Анеуплоидия — (трисомия и моносомия) — возникает в результате нарушения сегрегации хромосом в митозе или в мейозе.
Классификация механизмов нерасхождения хромосом достаточно условна, так как все процессы, обеспечивающие клеточное деление взаимосвязаны и взаимозависимы.
В широком смысле, термин «нерасхождение» относится к любым нарушениям разделения хроматид или гомологичных хромосом в анафазе митоза или мейоза. Как правило, аномальное расхождение затра

гивает одну пару хромосом. Нерасхождение нескольких пар хромосом, соответственно, приводит к множественным анеуплоидиям.

  1. основные механизмы возникновения анеуплоидии

Ниже рассмотрены основные механизмы возникновения анеуплоидии на примере аномальной сегрегации хромосом в мейозе (рис. 3.2).

  1. собственно нерасхождение хромосом

Собственно нерасхождение хромосом приводит к образованию дочерних анеуплоидных клеток — гипер- и гипоплоидных — вследствие сегрегации обеих гомологичных хромосом (хроматид) к одному полюсу в анафазе клеточного деления (истинное нерасхождение).

  1. Предделение

Предделение — преждевременное разделение центромер. Предделение мейотических хромосом (бивалентов), как правило, сопровождается образованием унивалентов. Сегрегация унивалентов к разным полюсам регистрируется как нормальная сегрегация, к одному полюсу — как нерасхождение. В качестве одного из механизмов аномальной сегрегации хромосом в оогенезе рассматривается преждевременное разделение сестринских хроматид в первом делении мейоза [424]. Хромосомный набор во втором полярном тельце и ооците в этом случае будет определяться случайной комбинацией одиночных сестринских хроматид.
Преждевременное разделение хроматид и разрыхление центромерных районов хромосом при митотических делениях, сопровождающееся повышенной частотой образования анеуплоидных соматических клеток и микроядер, является цитогенетической характеристикой синдрома Робертса (OMIM 268300). Разъединение сестринских хроматид в центромерном районе одной из Х-хромосом — относительно частое явление, наблюдаемое в отдельных 47,ХХХ лимфоцитах периферической крови у женщин с привычным невынашиванием [300].

  1. Запаздывание хромосом

Запаздывание хромосом (anaphase lagging) — это полное отсутствие или замедленное относительно остальных хромосом движение хромосомы (или хроматиды) в анафазе, обусловленное, как прави-


Нерасхождение хромосом в мейозе

ло, нарушением ее ориентации. По-видимому, ведущую роль в этом механизме играют нарушения микротрубочек веретена деления [396], формирования и функций кинетохора — части центромеры, ответственной за прикрепление микротрубочек митотического веретена [763, 793]. Обычно запаздывающие хромосомы элиминируются или образуют микроядра, что сопровождается моносомией при митотических делениях [396] или приводит к гипогаплоидии при мейотических делениях [535].

  1. Первичное и вторичное нерасхождение хромосом

Нерасхождение хромосом принято подразделять на первичное и вторичное [134].
Под первичным нерасхождением понимают аномальную сегрегацию хромосом в случае вступления в мейоз нормальной диплоидной клетки. Первичное нерасхождение в свою очередь подразделяют на три типа.

  1. Простое нерасхождение, результатом которого являются гаметы с нуллисомией или дисомией.
  2. Двойное нерасхождение, к которому относят сочетание (комплементацию) двух простых нерасхождений, одно из которых произошло в оогенезе, другое — в сперматогенезе.
  3. Последовательное нерасхождение, приводящее к возникновению полисомий, является результатом двух событий нерасхождения одной и той же пары хромосом — сначала в первом, а затем и во втором делениях мейоза.

Нерасхождение хромосом в гаметогенезе у трисомного субъекта называется вторичным нерасхождением.
На многих модельных объектах твердо доказано, что существенную роль в нарушении сегрегации хромосом играет мейотическая рекомбинация, а также хорошо изучены гены, мутации в которых способствуют аномальной сегрегации хромосом. Механизмы возникновения анеуплоидии у человека, в отличие от модельных объектов, менее изучены, а «мейотические» мутации, влияющие на расхождение хромосом у человека, до сих пор не идентифицированы. Тем не менее, накопленные к настоящему времени факты свидетельствуют о сходстве механизмов аномальной сегрегации хромосом в мейозе у различных видов эукариот.

