Непросто понять логику религиозного ума современного гомо сапиенса. Вот взять к примеру человеческие расы, большие и малые – все как они есть: многоликие, многоцветные и разноязыкие. На вопрос, происходят ли папуасы, японцы, индейцы и эфиопы от Адама и Евы так же, как и представители евразийской расы, религиозно-мыслящий человек, не без колебаний конечно, но всё же отвечает "да". Следующий в этом логическом ключе вопрос «а как же так вышло, что потомки Адама и Евы столь не похожи на своих пращуров и друг на друга?», вызывает уже значительные затруднения, но при помощи дополнительных наводящих вопросов большинство верующих, способных к умозрительному = философскому размышлению, приходят к следующим умозаключениям:

  1. различные расы приобрели свои генетические особенности, обусловливающие эти видимые внешние различия (изменчивость);
  2. особенности эти они несомненно передают своим потомкам (наследственность);
  3. различия сии развились с целью адаптации к среде обитания различных популяций (естественный отбор) при расселении человека по планете (изоляция).

В скобках я обозначил основные понятия, на которых базируется теория эволюции живого на Земле. Таким образом, в рамках вида Homo sapiens очевидные факты заставляют людей признавать как минимум микроэволюцию человека, в результате которой образуются новые расы. Но если мы признаем, что человек способен эволюционировать в расы за столь короткий исторический срок, почему те же выводы не экстраполируются и на другие виды живых организмов, и почему разум религиозно-мыслящего не постигает, что, будучи непрерывной, эта эволюция меняла виды раньше, меняет сейчас и будет менять впредь, покуда существует жизнь, а значит – любые микроэволюции неизбежно становятся макроэволюциями, когда отдельные изолированные популяции одного вида меняются настолько, что становятся видами новыми?

Постараюсь объяснить причины непонимания и неприятия теории эволюции.

evolution cartoon
Только не называй это эволюцией! Этим ты оскорбляешь чувства того малого позади…

Начнем с того, что вышеизложенные доводы, в принципе простые, на уровне средней школы, к сожалению не доходят до большинства религиозных, да и нерелигиозных обывателей по той простой причине, что их мозг не способен оперировать логикой рационального мыслящего собрата.


Я уже писал на эту тему и отмечал, что для среднестатистического человека логические, паралогические и совсем уж мифологические доводы представляются равноценными, и предпочтения определенным из них он отдает не в силу их большей доказательности, а, как правило, ввиду их большей эмоциональной комфортности.

Научное мышление дало возможность человеку управлять процессами окружающего мира, превращать стихийный мир в предсказуемый и контролируемый. Но подавляющее большинство членов нашего общества не принимает непосредственного участия в этом процессе, они просто пользуются плодами достижений научно-мыслящих особей своего вида. Потому понятно, что разум большинства довольствуется мифологическим, в лучшем случае философским мышлением, в синтезе которых формируется религия. Религиозное мышление не преследует эвристических целей, оно в первую очередь имеет психотерапевтическое значение. Религия наполняет духовную жизнь своего адепта смыслом, предоставляет ему готовые морально-этические координаты, обещает перспективу существования после смерти и вообще дает всяческую надежду и утешение, тогда как «во многой мудрости много печали; и кто умножает познания, умножает скорбь» (Библия, Екклесиаст, 1:18).

Эволюция мышления


Прогрессивный мир науки, конечно, соблазнителен. Но ведь его приходится принимать всецело, со всеми его угнетающими материалистическими выводами. Нетрудно понять, что такая картина мира большинству людей может казаться некомфортной. К тому же, для овладения научным мышлением необходимо обладать определенным врожденным складом ума, а кроме того – требуется долго и упорно учиться. А к чему вся эта головная боль, если современное общество предоставляет возможность всецело пользоваться плодами научно-технического прогресса, не имея ни малейшего понятия о том, как это всё работает. В большинстве современных человеческих культур основная масса может позволить себе не просто паразитировать на научно-мыслящих мозгах отдельных живых и уже давно почивших людей, но и активно отрицать плоды их умственного труда, а при возможности даже и поносить всё то, что делает их жизнь столь комфортной.
Эволюция для детей
Невольно на ум приходит мораль басни Крылова «Свинья под дубом»:

Невежда также в ослепленье
Бранит науки и ученье,
И все ученые труды,
Не чувствуя, что он вкушает их плоды.

Теперь что касается собственно теории эволюции. Таковая стоит особняком в ряду прочих научных теорий, ибо наталкивается на непримиримые социально-психологические конфликты. При этом корень конфликта научного и обывательского мнений лежит не в области положений эволюционного учения, а исключительно в области представлений о происхождении человека, его месте и статусе в современной картине мира.

iv>

Не сложно убедиться, что "обыватель", отрицающий теорию эволюции, не имеет ни малейшего понятия о её содержании даже на уровне школьной программы. Точно так же далек он и от понимания всех прочих научных теорий. "Обыватель" просто не знает их сути. И это касается не только таких сложных вещей, как теории относительности или клеточного иммунитета, самые базисные положения которых способен сформулировать в лучшем случае один из 1000 прохожих на московской улице. Мышление современного "обывателя" не испытывает ни малейшей необходимости пользоваться логикой научного познания для разрешения насущных бытовых проблем (ибо быт его уже обустроен ноосферой) и в итоге становится даже более примитивным по сравнению с нативным индейцем Амазонки или обитателем ненецкой юрты…

Но на фоне этого общего невежества мы отмечаем, что в отличие от эволюционной теории религиозно-мыслящие люди вполне допускают, что теория относительности или иммунитета отражает истинное положение вещей. И объяснить этот феномен можно лишь эмоционально-обусловленным, а не обдуманным подходом.


Таким образом, при прочих равно-невежественных представлениях о работах Эйнштейна, Мечникова и Дарвина первые двое у обывателя – "молодцА", а последний – «бяка»…

И человека, чье мышление не выходит за рамки мифомышления, бессмысленно спрашивать, чем он может объяснить наличие сосков у мужчин или почему прямоходящие люди размахивают руками при ходьбе, да еще и перекрестно с ногами, как это делают все четвероногие млекопитающие. Объяснять что-либо такому уму вообще не свойственно, он оперирует только объяснениями других, да и то лишь теми, что способен усвоить и принять без какого-либо психологического дискомфорта. И всё это нормально, «ибо надлежит быть и разномыслиям между вами, дабы открылись между вами искусные» (Библия, Апостол Павел: 1 Кор.11:19), а рассуждая научно – эволюция человека обеспечивается в том числе и за счет интеллектуальной разнородности внутри любой популяции.

Противники эволюционного учения принадлежат преимущественно к культуре, имеющей дело с мифами, умозрительными выводами и впечатлениями от этих выводов, в то время как сознательные сторонники теории эволюции принадлежат к культуре логиков-книжников, имеющей дело с доказательными основаниями. В рамках спора каждая из сторон всегда будет приводить аргументы из своего культурного поля, а к ним как раз и невосприимчив оппонент.

Посему, чаще бесполезно вступать в такие дискуссии со взрослыми, чьё мышление полностью сформировалось и в силу этого перейти на более высокую ступень уже не может. Здесь основные силы надо отдавать детям. И прежде чем кинуться вырывать наших детей их цепких объятий обскурантизма, не лишним будет повысить собственное образование (и теорию относительности, кстати, повторить не мешало бы).

>

Но о теории эволюции в целом свои рассуждения я продолжу, пожалуй, в следующем посте, а сейчас хотел бы остановиться на том, с чего начал – на происхождении человека и его рас. Далее пройдусь в стиле вопрос-ответ (ответы даются в риторическом соответствии с интеллектуальным уровнем вопроса).

НАИБОЛЕЕ ЧАСТО СЛЫШИМЫЕ ВОПРОСЫ

А ПРАВДА, ЧТО МЫ ПРОИСХОДИМ ОТ ОБЕЗЬЯН?

