ВЛИЯНИЕ РЕЛЬЕФА НА БОЕВЫЕ ДЕЙСТВИЯ ВОЙСК

Морфометрические характеристики рельефа

Рельеф является одним из основных элементов местности, определяющих ее тактические свойства. Он оказывает большое влияние на проходимость местности войсками, на условия наблюдения, маскировки, построение боевых порядков, характер инженерного оборудования местности, защиту войск от действия обычного и ядерного оружия. Тактические свойства рельефа в первую очередь зависят от его основных морфометрических показателей: абсолютной высоты, вертикального и горизонтального расчленения и крутизны скатов. Эти характеристики лежат в основе известного деления местности по рельефу на равнинную, холмистую и горную.

Влияние абсолютной высоты на боевые действия войск. Высота местности над уровнем моря (абсолютная высота) наряду с географической широтой является одним из факторов, определяющих климатические условия района. С увеличением высоты на каждые 100 м температура воздуха понижается в среднем на 0,6° С, атмосферное давление снижается на 8—10 мм (приложение 2), плотность воздуха — на 1,2%. С высотой заметно возрастает количество осадков и скорость ветров. Все эти изменения метеорологических элементов создают в горах, на высоте 2—3 тыс. м и более, суровые климатические условия, затрудняющие действия войск.


Понижение температуры с высотой приводит к возрастанию продолжительности неблагоприятного для боевых действий зимнего сезона в горах с сильными морозами и глубоким снежным покровом. Так, в южных горных районах СССР на каждые 100 м подъема продолжительность залегания снежного покрова увеличивается в среднем на 8—10 дней, а в полярных районах она составляет 16—20 дней. Зависимость продолжительности зимних условий от высоты местности приведена в табл. 6.

Таблица 6

Длительность залегания снежного покрова на разных высотах северного склона Большого Кавказа



Показатели

Высота, м

500

1000

1500

20Э0

-■500

3000

Л5ии

Дата установления

снежного покрова

23.12

11.12

29.11

17 11

5.11

25.10

15.10

Дата схода снежного

покрова …..

5.4

27.4

21). 5

15.5

8.6

1.7

25.7

Число дней со снеж

ным покровом . .

103

137

111

179

215

249

282

Таким образом, в горных районах на высотах 1500— 2000 м над уровнем моря до полугода наблюдаются зимние условия, затрудняющие или вообще исключающие боевые действия войск.

Наблюдаемое в горах понижение атмосферного давления и низкие температуры воздуха ухудшают режим работы двигателей машин, снижают их мощность и увеличивают расход горючего. Так, по мере подъема в горы заметно снижается мощность двигателей боевых и транспортных машин, уменьшается грузоподъемность автомобилей и увеличивается расход горючего.

Низкие температуры, разреженность воздуха и плохое состояние горных дорог в значительной степени снижают скорость движения па марше и маневренность боевой техники, в связи с чем сокращается величина суточного перехода и повышается физическая нагрузка. Так, на высотах более 2000 м при крутизне подъемов и спусков на дорогах 5—10° скорость автомобильных колонн не превышает 15 20 км/ч, а норма суточного перехода сокращается в полтора — два раза но сравнению с движением на равнине.

iv>

Снижение атмосферного давления в горах ведет к понижению температуры кипения воды. При подъеме на каждые 1000 л температура кипения воды снижается в среднем на 3,23 (приложение 2), что ведет к повышению испаряемости воды в моторах с водяным охлаждением, увеличению продолжительности варки пищи и расходу топлива для этой цели. На высотах более 2500 м овощи н мясо развариваются очень медленно, капуста, например, вместо 30 мин варится 1,5—2 ч, а мясо не менее 3 ч.

Низкие температура н давление в высокогорных районах затрудняют боевые действия, снижают работоспособность личного состава, вызывают общую вялость организма, сердцебиение и головные боли. На высотах более 3000 м наблюдаются массовые случаи заболевания горной болезнью. Срок пребывания людей в противогазах в таких районах снижается в 1,5—2 раза по сравнению с низменностью.

В горах значительно усложняется боевое применение авиации. Уменьшение плотности воздуха с высотой отражается на устойчивости полетов и грузоподъемности вертолетов. Резкое чередование скалистых горных хребтов и глубоких узких ущелий делает опасными полеты самолетов на малых высотах.

По той же причине в горных районах импульс светового излучения на одинаковых расстояниях от центра ядерного взрыва по сравнению с низменной местностью возрастает в 1.5—2 раза. Наконец, в горах по мере увеличения высоты занижаются показания дозиметрических приборов. Поэтому при определении уровней радиации в горах в отсчеты приборов надо вводить поправочные коэффициенты: на высоте 1000 м—1,1, на 2000 м—1,3 и на 3000 м— 1,5.


В горах выпадает осадков в 1,5—2 раза больше, чем па прилегающих равнинах. Сильные ливни летом вызывают в горах резкие колебания уровня воды в реках, образование селен, оползней н обвалов, а зимой обильные снегопады приводят к образованию снежных лавин. Все это снижает доступность горной местности для боевых действий войск.

С высотой изменяются процессы, формирующие рельеф, а также типичные формы рельефа и их тактические свойства.

В высоких горах (более 2000 м, рис. 8) господствуют альпийские формы рельефа: остроконечные вершины, угловатые гребни хребтов, крутые скалистые скаты, множество каменистых осыпей, а также вечные снега и ледники, заполняющие углубления и верховья горных долин. По характеру рельефа и суровым климатическим условиям высокогорные районы практически не пригодны дтя ведения боевых действий. Они доступны лишь для специально обученных подразделений, оснащенных легким вооружением п альпийским снаряжением.

Для среднсвысотных гор (1000—2000 м, рис. 9) п низких гор (500—1000 м, рис. 10) характерны более плавные и пологие формы рельефа: прямолинейные хребты, четко выраженные горные долины с менее крутыми склонами, поросшими травой или лесом Боевые действия в средневысотных горах затруднительны.

>
ижение войск возможно только по отдельным направлениям— горным проходам, долинам рек и вдоль широких хребтов и плоскогорий. Значительная крутизна скатов и редкая сеть дорог ограничивают применение танков и крупногабаритной техники. В низких горах возможны боевые действия всех родов войск, как и на равнинной местности.

Поверхность равнин, расположенных ниже 500 м над уровнем моря, представлена крупными пологими формами рельефа, расчлененными сетью речных долин, балок и оврагов. Этот рельеф оказывает минимальное отрицательное влияние на боевые действия войск.

Наиболее удобной для ведения боевых действий считается равнинно-холмистая местность. Холмистый рельеф не затрудняет движение войск и в то же время обеспечивает скрытное от наземного наблюдения противника передвижение и развертывание больших масс войск, оснащенных разнообразной боевой техникой, а также облегчает выбор позиционных районов для ракетных войск и артиллерии и защиту войск от ядерного оружия

Таким образом, доступность территории для боевых действий войск уменьшается с увеличением ее высоты над уровнем моря: чем выше местность, тем больше ее расчлененность и крутизна скатов, тем суровее климат и тем меньше она пригодна для боевых действий войск

Вертикальное и горизонтальное расчленение рельефа


Второй важной характеристикой рельефа является степень вертикального расчленения, или относительные превышения одних точек местности над другими, которые создаются чередованием положительных и отрицательных форм рельефа. Вертикальное расчленение зависит от абсолютной высоты, геологического строения и климата района Чем выше территория над уровнем моря, тем больше степень расчленения. В качестве ее показателя обычно принимаются наибольшие или средние относительные превышения на единицу длины по определенному направлению (например, на 2, 5, 10 км) или на единицу площади (например, для листа топографической карты), а также относительные высоты (глубины) типичных форм рельефа (хребтов, долин, гряд, балок, холмов и т. д.).

