной безопасностью, можно легко получить ожоги лёгких и обморожение.

Так что Южный полюс — это не место для праздного отдыха. Выжить на нём могут лишь очень мужественные и сильные люди. Самая низкая температура, зафиксированная в этом месте, составила величину в минус 74°. Такого и в помине нет на Северном полюсе. Отсюда можно представить себе силу духа тех людей, которые сто лет назад отправились в эту ледяную пустыню, чтобы покорить её. И ведь они сделали это, иначе мы бы и сейчас ничего не знали о самой южной точке нашей планеты.

Юрий Сыромятников

Источник: www.factruz.ru

     Раз человек сумел покорить Северный полюс, рано или поздно он должен был достичь и Южного, расположенного в центре ледяного материка Антарктиды.
Здесь ещё холоднее, чем в Арктике. Вдобавок почти никогда не утихают свирепые ураганные ветры… Но Южный полюс тоже сдался, причём история покорения двух крайних точек Земли любопытным образом связалась воедино. Дело в том, что в 1909 году на завоевание Северного полюса, как и Пири, намеревался выступить знаменитый полярный исследователь Руал Амундсен — тот самый, что за несколько лет до этого сумел провести свой корабль из Атлантического океана в Тихий северо-западным морским путём. Узнав же, что Пири добился-таки успеха первым, честолюбивый Амундсен, не колеблясь, направил своё экспедиционное судно «Фрам» к берегам Антарктиды. Он решил, что будет первым на Южном полюсе!
Добраться до самой южной точки Земли пытались и прежде. В 1902 году капитан английского королевского военно-морского флота Роберт Скотт вместе с двумя спутниками сумел достичь 82 градусов 17 минут южной широты. Но затем пришлось отступить. Потеряв всех ездовых собак, с которыми они начали путешествие, трое смельчаков едва смогли вернуться к берегу Антарктиды, где стояло экспедиционное судно «Дискавери».

     В 1908 году новую попытку предпринял другой англичанин — Эрнст Шеклтон. И вновь неудача: несмотря на то, что до цели оставалось всего лишь 179 километров, Шеклтон повернул назад, не выдержав тягот пути. Амундсен же и в самом деле добился успеха с первого раза, продумав буквально каждую мелочь.
Его путешествие к полюсу было разыграно, как по нотам. Между 80-м и 85-м градусами южной широты через каждый градус норвежцы заранее устроили склады с продовольствием и топливом. В путь Амундсен отправился 20 октября 1911 года, с ним были четверо спутников-норвежцев: Хансен, Вистинг, Хассель, Бьоланд. Путешественники двигались на санях, которые тащили ездовые собаки.

     Костюмы для участников похода были сшиты… из старых одеял. Идея Амундсена, неожиданная на первый взгляд, полностью себя оправдала — костюмы были легки и вместе с тем очень теплы. Но трудностей немало выпало и на долю норвежцев. Удары пурги до крови иссекли лица Хансена, Вистинга и самого Амундсена; эти раны долго потом не заживали. Но закалённые, мужественные люди не обращали внимания на такие мелочи.
14 декабря 1911 года в 3 часа дня норвежцы достигли Южного полюса.
Они пробыли здесь три дня, проводя астрономические определения точного местоположения, чтобы исключить малейшую возможность ошибки. В самой южной точке Земли был установлен высокий шест с норвежским флагом и вымпелом «Фрама». На доске, прибитой к шесту, все пятеро оставили свои имена.
Обратный путь занял у норвежцев 40 дней. Не произошло ничего непредвиденного. И рано утром 26 января 1912 года Амундсен вместе со своими спутниками вернулся на берег ледяного материка, где в Китовой бухте его поджидало экспедиционное судно «Фрам».

     Увы, победа Амундсена была омрачена трагедией другой экспедиции. В том же 1911 году новую попытку достичь Южного полюса предпринял Роберт Скотт. На этот раз она была успешной. Но 18 января 1912 года Скотт и четверо его спутников нашли на Южном полюсе норвежский флаг, оставленный Амундсеном ещё в декабре. Разочарование англичан, пришедших к цели лишь вторыми, оказалось столь великим, что выдержать обратный путь у них уже не было сил.
Несколько месяцев спустя поисковые отряды англичан, обеспокоенных долгим отсутствием Скотта, разыскали в антарктических льдах палатку с замёрзшими телами капитана и его спутников. Кроме жалких крох еды, в ней обнаружили 16 килограммов редких геологических образцов Антарктиды, собранных во время путешествия на полюс. Как оказалось, до спасительного лагеря, где запасено было продовольствие, от этой палатки оставалось всего двадцать километров…

Руал Амундсен.