ОТВЕТ: Нет, это не совсем корректно. Правильно говорить, что человек разумный и современные обезьяны происходят от общего предка, т.е. являются N-юродными братьями и сестрами.
эволюция человека
ПОЯСНЕНИЯ: Таковыми предками больших человекообразных обезьян = гоминид (к семейству которых относимся и мы с вами) были, по всей видимости, представители проконсулид (Proconsulidae), чьи ископаемые останки датируются 15-27 млн. лет назад. В их анатомии всё ещё присутствуют черты, свойственные низшим узконосым обезьянам (например, самостоятельная центральная кость запястья (os centrale), которая встречается и у некоторых современных людей между ладьевидной костью, костью-трапецией и головчатой кость, и прехаллюкс (prehallux), который также наличествует на рентгене многих моих соплеменников в качестве атавизма в форме придаточной к ладьевидной кости стопы), короткий наружный слуховой проход, наличие хвоста у некоторых видов и др.


опорции их конечностей пока еще не специализированы – длина рук и ног примерно равна. Однако, особенности строения зубов и общие пропорции черепа проконсулид, включая относительно увеличенный мозговой отдел, свидетельствуют о их принадлежности к гоминидам (подробнее здесь).

Эволюция для детей
Proconsul africanus

КАКОЙ ИЗ НЫНЕ СУЩЕСТВУЮЩИХ ВИДОВ ОБЕЗЬЯН ЯВЛЯЕТСЯ НАШИМ БЛИЖАЙШИМ РОДСТВЕННИКОМ?

ОТВЕТ: Шимпанзе.

ПОЯСНЕНИЯ: Генетическая дивергенция линий человека и шимпанзе, по новейшим данным, произошла лишь около 5 млн лет назад, окончательное же расхождение обоих видов на уровне популяций (оно всегда происходит позже генетической дивергенции) имело место всего 3-4 млн лет назад. Следующими по родству идут горилла и орангутан. Общим предком человека, гориллы и шимпанзе был ископаемый накалипитек, живший 10 млн лет назад.

Эволюция для детей
Эволюционное древо гоминид. По оси абсцисс внизу — млн. лет.

НАСКОЛЬКО МЫ БЛИЗКИ С ШИМПАНЗЕ ГЕНЕТИЧЕСКИ?

ОТВЕТ: По современным подсчётам общий геном шимпанзе и человека составляет до 98%.

ПОЯСНЕНИЯ:


Эволюция для детейПри том, что геном (набор генов) у человека и шимпанзе почти не различается, у последних, как и у всех отличных от Homo представителей семейства гоминид, на одну хромосому больше, чем у людей. Дело в том, что у предков человека две хромосомы слились вместе. Это хорошо видно на рисунке: 2-я хромосома человека подобна 2-м хромосомам шимпанзе (В каждой паре слева хромосома человека разумного, справа — шимпанзе).

Признаки соединения хромосом хорошо видны. На хромосоме человека имеются рудиментарные центромеры. Обычно хромосома имеет только одну центромеру, но на длинном плече 2-й хромосомы человека имеются остатки еще одной. (Avarello R. et al, 1992). Кроме того, на хромосоме человека видны рудиментарные теломеры. Обычно теломеры находятся только на концах хромосомы, но последовательности теломерных нуклеотидов наблюдаются ещё и в середине 2-й хромосомы человека. (Ijdo J.W. et al., 1991). Таким образом, 2-я хромосома представляет собой убедительное доказательство эволюционного происхождения людей и других человекообразных обезьян от общего предка. Подробнее здесь.

Наибольшее генетическое сходство человека с шимпанзе, а равно и их происхождение от общего предка, неопровержимо доказывает и анализ эндогенных ретровирусов в геномах обоих видов. Подробнее здесь в подзаголовке "Эндогенные ретровирусы" + веселый и доходчивый видеоролик.


ПОЧЕМУ ЛЮДИ РАЗУМНЫ, А ОБЕЗЬЯНЫ – НЕТ?

ОТВЕТ: Потому что это заблуждение. Вышеперечисленные виды высших приматов тоже разумны, но интеллект их ниже по сравнению с нашим видом. Отличия здесь больше количественные, нежели качественные.

ПОЯСНЕНИЯ: Гориллы, орангутаны и шимпанзе в своем интеллектуальном развитии достигают примерно уровня 3-4-ех а иногда даже 6-летнего человеческого ребенка.

Шимпанзе по основным аспектам поведения мало отличимы от людей. И, чем дольше изучают этих обезьян этологи, тем прочнее постулируется это сходство.

Шимпанзе передают традиции использования орудий труда и навыков поведения, и традиции эти различаются в разных популяциях обезьян, т. е. по сути в случае шимпанзе можно говорить о примитивных культурах. Поскольку у шимпанзе достаточно легко совершается переход особи из одной группы в другую, культурные навыки могут передаваться из стаи в стаю, но могут и утрачиваться, если ни один представитель молодого поколения им не обучился.

Свои традиции распространяются и в область общения. Например, отличаются способы приветствия. Есть даже группы шимпанзе, в которых принято рукопожатие. Шимпанзе очень сходны с человеком по способам выражения эмоций. Пристальный взгляд и оскал у обезьян, как и у человека, означают угрозу, а ласковое прикосновение и поглаживание – дружелюбие. Наконец, они, как и все прочие гоминиды, смеются, у них есть юмор.


Эволюция для детей

Шимпанзе способны кооперироваться для охоты на мелких животных – мартышек или карликовых антилоп.
Наконец, они обладают важнейшим признаком разума – способностью использовать орудия труда. Все, что коренным образом отличает из здесь от человека – шимпанзе не способны использовать одни орудия для изготовления других, т.е. они либо пользуются тем, что нашли, либо используют для изготовления орудий свои пальцы и зубы.

О том, что обезьяны, причем не только человекообразные, способны использовать, а в экспериментальных условиях даже изготавливать простейшие орудия, в том числе каменные, известно очень давно. Еще в 1843 г. американские миссионеры Сэвидж и Уайман, работавшие в Западной Африке, сообщили о том, что шимпанзе были замечены за таким занятием, как раскалывание орехов с помощью камней. Об этом факте было известно Чарльзу Дарвину, который и сам наблюдал обезьян, пользовавшихся орудиями, но не в природных условиях, а в Лондонском зоопарке. В настоящее время данных об орудийной деятельности высших приматов накоплено огромное количество, и с каждым десятилетием объем их возрастает в геометрической прогрессии (подробнее читайте здесь). Как-нибудь я расскажу о своих личных наблюдениях за трудовым поведением шимпанзе в нацпарке Тай в Кот-д'Ивуаре, который я посетил прошлой весной.

Пока посмотрите вот этот ролик.

А ПОЧЕМУ ОБЕЗЬЯНЫ НЕ РАЗГОВАРИВАЮТ?

ОТВЕТ: Из-за особенностей строения гортани.

ПОЯСНЕНИЯ: При том, что другие гоминиды не способны членораздельно артикулировать, они а) понимают речь, б) способны общаться языком жестов подобно тому, как это делают глухонемые люди.

Под "понимают речь" я говорю не о понимании собак, а о самом что ни на есть разумном восприятии речи.

