Под парниковым эффектом понимают возможное повышение глобальной температуры в земного шара результате изменения теплового баланса, обусловленное парниковыми газами.

Механизм парникового эффекта заключается в следующем. Солнечные лучи, достигая Земли, поглощаются поверхностью почвы, растительностью, водной поверхностью и др. Нагретые поверхности отдают тепловую энергию снова в атмосферу, но уже в виде длинноволнового излучения.

Атмосферные газы (кислород, азот, аргон) не поглощают тепловое излучение с земной поверхности, а рассеивают его. Однако в результате сжигания горючих ископаемых и других производственных процессов в атмосфере накапливаются: углекислый газ, угарный газ, различные углеводороды (метан, этан, пропан и др.), которые не рассеивают, а поглощают тепловое излучение, идущее от поверхности Земли. Возникающий таким образом экран и приводит к появлению парникового эффекта – глобального потепления.

Еще в 1827 г. французский физик Ж. Фурье предположил, что атмосфера Земли выполняет функцию стекла в теплице: воздух пропускает солнечное тепло, но не дает ему испариться обратно в космос.


Этот эффект достигается благодаря некоторым атмосферным газам, например водяным испарениям и углекислому газу. Они пропускают видимый и «ближний» инфракрасный свет, излучаемый Солнцем, но поглощают «далекое» инфракрасное излучение, образующееся при нагревании земной поверхности солнечными лучами и имеющее более низкую частоту (рис. 1).

Рис. 1. Схематичное изображение парникового эффекта, обусловленного присутствием углекислого газа в атмосфере

В 1909 г. шведский химик С. Аррениус впервые подчеркнул огромную роль углекислого газа как регулятора температуры приповерхностных слоев воздуха. Углекислота свободно пропускает солнечные лучи к земной поверхности, но поглощает большую часть теплового излучения Земли. Это своего рода колоссальный экран, препятствующий охлаждению нашей планеты.

Если бы этого не происходило, Земля была бы примерно на 30 градусов холоднее, чем сейчас, и жизнь бы на ней практически замерла.

Средняя приповерхностная температура воздуха за период 1906–2005 годов выросла на 0,74±0,18 °C. Темпы потепления в течение второй половины этого периода примерно вдвое выше, чем за период в целом.


В период конца восьмидесятых — начала девяностых годов, несколько лет подряд, среднегодовая глобальная температура была выше обычной. Это вызвало опасения в том, что вызванное человеческой деятельностью глобальное потепление уже началось. Среди учёных существует консенсус, что за последние сто лет среднегодовая глобальная температура поднялась на 0,3– 0,6 градусов Цельсия. Однако среди них нет согласия в том, что именно вызвало это явление. Трудно с уверенностью сказать, происходит глобальное потепление или нет, так как наблюдаемый рост температуры всё ещё находится в пределах естественных температурных колебаний.

До вмешательства человека в глобальные процессы на планете изменения, происходящие на её поверхности и в атмосфере, были связаны с содержанием в природе газов, которые с легкой руки ученых были названы «парниковыми».

Основными парниковыми газами Земли являются водяной пар, углекислый газ, метан и озон. Потенциально в парниковый эффект могут вносить вклад и антропогенные хлорфторуглероды (ХФУ) и оксиды азота, однако ввиду низких концентраций в атмосфере оценка их вклада проблематична.


Газ

Формула

Вклад(%)

Водяной пар

H2O

36–72

Углекислый газ

CO2

9–26

Метан

CH4

4–9

Озон

O3

3–7

Рис. 2. Доля содержания парниковых газов в атмосфере

Водяной пар является основным естественным парниковым газом, который ответственен более чем за 60 % эффекта.

В то же время, увеличение температуры Земли, вызванное другими факторами, увеличивает испарение и общую концентрацию водяного пара в атмосфере при практически постоянной относительной влажности, что, в свою очередь, повышает парниковый эффект. Таким образом, возникает некоторая положительная обратная связь. С другой стороны, повышение влажности способствует развитию облачного покрова, а облака в атмосфере отражают прямой солнечный свет, тем самым увеличивая альбедо Земли. Повышенное альбедо приводит к антипарниковому эффекту, несколько уменьшая общее количество поступающего солнечного излучения и дневной прогрев атмосферы.

iv>

Вторым по значению «парниковым» газом является углекислый газ. В 1956 г. в рамках первого Международного геофизического года ученые провели специальные исследования по измерению углекислого газа, приведенная цифра составила 0,028 %. В 1985 г. измерения были проведены снова, и оказалось, что количество углекислого газа в атмосфере возросло до 0,034 %. Таким образом, увеличение содержания в атмосфере углекислого газа – доказанный факт.