     Руал Амундсен (1872-1928) норвежский полярный путешественник и исследователь. Первым прошел Северо-Западным проходом па судне Йоа от Гренландии к Аляске (1903- 1906). Руководил экспедицией в Антарктику на судне Фрам (1910-1912).Первым достиг Южного полюса (14 декабря 1911). В 1918-1920 годах прошел вдоль северных берегов Евразии на судне Мод . В 1926 году руководил первым перелетом через Северный полюс на дирижабле Норвегия . Погиб в Баренцевом море во время поисков итальянской экспедиции У. Нобиле. Годы спустя Фритьоф Нансен скажет о своем младшем коллеге: В нем жила какая-то взрывчатая сила. Амундсен не был ученым, да и не хотел им быть. Его влекли подвиги . Сам Амундсен рассказывал, что стать полярным путешественником он решил в пятнадцать лет, когда прочитал книгу Джона Франклина. Этот англичанин в 1819-1822 годах пытался отыскать Северо-Западный проход путь из Атлантического океана в Тихий вокруг северных берегов Северной Америки. Участникам его экспедиции пришлось голодать, питаться лишайниками, собственной кожаной обувью. Удивительно, вспоминал Амундсен, что… больше всего приковало мое внимание именно описание этих лишений, испытанных Франклином и его спутниками. Во мне загорелось странное стремление претерпеть когда-нибудь такие же страдания . В детстве он был болезненным и слабым мальчиком. Готовя себя к будущим испытаниям, он стал ежедневно тренироваться, зимой совершать длительные лыжные переходы. К ужасу матери, открыв окна в своей комнате, спал на коврике возле кровати, укрывшись одним пальто, а то и просто газетами. И когда пришло время отбывать воинскую повинность, старый армейский врач несказанно удивился и даже вызвал из соседней комнаты офицеров: Молодой человек, каким образом удалось вам развить такие мускулы? Жизнь сложилась так, что только в двадцать два года Амундсен впервые ступил на борт судна. В двадцать два он был юнгой, в двадцать четыре штурманом, в двадцать шесть впервые зимовал в высоких широтах. Руал Амундсен был участником бельгийской антарктической экспедиции. Вынужденная, неподготовленная зимовка продолжалась 13 месяцев. Почти все болели цингой. Двое сошли с ума, один умер. Причиной всех бед экспедиции было отсутствие опыта. Амундсен на всю жизнь запомнил этот урок. Он перечитал всю полярную литературу, стремясь изучить достоинства и недостатки различных рационов, различных видов одежды, снаряжения. Вернувшись в 1899 году в Европу, он сдал экзамен на капитана, затем заручился поддержкой Нансена, купил небольшую яхту Йоа и приступил к подготовке собственной экспедиции.