  1. роль рекомбинации в нерасхождении хромосом

Для исследования связи между рекомбинацией и сегрегацией хромосом у человека используют сравнение частот и локализации обменов и генетических карт сцепления в нормальном мейозе и при нерасхождении хромосом. Именно такой подход позволил доказать, что число и локализация хиазм (обменов) у дрозофилы находятся под генетическим контролем, который запрещает рекомбинацию в прицентромер- ных или теломерных участках, поскольку проксимальное и дистальное расположение хиазм препятствует нормальной сегрегации хромосом.
Наиболее детально изучена взаимосвязь между частотой и локализацией хиазм и нерасхождением хромосом 21 как у матерей, так и у отцов детей с синдромом Дауна [548].

iv>
помним, что нерасхождение хромосом 21 в сперматогенезе объясняет только 5-10 % случаев синдрома Дауна, а соотношение ошибок сегрегации в первом и втором делениях мейоза близко к 1:1 [210]. Оказалось, что при нерасхождении отцовских хромосом в первом делении мейоза частота хиазм снижается, а во втором делении — соответствует нормальной [401]. В ооге- незе, при трехкратном преобладании ошибок в первом делении мей- оза [210], примерно половина случаев нерасхождения хромосом 21 в первом делении обусловлена полным отсутствием хиазм в биваленте, тогда как в остальных случаях оно сопряжено с наличием обменов в субтеломерных районах. При нерасхождении во втором делении обмены преимущественно регистрируются в прицентромерных участках хромосом 21 [292].
Аналогичные данные о локализации обменов были получены также при анализе 6 других типов нерасхождения (случаи 47,XXY отцовского происхождения, случаи трисомии половых хромосом, а также аутосом 16, 18 и 21 и однородительской дисомии 15 материнского происхождения) [548]. Сходные механизмы нарушения сегрегации хромосом в мейозе, обусловленные их рекомбинацией, предполагаются и для других аутосом [460], в том числе и для акроцентрических хромосом групп D и G [514].
Следовательно, нерасхождение хромосом в первом делении мейо- за характеризуется подавлением рекомбинации и преимущественной локализацией хиазм в дистальных участках. При нерасхождении во втором делении мейоза большая часть рекомбинаций регистрируется в проксимальных районах [401, 548, 675, 823].

еличение числа теломерных хиазм с большей вероятностью приведет к нерасхождению в первом делении, а прицентромерных — во втором делении мейоза [549].
Установлено, что ахиазматические биваленты подвержены аномальной сегрегации хромосом в первом делении мейоза, а проксимальные и дистальные обмены малоэффективны в обеспечении правильного расхождения хромосом. Полагают, что биваленты утрачиваются, если их удержание происходит только за счет дистальной хроматид- ной конъюгации [692]. Относительно влияния проксимальных хиазм на поведение бивалентов предложено две модели [292, 458]. Первая предполагает, что гомологичные хромосомы не разделяются в анафазе I, что ведет к утрате бивалента или его сегрегации к одному полюсу. Согласно другой модели, реализация проксимальных хиазм приводит к преждевременному расхождению хроматид и их независимой сегрегации к полюсам в анафазе первого или второго деления мейоза.
В любом случае, нерасхождение хромосом в мейозе не только зависит от рекомбинационных событий, происходящих в профазе I, но и определяется ими [823]. Результаты этих исследований легли в основу «двухударной» гипотезы возникновения трисомии, согласно которой первым «уязвимым» событием является формирование бивалентов и образование хиазм в профазе I и вторым — процесс их разделения в первом или втором делении мейоза [458].

  1. Генетический контроль мейоза

В настоящее время известен целый ряд генов, экспрессия которых осуществляется только в мейозе [895].

