Змеиная ферма

Привычно звучат слова «овцеферма», «птицеферма», «свиноферма» и другие. Каждому не станет загадкой «лисья ферма» или «мараловские совхозы». Но вот мы слышим «змеиная ферма». Что это? Содержать змей, кормить и ухаживать за этими тварями, зачем?

Правда, так стали называть с легкой руки корреспондентов, но суть от этого не меняется. Речь действительно идет о крупном змее питомнике, созданном при Научно-исследовательском институте зоологии и паразитологии Академии наук Узбекистана. И дело это, оказывается, не только полезное, но и необходимое.

Змеиная ферма — это высокое здание в один этаж, к которому примыкает зеленая территория большого двора. Основную площадь в здании занимает зал, под его сводами рядами расположены клетки различной величины с электрообогревателями и ваннами. Внутри клеток поставлены деревянные пирамиды (колодцы) для линьки змей, устроены полочки различной величины и перегородки, отделяющие темные и светлые части клеток.


Какая температура и влажность, какое давление воздуха — обо всем этом постоянно сообщают приборы (термографы, барографы, гидрографы), установленные в зале и в отдельных клетках. Добившись нужных условий в «змеиных домиках», туда выпускают коварных обитателей питомника: кобр, гюрз, эф, щитомордников и степных гадюк.

На клетках предупреждения: «Осторожно, кобры!», «Осторожно, гюрзы!», «Не открывать, здесь гремучие змеи!». В Ташкентском змее питомнике собраны все ядовитые змеи Средней Азии и Казахстана.

— Видимо, здесь работают очень смелые люди? — так спрашивают многие корреспонденты у научных сотрудников змее питомника.

— Ошибаетесь, в нашей работе нужна осторожность больше, чем смелость. Нам ошибаться нельзя! Когда держишь в руке змею, то находишься в сантиметре от смерти. Посудите сами, пальцы прижимают голову гюрзы или кобры у края челюстей, до ядовитых зубов всего один сантиметр. Вот об этом и нужно постоянно помнить и работать с особой осторожностью.

Содержать змей в клетках не выгодно. Змеи часто болеют, отказываются от пищи, гибнут. Пополнять поголовье этих пресмыкающихся трудно: охотников ловить ядовитых змей мало. Нужен был выход. И вот, чтобы создать змеям условия, наиболее подобные естественным, работники змее питомника построили для змей вольеры.


Участки, поросшие дикой растительностью, были разбиты на квадраты от 140 до 600 квадратных метров. В бетонированный фундамент глубиной до метра закреплены металлические стойки, между ними натянута мелкоячеистая сетка. Чтобы змеи не выползли из вольер, сделаны поверх сеток козырьки вдоль всей загородки, отвернутые внутрь.

Внутри вольеров построены водопровод и ванны, шалаши, искусственные убежища для зимовки змей, ямы с полочками, стожки соломы, сохранены участки с пышной растительностью или в виде сенокосных покосов, а там, где живут песчаные эфы, насыпан песок.

В самом большом вольере, где содержатся гюрзы — любительницы лазить по деревьям и кустарникам, посажены виноградник и персики. Все сделано так, чтобы змеям было не хуже, чем в природных условиях, откуда их привезли.

Зачем же все это нужно?

Когда-то люди испытывали постоянный страх перед змеями. Такое отношение к змеям оправдывалось тем, что в памяти долго сохранялись воспоминания о гибели людей от их укусов. Суеверия и легенды, предания и рассказы о змеях рисовали этих животных коварными существами.

Значительно позже человек научился спасать пострадавших от укуса, обнаружил лечебные свойства змеиных ядов и начал применять их при лечении различных заболеваний. Римляне и греки изготовляли лекарства из различных частей тела гадюк, а жир их даже применяли в косметических целях для уничтожения морщин и улучшения цвета лица.


Теперь же змеиная ферма необходима для изучения яда змей, где объединили свои усилия биохимики, фармакологи, зоологи, токсикологи и медицинские работники. Открыты новые целебные свойства, которыми обладают смертельные капельки яда змей. Из них теперь производятся сыворотки и мази: антигюрза, випратокс, випразид, лебетокс, випракутан, антищитомордник, антиэфа и другие.

Вот почему ученые и медики так заинтересовались вопросами содержания змей в неволе для получения от них как можно большего количества яда.

Как же живут змеи в неволе?

Прежде всего нужно было решить вопрос, чем кормить змей, при каких температурных условиях они могут переваривать пищу. Видимо, многим читателям известно, что змеи, ящерицы, жабы и черепахи не имеют своего тепла, у них температура тела зависит от температуры окружающей среды. Это холоднокровные животные.