     Любой человек не так уж много умеет, говорил Амундсен, и каждое новое умение может ему пригодиться .Он изучал метеорологию и океанологию, научился проводить магнитные наблюдения. Он прекрасно ходил на лыжах и управлял собачьей упряжкой. Характерно: уже позже, в сорок два года, он научился летать стал первым гражданским летчиком Норвегии. Он хотел осуществить то, что не удалось Франклину, что не удавалось до сих пор никому, пройти Северо-Западным проходом. И три года тщательно готовился к этому путешествию. Ничто так не оправдывает себя, как затраты времени на подбор участников полярной экспедиции , любил повторять Амундсен. Он не приглашал в свои путешествия людей моложе тридцати лет, и каждый из тех, кто шел с ним, знал и умел многое. На Йоа их было семеро, и в 1903 1906 годах они осуществили за три года то, о чем человечество мечтало в течение трех столетий. Через пятьдесят лет после так называемого открытия Севере-Западного прохода Мак-Клуром, в 1903 1906 годах, Руал Амундсен первым обогнул на яхте Северную Америку. От Западной Гренландии он, следуя указаниям книги Мак-Клинтока, повторил сначала путь несчастной экспедиции Франклина. От пролива Барроу он направился на юг проливами Пил и Франклин к северной оконечности острова Кинг-Вильям. Но, учтя гибельную ошибку Франклина, Амундсен обогнул остров не с западной, а с восточной стороны проливами Джемс-Росс и Рей и провел две зимовки в гавани Йоа, у юга-восточного берега острова Кинг-Вильям. Оттуда осенью 1904 года он обследовал на лодке самую узкую часть пролива Симпсон, а в конце лета 1905 года двинулся прямо на запад, вдоль берега материка, оставляя к северу Канадский Арктический архипелаг. Он миновал ряд мелководных, усеянных островами проливов и заливов и, наконец, встретил китобойные суда; прибывшие из Тихого океана к северо-западным берегам Канады. Перезимовав здесь третий раз, Амундсен летом 1906 года прошел через Берингов пролив в Тихий океан и закончил плавание в Сан-Франциско, доставив значительный материал по географии, метеорологии и этнографии обследованных берегов. Итак, более четырехсот лет от Кабота до Амундсена понадобилось для того, чтобы одно малое судно, наконец, проследовало Северо-Западным морским путем из Атлантического в Тихий океан. Следующей своей задачей Амундсен считал покорение Северного полюса. Он хотел войти в Северный Ледовитый океан через Берингов пролив и повторить, только в более высоких широтах, знаменитый дрейф фрама . Нансен одолжил ему свое судно, но деньги приходилось собирать по крохам.

     Пока шла подготовка экспедиции, Кук и Пири объявили, что Северный полюс уже покорен… Чтобы поддержать мой престиж полярного исследователя, вспоминал Руал Амундсен, мне необходимо было как можно скорее достигнуть какого-либо другого сенсационного успеха. Я решился на рискованный шаг… Наш путь из Норвегии в Берингов пролив шел мимо мыса Горн, но прежде мы должны были зайти на остров Мадейру. Здесь я сообщил моим товарищам, что так как Северный полюс открыт, то я решил идти на Южный. Все с восторгом согласились… В весенний день 19 октября 1911 года полюсная партия в составе пяти человек на четырех санях, запряженных 52 собаками, отправилась в путь. Они легко нашли прежние склады и дальше на каждом градусе широты оставляли склады продовольствия. Вначале путь проходил по снежной холмистой равнине шельфового ледника Росса. Но и здесь путешественники нередко попадали в лабиринт ледниковых трещин. На юге в ясную погоду перед взором норвежцев стала вырисовываться неведомая горная страна с темными конусообразными Вершинами, с пятнами снега на крутых склонах и сверкающими ледниками между ними. На 85-й параллели поверхность круто пошла вверх шельфовый ледник кончился. Начался подъем по крутым заснеженным склонам. У начала подъема путешественники устроили главный склад продовольствия с запасом на 30 дней. На весь дальнейший путь Амундсен оставил продовольствия из расчета на 60 дней. За этот срок он планировал дойти до Южного полюса и вернуться обратно к главному складу. В поисках проходов сквозь лабиринт горных вершин и хребтов путешественникам приходилось неоднократно подниматься и спускаться обратно, чтобы затем подняться вновь. Наконец они оказались на большом леднике, который, подобно застывшей ледяной реке, каскадами спускался сверху между гор. Этот ледник был назван именем Акселя Хейберга покровителя экспедиции, пожертвовавшего крупную сумму. Ледник был испещрен трещинами. На стоянках, пока собаки отдыхали, путешественники, связавшись друг с другом веревками, на лыжах разведывали путь. На высоте около 3000 метров над уровнем моря были убиты 24 собаки. Это не было актом вандализма, в котором нередко упрекали Амундсена, это была печальная необходимость, запланированная заранее. Мясо этих собак должно было служить пищей их сородичам и людям. Это место было названо Бойней . Здесь были оставлены 16 собачьих туш и одни сани. 24 наших достойных спутника и верных помощника были обречены на смерть! Это было жестоко, но так должно было быть. Мы все единодушно решили не смущаться ничем для достижения своей цели . Чем выше поднимались путешественники, тем хуже становилась погода.