От степени вертикального расчленения рельефа зависят многие тактические свойства местности: условия проходимости, радиосвязи, наблюдения, ориентирования, маскировки и защиты войск от ядерного оружия. Так, например, даже незначительное расчленение равнинной территории долинами рек, балками и оврагами ведет к снижению скорости движения машин вне дорог п услож-пяет оборудование колонных путей. Территории с мелким и средним расчленением обладают ограниченной проходимостью, а среднегорные и высокогорные районы вообще недоступны для механизированного транспорта.

С увеличением расчленения рельефа ухудшаются условия наблюдения и радиосвязи. Дальность радиолокации и радиосвязи на ультракоротких (от 1 мм до 10 м) и наиболее коротких волнах (от 10 до 50 м), распространяющихся почти прямолинейно, в горных районах намного меньше, чем на равнине. Энергия радиоволн поглощается или отражается скатами высоких гор. Более длинные радиоволны обладают способностью огибать неровности рельефа, если его относительные превышения меньше длины волны, но и при этом происходят потери электромагнитной энергии волн, что ведет к сокращению дальности связи.


С увеличением вертикального расчленения возрастают защитные возможности рельефа от обычного и ядерного оружия. Так, если мелкие углубления (промоины, овраги, балки) лишь частично снижают силу ударной волны и могут служить укрытием для мелких подразделений, то горные долины глубиной 500—1000 м в определенных условиях могут служить надежным укрытием для крупных группировок войск (при условии, если взрыв произойдет в стороне от долины). На территории с большим перепадом высот всегда имеется много скрытных подступов и мертвых пространств. Такая местность обычно более благоприятна для организации обороны и менее благоприятна для наступления.

Горизонтальное расчленение рельефа. Степень расчленения земной поверхности сетью отрицательных форм рельефа (речных долин, балок и оврагов) прежде всего оказывает влияние на характер дорожной сети и проходимость местности вне дорог. На территории с большой густотой расчленения рельефа трассы железных н автомобильных дорог, как правило, извилистые, с большим количеством уклонов, насыпей и выемок, мостов, труб и других сооружений. Такие дороги легко вывести из строя, но восстанавливать их или оборудовать объезды разрушенных участков дорог и колонные пути трудно. Движение транспорта вне дорог в этих условиях ограничено, так как сопряжено с преодолением многочисленных понижений с крутыми скатами.


В качестве показателя степени горизонтального расчленения поверхности равнинной местности обычно принимается количество отрицательных форм, приходящихся на единицу длины маршрута того или иного направления, или среднее расстояние между ними. Частоту расчленения поверхности можно легко оценить по топографической карте путем подсчета числа долин рек, балок, оврагов и глубоких лощин, которые могут затруднить движение данного типа машин вне дорог по тому или иному маршруту (направлению).

Как показывают исследования, на всхолмленных равнинах лесной зоны частота расчленения поверхности отрицательными формами рельефа колеблется в среднем от 3 до 7 км. В лесостепной зоне с более густой сетью балок и оврагов частота расчленения составляет 1,5—3 км. В степных же районах с редкой сетью рек минимальная степень расчленения территории от 7 до 20 км, а в отдельных случаях расстояние между смежными долинами рек или балками достигает 30 км и более.

В горной местности горизонтальное расчленение в сочетании с вертикальным в первую очередь характеризует защитные свойства рельефа. Поэтому степень горизонтального расчленения гор обычно выражают не частотой чередования положительных и отрицательных форм на том или ином направлении, а средней длиной скатов горных хребтов и их отрогов. Исследования показывают, что горный рельеф по степени горизонтального расчленения (длине скатов) можно разделить на три группы (табл. 7).

Таблица 7

Деление горной местности по степени горизонтального расчленения


Характер поверхности

Средняя длина

(формы рельефа)

скатов долин, м

Слаборасчлененная (крупные) . Среднерасчлененная (средине) Сильно расчлененная (мелкие)

Более 2000 От 200 до 2000 Менее 200

Хорошими защитными свойствами от обычного и ядерного оружия обладают горные долины, длина скатов

5* 67

которых от подножья до гребней хребтов, измеренная по карте, равна или меньше их глубины.

Влияние крутизны скатов

на проходимость и защитные свойства местности

Одной из важных характеристик рельефа, определяющих его проходимость и защитные свойства, является крутизна скатов. В пределах равнин широкие поверхности водоразделов имеют пологие уклоны, не превышающие 3—5°, а узкие эрозионные формы рельефа (овраги, долины рек) отличаются более крутыми склонами (10—15° и более). Наибольшую крутизну скатов на равнинах имеют овраги. В песчаных и супесчаных грунтах крутизна незадернованных скатов оврагов достигает 28—32°, в суглинистых грунтах — 35—37°, а в плотных глинах верховья оврагов нередко образованы отвесными стенками до 10 м и более. Степные балки обычно имеют крутизну скатов 10—12°.

При небольшой крутизне скатов рельеф равнин оказывает минимальное влияние на проходимость местности и почти не обладает защитными свойствами. Только глубокие долины рек, балки и овраги могут служить укрытиями от светового излучения, проникающей радиации и частично ослаблять силу ударной волны ядерного взрыва. Наилучшими защитными свойствами обладают узкие глубокие овраги. Принято считать, что овраг может значительно ослабить поражающее действие ударной волны, если его глубина больше ширины поверху и если глубина оврага в десять раз больше высоты укрываемого в нем объекта.

Тактические свойства скатов (доступность для движения машин и защитные свойства) зависят не только от их крутизны, но и от характера грунта, увлажненности и растительности на скатах. По крутизне, характеру грунта и устойчивости к воздействию сейсмических толчков от землетрясений и ядерных взрывов все скаты можно разделить на две группы: скаты, крутизна которых больше угла естественного откоса, и скаты, имеющие крутизну меньше угла естественного откоса.

Скаты, крутизна которых равна или больше угла естественного откоса (приложение 3), чаще всего встречаются в горах. Такие скаты находятся в неуравновешенном состоянии; их поверхность, как правило, сложена каменистыми грунтами и не имеет растительного покрова. На них много обрывистых участков различной протяженности и высоты, а также осыпей и каменных рек (курумов). В летнее время на таких скатах наблюдаются массовые осовы осыпей, обвалы и камнепады, а зимой — снежные лавины. Причиной этого могут быть землетрясения, взрывы ядерных и обычных боеприпасов. Горные обвалы, камнепады, осовы осыпей и снежные лавины заваливают или разрушают полотно дорог, нарушают линии связи, повреждают оборонительные сооружения, запруживают реки и т. д. Все это, естественно, ограничивает маневр и замедляет темпы наступления войск.

Широко распространенные на склонах гор действующие осыпи (не поросшие травой или лесом) имеют предельные углы наклона: песчаные — 32—33°, щебенистые — 35—36°, каменистые — 36—40°.