Следовательно, выяснить температурный режим, оптимальный для жизни данных пресмыкающихся, было крайне необходимо. Для этого много раз выезжали экспедиции в Туркмению, Киргизию, Узбекистан, Казахстан и Таджикистан. Сведения, собранные в природе, помогли сотрудникам найти ключ к содержанию змей в неволе.

iv>

Теперь хорошо установлено, что чем разнообразнее корм, тем лучше себя чувствуют змеи в неволе. Кроме грызунов и птиц, им нужны и пресмыкающиеся. Как, например, в Ташкентском змее питомнике змей кормят мышами, крысами, сирийскими хомяками, цыплятами, крольчатами, жабами, ящерицами, а также и змеями.

Среди змей широко развит каннибализм — поедание друг друга, поэтому к кобрам и гюрзам выпускают для корма песчаных удавчиков, змей-стрел, узорчатых полозов, водяных ужей.

Обычно ядовитые змеи убивают жертву, потом ее заглатывают. Иногда змеи берут и мертвых животных, если они положены в тот момент, когда в клетку выпущены мыши или цыплята. Много раз приходилось наблюдать, как змеи заглатывали ящериц, удавчиков, водяных ужей живьем. Однажды проглоченная змея-стрела изловчилась развернуться в желудке щитомордника и вылезла через рот на свободу, словно и не побывала в «чреве гада».

Змеиная ферма позволила узнать, что змеи пищу не жуют. Они животных заглатывают целиком. Медленно наползая на жертву, передвигая свои челюсти то вправо, то влево, змеи способны проглотить животное в три раза толще своего тела, дважды тяжелее своего веса.

Стограммовые щитомордники длиной тела 60 сантиметров проглатывали за 55— 68 минут гребенщиковых песчанок весом до 200 граммов. Гюрзы за один раз проглатывают по десять цыплят трехдневного возраста. Кобры охотнее всего предпочитают жаб и змей, на втором месте в их меню стоят теплокровные животные: мыши, кролики, цыплята.


Вода нужна змеям как для питья, так и для купания. Когда жарко, они охотно лежат в ваннах, высунув из воды только кончик морды.

В течение года в вольерах змеи линяют три-четыре раза, а в клетках бывает до пяти линек. Перед линькой змея слепнет на один-два дня, затем это явление проходит и через 4—5 дней она начинает усиленно ползать, стараясь тереться мордой о стенки цоколя, о сетку или просто о траву и землю.

Делает это она для того, чтобы отделить у самого краешка губ, вокруг пасти, старую чешую. Как только чешуя сдвинется, змея начинает искать такую щель, где бы можно было пролезть так, чтобы отставшая чешуя зацепилась. Змея выползает из собственного «платья», выползок снимается до самого кончика хвоста.

Если змея здорова, то линяет быстро и отбрасывает чешую целиком, а если больна или истощена, то линька продолжается долго, чешуя спадает кусками. При затрудненной линьке змеи часто гибнут. После линьки змеи один-два дня лежат в укрытиях, так как движения в новой чешуе очень болезненны.

Размножаются змеи или путем откладывания яиц, из которых потом вылупливаются змееныши, или, как щитомордники и степные гадюки, прямо рождают живых детенышей, которые тут же, едва обсохнув, уже готовы ползать и кусаться, поражая ядом.

>

Родившихся в неволе змеек вылавливают и отсаживают от крупных змей, иначе они будут проглочены собственными родителями или соседями. Только через три-четыре года эти змейки будут считаться взрослыми, способными к размножению.

Не будет преувеличением сказать, что самый интересный и в то же время самый опасный момент в работе научных сотрудников змее питомника — это взятие яда у змей. В шутку такое занятие сотрудники называют «дойкой змей».

Яд берут один раз в месяц или не чаще, как через каждые 20 дней. Если яд брать чаще, то змеи отказываются от пищи, истощаются, болеют и гибнут. Кроме того, яд в таких случаях не успевает накапливаться, так как он расходуется на убивание жертвы при питании. Поэтому за  5—7 дней до процедуры змеям перестают давать корм, сохраняя тем самым уже накопившийся за этот срок яд.

В вольер заходят в сапогах, с ящиками — отсадниками и обязательно с металлическими крючками. В каждом вольере живет до 200—300 змей одного вида. Их отлавливают, пересаживают в ящики и доставляют в комнату для взятия яда.