Эволюция для детейВ Йерксовском приматологическом центре ведутся опыты с шимпанзе-бонобо по имени Канзи. Этот сообразительный антропоид, как однажды случайно выяснилось, понимает устную английскую речь. В 1988-89 гг. был проведен масштабный эксперимент, в ходе которого Канзи должен был выполнить огромное количество (в общей сложности 600) команд, отданных на английском языке. Чтобы исключить возможность подсказки, экспериментатор мог надевать шлем или отдавать Канзи команды из другой комнаты по телефону. Команды могли отдавать разные люди и даже синтезатор речи. Среди команд встречались странные и даже абсурдные, например, налить кока-колу в молоко. Некоторые команды различались только порядком слов — «пусть собачка укусит змею» и «пусть змея укусит собачку», «положи мяч на сосновую ветку» и «положи сосновую ветку на мяч» и т.д. Те же команды на таком же английском получала — для сравнения — девочка Аля (к началу эксперимента ей исполнилось два года). Она смогла правильно отреагировать на 64% команд, Канзи — на 81%. Правда, ему к этому времени было уже восемь лет. Описан случай, когда Канзи правильно понял предложение об обмене, выраженное условной конструкцией: «Канзи, если ты дашь эту маску Остину, я дам тебе его каши». Канзи, которому очень хотелось получить кашу шимпанзе Остина, с готовностью отдал тому свою игрушку — маску монстра — и показал на его кашу. Подробней здесь и здесь.

Горилла по имени Коко понимает на слух более 2000 английских слов и активно общается жестовым языком глухонемых (около 1500 жестовых слов). Подробней здесь.

Для интересующихся деталями происхождения языка настойчиво рекомендую книгу Светланы Бурлак «Происхождение языка. Факты, исследования, гипотезы».

А ПОЧЕМУ ОБЕЗЬЯНЫ ДО СИХ ПОР НЕ СТАЛИ ЛЮДЬМИ?

ОТВЕТ: Потому что не захотели.

ПОЯСНЕНИЯ: Почему не все крысы стали бобрами и почему не все рыбы вышли на сушу? Ответ понятен – «им и так хорошо». Вот и тем обезьянам, что по-прежнему живут в лесах, хорошо в их среде обитания и к этой своей среде они прекрасно адаптированы. Им там хорошо уже миллионы лет и никакой эволюционной необходимости становиться кем-то другим они не испытывали. Но леса «не резиновые», да и случались климатические периоды естественного обезлесивания, а потому появлялись обезьяны-«отщепенцы», которые вынуждены были осваивать и африканскую саванну. Они-то и стали нами с вами.

Не лишним будет подчеркнуть, что все современные виды обезьян тоже эволюционировали как и мы, но не в сторону наращивания интеллекта и прямохождения, а туда, куда им было выгодно для выживания в лесах. Впрочем, некоторые виды (например, бабуины) стали осваивать и саванну, что даже их – мартышек – приблизило по ряду поведенческих показателей к гоминидам. Скажу более: по ряду признаков  современные обезьяны больше отличаются от древних обезьян, чем человек, так что они эволюционировали ничуть не медленней нас.

ЧТО ОТЛИЧАЕТ ЧЕЛОВЕКА ОТ ДРУГИХ ПРИМАТОВ В СТРОЕНИИ ТЕЛА?

ОТВЕТ: Найти морфологический критерий разграничения высокоразвитых ископаемых человекообразных прямоходящих приматов, систематически использовавших различные природ­ные предметы в качестве орудий (австралопитеки), от тех, которые изготовили первые искусственные орудия и тем самым стали первыми людьми, невозможно.

Если сравнивать с другими ныне живущими гоминидами, человек наиболее существенно отличается следующим:

  • прямохождение;
  • кисть, приспособленная к изготовлению орудий;
  • высокоразвитый головной мозг;
  • маленькие клыки, не выступающие за линию других зубов.

КАК ДАВНО ЧЕЛОВЕК ПОДЕЛИЛСЯ НА РАСЫ?

ОТВЕТ: Выход человека разумного из Африки, приведший к появлению изолированных популяций, обитающих в различных экологических условиях, а значит – к появлению всех прочих рас, кроме негроидной, по всем данным, был первоначально осуществлен немногочисленной группой людей из Восточной Африки, скорее всего – древними негроидами или предками восточноафриканской расы.

Генетики обычно датируют этот выход 80 тысячами лет назад, палеоантропологические и археологические находки указывают на достоверное появление сапиенсов за пределами Африки от 46 до 63 тысяч лет назад (Demeter et al., 2012). Таким образом, все внеафриканские расы сформировались за последние четыре-пять десятков тысяч лет. По генетической кладе первыми от общего ствола отделились бушмены, за ними пигмеи, потом мандинка, далее папуасы и, наконец, разошлись линии европеоидов и монголоидов (Nature, July 3, 2013)

Для интересующихся деталями расоведения, рекомендую свежею монографию молодого, но весьма продвинутого ученого-антрополога Станислава Дробышевского «Происхождение человеческих рас».

НАСКОЛЬКО ВЕЛИКИ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЕ РАСОВЫЕ РАЗЛИЧИЯ?

ОТВЕТ: Не так велики, как это принято считать.

ПОЯСНЕНИЯ: Начну с того, что замерить уровень интеллекта не так-то просто. Методики определения IQ ориентируются на оценку математических навыков (счет, запоминание чисел, абстрактно-геометрическое мышление), т.е. речь здесь идет не только о качестве ума, но и об образованности. Посему методики эти малоприменимы к народам, где большая часть населения неграмотна. Значит ли это, что интеллект этих людей ниже немецкого или японского? Нет!

Интеллект – вещь все-таки прикладная. Наиболее краткое и смыслоемкое определение интеллекта звучит так: это способность ставить адаптогенную цель и достигать её. Если жителю деревни в Лесото для адаптации к тамошним условиям выживания не требуется развитое абстрактно-математическое мышление, нет никакого смысла его у него замерять. Свой мозг он занимает другими насущными вещами, которыми не удосуживаются озаботиться математики Европы: как вырастить урожай и скотину, как построить дом и т.п. При общении с «дикарями», я дивлюсь их глубоким познаниям о жизни окружающей природы: их память переполнена сведениями о свойствах ядовитых существ, съедобных и целебных трав, о повадках добычи или болезнях скота, они много чего способны сделать своими руками. В нашем обществе вся эта информация распределяется по мозгам узких специалистов, но в условиях ведения натурального хозяйства и собирательства многое приходится держать в собственной голове.
 Tabubil school
Кроме того, интеллект определяется не только врожденными качествами мозга, но и его развитием. Компьютер, сколь бы навороченным не было его «железо», не станет работать без «софтов», т.е. без сложных программ. Точно так же и у человека врожденный интеллект может реализоваться лишь при должном обучении. Знания и навыки, увы, не передаются генетически, поэтому из поколения в поколение приходится заново учить и воспитывать каждого.

При этом необходимо учитывать, что успех обучения зависит не только от методики преподавания и качества внедряемой в мозг ребенка информации. Многое определяется и обучаемостью субъекта, которая определяется как его врожденными талантами и наклонностями, так и общесоматическим состоянием организма, которое в свою очередь тоже может быть как врожденным (уровни гормонов, влияющих на усидчивость и направленность интересов, и рецепторы к ним на клетках-мишенях), так и приобретенными (недостаток белка или йода в пище, например, может привести к недоразвитию головного мозга, а нейроинфекции или алкоголь способны загубить даже гения).

Т.о. очень и очень многое определяется у человека не только врожденными качествами, но и средой, в которой развивается его интеллект (особенно до 7-8 лет).

Что касается врожденных свойств мозга, отрицать отсутствие каких-либо различий между расами нельзя, ибо они существуют. Мы видим это и по представителям разных рас, воспитывающихся в одном многонациональном сообществе. Однако не следует эти различия преувеличивать, и тем более оценивать их как более или менее интеллектуальные. Если представители негроидной расы более склонны воспринимать джазовую музыку, это не значит что джаз примитивней народной китайской музыки или ораторий Баха. Многие врожденные интеллектуальные отличия могут быть оценены как культурологические нюансы, как эволюционная подгонка некоторых наклонностей представителей рас под требования той среды, в которой эти расы сформировались. Мышление представителей различных рас имеет свои врожденные особенности, точно так же, как отличаются они и физически, но не корректно при этом говорить, что одни расы умнее, а другие – глупее, что одни красивее, а другие – страхолюднее, что телосложение одних более совершенно, а других – природа сделал ущербными.