Снежные лавины возникают на скатах крутизной 15—60° при снежном покрове более 30—40 см. Вероятность лавин зависит от состояния снега и крутизны ската. Например, старый снег устойчиво лежит на скатах в 30°, а лавины мокрого снега сходят иногда со скатов всего в 15°.

Скаты, крутизна которых меньше угла естественного откоса, более стабильны. Поверхность таких скатов сложена мелкозернистыми грунтами, задернована и покрыта растительностью. На них почти не бывает обвалов, мало осыпей и оползней.

В целом в горных районах скаты имеют большую крутизну по сравнению с равнинами; чем выше горы, тем больше преобладающая крутизна скатов. О преобладающей крутизне скатов и других характеристиках гор различной высоты можно судить по данным табл. 8.

Таблица 8 Морфометрическая характеристика гор

Тип гор

Абсолютная высота, и

Вертикальное расчленение,

м

Преобладающая крутизна скатов в градусах

Низкие….. …

500—1000

200-500

5-15

Средневысотныс . .

1000—2000

500—1000

10—25

Высокие ………

Более 2000

Более 1000

20-45

Наиболее пологими в горах являются тальвеги лощин, русла рек и поверхности фирновых полей и ледников. Продольные уклоны тальвегов горных долин и русел рек в 3—5 раз меньше крутизны примыкающих к ним скатов. Уклоны поверхности фирновых полей не превышают 5—10°, а крупных долинных ледников 5—20°. Поэтому крупные ледники 11) обычно являются

наиболее удобными направлениями для движения пешеходов и вьючного транспорта.

Доступность скатов различной крутизны для боевых и транспортных машин характеризуется следующими данными.

Очень пологие скаты (до 5°) при сухом грунте легко преодолеваются всеми видами машин по дорогам и вне дорог. Это допустимый продольный уклон полотна автомобильных дорог высших классов.

Пологие скаты (5—10°) затрудняют движение автотранспорта. Скорость движения машин на таких скатах значительно снижается.

Скаты средней крутости (10—20°) с трудом преодолеваются (только на гЯалой скорости) колесными машинами; движение гусеничных машин по таким скатам также затруднено, но в меньшей степени

Крутые скаты (20—30°) являются предельными для всех видов автомобилей и с трудом преодолеваются танками и тракторами.

Скаты крутизной более 30—40°, учитывая состояние грунта, практически являются недоступными для всех видов колесной и гусеничной техники. Крутизна скатов, доступных для подъема при рыхлом или влажном грунте, значительно меньше. Для танков, например, на сухом песчаном грунте предельная крутизна скатов 25°, а на мокром грунте всего 20°.

От крутизны скатов зависит возможная и допустимая скорость движения пешеходов и транспорта.

Так, например, средняя скорость движения пешеходов по маршрутам с крутизной подъемов и спусков до 10 составляет 4—5 км/ч, до 20° — 2,5—3 км/ч и до 30° — 1,5—2 км/ч.

Средняя скорость движения автомобилей составляет:

— на равнинных участках местности — 30—35 км/ч

— на спусках крутизной более 10° — не свыше 15 км/ч;

— на подъемах крутизной от 10 до 15° — 7—8 км/ч;

— на влажных скользких участках — не свыше 10— 15 км/ч.

Для колесных и гусеничных машин не менее серьезным препятствием, чем подъемы в гору, являются крутые спуски. Спуск по скатам крутизной до 25° осуществляется при торможении двигателем, а по более крутым скатам (от 25 до 45°) —с одновременным торможением двигателем и тормозами. На крутых спусках надо избегать движения с креном и с поворотами машины во избежание сползания по склону или опрокидывания.

Передвигаться по скатам можно в различных направлениях, в зависимости от этого будет изменяться и крутизна подъема и спуска. Это свойство широко используется при подъеме в гору, когда стараются передвигаться по крутым скатам зигзагообразно. Таким же путем поступают при прокладке колонных путей в горах серпантинами.

Защитные свойства скатов от ударной волны ядерных взрывов обратно пропорциональны их проходимости, т. е. чем круче и длиннее скат, тем в большей степени он может снизить силу ударной волны. Практически проходимыми для автотранспорта являются скаты крутизной менее 20°, а защитными свойствами обладают скаты крутизной более 20°.

Как известно, ударная волна ядерного взрыва обладает свойством обтекать возвышенности. Но при этом давление в ней постепенно падает н на обратных скатах значительных возвышенностей она может быть в 2— 2,5 раза меньше, чем на таком же расстоянии от центра взрыва на равнинной местности. Давление и скоростной напор воздушной ударной волны понижаются на обратных скатах с возрастанием их крутизны. Некоторое понижение избыточного давления наблюдается также за холмами с крутыми скатами. Значительно понижается давление ударной волны в узких глубоких и извилистых балках, оврагах, рвах и т. п., расположенных перпендикулярно направлению распространения волны.

Поражающее действие ударной волны ядерного взрыва возрастает на передних скатах значительной крутизны, а также в оврагах, балках и узких долинах, вытянутых в направлении распространения волны.

При наземном взрыве влияние неровностей местности на защиту от ударной волны сказывается при любых расстояниях от центра взрыва, а при воздушном взрыве— только в дальней зоне.

Складки местности при достаточной высоте (глубине) экранируют световое излучение и создают зоны полного или частичного затенения. Световой импульс значительно ослабляется в зонах полного затенения, куда проникают только отраженные лучи. В зонах частичного затенения световой импульс также несколько ослабляется, так как складки рельефа экранируют часть лучей светящейся области (сферы или полусферы) ядерного взрыва.

Необходимо отметить, что рельеф является наиболее стабильным элементом местности, формы его претерпевают заметные изменения лишь в течение десятков и даже сотен лет. Он не подвержен сезонным изменениям. Крупные формы рельефа, а также их тактические свойства остаются неизменными и после ядерных взрывов. Поэтому ориентирование войск на местности, подвергшейся воздействию ядерного оружия, будет проводиться главным образом по характерным элементам и формам рельефа, которые изображены на топографических картах и сохранились на местности.

Основными источниками сведений о рельефе при его изучении и оценке тактических свойств являются топографические карты, аэроснимки и описания территории боевых действий.

Топографические карты содержат исчерпывающие данные о рельефе, необходимые всем родам сухопутных войск. При изучении рельефа общие сведения о строении поверхности территории боевых действий целесообразно получать по картам мелких масштабов (1:500 000—1:1000 000), на которых дается обобщенное и поэтому более наглядное изображение крупных форм рельефа. Условия защиты, маскировки, ведения огня и связи можно изучать по картам средних масштабов (1 : 100 000—1 : 200000). Условия проходимости, наблюдения и инженерного оборудования местности, обусловленные рельефом, лучше изучать по крупномасштабным картам (1 : 25 000 или 1 : 50 000).

Для детального изучения условий проходимости по отдельным маршрутам, мест расположения наблюдательных пунктов и построения боевых порядков, изучения участков, опасных в отношении обвалов, камнепадов и снежных лавин, а также с целью изучения характера обороны противника наряду с топографическими картами широко используются аэроснимки различных масштабов.

При оценке тактических свойств рельефа районов, недоступных для воздушного наблюдения, а также при составлении справки о местности обширных по площади районов целесообразно использовать их геолого-географические и геоморфологические описания. В этих документах имеются количественные характеристики отдельных форм рельефа, которые отсутствуют на обычных топографических картах.