>
тации в этих генах препятствуют созреванию гамет, блокируя клетки на тех или иных стадиях профазы I мейоза [225, 796]. Для некоторых из этих генов, идентифицированных у дрозофилы и дрожжей, установлено существование ортологов, то есть аналогов у других видов, что позволяет высказать предположение об их функциональной гомологии с генами, контролирующими оогенез и сперматогенез у млекопитающих [396]. Следует отметить, что многие из них относятся к семейству циклинов, осуществляющих контроль клеточного цикла в митозе и мейозе [895]. Вместе с тем, низкая частота анеуплоидии в сперматозоидах по сравнению с таковой в ооцитах указывает на различия в механизмах контроля клеточного цикла и процессов презиготической селекции гамет в оогенезе и сперматогенезе [489, 499].
Так, критическими для нормальной сегрегации хромосом в анафазе являются завершение репликации, расположение хромосом на экваторе и прикрепление кинетохор к микротрубочкам веретена. Для большинства митотически делящихся клеток, а также для мейотиче- ских делений сперматоцитов незавершенность одного из этих событий приводит к блоку клеточного цикла на соответствующей стадии и зачастую к массовой гибели всего клона анеуплоидных клеток [395].
Нарушение процессов коньюгации и рекомбинации в сперматогенезе приводит к образованию унивалентов, к остановке мейоза в метафазе первого деления и, в конечном счете, — к гибели клетки.

ким образом, в сперматогенезе функционируют эффективные механизмы селекции аберрантных сперматоцитов, что приводит к элиминации гамет, в том числе и потенциально анеуплоидных [574].
В оогенезе мейоз протекает независимо от наличия унивален- тов или нарушений формирования веретена, что свидетельствует об отсутствии характерной для сперматогенеза селекции гамет с хромосомными аберрациями [226]. В отличие от сперматогенеза блок мейоза на стадии метафазы I является обязательным компонентом оогенеза у большинства животных и у человека (см. главу 1). Утрата в ооге- незе и на первых делениях дробления зиготы механизмов селекции, свойственных делящимся соматическим клеткам и сперматоцитам, по всей видимости, и является причиной высокой частоты анеуплоидии в ооцитах и ранних эмбрионах человека [489, 549] (см главу 5). 

Источник: www.med24info.com

Источник: www.chem21.info

Нерасхождение хромосом в мейозе Нерасхождение хромосом в мейозе Р 21,21 х 21,21

Нерасхождение хромосом в мейозе

 

гаметы 21,21 0 21

 

F1 21,21,21 21,0

синдром Дауна летальная мутация

 

Если хромосомы не расходятся при митозе в процессе дробления или других стадий эмбрионального развития, то образуются мозаики. Схема образования мозаичной формы синдрома Дауна.

Нерасхождение хромосом в мейозе Нерасхождение хромосом в мейозе 21,21

 

 

Нерасхождение хромосом в мейозе Нерасхождение хромосом в мейозе 21,21 21,21

 

 

       
  Нерасхождение хромосом в мейозе   Нерасхождение хромосом в мейозе
 

21,21 21,21 21.0 21,21,21

нормальный клон клеток моносомия по клетки с

21 хромосоме, трисомией по

летальная му- 21 хромосоме

тация, клетки

погибают.

В результате такой мутации образуется мозаик типа 46,ХХ/ 47,ХХ,+21 или

46,ХХ/ 47,ХХ,+21. Чем позже в эмбриональном развитии нарушится митоз, тем меньше образуется аномальных клеток.

 

2. Вторым механизмом, обусловливающим геномные мутации, яв­ляется утрата отдельной хромосомы вследствие "анафазного отстава­ния": во время движения в анафазе одна хромосома может отстать от всех других. Она не включается в ядро и разрушается ферментами цитоплазмы. Утрата хромосомы ведет к мозаицизму, при котором имеется одна трисомная и одна нормальная клеточная популяция.

Аномальное число хромосом в клетке (анеуплоидия) увеличи­вает риск последующих нарушений, таких как потеря хромосом вслед­ствие анафазного отставания в последующих клеточных делениях.

3. Рождение больных детей у родителей с хромосомными болезнями (синдромы Клайнфельтера, полисомии Х и др.). У родителей с трисомией образуется равное число нормальных или аномальных гамет. Теоретически вероятность рождения ребенка с геномной мутацией составляет 50%. Однако, это фактически встречается реже (приблизительно в 10%), т.к. анеуплоиды характеризуются сниженной жизнеспособностью и фертильностью.