Часто приходится слышать контраргументы на примере США – вот, мол, давным-давно афроамериканцы и китайские мигранты сожительствуют в представителями евразийской расы, а вот показатели по школьной или университетской успеваемости в смешанных классах очень разные – традиционно рулят азиаты, а негроидная раса плетется в хвосте. Но и здесь многое преувеличивается в силу недостаточного анализа всех факторов. К примеру, сравним китайских студентов в университетах Лиги плюща и в московском РУДН – земля и небо! Очевидно, дело здесь не в расовых особенностях интеллекта, а в индивидуальном отборе учащихся, едущих в ту или иную страну. В Штаты едут богатые отличники, уже приобретшие хорошее образование на родине, к нам — оставшиеся.

Не станем сбрасывать со счетов и рабовладельческую селекцию афроамериканцев. Искусственным отбором всего за 10 000 лет из волка сделали и умнейших пуделей и бультерьеров с пекинесами – всё это по сути разные расы = породы одного вида. Какие были возможности интеллектуального развития у негров ещё в середине прошлого века?! Меж тем, есть данные, согласно которым тот же IQ в США за XX век вырос и у европеоидов, и у негроидов. У европеоидов в первой половине XX века IQ был примерно тот же что сейчас у негроидов, потом подрос. Интересно еще и то, что у негроидов темпы прироста IQ существенно выше, чем у европеоидов, ибо жизнь белых особо никак за эти годы не усложнилась, а вот негры просто вынуждены были ответить на вызов «цивилизованной среды». Учтем и то, по сей день в США наблюдается значительная расовая сегрегация по месту обитания – негроиды живут в одних кварталах, азиаты в других, белые в третьих. Так что говорить о равномерном влиянии среды на развитие интеллекта представителей различных рас в США не приходится.

Белые склонны по умолчанию считать себя то богоизбранной, то самой интеллектуальной расой, однако происходит это чаще в силу нашего недалекого ума. Белый «обыватель» не имеет никакого понятия о достижениях африканцев каменного века, древнеегипетской, шумерской и индской цивилизации, бронзового века Вьетнама, империй инков и ацтеков . Немногие имеют представление и о мраке раннего железного века Северной Европы на фоне одновременного культурологического расцвета южных цивилизаций.

Отсюда делаем вывод, что надо учиться самим и передавать знания и навыки предков нашим детям. Тогда и с интеллектуальным уровнем собственной нации всё будет в порядке, и морфологическая и культурная эволюция других рас и народов будет восприниматься адекватно.
_____________________________________

В подготовке этого поста я активно пользовался материалами, опубликованными на сайте http://antropogenez.ru. Дополнительно рекомендую и научный сайт "Доказательства эволюции". Читайте сами и пересказывайте вашим детям!

Источник: botalex.livejournal.com

Одним из основополагающих принципов, на которых строится теория эволюции, является догма о случайности мутаций. Разнообразные ошибки копирования ДНК (от точечных до хромотрипсиса), радиация и т.д.

Но развитие эпигенетики влечет за собой сомнение в этой догме. Эпигенетика – это совокупность знаний о том, как регуляция работы генов влияет на фенотип, т.е. на то – каким является и как функционирует наш организм. Мало иметь ген – надо, чтобы он еще и работал. Для того, чтобы подчеркнуть невероятную значимость эпигенетики, достаточно напомнить, что у гусеницы и бабочки геном идентичен! Но работают те гены по-разному. Эпигенетические факторы – вот что приводит к тому, что два организма с идентичным геномом настолько бесконечно отличаются друг от друга. Человек, пораженный неизлечимой болезнью, имеет тот же геном, с которым он жил до этого и прекрасно себя чувствовал.

Следующее открытие эпохальной значимости заключается в том, что эпигеном наследуется. Мы еще не знаем – как это работает, но уже знаем, что наследование эпигенома существует. Из этого вытекает множество поразительных рассуждений и гипотез. К примеру, есть такая старая шутка, что интеллигентом может быть только тот, у кого и родители были интеллигентами и родители родителей… И вот оказывается, что это не совсем шутка. И кажущаяся совершенно бессмысленной система престолонаследования по кровному родству может потому и закрепилась в цивилизации гомо сампиенс, что является не такой уж бессмысленной.

Это еще не все. Еще одно эпохальное открытие состоит в том, что на наш генотип влияет наша психика. И не просто «влияет», а влияет практически в реальном режиме времени. Если сейчас ты испытал приступ ненависти и оказался втянут в агрессивный скандал, то в течение часа-двух твой генотип претерпит изменения. Если прямо сейчас ты испытывала состояние базальта (высокая энергичность + высокая насыщенность жизни), то и в этом случае твой эпигеном претерпит изменения.

Насколько эти изменения эпигенома, связанные с психической деятельностью, могут быть стабильны или нестабильны, что на это влияет – это науке еще неизвестно, но уже известно, что само по себе влияние психической деятельности на эпигеном существует.

И из этого следует вывод, который имеет значение для эволюции: мутации не все случайны. Существуют и те, которые зависят от психической деятельности. Через эпигеном они в конечном счете влияют и на геном, поскольку жизнь экономна и избавляется от того, что не используется. И наоборот то, что используется активно, то и более активно подвергается усовершенствованию.

Есть ли у животных психическая активность? Сейчас мы знаем, что есть, и с каждым годом узнаем все больше об этом. И дело не ограничивается эмоциями. Не так давно мы обнаружили, что не только высшие млекопитающие типа обезьян, китов, собак, лошадей и дельфинов могут узнавать себя в зеркале, но и отдельные мелкие рыбки и прочая живность. А это – свидетельство довольно развитой (по сравнению с тем, что мы думали об этом раньше) психической жизни.

Мы сейчас не можем сказать – на каком этапе желания (в том смысле, в котором мы их понимаем) появляются у животных. Как отличить, к примеру, хемотаксис от желаний? Пока – никак. Но нет сомнений, что в ближайшие десятилетия мы получим множество необычных знаний на этот счет (с перспективой на переход значительной части человечества на синтетическую и растительную белковую пищу… — к счастью, к тому времени наука несомненно многое даст нам и в этой области).

Таким образом, в теорию эволюции несомненно будет внесена существенная (а может и огромная) «психическая поправка» (своего рода релятивистская поправка к классической физике). И скорее всего это в очень серьезной степени изменит наши представления о темпе эволюционных процессов, а значит – о всей эволюции в целом.

Важнейшее следствие из вышесказанного заключается в том, что сейчас современный человек имеет потрясающую, недоступную ранее возможность вступить в новую сферу эволюционного процесса, и начать эволюционировать не только и не столько как вид, сколько как отдельная личность.

Во-первых, мы теперь твердо знаем, что наша психическая деятельность влияет на эпигеном.

Во-вторых, мы твердо знаем, что эпигеном и влияет на геном, и, что самое важное для нас, эпигеном намного важнее самого генома! По сути, не так уж и важно – какая у тебя наследственность, потому что уж если существуют в природе возможности, позволяющие гусенице стать бабочкой, то уж точно существует и возможность гораздо более тонкой настройки. И если твой геном грозит тебе наследственным диабетом или повышенной вероятностью инфаркта миокарда или шизофрении, то бесконечно глупо было бы складывать крылышки – все зависит не от генома, а от того – как он работает, а за это отвечает эпигеном, а за работу эпигенома отвечает в том числе и твоя психика.