Данные о рельефе района предстоящих боевых действий, полученные в результате изучения карт, аэроснимков и описаний, дополняются данными разведки местности и противника, организуемой перед началом боя или операции

П.А. Иваньков и Г.В. Захаров

Источник: xn--80af2bm2d.xn--p1ai

Ступень Относительная высота, м Ступень Относительная высота, м
Менее 5 50…100
5…10 100…200
10…25 200…300
25…50 300…500

Коэффициент расчлененности территории К характеризует горизонтальное расчленение рельефа:

К = L / S, (2.1)

где L – длина долинной и балочной сети (км), S – площадь территории (км2). Этот показатель неприменим для районов с нелинейным расчленением.

Ширина водосборного бассейна а (среднее расстояние между соседними тальвегами) эрозионной сети определяется по обратной формуле:

а = S/ L. (2.2)

Для районов с преобладанием нелинейного расчленения (озерного, холмистого, бугристого, западинного и др.) используют формулу:

а = S / k, (2.3)

где k – общее число понижений (озер, западин и др.)

С коэффициентом расчлененности территории и шириной водосборного бассейна связана средняя длина склонов l:

l = 2 К = 0,5а. (2.4)

Степень повреждения территории современными формами линейной эрозии характеризуется коэффициентами расчлененности территории оврагами, овражности и плотностью оврагов.

Коэффициент расчлененности территории оврагами– суммарная протяженность оврагов на 1 км2 площади. По этому показателю различаются слабая (менее 0,25 км/км2), средняя (0,25-0,50), сильная (0,50-0,75) и очень сильная (более 0,75) степени развития эрозии. Расчлененность овражной сетью определяется также по среднему расстоянию между соседними оврагами (по средней ширине водосборного овражного бассейна): более 1000 м – слабая, 1000…500 м – средняя, 500…250 м – сильная, менее 250 м – очень сильная.

Коэффициенты овражности – отношение площади оврагов к общей площади территории (га/км2).

Плотность оврагов – число оврагов на 1 км2. Плотность оврагов менее 0,25 шт./км2 соответствует слабой степени развития линейной эрозии, 0,25…0,5 – средней, 0,5…0,75 – сильной, более 0,75 – очень сильной.

Глубину расчленения и стадии развития процессов линейной эрозии (реликтовые и/или современные формы) характеризует тип линейного расчленения. По глубине расчленения различают слабоврезанные (5…10 м), средневрезанные (10…25 м) и глубоковрезанные (25…50 м) эрозионные системы; по составу элементов – ложбинно-лощинные, ложбинно-лощинно-балочные, лощинно-балочные, овражно-лощинно-балочные и др.

2.3.3.1.4. Классификация склонов. Важнейшими характеристиками рельефа, от которых зависят микроклиматические и геохимические условия ЭАА, сток и эрозия почв, являются крутизна, форма, экспозиция, длина склонов и их расчлененность.

Крутизна склонов играет определяющую (хотя и не единственную) роль в формировании стока. Ее влияние на интенсивность эрозионных процессов сильно различается в зависимости от почвенно-литологических и других условий. Поэтому единой классификации склонов по эрозионной опасности существовать не может, но некоторые усредненные представления по этому поводу сложились.

Для таежно-лесной зоны интервал 0…1о характеризует повышенную вероятность переувлажнения, выраженность микрорельефа, наличие в структуре почвенного покрова оглеенных компонентов. Интервал 1…3о обеспечивает более благоприятные условия дренированности, но после 2о начинает проявляться линейная эрозия и требуется ограничение доли пропашных культур в севообороте. При 3…5о сильно развиваются эрозионные процессы. Использование таких земель в пашне должно осуществляться в системе противоэрозионных мероприятий с исключением пропашных культур. При уклонах 5…8о практикуются почвозащитные севообороты. Склоны круче 8о используются в основном как сенокосно-пастбищные угодья.

Предлагается выделять следующие категории склонов (таблица 2.4.).

Форма склона оказывает большое влияние на условия увлажнения. По форме продольного профиля выделяют прямые, выпуклые и вогнутые склоны. Иногда встречаются склоны сложной формы – выпукло-вогнутые, вогнуто-выпуклые и ступенчатые. Прямые и выпуклые склоны сложены обычно легко размываемыми породами, вогнутые – трудно размываемыми, ступенчатые – чередующимися рыхлыми и твердыми породами. Эрозионная опасность выпуклых, прямых и вогнутых склонов соотносится примерно как 1,25…1,5 : 1 : 0,5…0,75. По форме поперечного профиля также различают склоны прямые, выпуклые и вогнутые. При выпуклой форме поперечного профиля склона сток происходит по расходящимся направлениям, и склон называют рассеивающим. Вогнутая форма склона обусловливает сток по сходящимся направлениям (собирающий склон). Прямой поперечный профиль является нейтральным. Собирающие склоны наиболее опасны в эрозионном отношении, рассеивающие – наименее опасны.

Источник: studopedia.ru

Оценка расчлененности территории

Основы дифференциации эрозионного рельефа центральных областей России разработаны А.С. Козменко, который выделяет по условиям водосбора водораздельные, приводораздельные, присетевые и гидрографические земли. Наиболее расчленена гидрографическая сеть, которая представлена древними звеньями (ложбины, лощины, балки, долины), сложившимися в послетретичный ледниковый период, когда шел процесс интенсивного эрозионного разрушения территории талыми водами ледников, и современными образованиями (промоины и овраги).
Гидрографическая сеть в верхней ее части начинается ложбинами. Это линейная форма рельефа с пологими берегами глубиной до 1 м без признаков бровки и русла. В ней начинается концентрация воды. Водосборная площадь ложбины до 50 га. Она представляет след первичного размыва древней породы, заполненный отложениями мелкозема, смытыми с окружающих ее склонов. С наличием ложбин приходится считаться при размещении культур и выборе агротехники. Весной по ложбинам текут талые воды. Г.П. Сурмач дал следующую классификацию интенсивности этого явления: ложбинность редкая — на 1 км поперечного протяжения склона приходится менее трех ложбин, умеренная — 3 — 5 ложбин, частая — 6 — 10 ложбин, весьма частая — более 10 ложбин.
Вниз по склону ложбина перерастает в лощину. Она имеет ясно выраженное дно, более высокие и крутые берега (6-12° и более). Глубина до 8-10 м, ширина до 40-60 м, водосборная площадь до 500 га. С продвижением ниже по склону лощина расширяется и впадает в балку либо сама становится ею.
Балка имеет широкое дно, выраженные бровки. Ширина ее 60-200 м, глубина до 15-20 м, площадь водосбора до 3000 га. Постепенно расширяясь и углубляясь, балки впадают в речные долины с постоянным водным потоком.
К современным образованиям относятся промоины и овраги. Все разнообразие оврагов принято объединять в две большие группы: первичные и вторичные. Первичные сформировались на присетевых и приводораздельных склонах в результате неурегулированного поверхностного стока. Их называют склоновыми. Вторичные овраги сформировались на звеньях древней гидрографической сети: донные — в результате размыва днища лощин или балок, береговые — на берегах балок или речных долин, вершинные — у привершинных частей балок.
Примыкающий к гидрографической сети присетевой фонд земель с уклонами 3-9° характеризуется тем, что поверхностный сток на них осуществляется не концентрированными потоками, а мелкими струями и ручьями, расчлененными по склону. На пашне развиваются преимущественно процессы смыва, а размыв представлен в виде отдельных промоин и рвов, приуроченных к наиболее резко выраженным ложбинам. Большое их распространение на склонах крутизной более 3° (0,05) служит показателем их принадлежности к присетевому фонду. Уклон в 3° является обычно критическим. При его превышении на пашне существенно усиливаются смыв и мелкоструйчатый размыв. Выше присетевых земель располагаются земли приводораздельного фонда, более пологие. Сами по себе они слабо эродируют, однако накопление снега, талых и дождевых вод вызывает сток и размыв на землях присетевого и гидрографического фондов. Поэтому здесь необходимо проведение мероприятий по задержанию и замедлению стока вод, регулированию снегоотложения и снеготаяния.
Для характеристики вертикальной и горизонтальной расчлененности территории используют ряд показателей.
Степень вертикального расчленения территории характеризуется глубиной расчленения рельефа, отражающей превышение водоразделов над базисами эрозии внутри элементарных бассейнов.
Этот показатель определяется как разность наибольшей и наименьшей абсолютных высот по каждому элементарному бассейну. В качестве элементарного бассейна принимают бассейн каждого единичного водотока с постоянным или пересыхающим течением (или бассейн единичного озера). Для карт глубины расчленения рельефа принята шкала относительных высот со следующими ступенями:

В соответствии с этой шкалой для равнинного рельефа наиболее типичны ступени 1-5, для предгорий — 3-6, для среднегорного рельефа — 4-6, для высокогорного — 6-8.
Горизонтальное расчленение рельефа характеризуется длиной гидрографической сети на 1 км2 площади, а также средней шириной водосборного бассейна.
Первый показатель, называемый коэффициентом расчлененности территории, определяется по формуле

где L — общая длина гидрографической сети, км; Р — площадь, в пределах которой изменяется длина гидрографической сети, км2.
С увеличением этого коэффициента возрастает площадь смытых почв. Например, при коэффициенте 0,3 смытые почвы могут составлять 10%, при расчлененности 0,6 — 25% и т.д. В районах, сильно подверженных эрозии, этот коэффициент достигает 1,1-1,8.
Данный показатель неприменим для определения густоты расчленения в районах с нелинейным (озерным, холмистым и др.) расчленением.
Второй показатель — ширина водосборного бассейна или среднее расстояние между соседними тальвегами речной (эрозионной) сети — определяется по формуле

где а — среднее расстояние между соседними тальвегами в пределах площади Р, км.
Для районов с преобладанием нелинейного расчленения — озерного, холмистого, бугристого, западинного и других используют формулу

где а — среднее расстояние между соседними понижениями в пределах площади P, км; К — общее число понижений (озер, западин) или повышений (бугров, грив) в пределах площади Р.
Наряду с показателями общей расчлененности территории используют критерии степени ее повреждения современными формами линейной эрозии. Это коэффициенты овражности и плотности оврагов.
Коэффициент овражности — отношение площади оврагов (га) к площади земельного фонда (км2).
О степени развития овражной эрозии судят также по суммарной протяженности оврагов на 1 км2 площади. Соответственно различаются слабая (меньше 0,25 км/км2), средняя (0,25-0,50), сильная (0,50-0,75) и очень сильная (больше 0,75) степени развития эрозии.
Данные категории не отражают полной степени поражения территории оврагами, поскольку при одном и том же коэффициенте овражности может приходиться разное их количество на единицу площади. Поэтому введен коэффициент плотности оврагов, означающий число оврагов на площади 1 км2 земельного фонда.
Все коэффициенты вычисляют отдельно для общей водосборной площади и для гидрографической сети. Только в этом случае достигается объективная оценка характера и степени расчлененности данной местности.
Для Среднерусской возвышенности, например, средняя расчлененность водосборных бассейнов лощинно-балочным звеном составляет 0,92 км/км2. При близких величинах этого показателя в бассейнах рек расчлененность водосборов непосредственно овражной сетью изменяется от 0,14 до 0,87 км/км2. Средний коэффициент овражности на этой возвышенности равен 0,6 га/км2, средняя плотность оврагов на овражно-балочных системах 14,1 на 1 км2.

Источник: industry-portal24.ru

Рельеф

Расчленение рельефа и крутизна поверхности. Низкогорный рельеф Карадага характеризуется густым горизонтальным и мелким – средним вертикальным расчленением эрозионными формами, которые созданы временными водотоками.

Наибольшую роль в горизонтальном расчленении рельефа играют мелкие склоновые звенья эрозионной сети 1-го и 2-го порядков. Главным образом – это ложбины, лощины, овраги и балки средней длиной 0,19 км (1-й порядок), 0,27 км (2-й порядок) и глубиной, редко превышающей 50 м. Мелкие звенья эрозионной сети расчленяют склоны балок и сухих долин глубиной до 200 – 450 м. Густота горизонтального расчленения рельефа Карадага варьирует от 4 до 14 км/км2. Среднее значение составляет 9,5 км/км2.

Рельеф Карадага характеризуется сложной мозаикой распределения крутизны поверхности. Фоновые значения крутизны приходятся на интервал 10 – 20°. Такие склоны встречаются повсеместно и занимают 36 % истинной площади. Пологие, очень пологие склоны и субгоризонтальные поверхности (0 – 10 °) занимают 20,5 %, крутые и очень крутые склоны (20 – 40°) – 34,5 %, а обрывы (более 40°) – 9 % истинной площади горной группы Карадаг. Очень крутые и обрывистые склоны характерны для хребтов, сложенных из устойчивых к денудации горных пород. Они наиболее свойственны хр. Береговой, встречаются под вершинами гор Сюрю-Кая, Легенер, Балалы-Кая, Зуб, Икылмак-Кая, Святая и др.

Таким образом, рельеф Карадага характеризуется значительным расчленением, преимущественно мелкими звеньями эрозионной сети, преобладанием среднекрутых, крутых и очень крутых склонов.

Структурные формы рельефа. В рельефе Карадага немало структурных (структурно-денудационных) форм рельефа, образованных в результате препарировки денудационными процессами геологических тел: пластов, лавовых потоков, силлов, даек, грушевидных и гребневидных интрузий. Эти элементы пассивной морфоструктуры сложены стойкими и очень стойкими горными породами, выделены в рельефе селективной эрозией и абразией.

Расчлененный рельеф

Дайка – ск. Большая Стена на западном склоне г. Святая

Морфоскульптуры. В рельефе Карадага выявлено около 60 денудационных и аккумулятивных форм, которые относятся к следующим генетическим классам: морскому, береговому, флювиальному, делювиальному, гравитационному, оползневому, карстовому, суффозионному, техногенному (антропогенному) и комплексному (сложному по происхождению).

 

Расчлененный рельеф

Мыс ск. Иван Разбойник и бухта Пуццолановая.

Формы морского происхождения. Длина береговой линии Карадага в пределах заповедника с учетом мелкой изрезанности составляет около 8 км. На этом протяжении берег абразионный. Его конфигурация зависит от геолого-структурных условий и противоденудационной стойкости горных пород. Выпуклую дугу Карадагского берега осложняют незначительно врезанные бухты и разделяющие их мысы, которые в сочетании с обрывами и резкими формами препарировки геологических тел придают побережью особую живописность.