Захватив змею крючком, быстро переносят ее на большой круглый стол, покрытый капроновыми ковриками. Затем, прижав плоским концом деревянной палочки змеиную голову, берут ее у основания голой рукой, без каких-либо перчаток. Если змея крупная, то ее туловище пропускают под мышку, а далее лаборант держит руками, чтобы она не вырвалась или случайно не выбила хвостом чашечку с ядом.


Взятием яда занимается известный герпетолог Олег Павлович Богданов. Он же является основателем нынешнего Ташкентского змее питомника.

В последнее время для взятия яда применяют электрический ток. Через понижающий трансформатор к пасти подводят электроды, слегка прикасаясь к слизистой оболочки у уголков рта, пропускают ток и в этот же миг змея выделяет порцию яда. Этот способ уменьшил процент травмирования змей и ускорил процесс взятия яда, но что касается опасности быть укушенным, то и в первом и во втором случаях она одинакова.

Количество яда у змей не одинаковое. Оно зависит от размера змеи, ее физиологического состояния, сытости и последнего срока взятия яда.

У гюрзы за один раз выделяется от 250 до 475 миллиграммов яда. У таких змей, как степная гадюка и щитомордник, яда выделяется всего от 3—7 до 25— 38 миллиграммов. Когда яд высыхает, он теряет три-четыре части своего веса, остаются желтенькие кристаллики, хорошо растворяющиеся в воде. При температуре 60—70° ядовитое начало разрушается, яд становится нейтральным.

Кусают ли змеи сотрудников лаборатории? Да, без ошибок не бывает. Чаще всего это случается при взятии яда или когда змей берут для измерения или определения пола. Одного сотрудника укусил щитомордник, но благодаря быстро оказанной помощи и хорошему лечению через 15 дней явления отравления прошли бесследно.


Человек заставил служить ядовитых животных на пользу себе. Смертельные капельки яда в лабораториях ученых приобрели целительную силу, стали началом для создания лекарств от многих недугов.

Источник: bytrina11.ru

Житель Краснодара Сергей Салата разведением змей занимается уже около пяти лет. Идею завести питомца из вида пресмыкающихся он вынашивал давно, но не решался, опасаясь сложностей с содержанием рептилий.
«Думал, что рептилий нереально содержать дома. Когда на улице находил змей, хотелось забрать с собой, но страх не позволял. Потом я познакомился с девушкой, у которой было 13 пауков-птицеедов и пять змей. С ее помощью я приобрел двух питонов, а дальше пошло-поехало», — поделился Сергей Салата с сайтом «Деловая газета.Юг».
Сегодня в его питомнике содержится около 70 змей, для ухода за ними Сергей Салата привлекает помощницу, которая чистит аквариумы, кормит рептилий и участвует в их дрессировке. «У меня 70 змей, это значит, что за один раз нужно как минимум помыть 70 поилок.


если змея с характером, то уборка займет еще больше времени, — сказал владелец питомника. — Моей помощнице интересно взаимодействовать с таким большим количеством пресмыкающихся, потому что у нее есть одна змея, а у меня собрана достаточно редкая коллекция».
Всего в террариуме в разное время содержалось 250 змей. Часть из них Сергей Салата вырастил сам, другую – приобрел в питомниках. «Очень трудно остановиться на одной змее, учитывая, что у них разный характер. Даже в одном выводке могут быть абсолютно разные по поведению особи. Каждый вид кардинально отличается поведением. Мне интересны, например, ковровые питоны, еще аргентинский филодриас достаточно редкий, у нас такого практически ни у кого нет», — отметил Сергей Салата.

По его словам, в России стоимость змеи начинается от 1,5 тыс. рублей. «По большому счету, имея до 10 тыс. рублей, можно приобрести практически любой вид. В Европе ситуация совсем другая, там цена за змею может превышать 3 млн рублей», — поделился владелец питомника.

За месяц Сергею Салате удается продать от одной до пяти змей, цена рептилии зависит от окраса, а стоимость составляет от 4 до 10 тыс. рублей. Как отмечает заводчик, создать змеям условия для размножения — довольно сложное дело. Змею нужно выращивать четыре года, при этом из 15 пар только 4-5 самок могут дать потомство. «Всегда получается, что малышей выходит достаточно мало. Чтобы заниматься разведением серьезно, нужно посвятить этому всю жизнь. Для меня это скорее очень дорогостоящее хобби», — отметил Сергей Салата.