И казалось бы – что толку во всем этом, если мы не знаем – как именно психика влияет на эпигеном? Да, пока не знаем. Но кое-какие предположения на этот счет мы вполне можем сформировать, ведь мы прекрасно знаем – как влияет на наше здоровье стресс. И мы знаем, как на наше здоровье позитивно влияет здоровый образ жизни – не только в смысле хорошей экологии и полноценного умеренного питания, но и в смысле психического комфорта, приятной физической активности, позитивных эмоций, интеллектуальной деятельности и т.д. И поэтому у нас есть серьезные основания полагать, что целенаправленная деятельность, направленная на уменьшение деструктивных восприятий и на культивирование привлекательных восприятий, может привести к тому, что мы получим шанс прямо в пределах нашей собственной жизни совершать персональную эволюцию. И теперь, когда существует «селекция привлекательных состояний» (bodhi.name), у нас в руках есть еще и инструмент для того, чтобы провести такой приятный и интересный эксперимент.

Какое отношение это все имеет к книге «Дети – тоже люди» и к теме детей вообще? Самое непосредственное. Дети – это пластилин в руках взрослых, который тем скорее и тем увереннее выходит из-под контроля и застывает в уродливых и болезненных формах, чем больше в их жизни уродства, тупости, насилия и прочих деструктивных психических явлений. И именно родители – обладая практически неограниченной властью над своими детьми с точки зрения закона и общественных установок, и, кроме того, обладая практически неограниченным кредитом доверия со стороны своих детей (особенно в самом младшем возрасте) могут донести до них эти простые идеи селекции привлекательных состояний, впитывание которых несомненно сделает их жизнь бесконечно более интересной и насыщенной, чем если пичкать их второсортными замшелыми догмами и выращивать их в депрессивной атмосфере пораженческого подчинения якобы непреодолимой силе наследственности. Именно ты можешь сделать так, что твой ребенок получит не только шанс на интересную жизнь, но и на участие в этом грандиозном эксперименте с персональной эволюцией, где призом является насыщенная жизнь, продолжительность активной фазы которой может оказаться поразительно более долгой – несравнимо более долгой чем то, что сейчас нам может подсказать фантазия. И эти дети, в свою очередь, смогут передать свою усовершенствованную наследственность своим детям – твоим внукам. Так что если ты хоть в какой-то степени заинтересован в судьбе своих потомков, ты просто не имеешь права не предоставить им выбор, не дать им шанса и не ознакомить с идеями селекции восприятий.

Источник: bodhi.name

Для разгона

С детства я ненавижу всякие введения, предисловия, все эти «от автора» и прочий перевод бумаги. Скучно же! Зачем всю эту нудятину читать, если можно сразу перейти к действию? – так я рассуждал, будучи нетерпеливым ребенком.

И действительно, без всяких угрызений совести, без всяких сожалений за потраченные на это вступление деньги (клянусь, оно прилагается в подарок и в цену книги не входит), без какого бы то ни было ущерба для понимания вы можете эту запевку пропустить. Она написана не для моих главных и любимых читателей – детей, подростков и юношей, обдумывающих житьё. Это для тех взрослых, которые прочли аннотацию, но не всё поняли. Вот для них я разворачиваю свою мысль.

Задайте себе вопрос: хотели бы вы снова отсидеть от звонка до звонка десять лет за партой, или воспоминания о школьной поре вызывают у вас озноб и скрежет зубовный? Ведь чем плоха школа? В том числе тем, что запихивает в голову огромную кучу знаний, которые только занимают место. Знания накиданы беспорядочно, они пылятся невостребованными, неотсортированными, потерянными, вроде, они есть, а вроде бы и нету. Порой кажется: проще новое купить, чем старое найти в этой кладовке. Иногда вам вдруг кто-то что-то скажет, и вы спохватываетесь: а ведь я же это знал, вот только забыл отчего-то.

Вы забыли оттого, что у вас в голове нет картотеки. Лежат знания вповалку, как убитые солдаты на поле боя, в ожидании похоронной команды склероза, которая бы пришла и закопала всё это дело в одну братскую могилу. И тогда пожилые осенние ветра над этими просевшими могилами знаний нанесут прелых листьев из желтой прессы, кучи бытового мусора и всякой сказочной ахинеи. Но я вручаю вам в руки инструмент – эту книгу. С её помощью вы сможете то, что навалено в вашей кладовке, разложить по полочкам в строгом порядке, понять взаимосвязь и восхититься самими собой: «Черт возьми! Да я же всё это знал! Просто руки не доходили осмыслить. Вот что значит разложить красиво!»

Эта книга поможет вам с правильного ракурса увидеть мир и ахнуть. А мне – заработать за уборку…

Часть 1. Ветер жизни в парусах любви на пути к смерти

Почему-то людям большим и людям маленьким (коих ещё именуют детьми) очень нравятся паруса. Белые паруса на фоне бирюзового моря и голубого неба, скрип мачт и такелажа – это завораживающе прекрасно! Моё детство прошло в чтении книг Жюля Верна, среди которых я выделял «Детей капитана Гранта». Чуть позже весьма популярна стала в моей стране «Одиссея капитана Блада», ну а уж стивенсоновский «Остров сокровищ», бесконечное число раз экранизированный, – вообще книга всех времен и народов. Нравится людям читать и смотреть про пиратов, сокровища, бригантины, абордажные бои, ветра и штили. Романтика!

Пенные барашки, полупрозрачная изумрудная волна, ветер с запахом моря – всё это очень здорово. Со стороны. Потому что само плавание под парусами – весьма тяжелая работа. Чтобы управлять этим движителем, требуется особое мастерство… Кстати, вы знаете, чем двигатель отличается от движителя? Не могу не сказать. Двигатель – это мотор. Энергосиловая установка. Например, двигатель внутреннего сгорания под капотом автомобиля – энергетическое сердце транспортного средства. А движитель – то, что непосредственно движет само транспортное средство, то, чем оно отталкивается для продвижения вперед: колёса у автомобиля, гусеницы у танка, опорные лыжи у шагающего экскаватора, пропеллер у самолёта или паруса у шхуны. Причём паруса одновременно служат и движителем, и двигателем, то есть преобразователем энергии.

Это ничего, что я маленько отвлёкся от романтики? Немедленно возвращаемся к прекрасному!

Сейчас паруса остались для человечества увлечением и игрушкой. А когда-то именно они, эти ловцы ветра, помогли просвещенным европейцам покорить планету и познакомить дикарей с прелестями цивилизации – пушками, порохом, ромом, прекрасными стеклянными бусами и неизвестными дотоле болезнями. Эпохе Великих географических открытий мы обязаны парусным судам. Каравеллам. Караккам. Бригантинам…

Знаете что? Посмотрите фильм «Хозяин морей»! Прекрасное эпическое кино для любого возраста, просто гимн парусному покорению планеты. Действие происходит на военном паруснике в начале легендарного, великолепного XIX века, когда люди были бескомпромиссно устремлены в будущее, неустанно открывали и изобретали новое и питали самые романтические надежды на прекрасное грядущее. Я бы назвал его юностью европейской цивилизации.

Помимо войны и приключений, одна из тем этого чудесного фильма – исследование животного мира Галапагосских островов. Судовой врач английского фрегата в этом кино был ещё и биологом и открыл на Галапагосах несколько новых видов животных. Эту историю создатели фильма взяли из жизни. Именно Галапагосские острова посетил в XIX веке величайший биолог всех времен и народов Чарльз Дарвин. Как и герой фильма, он был англичанином и высадился на эти острова с борта десятипушечного брига «Бигль» примерно в те же годы, что и герои кино. Это событие привело к перевороту в жизни самого Дарвина, в биологии вообще и в науке в целом.

Эпоха парусов к тому времени заканчивалась, в двери прогресса уже стучались паровые машины – на пороге толпились пароходы, на протяжении XIX века постепенно вытеснявшие парусники. Крутящийся винт пришёл на смену парусине, надуваемой ветром, но Чарльз Дарвин был сыном романтического времени парусников. Пять лет прожил он в тесной каюте «Бигля» под хлопанье парусов – столько длилось беспримерное плавание. И среди этих пяти лет время, проведённое на Галапагосских островах, оказалось, пожалуй, самым плодотворным для понимания того, как устроен мир и лучше всего иллюстрирующим работу эволюции.