Бухты выработаны как в податливых и очень податливых породах (бухты Карадагская, Пасха, Лягушачья и др.), так и в среднестойких и стойких (Разбойничья, Львиная, Сердоликовые и др.). Мысы построены очень стойкими породами отпрепарированных интрузий (скалы Иван-Разбойник, Лев, Маяк, Слон, мысы Тупой и Плойчатый) или образованы в податливых и очень податливых породах, блокированных со стороны моря отмосткой из крупных глыб, которые отмыты из деляпсия и коллювия, принимают на себя и гасят силу штормовых волн (мысы Мальчин, Кокушкин и др.). Глубина вреза бухт в общую дугу абразионного берега обычно не превышает 100 м и достигает максимума (200 м) в бухте Львиная.

На побережье Карадага отмечены следующие формы рельефа морского происхождения: клифы, волноприбойные ниши, абразионные гроты, останцы и пляжи.

Флювиальные формы. Основные черты морфоскульптуры Карадага созданы деятельностью временных и постоянных водотоков. Они образовали разнообразные отрицательные формы и выделили в виде холмов, массивов, гряд и хребтов пассивные морфоструктуры, определили основные особенности горизонтального и вертикального расчленения рельефа. Формы флювиального рельефа являются главными и занимают около 70 % площади территории. К тем из них, которые образованы постоянными водотоками, относится долина р. Отузка, состоящая из русла, поймы, поверхностей надпойменных речных террас и склонов. Низовья этой долины ограничивают Карадаг с запада.

Река Отузка течет вкрест простирания складчатых структур (на участках их погружения) и толщ пород разной противоденудационной стойкости, что определило четковидный облик ее долины. Последняя резко сужается и становится ущелевидной на коротких отрезках пересечения гряд и хребтов, сложенных стойкими и среднестойкими породами (выше пгт Курортное и ниже пгт Щебетовка), расширяется и приобретает U-образную форму при пересечении антиклиналей и моноклиналей, построенных податливыми породами. В пределах расширений к долине открываются крупные балки Беш-Таш и Левая Отузка. Русло реки узкое, пересыхающее. На ряде участков оно искусственно спрямлено, в пределах пгт. Курортное – канализировано. Пойма реки возвышается над руслом до 2–2,5 м и местами подразделяется на низкую и высокую. Она сужается до 20 м на ущелевидных отрезках и расширяется до 100 м в расширениях долины. Рельеф поймы значительно изменен хозяйственной деятельностью человека.

Флювиальные формы рельефа, созданные временными водотоками, на Карадаге представлены сухими долинами, балками, оврагами, лощинами и промоинами.

Наиболее крупные и древние формы рельефа, созданные временными водотоками, представлены балками и сухими долинами. Часть из них (балки Беш-Таш и Левая Отузка) относятся к бассейну р. Отузка. Остальные открываются к Черному морю.

Рассматриваемые эрозионные формы обладают асимметричным корытообразным или U-образным поперечным сечением шириной 1–2 км и глубиной 200–400 м. Их днища заняты широкими пологими поверхностями пролювиальных (делювиально-пролювиальных) террас, разрезанными донными оврагами. Верховья балок Туманова, Кордонная и Кокташская заполнены крупными оползнями, изменившими первичную морфологию этих эрозионных форм. Древние склоны балок и сухих долин сильно переработаны мелкими эрозионными образованиями, оползнями и обвалами, в связи с чем сохранились только между этими формами и в местах прислонения высоких пролювильных террас. Эти склоны имеют вогнутый профиль и крутизну 3–30°.

Там, где верховья балок и сухих долин близко подходят друг к другу, образовались седловины – водоразделы снижения. К такому типу образований, например, относятся седловины Южного и Северного перевалов.

Склоны балок и сухих долин расчленены оврагами, лощинами, небольшими балками, промоинами и ложбинами.

Морфология оврагов зависит от противоденудационной стойкости пород, в которых они выработаны. Овраги в среднестойких, стойких и очень стойких породах имеют облик ущелий и цирков, ограниченных крутыми, очень крутыми склонами и обрывами. Наиболее крупные из них расчленяют приморский склон хр. Береговой (ущелья Кая-Кошла, Кум-Кале, Гяур-Бах, Чертов Камин, Коридор и др.), горы Святая (ущелье Гяур-Чешме, овраг Пограничный) и склоны других хребтов (овраги Монастырчик, Легенерский и др.). У подножий их склонов и в мелких притоках локально накапливаются осыпи и мелкие обвалы. Продольный профиль рассматриваемой группы оврагов крутой и ступенчатый с эрозионными уступами высотой до нескольких десятков метров. В сухих руслах оврагов Легенерский и Лягушка, выработанных в известняках, образованы эворзионные (исполиновы) котлы эллиптической и округлой формы диаметром до 2 м и глубиной до 1,3 м. Тут же встречаются следы размытых котлов диаметром 4–5 м и глубиной 2–3 м.

Устья большинства ущелий и оврагов приморского склона хр. Береговой «подвешены» над уровнем моря на 10–100 м, что связано с ограниченными возможностями развития глубинной эрозии в условиях распространения стойких и очень стойких пород, малыми водосборными площадями, а местами – с более высокой скоростью отступания клифа за счет гравитационных процессов.

На водораздельных пространствах оврагов и их притоков эрозия выделила останцы самой разной, порой очень причудливой, сказочной формы. К ним относятся скалы Трон, Король, Королева, Свита, Воин, Конь-Пряник, Пирамида, Шайтан, Сфинкс, гора Шапка Мономаха и целый ряд других, менее экзотичных, в обилии представленных в ущельях Кая-Кошла и Гяур-Бах. Их высота обычно составляет 3–30 м. Останцы образуют цепочки вдоль простирания слоев или даек. Их морфология обусловлена не только линейной эрозией, формой и условиями залегания геологических тел, но и действием склоновых процессов. Вершины останцов нередко фиксируют поверхности древнего рельефа. Так, условная поверхность, соединяющая гребни скал Трон, Король, Королева и Свита, в общих чертах отвечает древнему склону хр. Карагач, который был снижен на соседних участках до 20 м.

Овраги, выработанные в податливых и очень податливых породах, имеют V-образное и корытообразное поперечное сечение глубиной 2–50 м. Склоны обычно выпуклые, в верхней части крутизной от 10°, у основания до 30 – 50°. У некоторых оврагов они дробно расчленены мелкими овражками, промоинами и образуют бедленды. Небольшие участки бедлендов встречаются в средней части балки Туманова, на северо-восточном склоне хр. Кок-Кая и под горой Зуб.

Морфология лощин в общем сходна с оврагами, так как они обычно образованы из последних в процессе их зарастания растительностью и ослабления эрозионных процессов. Для лощин характерны менее крутые выпукло-вогнутые склоны, отсутствие или слабая выраженность молодого эрозионного вреза в узком днище.

Для низовьев всех крупных эрозионных форм, созданных временными водотоками, характерна пойма. Ее ширина изменяется от 2 до 25 м. Выше поймы расположены поверхности пролювиальных террас, по относительной высоте в общем они сходны с речными террасами долины р. Отузка.