Связано это, с одной стороны, с интенсивным сжиганием ископаемого топлива: газа, нефти, сланцев, угля и др., а с другой – с ежегодным уменьшением площадей лесов, которые являются основными поглотителями углекислого газа. К тому же развитие таких отраслей сельского хозяйства, как рисоводство и животноводство, а также рост площадей городских свалок приводят к увеличению выделения метана, оксида азота и некоторых других газов.

Третьим по значению «парниковым» газом является метан. Его содержание в атмосфере ежегодно увеличивается на 1 %. Наиболее значимые поставщики метана – свалки, крупный рогатый скот, рисовые поля. Запасы газа на свалках крупных городов можно рассматривать как небольшие газовые месторождения. Что касается рисовых полей, то, как выяснилось, несмотря на большой выход метана, в атмосферу его поступает относительно мало, поскольку большая часть расщепляется бактериями, связанными с корневой системой риса. Так что на поступление метана в атмосферу рисовые сельскохозяйственные экосистемы оказывают в целом умеренное влияние.


Сегодня уже не остается сомнений, что тенденция к использованию преимущественно ископаемого топлива неизбежно ведет к глобальному катастрофическому изменению климата. При нынешних темпах использования угля и нефти в ближайшие 50 лет прогнозируется повышение среднегодовой температуры на планете в пределах от 1,5 °С (близ экватора) до 5 °С (в высоких широтах).

Повышение температуры в результате парникового эффекта грозит небывалыми экологическими, экономическими и социальными последствиями. Уровень воды в океанах может подняться на 1–2 м за счёт морской воды и таяния полярных льдов. (Вследствие парникового эффекта уровень Мирового океана в XX в. уже поднялся на 10–20 см.) Установлено, что повышение уровня моря на 1 мм приводит к отступлению береговой линии на 1,5 м.

Если уровень моря поднимется примерно на 1 м (а это худший сценарий), то к 2100 г. под водой окажутся около 1 % территории Египта, 6 % территории Нидерландов, 17,5 % территории Бангладеш и 80 % атолла Маджуро, входящего в состав Маршалловых островов.

>
о станет началом трагедии для 46 млн людей. По самым пессимистическим прогнозам, повышение уровня Мирового океана в XXI в. может повлечь за собой исчезновение с карты мира таких стран, как Голландия, Пакистан и Израиль, затопление большей части Японии и некоторых других островных государств. Под воду могут уйти Санкт-Петербург, Нью-Йорк и Вашинггон. В то время как одни участки суши рискуют оказаться на дне моря, другие будут страдать от жесточайшей засухи. Исчезновение грозит Азовскому и Аральскому морям и многим рекам. Увеличится площадь пустынь.

Повышение температуры вызовет понижение влажности почвы во многих регионах Земли. Засухи и тайфуны станут привычным явлением. Ледовый покров Арктики сократится на 15 %. В наступившем столетии в Северном полушарии ледовое покрытие рек и озер будет держаться на 2 недели меньше, чем в XX в. Растают льды в горах Южной Америки, Африки, Китая и Тибета.

Глобальное потепление отразится и на состоянии лесов планеты. Лесная растительность, как известно, может существовать в очень узких пределах температуры и влажности. Большая часть ее может погибнуть, сложная экологическая система окажется на стадии разрушения, а это повлечет за собой катастрофическое уменьшение генетического разнообразия растений. В результате всемирного потепления на Земле уже во второй половине XXI в. может исчезнуть от четверти до половины видов сухопутной флоры и фауны. Даже при максимально благоприятных условиях к середине века непосредственная угроза вымирания нависнет почти над 10 % видов сухопутных животных и растений.


Кроме парникового эффекта наличие указанных газов обусловливает образование так называемого фотохимического смога. При этом в результате фотохимических реакций углеводороды образуют весьма токсичные продукты — альдегиды и кетоны.