А что такое эволюция?

Глава 1. Госпожа Эволюция

Эволюция – это развитие, причем постепенное, медленное, я бы сказал, развитие. А революция – это, наоборот, быстрые изменения. Резкие, как понос!

Люди XIX века очень хорошо видели эволюцию техники – пароходы шли на смену парусникам, нарезные ружья с современным типом патрона сменяли гладкоствольные и кремнёвые, электрические лампы вытесняли свечи, дирижабли сменили воздушные шары. Но люди совершенно не замечали эволюцию в живой природе. Забегая вперёд, отвечу на вопрос, почему не замечали. Как раз потому, что развитие техники происходило на их глазах, а изменения животных в природе – очень медленный процесс, занимающий десятки тысяч лет. Жизнь одного человека по сравнению с изменениями в истории целого вида – просто миг. И оттого для нашего восприятия эволюция так же незаметна, как движение гор. Мы не замечаем биологической эволюции, а она не замечает нас. Раньше, до Дарвина, даже думали, что никакой эволюции в животном мире нет вовсе и разные виды животных совершенно не изменяются с течением времени, от поколения к поколению. Раз и навсегда созданные, они таковыми и остаются веки вечные.

Откуда же они тогда взялись? Кто их создал?

До того, как появилась наука, то есть системные знания, проверяемые логикой и экспериментами, люди тоже задавались вопросами: откуда мы появились на свет? откуда взялся сам этот свет?.. И поскольку инструмента науки в их руках ещё не было (человечество в ту пору до науки не доросло), люди обходились голыми выдумками своего разума – сказками, мифами, легендами, верованиями, предрассудками. Самая известная всё объясняющая сказка такого рода – религия, то есть вера во всемогущего колдуна, который создал и небеса, и людей, и весь мир с помощью своей волшебной силы. Причем людей он создал по образу и подобию своему. Если на других планетах вселенной, которые населяют разумные существа, совершенно непохожие на нас и отдалённо напоминающие, быть может, осьминогов, также есть религия, то эти существа наверняка верят, что вселенную и их самих сотворил какой-нибудь Огромный Осьминог-волшебник.

Ну а на нашей планете существа нашего вида, имеющие две руки, две ноги и небольшую круглую голову с волосюшками, решили, будто их такими прекрасными создало похожее на них волшебное существо. Сначала ничего в мире не было, и самого мира не было, а было только это существо с ногами, руками, головой и, по всей видимости, бородёнкой. А потом ему наскучило, и оно наколдовало целый мир – моря, звёзды, горы, реки, пустыни, леса, разные виды животных и человека, похожего на себя.

Так думали древние люди. Вопрос о том, зачем волшебному существу, болтающемуся в пустоте, руки и ноги, им в голову не приходил. Ведь ноги – для того, чтобы по земле ходить, руки – чтобы хватать вкусное и подносить ко рту. Но если ходить негде и хватать нечего, то зачем конечности? Зачем богу зубы, если ему необязательно есть? Зачем ему выделительная система?.. Но люди были абсолютно уверены в антропоморфности (человекоподобии) богов и именно так богов изображали. Это произошло потому, что люди были очарованы могуществом собственного разума – этого чудесного творческого инструмента для преобразования и осмысления мира. И логично наделяли разумом богов. Ну а поскольку разум присущ только одному виду живности – людям, люди наделяли богов и человеческой внешностью заодно.

Кстати, знаете, почему чуть выше я написал, что на других планетах разумные существа должны быть непохожими на нас? Да потому что там совершенно другие условия жизни, другое соотношение химических элементов, из которых складывается жизнь, другая история развития, другие случайности. А поскольку всё живое приспосабливается к среде, в которой живёт (иначе бы не выжило), то получается, что среда лепит форму живых организмов под себя. Иная среда – иная форма. Люди выглядят так, как они выглядят не потому, что таковы боги, а потому, что они произошли от древолазающих существ. Ну а боги произошли от людей, которые их придумали.

Идея Бога или богов всё объясняла! Так, во всяком случае, казалось.

Поскольку никаких проявлений эволюции, то есть изменения видов разных животных, люди наблюдать не могли, то полагали, будто виды неизменны. Как создал Господь Бог разные виды животных, так они и существуют в неизменности с начала времён и будут существовать. Ибо совершенный господь сотворил их совершенными. Как здорово они приспособлены к природе, как будто нарочно кто-то их придумал такими! Зачем у жирафа такая длинная шея? Чтобы объедать листву с самых высоких веточек. А у муравьеда почему рыло такое тонкое и язык такой длинный? Чтобы засовывать его в узкие муравьиные ходы и извлекать муравьёв для пропитания. Почему у птички колибри такой длинный изогнутый клюв? Чтобы из длинных изогнутых цветков определённого вида извлекать нектар. Всё логично. Всё разумно. А значит, создано разумом. Но разумные существа люди природу не создавали. Значит, ее сделал вселенский Разум – Бог! Сотворил и разумно подогнал одно к другому, приспособил, чтобы работало. Не само же из грязи да мусора возникло такое суперсложное совершенство живой природы!

Была даже придумана «теория найденных часов». Если вы вдруг в поле вдали от людей нашли часы, то разумнее всего предположить, что этот тонкий сложный механизм не сам по себе возник из-за случайного движения веществ, гонимых ветром, а кто-то эти часы в поле просто потерял. Создал же их часовщик. Вещь-то сложная! Не могла она самособраться. А природа ещё сложнее часов – тысячекратно сложнее. Значит, она тем более создана Разумом.

При этом в тумане недосказанности как-то терялся резонный вопрос: если сложное не может само собой появиться из простого, если сложная вещь непременно должна быть создана разумом, то кто же создал тот Разум, который создал весь мир? Человеческий разум – это порождение мозга, а мозг – самая сложная вещь из известных. И если людей кто-то создал, значит, создатель устроен ещё сложнее, чем его создание. Мы ведь исходим из того, что сложное не может появиться из простого само по себе. Значит, бог – это не какая-то элементарная фитюлька, а очень сложная система. Но тогда какая же другая сверхсложность создала такую сложную систему? Кто создал Бога?

Кроме того, очарованные феноменом разума люди тогда ещё не понимали, что разум не есть нечто универсальное и всеобъемлющее. Он – всего лишь один из инструментов природы и находится целиком в её пределах. И лишь людям он кажется чем-то прекрасным и удивительным, потому что они находятся у него внутри. Через него они глядят на природу как разумные существа. А так-то природа включает в себя разум как свою часть, и он есть лишь один из результатов эволюции, то есть развития материи. Сама природа без всякого разума запросто творит вполне разумные вещи, что мы в дальнейшем увидим.

Короче говоря, в эпоху парусов люди полагали, что совершенный Господь Бог сотворил все виды животных совершенными и потому неизменными. Но наука развивалась и подкидывала всякие неудобные вопросы. Например, были найдены кости динозавров и прочих гигантских ящеров, которых вокруг не наблюдалось. Это что же получается, они вымерли? Почему? Неужели Господь сотворил столь несовершенных существ, что они не смогли выжить в природе? Бракодел? А действительно ли живые виды неизменны? Может, они все-таки меняются и могут даже полностью исчезнуть?

О том, что живое может меняться, в принципе, уже свидетельствовала работа селекционеров. Они выводили новые породы собак, домашнего скота, одомашненные культурные растения – то есть изменяли виды от поколения к поколению!

– Ну, так с помощью разумного плана только и можно что-то менять, – говорили верующие. – Это как раз доказывает волю совершенного Разума в сотворении природы!

Вот эту точку зрения и обрушил молодой биолог Чарльз Дарвин, ступивший на неласковую твердь Галапагосского архипелага.