 

Причины формирования полиплоидии.

1. Полиплоидия может быть следствием нерасхождения всех хромосом при мейозе у одного из родителей. В результате образуется диплоидная половая клетка (2n). После оплодотворения нормальной гаметой сформируется триплоид (3n).

2. Может наблюдаться соматическая мутация — нерасхождение всех хромосом при делении клеток эмбриона (нарушение митоза). Это приводит к появлению тетраплоида (4 n) полного или мозаичной формы.

3. Возможно также слияние диплоидной зиготы с направительным тельцем или оплодотворение яйцеклетки двумя сперматозоидами.

 

Источник: studopedia.info

Обычно мужчины и женщины имеют хорошо выраженный фенотип, определяемый их набором хромосом — XY или XX. Но иногда рождаются дети с необычным числом половых хромосом, и это происходит в результате ненормального развития гамет. Два подобных синдрома названы по именам первых описавших их врачей. Синдром Клайнфельтера проявляется у мальчиков, которые обычно высокие, с гинекомастией (развитие молочных желез по женскому типу), пониженным умственным развитием и маленькими яичками. В 1959 году Якобе и Стронг установили, что синдром Клайнфельтера связан с наличием лишней Х-хромосомы, то есть с набором хромосом XXY.

Другой случай ненормального развития гамет называется синдромом Тернера и проявляется у девочек. У них нет яичников, они невысокие, с недоразвитыми вторичными половыми признаками (маленькая грудь). Хромосомный набор у таких девочек — Х0, то есть одна Х-хромосома (0 обозначает отсутствие хромосомы). Поскольку такие женщины гомозиготны по Х-хромосоме, у них проявляется рецессивный фенотип, например дальтонизм, обычно свойственный мужчинам. Рождение одного ребенка с генотипом XXY приходится приблизительно на каждые 700 рождений, а с генотипом ХО — на каждые 2500. Кроме того, на каждую 1000 рождений приходится один случай XXX; эти девочки внешне нормальные, хотя и с некоторыми недостатками умственного развития.

Нерасхождение хромосом в мейозе

Рис. 5.6. Последствия нерасхождения Х-хромосом в ооците на первом этапе мейоза и оплодотворения сперматозоидами с хромосомами X или Y. Нерасхождение на втором этапе мейоза (не показано) может привести к еще большему увеличению числа Х-хромосом

Как же возникают такие случаи? Непосредственная причина пока еще не известна, но ясно, что во время мейоза эти хромосомы не расходятся как следует (рис. 5.6).

Такое явление и называется нерасхождением хромосом. Оно происходит в гаметах каждого пола, на первом или втором этапе мейоза или сразу на двух этапах. В результате нерасхождения образуются гаметы с двумя половыми хромосомами (XX, YY, XY) или вовсе без половой хромосомы. В редких случаях встречаются и более двух копий хромосом. (Нерасхождение аутосом приводит к серьезным врожденным порокам, о чем упоминается в гл. 14.) Если сперматозоид XY оплодотворяет яйцеклетку X, то образуется зигота с хромосомами XXY; сперматозоид без половых хромосом и яйцеклетка X дают зиготу ХО. В результате оплодотворения яйцеклетки X сперматозоидом XX получается зигота XXX, а в результате оплодотворения такой яйцеклетки сперматозоидом YY — зигота XYY.