Глобальное потепление является одним из наиболее значимых последствий антропогенного загрязнения биосферы. Оно проявляется как в изменении климата, так и биоты: продукционного процесса в экосистемах, сдвига границ растительных формаций, изменения урожайности сельскохозяйственных культур. Особенно сильные изменения могут коснуться высоких и средних широт. По прогнозам именно здесь наиболее заметно повысится температура атмосферы. Природа этих регионов особенно восприимчива к различным воздействиям и крайне медленно восстанавливается.

В результате потепления зона тайги сдвинется к северу примерно на 100–200 км. Подъём уровня океана за счёт потепления (таяния льдов и ледников) может составить до 0,2 м, что приведёт к затоплению устьев крупных, особенно сибирских рек.

На проходившей в Риме в 1996 г. очередной конференции стран – участниц Конвенции по предотвращению климатических изменений ещё раз была подтверждена необходимость скоординированных международных действий для решения этой проблемы. В соответствии с Конвенцией индустриально развитые страны и страны с переходной экономикой приняли на себя обязательства стабилизировать производство парниковых газов.


В 1997 г. было подписано Киотское (Япония) соглашение, по которому развитые страны обязались к 2000 г. стабилизировать выбросы парниковых газов на уровне 1990 г.

Однако после этого выбросы парниковых газов даже возросли. Этому способствовал выход США из Киотского соглашения 2001 г. Тем самым реализация этого соглашения была поставлена под угрозу срыва, так как нарушалась квота, необходимая для вступления в силу этого соглашения.

В России, в связи с общим падением производства, выброс парниковых газов в 2000 г. составлял 80 % от уровня 1990 г. Поэтому Россия в 2004 г. ратифицировала Киотское соглашение, придав ему юридический статус. С 2012 г., к нему присоединяются и другие государства (например, Австралия), но все же решения Киотского соглашения остаются невыполненными. Однако борьба за выполнение Киотского соглашения продолжается.

Исследования показали: чтобы избежать глобальной катастрофы, необходимо уменьшить выбросы углерода в атмосферу до 2 млрд т в год (одна треть нынешнего объёма). Учитывая естественный прирост населения, к 2030–2050 г. на душу населения должно выбрасываться не более 1/8 объёма углерода, приходящегося сегодня в среднем на одного жителя Европы.


Каждый из нас, вне зависимости от места проживания, может помочь в решении проблемы изменения климата путём сокращения выбросов углерода в повседневной жизни. Например, мы можем сортировать отходы, ходить пешком или ездить на велосипеде, вместо того, чтобы использовать машину, выключать из сети не используемые электроприборы, и это лишь малая часть из того, что может быть сделано. На первый взгляд, речь идет о маленьких шагах, но они действительно важны, особенно в том случае, если это делается во всех общинах.

Список использованных источников

1. Воронков Н.А. Экология: общая, социальная, прикладная: Учебник для студентов высших учебных заведений. Пособие для учителей [Текст]. – М.: Агар, 1999. – 424 с.

2. Мелешко В.П. Потепление климата: причина и последствия // «Химия и жизнь – XXI век». – 2007. – № 4 / под ред. Л.Н. Стрельниковой. – М.: Химия и жизнь, 2007. – С.56.

3. География. Природопользование. Глобальные экологические проблемы. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.grandars.ru/shkola/geografiya/parnikovyy-effekt.html.

4. Кучер М.И. Экология: учеб. пособие / под ред. проф. Е.Э. Френкеля [Текст]. – Вольск: ВВИМО, 2015. – 265 с.

Источник: scienceforum.ru

Резкое потепление в ХХ веке


В 1998 году американские ученые из университета в Массачусетсе и лаборатории дендрохронологии университета в Аризоне опубликовали исследование, показывающее среднегодовую температуру на Земле за последние 1000 лет. Чтобы установить температуру в то время, когда еще не существовало термометров, то есть, 500 и более лет назад, они моделировали временные ряды, опираясь на записи в естественных носителях информации — ледниках, годовых кольцах деревьев и кораллах. 

В итоге выяснилось, что на протяжении многих столетий отклонения от нормы были незначительными, но вот в ХХ веке произошел неожиданный резкий скачок температуры.