Надо отметить, что с Галапагосами Дарвину крупно повезло. Там получилась просто демонстрационная природная лаборатория эволюции. Острова этого вулканического архипелага расположены очень далеко от ближайшей суши. Сначала сюда нанесло волнами семена растений, которые здесь проросли и прижились. Затем сюда попали стаи птиц, которые уже смогли питаться семенами и плодами. А морские течения принесли на плавающих брёвнах выносливых рептилий – игуан. Они поселились тут и начали пожирать прибрежные водоросли.

Острова архипелага раскиданы по океану. Условия на разных островах разные. И соответственно этим условиям, точнее говоря, подстраиваясь под эти условия, менялась жизнь. Например, небольшие птички одного и того же вида, жившие на разных островах, немного отличались друг от друга: у разных групп вьюрков были совершенно разные клювы, приспособленные для разной работы. Птицы, которые питались жестким кормом, например, семенами растений, имели «инструмент» именно для такой работы – крупный, мощный, сильный клюв. А те, которые приспособились питаться мягкими и сочными плодами кактусов, имели длинные и тонкие клювы, которыми удобно прокалывать оболочку и извлекать мякоть. Наконец, птички, предпочитавшие насекомых, имели острые, как у дятлов, клювы, приспособленные для выдалбливания и выковыривания пищи из-под древесной коры. Встречались и другие клювы, сделанные будто специально для другой пищи. Словно бы птички покупали свои клювы в магазине инструментов, сообразуясь с той работой, которую предстояло делать!

Дарвина это обстоятельство просто поразило. Как опытный биолог, он сразу опознал в этих птицах американских вьюрков. Неужели Богу было больше нечего делать, как уже после сотворения мира зачем-то тащить сухопутных птичек из Америки на Галапагосы и тут уже «подтачивать» вручную, приспосабливая к здешней пище?.. И Дарвин догадался, что когда-то давным-давно ураган занес стаю на эти острова, и природе ничего не оставалось, как из этого материала лепить новые виды, приспособленные для существования именно в этих условиях. Вьюрки выжили и видоизменились.

«Значит, живое не косно, и в природе заложены гибкость и возможность к изменениям», – понял учёный. Значит, именно среда лепит из живого «пластилина» новые виды, которые приспосабливаются к жизни в своей природной нише.

Вот что по этому поводу написал потом Дарвин: «Самым любопытным обстоятельством является правильное постепенное изменение размеров клюва у различных видов Geospiza (Земляные вьюрки), начиная с клюва большого, как у дубоноса, и кончая клювом зяблика и даже славки… Наблюдая эту постепенность и различие в пределах одной небольшой, связанной тесными узами родства группы птиц, можно действительно представить себе, что вследствие первоначальной малочисленности птиц на этом архипелаге был взят один вид и видоизменен в различных целях».

Путешествие на «Бигле» дало обширный биологический материал, на котором Чарльз Дарвин написал свою знаменитую работу о происхождении видов. Механизм видообразования, открытый Дарвином, был таков: из поколения в поколение у животных накапливаются мелкие изменения, которые или поддерживаются или не поддерживаются естественным отбором. Если изменения помогают выживанию особи в природной среде, значит, у неё больше шансов выжить и оставить потомство. А если изменения мешают выживанию, у животного больше шансов погибнуть. Таким образом менее приспособленные чаще гибнут, оставляя меньше потомства, а более приспособленные гибнут реже, оставляют больше потомства, и постепенно вид, как живая система, видоизменяется, дрейфует в сторону большей приспособленности. Если для выживания в данной природной среде, в данном ареале нужен крепкий короткий клюв, природа безжалостно отсеет тех, у кого клюв не таков. Отбор будет идти на постепенное утолщение клюва. А если в другой местности нужен клюв тонкий и длинный, потому что там, например, больше кактусов растёт, значит, видообразование будет двигаться в сторону удлинения клюва, оставляя птиц «с носом». И хотя основой для изменений был один вид, он в конце концов разделится на два вида – птички с толстым клювом будут жить там, где нужен толстый клюв, а птички с тонким – там, где удобнее тонкий. Вот и всё. Это и есть естественный, или природный, отбор.

Это был, конечно, сильнейший удар по прежней мировоззренческой картине! На сей раз Бог отступил в биологии. Но других науках это случилось раньше. Ещё в наполеоновскую эпоху математик и астроном Лаплас, отвечая на вопрос императора, где же в его картине мира Бог, ответил: «Я не нуждаюсь в этой гипотезе!» Никакой бог для объяснения устройства мира оказался не нужен. В физике, астрономии и точных науках бог оказался лишним звеном. Чарльз Дарвин изгнал его и из биологии, объяснив, что живое существо может меняться, подчиняясь естественным природным процессам, без всякого разумного вмешательства.

Один из философов середины XIX века, не кто иной, как Фридрих Энгельс, так писал об этом другому философу – Карлу Марксу: «В этой области (в биологии. – А.Н.) теология (то есть учение о Боге-творце. – А.Н.) не была ещё разрушена, а теперь это сделано!»

Дарвин избавил Бога от дурацкой мелкой работы по изменению птичьих клювиков, но любители религии не сдавались:

– Даже если и так, если виды могут изменяться, приспосабливаясь к изменениям окружающей среды, это ещё не значит, что никакого бога нет. Может быть, он специально так всё создал, чтобы оно само работало! Так даже лучше! Автоматически…

Не будем с этим спорить. Займемся более продуктивным делом – посмотрим, как работает эволюция. И почему она вообще работает.

Глава 2. Порядок против хаоса

Если посмотреть, сколько разных видов живых существ обитает на нашей планете, так диву же даешься! Микробы, птички, слоны, змеи, лягушки, комары всякие… Одних только змей на Земле существует более трех тысяч видов. А кошачьих сколько! Пумы, пантеры, тигры, львы, рыси, камышовые коты, гепарды, ягуары, каракалы, манулы, оцелоты… Если начать перечислять, можно и на ужин не успеть. И вся эта живность в море и на суше кишмя кишит, размножается, охотится друг на друга, убегает друг от друга и находится друг с другом в тесной системной взаимосвязи. Как вы понимаете, один вид животных на голой планете существовать не может, он может жить только в составе биосферы, то есть великой жизненной каши – сложнейшей переплетённой системы из сотен тысяч видов растений, одноклеточных, насекомых, пресмыкающихся и прочих.

В биосфере всё взаимосвязано. Это сбалансированная сеть взаимодействий. И потянув за один кончик нитки, никогда не знаешь, как отреагирует система в целом.

В Китае в середине XX века решили повысить урожайность зерновых, потому что народу там много было, а еды мало. В Китае тогда начали строить коммунизм. Коммунизм – это попытка не допускать в жизни общества стихийности и всё в нём регулировать, включая экономику. Про коммунизм я сейчас долго рассказывать не буду, можете у папы с мамой спросить, что это за прелесть такая. Отмечу лишь, что в тех странах, где коммунизм пытаются построить, ничего хорошего не получается, а плохое происходит на каждом шагу. И всё потому, что эволюция обществ – тоже естественный природный процесс, где результат должен получаться сам собой, через конкуренцию и отбор. Если заменить процесс естественного (то есть неразумного) развития искусственным (разумным регулированием), то общество хиреет, и всё в нём начинает ухудшаться – вот такой парадокс! Странно, правда? Почему же разумно регулируемое общество хиреет и умирает, а стихийное и нерегулируемое процветает? А потому, что общественная система в целом устроена намного сложнее, чем самый умный человек, отдающий гениальные распоряжения, так как этот человек и все другие люди – всего лишь малые части системы, и они не могут «передумать» всю систему в целом. Только вся система в целом обладает полной информацией о себе. И при этом совершенно неважно, осознает она эту информацию или нет… Но об эволюции обществ мы поговорим позже. А сейчас вернемся к нашим китайцам и их урожаю.

Идея у коммунистических деятелей была простая и вполне, казалось бы, разумная: а давайте-ка мы уничтожим воробьев! Ведь воробьи жрут зерно, а оно нам самим нужно!