Ненормальные случаи распределения половых хромосом заставляют задуматься, почему ХХ-женщи-ны и XY-мужчины получаются нормальными, если у них разное число Х-хромосом? Должен быть какой-то механизм, который компенсирует различие и поддерживает генетическое равновесие. В 1961 году Мэри Лион и Лайан Рассел независимо друг от друга предложили гипотезу, объясняющую компенсацию генов, связанных с Х-хромосомой. Они заметили, что у гетерозиготных женских особей часто бывает разный фенотип; гетерозиготным кошкам, например, свойственна пятнистая окраска, причем черные и желтые пятна находятся в разных местах. Лион и Рассел предположили, что в каждой клетке развивающегося эмбриона одна из Х-хромосом случайным образом «выключается», и во всех клетках, происходящих из этой клетки эмбриона, эта Х-хро-мосома продолжает оставаться в неактивном состоянии. Так, у гетерозиготной кошки в некоторых участках кожи должна быть выключена Х-хромосома с аллелем черного меха, поэтому на этих участках появляется желтый мех; на других участках кожи выключена Х-хромосома с аллелем желтого меха, и на них вырастает черный мех. Хотя такая схема деактивации Х-хромосом наиболее очевидна на примере окраски кошек и мышей, в действительности каждая женская особь млекопитающего сочетает в себе два типа клеток, и любая разница в аллелях Х-хромосом может привести к фенотипическому разнообразию.

«Выключенные» Х-хромосомы сворачиваются в плотные комочки, которые называются половыми хроматинами, или тельцами Барра, по имени открывшего их Муррея Барра; их можно увидеть в клетках нормальных женских особей. Одна из Х-хромосом остается активной, а другая сжимается, поэтому у обычной женщины тельце Барра можно обнаружить в каждой клетке, а у женщины с синдромом Тернера их нет. У женщин с лишними хромосомами их бывает два, три или даже четыре. У мужчин телец Барра обычно не бывает, но у людей с синдромом Клайнфельтера бывает одно, два и более телец Барра, в зависимости от количества лишних Х-хромосом.

Мужчины XYY: «хромосома преступности»

В 1956 году Патрисия Джейкобе и ее ассистенты опубликовали доклад, вызвавший длительные споры и обсуждения среди биологов. Изучая кариотип заключенных мужского отделения для умственно отсталых при тюремном госпитале в Шотландии, исследователи обнаружили, что у семи мужчин из 196 (3,6%) имелась одна лишняя Y-хромосома. Помимо прочих фенотипических признаков у таких мужчин обычно бывает высокий рост — значительно выше нормы. Позже, изучая хромосомный набор 3500 родившихся в госпитале младенцев, ученые обнаружили, что лишняя Y-хромосома встретилась только у пяти из них (0,14%). Таким образом, если люди с генотипом XYY составляют приблизительно 0,14% всей популяции, а заключенные госпиталя с таким генотипом составляют 3,6%, то напрашивается вывод: люди с такой особенностью склонны к насилию и совершению преступлений. На этом основании можно даже предположить, что Y-хромосома содержит ген (или гены) агрессивности, которая увеличивается, если таких генов в два раза больше. Газеты тут же поспешили окрестить Y-хромосому хромосомой преступности.

Те же газетчики не замедлили рассказать читателям, что лишняя Y-хромосома имелась у известного чикагского серийного убийцы Ричарда Спека. Но на самом деле это было не так. Тем не менее некоторым убийцам удалось избежать наказания на том основании, что они имели генотип XYY и якобы не отвечали за свои действия. К 1974 году было зарегистрировано по меньшей мере шесть случаев, в которых обвиняемые доказывали, что они невменяемы именно на основании своего генотипа XYY. Это были дела Даниэля Югона в Париже, Лоренса Хэннела в Мельбурне, Эрнста-Дитера Бекка в Западной Германии, Шона Фарли в Нью-Йорке; Рэй-монда Таннера в Лос-Анджелесе и так называемое дело «Миллард против штата» в Мэриленде.

Несмотря на недостаток убедительных доказательств, некоторые представители власти и даже генетики высказывали крайне тенденциозные и предвзятые заявления. Например, Кеннеди Мак-Райтер, юрист и генетик, утверждал, будто «вероятностный фактор подтверждает, что преступники с хромосомами XYY — крайне опасные личности»2. Один юридический журнал предположил следующее:

Лица с хромосомами XYY представляют постоянную угрозу, поскольку они могут в любой момент оказаться в ситуации, в которой будут не способны контролировать свое поведение. И хотя в обществе может быть много подобных ходячих «пороховых бочек», лица с хромосомами XYY легче остальных поддаются выявлению3.