     Порой они карабкались в снежной мгле и тумане, различая путь только под ногами. Горные вершины, возникавшие перед их взором в редкие ясные часы, они называли именами норвежцев: друзей, родных, покровителей. Самая высокая гора была названа именем Фритьофа Нансена. А один из ледников, спускавшихся с нее, получил имя дочери Нансена Лив. Это было странное путешествие. Мы проходили по совершенно неизведанным местам, новым горам, ледникам и хребтам, но ничего не видели . А путь было опасен. Недаром отдельные места получили столь мрачные названия: Врата ада , Чертов глетчер , Танцевальный зад дьявола . Наконец горы кончились, и путешественники вышли на высокогорное плато. Дальше простирались застывшие белые волны снежных застругов. 7 декабря 1911 года установилась солнечная погода. Двумя секстантами определили полуденную высоту солнца. Определения показали, что путешественники находились на 88° 16 южной широты. До полюса оставалось 193 километра. Между астрономическими определениями своего места они выдерживали направление на юг по компасу, а расстояние определяли по счетчику велосипедного колеса окружностью в метр одометру, привязанному сзади саней. В тот же день они прошли самую южную точку, достигнутую до них: три года тому назад партия англичанина Эрнеста Шеклтона достигла широты 88°23 , но перед угрозой голодной смерти вынуждена была повернуть обратно, не дойдя до полюса всего 180 километров. Норвежцы легко скользили на лыжах вперед, к полюсу, а нарты с продовольствием и снаряжением везли еще достаточно сильные собаки, по четыре в упряжке. 16 декабря 1911 года, взяв полуночную высоту солнца, Амундсен определил, что они находятся примерно на 89°56 южной широты, то есть в семи десяти километрах от полюса. Тогда, разбившись на две группы, норвежцы разошлись по всем четырем сторонам света, в радиусе 10 километров, чтобы точнее обследовать приполюсный район. 17 декабря они достигли точки, где, по их расчетам, должен был находиться Южный полюс. Здесь они установили палатку и, разделившись на две группы, по очереди наблюдали секстантом высоту солнца каждый час круглые сутки. Инструменты говорили о том, что они находятся непосредственно в точке полюса. Но чтобы их не обвинили в том, что они не дошли до самого полюса, Хансен и Бьоланд прошли еще семь километров дальше. На Южном полюсе они оставили небольшую палатку серо-коричневого цвета, над палаткой на шесте укрепили норвежский флаг, а под ним вымпел с надписью Фрам . В палатке Амундсен оставил письмо норвежскому королю с кратким отчетом о походе и лаконичное послание своему сопернику Скотту.

     18 декабря норвежцы по старым следам пустились в обратный путь и через 39 дней благополучно вернулись во Фрамхейм. Несмотря на плохую видимость, склады продовольствия они находили легко: устраивая их, они предусмотрительно складывали из снежных кирпичей гурии перпендикулярно пути по обе стороны от складов и отмечали их бамбуковыми шестами. Все путешествие Амундсена и его товарищей к Южному полюсу и обратно заняло 99 дней. Приведем имена первооткрывателей Южного полюса: Оскар Вистинг, Хелмер Хансен, Сверре Хассель, Олаф Бьяланд, Руал Амундсен. Через месяц, 18 января 1912 года, к норвежской палатке на Южном полюсе подошла полюсная партия Роберта Скотта. На обратном пути Скотт и четыре его товарища погибли в ледяной пустыне от истощения и холода. Впоследствии Амундсен писал: Я пожертвовал бы славой, решительно всем, чтобы вернуть его к жизни. Мой триумф омрачен мыслью о его трагедии, она преследует меня! Когда Скотт достиг Южного полюса, Амундсен уже завершал обратный маршрут. Резким контрастом звучит его запись; кажется, речь идет о пикнике, о воскресной прогулке: 17 января мы добрались до продовольственного склада под 82-й параллелью… Шоколадное пирожное, поданное Вистингом, до сих пор свежо в нашей памяти… Я могу привести рецепт… Фритьоф Нансен: Когда приходит настоящий человек, все трудности исчезают, так как каждая в отдельности предусмотрена и умственно пережита заранее. И пусть никто не является с разговорами о счастье, о благоприятных стечениях обстоятельств. Счастье Амундсена это счастье сильного, счастье мудрой предусмотрительности . Амудсен построил свою базу на шельфовом леднике Росса. Сама возможность зимовки на леднике считалась очень опасной, так как всякий ледник находится в постоянном движении и огромные его куски обламываются и уплывают в океан. Однако норвежец, читая отчеты антарктических мореплавателей, убедился, что в районе бухты Китовой конфигурация ледника за 70 лет практически не изменилась. Объяснение этому могло быть одно: ледник покоится на неподвижном основании какого-то подледного»»острова. Значит, можно зимовать и на леднике. Готовя полюсный поход, Амундсен еще осенью заложил несколько продовольственных складов. Он писал: …От этой работы… зависел успех всей нашей битвы за полюс . Амундсен забросил к 80-му градусу более 700 килограммов, к 81-му-560, к 82-му-620. Амундсен использовал эскимосских собак. И не только как тягловую силу. Он был лишен сентиментальности , да и уместны ли разговоры о ней, когда в борьбе с полярной природой на карту ставится неизмеримо более ценное жизнь человека.