Авторы опубликованного в 2013 году в журнале Science исследования проанализировали изменение температуры на Земле и в еще более давний период — 11 тысяч лет назад. К выводу они пришли такому же: в минувшем столетии наша планета нагревалась быстрее, чем в любой другой период времени, прошедший после окончания предыдущего ледникового периода.

При этом, согласно данным ученых, в последние 2000 лет Земля находится относительно Солнца на такой орбите, при которой в прежние времена наступал период ее естественного охлаждения. Но, говорится в исследовании, это естественное охлаждение в настоящий момент не ощущается из-за беспримерного потепления, вызванного эмиссией парниковых газов.

Какое отношение имеет эмиссия СО2 к изменению климата?

Парниковый эффект — это естественный процесс, который, собственно, и делает возможной жизнь на Земле. Он возникает потому, что определенные газы в нашей атмосфере поглощают излучаемое Землей тепло и частично возвращают его обратно — примерно так это происходит и в теплице.

К естественным парниковым газам относится углекислый газ (СО2), метан и оксид азота (веселящий газ). На протяжении тысячелетий природа оптимально регулировала содержание этих газов в атмосфере. Это изменилось, когда люди начали сжигать ископаемое топливо для выработки энергии, что привело к сильному увеличению эмиссии СО2. В результате этого, а также другой деятельности человечества, природный баланс в атмосфере оказался нарушенным: Земля начала нагреваться все быстрее и быстрее.

Согласно докладу «Состояние глобального климата 2020» Всемирной метеорологической организации ООН, среднегодовая температура в прошлом году была на 1,2 градуса Цельсия выше, чем в доиндустриальный период, то есть в промежуток времени с 1850 до 1900 года, когда ископаемое сырье еще не применялось в массовом порядке в качестве энергоносителей. Как указывают авторы доклада, вызванный человеком рост эмиссии парниковых газов является «одной из важнейших причин изменения климата».

В 2001 году Межправительственная группа экспертов по изменению климата (IPCC) пришла к выводу, что на протяжении тысячелетий в доиндустриальный период концентрация СО2 в атмосфере составляла 280 миллионных долей (ppm). К 1999 году, по данным IPCC, она увеличилась до 367 ppm.

Группа IPCC была создана в 1988 году в качестве органа ООН, в ее работе участвуют представители 195 стран, которые оценивают научные данные, полученные в связи с изменением климата. В IPCC также считают, что рост СО2 в атмосфере — это следствие производимой людьми эмиссии, которая на три четверти состоит из результатов сжигания ископаемых энергоносителей, а остальное вызвано изменениями в землепользовании.

В мае 2021 года средняя концентрация СО2 в атмосфере Земли составляла 415 ppm. Последний раз такая высокая концентрация углекислого газа была в земной атмосфере несколько миллионов лет назад — когда современного человека еще не было, а уровень мирового океана был в среднем на 30 метров выше, чем сейчас.

Бенджамин Кук, который занимается изучением климата в Институте космических исследований NASA имени Роберта Годдарда, рассказал, что когда в конце прошлого века ученые начали искать объяснение глобальному потеплению, они стали изучать различные факторы — такие, как парниковые газы, солнечная энергия, циркуляция в океанах, вулканическая активность. «И только рост эмиссии парниковых газов в результате сжигания ископаемых энергоносителей соответствовал потеплению на Земле», — сказал Кук в интервью DW. 

Насколько единодушны ученые?

По словам Кука, научное сообщество сегодня убеждено в рукотворности изменения климата также, как в теории гравитации. «В науке о климате есть некоторые неопределенности и нюансы, о которых можно спорить, — говорит он, — но в одном сегодня согласны практически все ученые: потепление вызвано сжиганием ископаемых энергоносителей».

Анализ 11 602 научных статей, посвященных проблемам изменения климата, и опубликованных в первые семь месяцев 2019 года, показал, что 100 процентов написавших их ученых согласны с антропогенной природой глобального потепления. Этот анализ проводил Джеймс Лоуренс Пауэлл, известный американский геолог и автор 11 книг об изменении климата. 

Альтернативы не существует?

«Если бы появилась альтернативная теория, объясняющая изменение климата иначе, чем эмиссией парниковых газов, и была доказана в ходе научных исследований, то это стало бы настоящим прорывом, — говорит Бенджамин Кук. — Это была бы работа, достойная Нобелевской премии. Но пока о таком исследовании ничего не слышно».  