Сообщалось, что «один из ведущих генетиков страны» сказал:

Мы не можем быть уверенными в том, что хромосомы XYY делают из человека преступника, но я лично не пригласил бы такого человека на обед4.

Даже такой известный ученый, как X. Бентли Гласе, покойный председатель Американской ассоциации по популяризации науки, назвал генотип XYY отклонением от нормы и предложил избавляться от него в популяции посредством современных технологий дородовой диагностики и прерывания беременности5.

На самом деле никем и никогда не было выявлено прямой зависимости между генотипом XYY и склонностью к совершению преступлений. Тщательно анализируя данные нескольких исследований, Эрнест Б. Хук6 выяснил, что доля новорожденных с хромосомами XYY в общей популяции составляет 0,1% и при этом в «специализированных учреждениях» (тюрьмах, психиатрических лечебницах для умственно отсталых, алкоголиков или эпилептиков) доля мужчин с генотипом XYY сотавляет 2%. Однако эти лица вовсе не демонстрировали особой склонности к агрессивности или насилию. Их наиболее частый фенотипический признак — высокий рост. У них также бывают тяжелые воспаления сальных желез, иногда отставание в умственном развитии и трудности в общении, отсюда и склонность к импульсивному поведению. Интересно, что мужчины с синдромом Клайнфельтера (генотип XXY) тоже отличаются высоким ростом и тоже часто оказываются в «специализированных учреждениях» — приблизительно в пять раз чаще обычных людей. Отсюда был сделан разумный вывод: дело тут в том, что высокие подростки и юноши с необычными внешними признаками испытывают трудности в общении и, как правило, вызывают настороженное отношение окружающих, а если и представители власти воспринимают их как потенциально опасных, то общество буквально толкает их на путь, приводящий в тюрьму или психиатрическую лечебницу.

История с хромосомами XXY должна послужить предостережением. Обычно ученые — это консерваторы, с трудом принимающие новые теории, но в данном случае одержимость новой идеей, не подтвержденной солидными доказательствами, привела к опасному убеждению, будто существует связь между криминальным поведением и генотипом XYY. Такого рода идеи могут нанести непоправимый вред науке. Если следовать подобной логике, то можно прийти к выводу, что если мужчин в тюрьмах больше, чем женщин, то в склонности к преступлениям виноват сам по себе генотип XY.

Реальное же значение таких синдромов для генетики состоит в том, что они происходят от неразделения хромосом и доказывают связь между хромосомным набором и фенотипом. Если лишние или недостающие хромосомы влияют на выраженность гена, то гены и в самом деле расположены в хромосомах.

Попытки определения пола В древности интерес к вопросам размножения и воспроизводства подогревался желанием предсказать пол детей. На протяжении многих столетий люди предпочитали, чтобы у них рождались мальчики. Так как во многих культурах считалось, что наследственные признаки передаются исключительно через мужское семя, то полноправными наследниками отца признавали только сыновей. Если человек надеялся на память потомков, если он желал оставить после себя воспоминания о своей жизни, то у него обязательно должны были рождаться мальчики. Во многих цивилизациях собственность передавалась по наследству только мужчинам, и, естественно, мужчинам хотелось передать все свое накопленное имущество детям, а не каким-то дальним родственникам. Там, где исключительное положение в обществе занимали цари, короли, вожди, шаманы или жрецы, все члены общества также надеялись на то, что у этих высокопоставленных лиц родятся наследники, и тем самым удастся избежать беспорядков. Иногда люди надеялись на то, что их сыновья удачно выберут себе жену, и та принесет в их дом богатое приданое. Другие мечтали о сильных воинах и искусных охотниках, которые прославили бы их род и обеспечили процветание всем членам семьи. Дочери же часто оказывались «лишними ртами», и, кроме того, во многих цивилизациях требовалось давать им приданое, что могло разорить семейство, где рождалось несколько дочерей подряд. По этим и многим другим причинам рождение сына воспринималось как нечто очень важное и значительное. Подобное отношение к мальчикам сохраняется и поныне. Вместе с тем в истории человечества были и такие общества, где особое внимание уделялось дочерям, хотя порой их считали всего лишь ценной собственностью, которая передается от одного наследника другому. В других обществах наследование шло по женской линии, и тогда рождение дочери воспринималось как истинный праздник. Но вне зависимости от того, по какой линии шло наследование в том или ином обществе, во всех обществах и цивилизациях бытовали свои, часто очень любопытные, «правила» определения пола будущего ребенка, своего рода «первобытная генная инженерия». В Древнем Египте не было указаний, как зачать ребенка нужного пола, но правила определения пола имелись. Египтяне считали, что если мочой беременной женщины каждый день поливать семена пшеницы и ячменя, то пшеница прорастет, если у нее будет мальчик, а ячмень прорастет, если будет девочка. Если же ничего не прорастало, это означало, что женщина не беременна. У этого странного на первый взгляд метода есть некоторые основания, потому что моча беременных женщин содержит химические вещества, которые действительно способствуют прорастанию определенных растений. Древние евреи желали, чтобы у них рождались мальчики, так как в их обществе женщины обладали низким статусом и не наследовали имущество. Они, например, считали, что если мужчина сожжет зерно соседа, то у него не будет наследников, но если, как сказано в Талмуде, он поставит свое ложе с севера на юг, то у него, скорее всего, родятся мальчики.