Для продвижения питомника он использует Instagram, страницу в социальной сети ведет самостоятельно. «Чтобы люди понимали, что змеи – это интересно, нужно красиво и ярко их преподносить. Например, нужно уметь делать качественные снимки. Мне для этого пришлось телефон менять. Я вкладываю деньги в рекламу в Instagram, поскольку иначе уже нельзя. Люди узнают обо мне только благодаря рекламе. Чаще всего я выставляю рекламу, когда у меня появляются малыши», — отметил заводчик.

Помимо продажи рептилий Сергей Салата занимается организацией экскурсий в свой питомник. Такая идея появилась после постоянных просьб знакомых посмотреть на рептилий. Посетителям питомника заводчик разрешает брать змей на руки. По его мнению, тактильный контакт дает возможность лучше понять характер рептилии. «Людям интересно посмотреть на экзотических животных, потому что в России зоосфера не очень развита: контактных зоопарков практически не осталось, теперь познакомиться с рептилиями можно только через толстое стекло в террариумах», — сказал Сергей Салата.

Он отметил, что, организуя экскурсии, преследует цель популяризовать змей как домашних питомцев. «Содержать змею дома – это значит, что можно уехать на неделю в отпуск и не беспокоиться за питомца. Змея спокойно обходится без еды 1-2 недели», — пояснил владелец питомника.

Стоимость экскурсии зависит от количества человек, она колеблется от 300 до 500 рублей. Во время визита владелец питомника делится с посетителями своими наблюдениями и рассказывает об особенностях содержания змей. «Мне часто пишут люди, которые панически боятся змей. Они приходят, чтобы перебороть свои страхи. Под конец экскурсии на них висят по 3-5 змей. Это одна из причин, по которым я этим занимаюсь. Помогаю людям полностью поменять мнение о змеях», — отметил Сергей Салата.

Также питомцы Сергея Салаты участвуют в творческих проектах. Летом владелец питомника совместно с модельным агентством GPmodels помогал создавать фотографии с экзотическими животными. Кроме того, вместе с проектом «100 зверей» разрабатывал контактный зоопарк, который знакомил детей с необычными животными. «Мне нравилось работать с агентством «100 зверей». Это практически единственный питомник, где лояльно относятся к животным. Один из организаторов проекта – потомственный дрессировщик. Они знают, как нужно обращаться с рептилиями, как кормить, на какие моменты обратить внимание», — сказал Сергей Салата.

Он добавил, что построить успешный бизнес на рептилиях в России сложно. По его словам, для открытия питомника сегодня необходимы вложения от 500 тыс. рублей. Стоимость одного террариума составляет 13-15 тыс. рублей. Сегодня доход от экскурсий и продажи змей едва ли покрывает траты на кормление животных. «Малышей нужно кормить каждую неделю. Средних и взрослых змей – раз в 2 недели. В месяц уходит примерно 15 тыс. рублей только на корм. А еще нужно менять лампочки, которые регулируют температуру, покупать лекарства, обновлять грунт и пленку», — пояснил Сергей Салата.

Основной доход, по словам владельца питомника, ему приносит работа ландшафтным дизайнером — проектирование зеленых зон, высадка растений и оформление участков.

«В России строить бизнес с животными убыточно. Сейчас требования к продаже животных ужесточаются. Я готов тратить на змей свои личные деньги, причем немало, потому что мне это нравится, это моя отдушина», — подытожил Сергей Салата.

Источник: www.dg-yug.ru

Подоить змею

Яд у змей отбирается за специальным станком, перед этим герпетолог надевает тяжелый фартук из плотной клеенчатой ткани, защищающий от укусов, а также экскрементов, которые отбрасывает змея во время дойки, берет несколько приборов. Ассистентки — две девушки — подают и затем уносят змей.

Каждую змею специалист ловким движением прижимает верхней челюстью к специальной рюмке и собирает яд. В итоге емкость наполняется густой прозрачной жидкостью бледно-желтого либо ярко-желтого цвета в зависимости от породы. После дойки рты питомцам промывают перекисью водорода, чтобы исключить возможность передачи заболеваний, ведь на одну рюмку сдаивается по несколько десятков змей.

"Мы берем яд у змей через определенное количество дней. Яд чистим, высушиваем, он у нас кристаллический", — говорит Кокенко.

На рабочем месте случаются укусы. Директор Сибирского серпентария Алексей Гладких, возглавляющий учреждение с 2005 года, например, признается, что как-то при приемке змей досталось и ему. Но укус укусу рознь — в большинстве случаев случаются "скользкие, когда зубом прошло". Такой, уверен Гладких, не так страшен.

Источник: tass.ru