Из пяти четвертичных пролювиальных террас, установленных в Крыму, четыре представлены на Карадаге. Их поверхности обладают заметным наклоном, его угол у нижних (молодых) террас возрастает от 1°, у высоких (древних) — до 7°, а в пределах каждой из них – от морского побережья к горам. Низкие террасы образованы в основном из бывших пойм, а высокие – из бывших конусов выноса и пролювиальных шлейфов.

Поверхность первой террасы возвышается над тальвегом на 3–4 м, второй – на 7–13, третьей – на 20–30, четвертой – на 40–60 м. Поверхности террас расчленены эрозионными формами и лучше сохранились в нижних и средних частях сухих долин, балок и крупных оврагов.

Современные конусы выноса формируются в низовьях всех крупных и некоторых мелких эрозионных форм. В устьях балок Карадагская, Кордонная и Беш-Таш их длина и ширина достигают 100–150 м. На конусах выноса балки Коктебельская и ее притоков размещены постройки пгт. Коктебель.

Делювиальные формы. Делювиальный рельеф образуется на склонах эрозионных форм и у их подножий. К ним относятся эрозионные борозды, безрусельные ложбины и делювиальные шлейфы.

Эрозионные борозды образованы мелкоструйчатым размывом на склонах крутизной 20–60° с изреженным растительным покровом. Они имеют V-образное поперечное сечение, глубину менее 0,5 м, длину 5–50 м и характерны на склонах оврагов 1-го и 2-го порядков в низовьях балок Карадагская и Кордонная, в притоках балки Коктебельская, на северо-восточном склоне хр. Кок-Кая, на клифах бухт Коктебель и Карадагская.

Эрозионные ложбины – это сравнительно пологие и широкие безрусельные понижения глубиной 0,5–2,0 м и длиной до 100 м. Они встречаются на пологих поверхностях пролювиальных террас и древних склонах крутизной менее 20°, в верховьях оврагов и лощин.

Делювиальные шлейфы расположены у подножий склонов. Для них характерна вогнутая поверхность, крутизна которой увеличивается снизу вверх от 3 до 20°. Делювиальные шлейфы опираются или опирались в прошлом на поверхности флювиальных аккумулятивных форм и образованы позже их в процессе выполаживания склонов. Так как древние склоны и аккумулятивные поверхности флювиальных форм значительно переработаны оврагами и оползнями, то и древние делювиальные шлейфы сохранились очень плохо. Преобладают шлейфы, опирающиеся на третью и более низкие террасы, на широкие поймы и пляжи. Формы покрупнее расположены в основании сравнительно длинных склонов, не расчлененных оврагами и лощинами, под которыми находятся протяженные и широкие отрезки поверхностей террас. В таких условиях, например, хорошо сохранился делювиальный шлейф, опирающийся на третью пролювиальную террасу у подножия хр. Лобовой. Он имеет длину 100 м и ширину 350 м. В других местах аналогичные по возрасту делювиальные шлейфы встречаются под торцами гряд, разделяющих овраги, лощины и балки. Их длина и ширина обычно не превышают 50 м. Шлейфы, опирающиеся на поверхности пойм и низких террас, имеют длину менее 20 м. Более крупные фрагменты этих молодых делювиальных форм выявлены в балках Коктебельская и Левая Отузка.

Гравитационные формы. Гравитационный рельеф Карадага пространственно связан преимущественно с высокими очень крутыми склонами и обрывами эрозионного, абразионного, структурного и тектонического происхождения, сложенными среднестойкими, стойкими и очень стойкими породами, обладающими повышенной тектонической трещиноватостью. Рассматриваемый класс представлен трещинами бортового отпора и блоками отседания, обвальными нишами и обвалами, осыпными желобами и осыпями, коллювиальными шлейфами.

Трещины бортового отпора выявлены у вершин гор Сюрю-Кая и Икыл-мак-Кая, у скалы Мулла-Гассан-Кая, у бровки клифа между скалой Левинсона-Лессинга и бухтой Разбойничья, на скале Шайтан, у бровок обрывов хребтов Магнитный, Кок-Кая и т.д. Они простираются вдоль обрывов или диагонально к ним на несколько десятков метров и отделяют блоки шириной до 10–20 м, которые служат очагами будущих обвалов. Некоторые блоки осели или наклонены. К их числу относится скала Левинсона-Лессинга.

Обвальные ниши в плане трапециевидной, прямоугольной, треугольной или сложной формы. Стенки молодых ниш субвертикальны, а древних – несколько выположены и переработаны эрозией. Глубина обвальных ниш достигает 100–150 м, а объем – более 1 млн м3.

Обвалы имеют форму конусов и шлейфов длиной до 100–150 м и шириной до 300 м. Они построены щебнисто-глыбовыми отложениями мощностью до 10–20 м, иногда вмещают блоки поперечником 10–30 м. В обвальном рельефе выделяются мелкие, средние и крупные формы. Мелкие обвальные ниши срезают обрыв клифа на участке между скалой Левинсона-Лессинга и бухтой Разбойничья, в бухте Львиная, осложняют рельеф эрозионных и структурных форм над оврагом Черный, бухтами Пограничная и Сердоликовые. Под ними на склонах и в море лежат обвалы объемом до 5 тыс. м3. Средние по размерам обвальные ниши фиксируются выше скалы Кузьмичев Камень, на участке между бухтами Пуццолановая и Пограничная, севернее мыса Тупой, под горой Кок-Кая и т.д. Им коррелятны обвалы объемом 5–50 тыс. м3. Крупные обвальные ниши (более 1 млн м3) выявлены на приморском склоне хр. Хоба-Тепе, у северо-восточного окончания хр. Кок-Кая, под горой Сюрю-Кая. Обвалы, коррелятные этим нишам, формировались, вероятно, в несколько продолжительных этапов. Под горой Сюрю-Кая и хр. Кок-Кая они практически переработаны оползнями, а под двумя большими нишами хр. Хоба-Тепе размыты и лишь частично сохранились на дне моря.

Среди многочисленных осыпей преобладают небольшие образования треугольной, трапециевидной и глетчеровидной формы, а также осыпи-пятна на склонах. Длина осыпей варьирует от 1 до 100 м, а крутизна поверхности – от 32 до 40°.

Коллювиальные шлейфы имеют вогнутые поверхности крутизной 7–30°. Они образованы древними камнепадами, обвалами, осыпями, сложены глыбами, щебнем и дресвой с суглинистым заполнителем. Над шлейфами иногда сохраняются сильно эродированные обвальные ниши или находятся склоны, выположенные к настоящему времени до 30–40°.

Сравнительно крупные участки коллювиальных шлейфов сохранились на северном и южном склонах гор Святая и Малый Карадаг, на восточном склоне горы Легенер, южнее горы Балалы-Кая, под известняковыми обрывами останцовых скал у северной окраины Карадага. Их длина достигает 200–300 м, а мощность коллювия – 20–25 м. Под обрывами соседнего хр. Эчкидаг поверхность древнего коллювиального шлейфа сохранилась па водораздельных пространствах оврагов, она имеет длину до 400–500 м. Здесь под коллювием мощностью до 30 м погребены древние балки. Небольшие участки коллювиальных шлейфов находятся под горой Шапка Мономаха и скалой Мулла-Гассан-Кая, южными отрогами хр. Сюрю-Кая и т.д.