     План его может поразить и холодной жестокостью, и мудрой предусмотрительностью. Так как эскимосская собака дает около 25 килограммов съедобного мяса, легко было рассчитать, что каждая собака, взятая нами на Юг, означала уменьшение на 25 килограммов продовольствия как на нартах, так и на складах. В расчете, составленном перед окончательным отправлением на полюс, я точно установил день, когда следует застрелить каждую собаку, т. е. момент, когда она переставала служить нам средством передвижения и начинала служить продовольствием. Выбор места зимовки, предварительная заброска складов, использование лыж, более легкое, более надежное, чем у Скотта, снаряжение все сыграло свою роль в конечном успехе норвежцев. Сам Амундсен называл свои полярные путешествия работой . Но годы спустя одна из статей, посвященных его памяти, будет озаглавлена совершенно неожиданно: Искусство полярных исследований . К моменту возвращения норвежцев на береговую базу Фрам уже пришел в Китовую бухту и забрал всю зимовочную партию. 7 марта 1912 года из города Хобарта на острове Тасмания Амундсен известил мир о своей победе и благополучном возвращении экспедиции. И вот… завершив задуманное, пишет Лив Нансен-Хейер, Амундсен в первую очередь приехал к отцу. Хелланд, находившийся в это время в Пульхёгде, живо помнит, как они встретились: Амундсен, несколько смущенный и неуверенный, неотрывно глядя на отца, быстро вошел в зал, а отец непринужденно протянул ему руку и сердечно приветствовал: Со счастливым возвращением, и поздравляю с совершенным подвигом! . Еще почти два десятка лет после экспедиции Амундсена и Скотта никто не был в районе Южного полюса. В 1925 году Амундсен решил совершить пробный полет на самолете к Северному полюсу от Шпицбергена. Если бы полет оказался удачным, то потом он планировал организовать трансарктический перелет. Финансировать экспедицию вызвался сын американского миллионера Линкольн Элсуорт. Впоследствии Элсуорт не только финансировал воздушные экспедиции знаменитого норвежца, но и сам участвовал в них. Были приобретены два гидроплана типа Дорнье-Валь . Пилотами были приглашены известные норвежские летчики Рисер-Ларсен и Дитрихсон. механиками Фойхт и Омдаль. Обязанности штурманов взяли на себя Амундсен и Элсуорт. В апреле 1925 года участники экспедиции, самолеты и снаряжение прибыли пароходом в Кингсбей на Шпицбергене. 21 мая 1925 года оба самолета поднялись в воздух и взяли курс на Северный полюс. На одном самолете находились Элсуорт, Дитрихсон и Омдаль, на другом Амундсен, Рисер-Ларсен и Фойхт.