Евреи разделяли с арабами и индусами веру в то, что рождение мальчика — настолько счастливое и радостное событие, что если беременную женщину не тревожить и не огорчать, то у нее обязательно родится мальчик. Считалось также, что пол ребенка зависит от питания матери. В древнеиндийской «Атхарваведе» (написанной до 700 г. до н. э.) содержится предписание пить на четвертый день менструации «гарбхакарану», то есть напиток из вареных семян риса и кунжута. В таком случае якобы обязательно родится мальчик. В древних текстах также можно встретить рецепты получения нужного оттенка кожи у сыновей, а также рецепты, которые должны ему помочь в будущем владеть тем или иным количеством «Вед». Во времена Гомера греки радовались рождению дочерей. Сыновья часто подвергались опасностям и погибали, тогда как дочерям доставались скот и другое имущество. Но несколько столетий спустя наследовать собственность могли уже только сыновья. Дочерям давали только приданое, когда они выходили замуж. Если мужчина умирал, не оставив после себя наследников, его собственность вместе с женой переходила к ближайшему родственнику. Естественно, что люди пытались заранее определить пол своего ребенка. Гиппократ учил, что у женщины со здоровым цветом кожи родится мальчик. Он также полагал, что если зародыш двигается уже на третьем месяце беременности, то такой энергичный ребенок обязательно должен быть мальчиком. Если лицо женщины покроется веснушками, то она родит девочку (у других народов веснушки предвещают рождение мальчика). Гиппон Регийский полагал, что пол ребенка определяет отец: густое семя отца означает, что родится мальчик, а жидкое — девочка. Для того чтобы обеспечить рождение мальчика, греки вступали в половое сношение при северном ветре, потому что северный ветер, «как известно», уплотняет и усиливает семя. Для девочек же подходящим оказывался южный ветер, который разбавляет и ослабляет семя. Эмпе-докл, напротив, считал, что рождение мальчиков зависит от женщин, у которых должна быть особо теплая матка. Многие теории пола коренятся в древнем убеждении, что правая сторона тела более важна, чем левая, а такое убеждение в свою очередь объясняется тем, что большинство людей правши. Часто считали, что пол ребенка определяет семя из одного или другого мужского яичка. Иногда мужчины, для того чтобы зачать мальчика, перевязывали одно из своих яичек. Аристотель возражал против такого обычая, но он сохранялся долго; даже в XVIII веке некоторые французские аристократы удаляли левое яичко в надежде зачать наследника. Большое значение придавалось и снам женщины. В Индии считалось, что если женщине приснится мужская еда, то у нее будет мальчик. В некоторых славянских странах то же самое означают ножи и дубинки, а сны об источниках и гулянках означают рождение девочки. В некоторых областях Германии мужчины клали в кровать топор, желая зачать ребенка мужского пола, и оставляли его в сарае, когда хотели зачать девочку. В Японии X века женщины, надеясь «взбодрить» ребенка и сделать из него мальчика, отправлялись на охоту или сражение. Среди японцев также бытовало забавное убеждение, что если мужчина позовет свою жену, когда та справляет естественные потребности и при этом повернется налево, то у нее родится девочка. Древнее китайское правило гласит: если на седьмом месяце беременно