Китайские учёные подсчитали, что китайские воробьи за год съедают столько зерна, что им хватило бы накормить более тридцати миллионов человек. Много это или мало? В Китае тогда жило более шестисот миллионов человек, и было ясно, что ещё пара десятков лет, и население перевалит за миллиард. Чтобы вам было понятнее, скажу, что миллиард соотносится с тридцатью миллионами примерно как один гигабайт с тридцатью мегабайтами.

Коммунистическая партия, руководимая великим кормчим китайского народа по имени Мао Цзэдун, объяснила народу: воробьи – слабые птицы, они не могут летать более пятнадцати минут, им нужно сесть и набраться сил. Вот тут-то мы их и прищучим! Давайте не дадим воробьям приземляться – садиться на ветки и отдыхать. Этот великий план родился на восьмом съезде коммунистической партии Китая и был принят 18 марта 1958 года.

Вскоре все китайские школьники, крестьяне и горожане начали бегать по улицам и гонять воробьев. Они размахивали палками и тряпками, били половниками в кастрюли, стреляли из рогаток и всячески пугали маленьких птичек, едва их завидев. От такого стресса птички, которым не давали приземлиться, падали замертво. По столице ездили на велосипедах специальные разведчики, выявляя места скопления пернатых врагов. Газеты публиковали передовицы о великих победах в борьбе с воробьями. А коммунистические поэты писали стихи с названиями наподобие «Я проклинаю воробьёв!» Вскоре мировую прессу облетели фотографии целых гор из маленьких воробьиных трупиков. Вот что такое разумно регулируемое общество – это когда все дружно подчиняются одной важной задаче, делают одно дело!..

За несколько месяцев этой кампании в Китае было уничтожено почти два миллиарда воробьев, а заодно и других мелких птиц. Казалось, коммунизм уже почти построен. Но затем природа нанесла ответный жестокий удар.

Неожиданно оказалось, что воробьи и другие весёлые птички клюют не только зерно, но и насекомых, в том числе гусениц и саранчу, которые пожирают зелёные ростки на полях. Теперь же клевать вредителей стало некому. Экологическое равновесие в биосфере сместилось в пользу вредителей полей, которых уже некому было уничтожать. В результате урожай сожрали насекомые, и в стране наступил голод, из-за которого погибло тридцать миллионов человек – именно столько, сколько хотели накормить отобранным у воробышков зерном.

Весь мир тогда поражался уроку, который получили китайцы. А учёные сделали правильный вывод: польза от воробьев больше, чем вред. Опомнившись, китайское руководство закупило живых воробьев в Канаде и в нашей стране.

Природа переиграла людей на своём поле.

И немудрено: перекрёстные связи в биосфере такие тесные и нелинейные, что, глядя на мир живой природы, поневоле хочется воскликнуть: неужели столь гармоничный и разумно устроенный мир возник сам по себе, без участия разума? Одни виды в нём помогают другим. Пчёлы опыляют растения, помогая им размножаться. Птичка-медоуказчик показывает медведю, в каком дупле дикие пчёлы устроили улей, – медведь разорит его, поест мёду, а хитрая птичка съест пчелиных личинок из улья, на разрушение которого ей самой не хватило бы сил. Разве не разумное у птички поведение? Разве безмозглая природная стихия могла такое чудо жизни устроить? Да это всё равно что ураган на автомобильном кладбище, который случайно из кусков машин соберет новенький автомобиль!

– Нет, – говорили люди, далёкие от науки. – Мы хорошо знаем: всё сложное под воздействием обычного хода вещей может только портиться. Даже горы с течением времени «стачиваются» от ветровой и дождевой эрозии. Всё, оставленное без разумного присмотра и ремонта, постепенно приходит в негодность, разрушается. А все созидательные процессы, в которых происходит увеличение сложности – та же сборка часиков из шестерёнок, а также изготовление самих шестерёнок, – могут идти только при участии разума, только в соответствии с осмысленным планом!..

И они были отчасти правы. Действительно, физика XIX века открыла закон, получивший название второго начала термодинамики, из которого следовало всё сказанное выше. Этот закон гласил: в замкнутых системах энтропия может только увеличиваться (если быть совсем точным, она не может уменьшаться: или растет, или остается неизменной, если уже достигла максимума).

А что такое энтропия?

Это статистическая мера хаоса. А хаос – это беспорядок. Иными словами, в любых физических системах, о которых повествует нам второе начало, сам по себе может только нарастать беспорядок – расти мера хаоса.

Что такое хаос и что такое порядок, доходчиво объясняет рисунок ниже. Посмотрев на левую и правую картинки, вы и сами можете сказать, где там порядок, а где хаос.

Справа ещё одна картинка – с брошенными кубиками. Здесь порядок задаётся не расположением кубиков, а выпавшими на них числами. Слева – полный разброд и шатание, хаотическое разнообразие. А справа – явно подобранные грани, одна к одной! Из этого рисунка понятно также, насколько порядок в природе менее вероятен, чем беспорядок. Это ж сколько раз надо бросать кубики, чтобы выпали одни шестёрки? Понятно, что чаще всего будет воспроизводиться хаотичное состояние, когда на разных кубиках выпадают случайные числа. А всех шестёрок можно и до конца жизни не дождаться!

Или, допустим, есть баллон с газом. В нём мечутся с огромной скоростью молекулы газа, то есть его мельчайшие неделимые частички. Этих молекул в баллоне – триллионы триллионов, и у всех немного разнится скорость мельтешения и сильно разнится направление полёта – одни туда летят, другие сюда… Молекулы постоянно сталкиваются друг с другом, как бильярдные шарики, отскакивают и разлетаются, чтобы через долю секунды снова столкнуться с другими шариками, разлететься, столкнуться… Вечное беспорядочное движение. Именно его мы наблюдаем ниже на картинке слева. Как вы думаете, велика ли вероятность того, что все молекулы соберутся в одной половине баллона? Или на какое-то мгновение вдруг выстроятся сколько-нибудь организованно?

Это практически невероятно! И чем больше молекул, тем невероятнее. Если бы в баллоне было всего три-четыре мечущиеся молекулы газа, они бы запросто могли собраться на мгновение в левой или правой половине баллона. Сто молекул – уже вряд ли, хотя вероятность такого события все ещё относительно высока, и его можно дождаться, обладая некоторой усидчивостью. Тысяча, миллион, миллиард молекул – практически никогда! Их для этого слишком много, и они слишком разнонаправленно движутся, хаотично сталкиваются и разлетаются. Как им собраться в одной половинке или организовать сложный пространственный узор?

Даже если произойдет невероятное – все мечущиеся молекулы вдруг выстроятся в какой-то узор, подобный тому, что изображен на нижней картинке, то через мгновение эти неостановимые частицы снова разлетятся в разные стороны и опять образуют хаос бессмысленных столкновений.

Это понятно. Чем сложнее система – тем она невероятнее. Чем больше частиц – тем сложнее им случайно собраться во что-то упорядоченное, организованное.

А что такое животное или человек? Это ужас как сложно организованная система. Невероятно сложная система. Сколько же надо ждать, чтобы атомы случайным образом сложились в человека или хотя бы в одну живую клетку? Времени жизни всей вселенной не хватит!

Если мы возьмем огромный ящик, наполним детальками конструктора и начнем трясти – когда мы натрясём машинку? Да никогда! Чтобы собрать машинку, нужна целенаправленная работа – глазками, ручками и головой.

Но природа ведь неразумная. Как ей удалось создать жизнь? Как получилось преодолеть второе начало термодинамики – один из важнейших физических законов, который никогда не нарушается? Не обошлось ли тут без Мирового Разума, то есть Бога?

Второе начало термодинамики в переводе на бытовой язык гласит: всё в этом мире может только портиться и разрушаться.

Источник: fictionbook.ru