     Примерно в 1000 километров от Шпицбергена мотор самолета Амундсена стал давать перебои. К счастью, в этом месте среди льдов оказались полыньи. Пришлось идти на посадку. Сели сравнительно благополучно, если не считать, что гидроплан ткнулся носом в лед в конце полыньи. Спасло то обстоятельство, что полынья была покрыта тонким льдом, который замедлил скорость самолета при посадке. Второй гидроплан также сел невдалеке от первого, но при посадке он получил сильное повреждение и вышел из строя. Но взлететь норвежцы не смогли. В течение нескольких дней они предприняли три попытки подняться в воздух, но все закончились неудачей. Положение казалось безнадежным.Идти на юг пешком по льдам? Но продовольствия оставалось слишком мало, они неминуемо погибли бы от голода в пути. Со Шпицбергена они вылетели с запасом еды на один месяц. Сразу после аварии Амундсен тщательно подсчитал все, что у них было, и установил жесткий паек. Шли дни, все участники полета работали не покладая рук. Но все чаще и чаще руководитель экспедиции урезал норму питания. Чашечка шоколада и три овсяных галеты на завтрак, суп из 300 граммов пеммикана в обед, чашка горячей воды, сдобренная щепоткой шоколада, и те же три галеты на ужин. Вот и весь суточный рацион для здоровых людей, занятых почти круглосуточно тяжелой работой. Потом количество пеммикана пришлось сократить до 250 граммов. Наконец, 15 июня, на 24-й день после аварии, подморозило и они решила взлететь. Для взлета требовалось не менее 1500 метров открытой воды. Но им удалось выровнять полосу льда длиной лишь немногим более 500 метров. За этой полосой была полынья шириной около 5 метров, а дальше плоская 150-метровая льдина. Заканчивалась она высоким торосом. Таким образом, полоса для взлета имела в длину всего лишь около 700 метров. Из самолета выбросили все, кроме самого необходимого. Пилотское место занял Рисер-Ларсен. Остальные пятеро едва уместились в кабине. Вот пущен мотор, и самолет тронулся с места. Следующие секунды были самыми захватывающими во всей моей жизни. Рисер-Ларсен сразу же дал полный газ. С увеличением скорости неровности льда сказывались все сильнее, и весь гидроплан так страшно накренялся из стороны в сторону, что я не раз боялся, что он перекувырнется и сломает крыло. Мы быстро приближались к концу стартовой дорожки, но удары и толчки показывали, что мы все еще не оторвались от льда. С возраставшей скоростью, но по-прежнему, не отделяясь от льда, мы приближались к небольшому скату, ведущему в полынью. Мы перенеслись через полынью, упали на плоскую льдину на другой стороне и вдруг поднялись в воздух… Начался обратный полет. Летели они, как выразился Амундсен, имея ближайшим соседом смерть .

     В случае вынужденной посадки на лед, даже если бы они уцелели, их ждала голодная смерть. Через 8 часов 35 минут полета заело приводы рулей. Но, к счастью, самолет уже летел над открытой водой вблизи северных берегов Шпицбергена, и пилот уверенно посадил машину на воду и повел ее как моторную лодку. Путешественникам везло и дальше: вскоре к ним подошло небольшое рыбацкое судно, капитан которого согласился отбуксировать самолет в Кингсбей… Экспедиция закончилась. От Шпицбергена участники ее вместе с самолетом плыли на пароходе. Встреча в Норвегии была торжественной. В Ослофьорде, в порту Хортен, самолет Амундсена был спущен на воду, участники воздушной экспедиции сели в него, взлетели и совершили посадку в гавани Осло. Их встретили тысячные толпы ликующих людей. Это было 5 июля 1925 года. Казалось, все невзгоды Амундсена остались в прошлом. Он снова стал национальным героем. В 1925 году Элсуорт после длительных переговоров купил дирижабль, получивший название Норге ( Норвегия ). Руководителями экспедиции были Амундсен и Элсуорт. Создатель дирижабля итальянец Умберто Нобиле был приглашен на должность капитана. Команда была сформирована из итальянцев и норвежцев. В апреле 1926 года Амундсен и Элсуорт прибыли судном на Шпицберген, чтобы принять ангар и причальную мачту, построенные за зиму, и вообще подготовить все к приему дирижабля. 8 мая 1926 года к Северному полюсу стартовали американцы. На борту самолета, получившего название Жозефина Форд , вероятно, в честь жены Форда, финансировавшего экспедицию, находились только двое: Флойд Беннетт в качестве пилота и Ричард Бэрд в роли штурмана. Через 15 часов они благополучно вернулись, совершив полет до полюса и обратно. Амундсен поздравил американцев со счастливым завершением полета. В 9 часов 55 минут 11 мая 1926 года, в тихую ясную погоду, Норге взял курс на север, к полюсу. На борту находились 16 человек. Каждый занимался своим делом. Моторы работали ровно. Амундсен наблюдал за ледовой обстановкой. Он видел под дирижаблем бесконечные ледяные поля с грядами торосов и вспоминал свой прошлогодний полет, закончившийся посадкой у 88° северной широты. Через 15 часов 30 минут полета, в 1 час 20 минут 12 мая 1926 года, дирижабль был над Северным полюсом. Сначала Амундсен и Вистинг сбросили на лед норвежский флаг. И в этот момент Амундсен вспомнил, как он и Вистинг водрузили флаг на Южном полюсе 14 декабря 1911 года. Почти пятнадцать лет Амундсен стремился к этой заветной точке. Вслед за норвежцами сбросили флаги своих стран американец Элсуорт и итальянец Нобиле. Дальше путь пролегал через Полюс недоступности точку, равноудаленную от берегов окружающих Северный Ледовитый океан континентов и отстоящую от Северного географического полюса почти на 400 миль в сторону Аляски.