Оползневые формы. Рельеф оползневого происхождения занимает 13 % площади горной группы Карадаг и включает формы разного ранга – от оплывин и сплывов длиной не более 30 м до отдельных оползней и сложных разновозрастных оползневых склонов длиной и шириной до 1 км. В оползневом рельефе выделяются стенки срыва высотой от 1 до 40 м и оползневые тела со ступенчатой или бугристой поверхностью.

Всего на Карадаге зафиксировано около 200 сплывов и оползней. Последние относятся к оползням скольжения, течения, сдвига (выдавливания) или образованы сочетанием двух из указанных механизмов. Они пространственно связаны со склонами, сложенными податливыми породами, с зонами тектонической трещиноватости и разгрузки подземных вод, с пригрузкой склонов мощным коллювием, с участками большой глубины и густоты расчленения рельефа.

Карстовые формы. Карадаг беден карстовыми формами рельефа, несмотря на обилие трещиноватых известняков, способных карстоваться. Развитие карста ограничивают сухость климата, большая крутизна поверхности, незначительные абсолютные высоты и площади массивов карбонатных пород.

Формы поверхностного карста встречаются на сравнительно пологих участках склонов хр. Сюрю-Кая, горы Легенер и других известняковых массивов. Они представлены каррами в виде ячей, стаканчиков, ванночек, борозд и желобков глубиной до 10–20 см, которые местами образуют небольшие и невыразительные карровые поля. Подземные карстовые формы пространственно тяготеют к наиболее поднятым и раздробленным блокам карбонатных пород. К ним относятся прокарстованные трещины, карстовые гроты и пещеры.

В обрывах известняковых массивов можно наблюдать морфологические признаки карстования пород стенок тектонических трещин в виде небольших локальных расширений эллиптического сечения. Карстование пород в зонах открытых трещин в слабой форме происходит и сейчас, о чем свидетельствуют источники трещинно-карстовых вод. Из прокарстованной тектонической трещины субширотного простирания изливаются воды источника Лягушка. С тектонической трещиноватостью карбонатных массивов связаны источники у северной и южной оконечности хр. Сюрю-Кая, источник в урочище Монастырчик и еще один южнее горы Балалы-Кая. Ниже выхода источника имеются отложения известкового туфа.

Из всех выявленных гротов и пещер Карадага существенно карстовую природу имеют только пять. Все они находятся на обрывах хр. Сюрю-Кая и массивов, расположенных севернее. Наиболее крупными подземными полостями являются пещеры Двухглазка и Арка.

Суффозионные формы. Для Карадага суффозионные формы практически не характерны. Они встречаются сравнительно редко; в современных, и. верхнечетвертичных суглинках, и крупнообломочно-суглинистых отложениях представлены только суффозионными каналами, понорами и мелкими воронками. Эти формы отмечены в окрестностях пгт. Планерское, между мысом Мальчин и Золотой балкой, в балке Беш-Таш. Все они находятся на бортах оврагов, на клифах или вблизи бровок пролювиальных террас и оползневых тел.

Техногенные (антропогенные) формы. Созданы в результате деятельности человека. На Карадаге техногенные формы представлены карьерами, выемками и отвалами, котлованами и плотинами, искусственными террасами, водоотводными канавами.

Самый крупный карьер находится на северном склоне горы Святая и связан с бывшими разработками трассов. Он состоит из системы добычных уступов, срезает участок склона высотой около 100 м и шириной 200–300 м. Второй карьер расположен на вершине горы Караман-Кая и сопровождается обширными отвалами, которые спровоцировали оползни. Третий небольшой карьер глубиной 7 м находится на поверхности высокой пролювиальной террасы неподалеку от источника. Гяур-Чешме. Четвертый карьер выработан в известняках у горы Икылмак-Кая.

Небольшие выемки и котлованы связаны со строительством на Карадаге в разные годы водоемов, дорог и других сооружений. Водоемы оборудованы земляными плотинами высотой до 5 м и находятся у границ заповедника.

Наиболее распространенными техногенными формами являются искусственные террасы типа полувыемок-полунасыпей шириной 3–4 м, которые были созданы на склонах с помощью бульдозера-террасера и предназначались для посадки лесных культур. Их общая длина составляет несколько десятков километров.

Техногенный спланированный рельеф характерен для сельхозугодий, населенных пунктов и занимает большие площади на окраинах Карадага за пределами заповедника.

Формы рельефа комплексного происхождения. Комплексные формы созданы в результате нескольких процессов рельефообразования. К ним относятся пролювиально-осыпные конусы выноса, эрозионно-оползневые цирки, тафони и гроты.

Пролювиально-осыпные конусы выноса формируются в устьях некоторых коротких ущелевидных оврагов, выработанных в стойких и среднестойких породах хребтов Береговой, Сюрю-Кая и др. Эти овраги образованы обычно на месте бывших обвальных ниш, имеют обрывистые склоны и крутые тальвеги, по которым обломочный материал осыпей и камнепадов частично перемещается вследствие поверхностного стока, а частично скатывается и аккумулируется на конусах выноса длиной и шириной 10–100 м, крутизной 20–40°. Такие конусы спускаются к пляжам у скалы Кузьмичев Камень и бухты Южная Сердоликовая, обнаружены под горой Сюрю-Кая.

Эрозионно-оползневые цирки образуются двумя способами: на месте небольших циркообразных оползней и сплывов в процессе их сильной переработки оврагами; на месте небольших оврагов при значительной переработке рельефа оползнями и сплывами. При этом в рельефе какое-то время сохраняются поверхности оползневого и эрозионного генезиса. Эрозионно-оползневые цирки встречаются на склоне хр. Кок-Кая между мысом Мальчин и пгт. Курортное. В процессе их дальнейшей эволюции образуются либо водосборные воронки оврагов, либо оползни.

Сотовые (ячеистые) поверхности – тафони – являются характерной принадлежностью обрывов хр. Береговой, сложенных туфами и туфобрекчиями. Ячеи обычно имеют округлую форму; диаметр и глубина некоторых из них достигают 0,5 – 1,0 м. Они образованы в местах локального усиления выветривания пород и их ошибочно иногда относят к формам выветривания. Но, как известно, выветривание только подготавливает горную породу к сносу и, следовательно, форм рельефа образовать не может. В формировании тафони участвует комплекс процессов, осуществляющих вынос продуктов выветривания и формирование углублений. Эту функцию могут выполнить в условиях Карадага гравитационный снос, дефляция и коррозия, отчасти вода, стекающая по обрывам во время ливней.

В обрывах скал из вулканических пород и известняков имеется около 100 гротов, в образовании которых абразия и карст не участвовали. Вероятно, гроты возникли из тех тафони, которые обладали лучшими возможностями для роста, о чем свидетельствует совместное местонахождение этих образований и переходные формы между ними. Такие гроты встречаются на приморском склоне хр. Береговой, на хр. Сюрю-Кая, горе Легенер и т.д. Обилие морфологически разнообразных гротов сосредоточено в ущельях Кая-Кошла и Чертов Камин. Здесь находятся и наиболее крупные полости.

 

Источник: Клюкин А.А. Геоморфология // Природа Карадага / Под ред. А.Л. Морозовой, А.А. Вронского. — К.: Наукова думка, 1989. — С. 69 — 95.

 Фото Л.В.Знаменской

Источник: karadag.com.ru