сти мать почувствует, как ее ребенок двигает рукой влево, то это будет мальчик; если же ребенок на восьмом месяце двигает рукой вправо, то это будет девочка. Многие люди и поныне разделяют различные предрассудки относительно пола ребенка и верят в то, что пол можно определить по частоте сердцебиения, по тому, насколько часто будущая мать испытывает тошноту, по качеству ее молока. В наши дни пол ребенка возможно совершенно точно определить медицинскими методами, а в будущем, вероятно, станет возможным и выбирать пол ребенка при зачатии. Раньше люди не ее мневались, что возможность определить пол ребенка — это обязательно благо, но теперь, когда на нас неожиданно легла такая большая ответственность, мы не всегда уверены в том, что сможем с ней справиться.

 

Глава шестая ФУНКЦИЯ ГЕНОВ

Итак, мы уже рассмотрели, как хромосомы и гены передаются от поколения к поколению, но еще не узнали, за что именно они отвечают и как функционируют. Пора подробнее осветить этот вопрос.

Источник: helpiks.org

Нерасхождение хромосом в мейозе Нерасхождение хромосом в мейозе Р 21,21 х 21,21

Нерасхождение хромосом в мейозе

гаметы 21,21 0 21

F1 21,21,21 21,0

синдром Дауна летальная мутация

Если хромосомы не расходятся при митозе в процессе дробления или других стадий эмбрионального развития, то образуются мозаики. Схема образования мозаичной формы синдрома Дауна.

Нерасхождение хромосом в мейозе Нерасхождение хромосом в мейозе 21,21

Нерасхождение хромосом в мейозе Нерасхождение хромосом в мейозе 21,21 21,21

 

 

 

 

 

Нерасхождение хромосом в мейозе

 

Нерасхождение хромосом в мейозе

 

21,21 21,21 21.0 21,21,21

нормальный клон клеток моносомия по клетки с

21 хромосоме, трисомией по

летальная му- 21 хромосоме

тация, клетки

погибают.

В результате такой мутации образуется мозаик типа 46,ХХ/ 47,ХХ,+21 или

46,ХХ/ 47,ХХ,+21. Чем позже в эмбриональном развитии нарушится митоз, тем меньше образуется аномальных клеток.

2. Вторым механизмом, предопределяющим геномные мутации, яв­ляется утрата отдельной хромосомы вследствие "анафазного отстава­ния"˸ во время движения в анафазе одна хромосома может отстать от всех других. Она не включается в ядро и разрушается ферментами цитоплазмы. Утрата хромосомы ведет к мозаицизму, при котором имеется одна трисомная и одна нормальная клеточная популяция.

Аномальное число хромосом в клетке (анеуплоидия) увеличи­вает риск последующих нарушений, таких как потеря хромосом вслед­ствие анафазного отставания в последующих клеточных делениях.

3. Рождение больных детей у родителей с хромосомными болезнями (синдромы Клайнфельтера, полисомии Х и др.). У родителей с трисомией образуется равное число нормальных или аномальных гамет. Теоретически вероятность рождения ребенка с геномной мутацией составляет 50%. Однако, это фактически встречается реже (приблизительно в 10%), т.к. анеуплоиды характеризуются сниженной жизнеспособностью и фертильностью.

Причины формирования полиплоидии.

1. Полиплоидия должна быть следствием нерасхождения всех хромосом при мейозе у одного из родителей. В результате образуется диплоидная половая клетка (2n). После оплодотворения нормальной гаметой сформируется триплоид (3n).

2. Может наблюдаться соматическая мутация — нерасхождение всех хромосом при делении клеток эмбриона (нарушение митоза). Это приводит к появлению тетраплоида (4 n) полного или мозаичной формы.

3. Возможно также слияние диплоидной зиготы с направительным тельцем или оплодотворение яйцеклетки двумя сперматозоидами.

Источник: referatwork.ru


Adblock
detector