     Амундсен внимательно всматривался вниз. Они летели над местами, которых никто до них не видел. Многие географы предсказывали здесь землю. Но перед взором воздухоплавателей проходили бесконечные ледяные поля. Если между Шпицбергеном и полюсом и далее за полюс до 86° северной широты иногда встречались полыньи и разводья, то в районе Полюса недоступности был сплошной лед с мощными грядами торосов. К своему удивлению, даже в этой наиболее удаленной от берегов точке Амундсен увидел медвежьи следы. В 8 часов 30 минут дирижабль вошел в густой туман. Началось обледенение наружных металлических частей. Пластины льда, срываемые струёй воздуха от пропеллеров, пробивали оболочку аппарата. Пробоины приходилось заделывать тут же, на ходу. 13 мая слева по курсу путешественники увидели землю. Это был берег Аляски, приблизительно в районе мыса Барроу. Отсюда дирижабль повернул на юго-запад, к Берингову проливу. Амундсен узнал знакомые окрестности эскимосского селения Уэнраит, откуда он и Омдаль собирались в 1923 году лететь через полюс. Он увидел строения, людей и даже дом, который они построили здесь. Вскоре дирижабль вошел в густой туман. С севера задул штормовой ветер. Навигаторы сбились с курса. Поднявшись над полосой тумана, они определили, что находятся в районе мыса Сердце-Камень Чукотского полуострова. После этого повернули на восток снова к Аляске и, увидев берег, направились вдоль него на юг. Прошли мыс принца Уэльского самую западную точку Северной Америки. Над льдами полет проходил спокойно и плавно. А здесь, над открытым бурным морем, дирижабль бросало как мяч, вверх и вниз. Амундсен решил закончить полет и отдал приказ идти на посадку. Возвращение путешественников было триумфальным. Они пересекли Соединенные Штаты Америки с запада на восток на трансконтинентальном экспрессе. На станциях их встречали с цветами толпы людей. В Нью-Йорке торжественную встречу возглавил Ричард Бард, только что вернувшийся со Шпицбергена на родину. 12 июля 1926 года Амундсен и его друзья прибыли пароходом в Норвегию, в Берген. Здесь их встретили салютом из крепостных орудий. Как победители, проехали они по улицам Бергена под дождем цветов, под восторженные овации горожан. От Бергена до Осло по всему побережью пароход, на котором они плыли, встречали флотилии разукрашенных судов. Прибыв в Осло, они проехали по запруженным людьми улицам в королевский дворец, где им был устроен торжественный прием. 24 мая 1928 года Нобиле на дирижабле Италия достиг Северного полюса и два часа находился над ним. На обратном пути он потерпел крушение. 18 июня из Бергена на спасение экипажа Италии вылетел Руал Амундсен.

     После 20 июня его самолет пропал без вести. Так, стремясь спасти полярников, погиб Амундсен, величайший по размаху исследований полярный путешественник. Он первым достиг Южного полюса и первым совершил перелет из Европы в Америку (Шпицберген Аляска); он первым на яхте Йоа с севера обошел Америку и первым проследовал вдоль всего побережья Северного Ледовитого океана, после того как на судне Мод в 1918-1920 годах обогнул с севера Европу и Азию.

Источник: www.planeta-zemla.info