Межправительственная группа экспертов по изменению климата тоже убеждена, что глобальное потепление — дело рук человека. Еще в 1995 году в IPCC заявили, что «имеющиеся доказательства позволяют с большой долей вероятности утверждать, что человек оказывает заметное влияние на глобальный климат».

«В соответствии с научным подходом для выводов необходимо собрать данные, провести исследования, сделать расчеты, — говорит Хелен Жако де Комб, научная сотрудница Южнотихоокеанского университета на Фиджи, участница IPCC и советница правительства Маршалловых островов. — И все это говорит нам о том, что происходящее изменение климата вызвано человеческой деятельностью».

Смотрите также:

Источник: www.dw.com

Все мы знаем, из средств массовой информации, что сейчас наблюдаются непонятные вещи с погодой, и якобы происходит глобальное потепление, а виной всему ставят парниковый эффект, и главное, в чём нас пытаются убедить, то, что парниковый эффект это плохо.

Чтобы разобраться, что же такое парниковый эффект, нам сначала нужно понять источник происхождения тепла и света на нашей планете.

Самым основным источником света и тепла для Земли, является наша звезда — Солнце. На втором месте стоит геотермальная активность самой планеты.

На третьем — радиоактивный распад изотопов и сжигание ископаемого топлива. Но третий вид источников энергии, являются, если так можно выразиться, производными от Солнца.

Тут следует отметить тот факт, что сейчас, и в прошлом, и в будущем, жизнь на Земле возможна исключительно благодаря парниковому эффекту.

Средняя температура на поверхности Земли составляет 15°-17° C. Самая высокая температура, за всю историю наблюдений за погодой, на нашей планете была плюс 70.7 °C в пустыне Лут, Иран в 2005 году.

Самая низкая температура, зарегистрированная на Земле, была в районе базы Восток, Антарктида – минус 89.2° C.

Не будь парникового эффекта, поверхность планеты остывала бы до температуры космоса – минус 270,425° С, сразу, после заката Солнца. Запомним этот момент, это важно.

А теперь к сути самого парникового эффекта. «Парниковые газы» действуют подобно покрывалу, и удерживают в атмосфере тепло планеты, как пришедшее со стороны Солнца и отражённое поверхностью Земли, так и тепло внутреннего происхождения, не позволяя планете остывать слишком быстро. Именно парниковый эффект создаёт условия, для развития и процветания жизни на Земле. С этим всё понятно и с этим никто не спорит.

А что же это за «парниковые газы» такие, которые и вызывают парниковый эффект?

И вот тут начинается самое интересное. С экранов телевизоров и с просторов Интернета нам вещают о повышении уровня СО2 и метана, даже обвинили в этом коров, а так же фреона, который разрушает озоновый слой. И причиной повышенному выбросу СО2, метана и фреона — ставят техногенную деятельность человека. Я ни сколько не хочу приуменьшать масштабов экологических проблем.

Да загрязнение имеет место, причём это загрязнение очень даже внушительное, но, всегда есть одно НО. Перечисляя список парниковых газов, многие забывают про воду. Точнее про водяной пар. По данным «Географического портала», объем льда и снега на суше составляет 25,8 миллионов кубических километров в водном эквиваленте (то есть столько воды получится, если лёд растопить). А теперь представьте, что вся эта масса воды испарится. Куда она денется, испарившись? Правильно. Поднимется в атмосферу.

Сейчас содержание водяного пара в атмосфере составляет 12900 кубических километров в водном эквиваленте (по данным того же источника). Атмосферное давление составляет 1 килограмм на сантиметр квадратный.

Если вся вода, присутствующая на поверхности суши в виде льда и снега, окажется в атмосфере, то масса атмосферы возрастет до 3,09х1019 кг или в 6,06 раза. Примерно во столько же раз повысится атмосферное давление.

И еще – исследования процессов поглощения и отражения света и тепла в атмосфере показали, что основным парниковым газом является именно водяной пар, роль метана и углекислого газа – на порядки меньше.

Получается следующая картина:

Поскольку молекула Н2О (вода) легче, чем О2 (кислород) или N2 (азот), то основная часть воды была бы в верхних слоях, а внизу – практически тот же воздух. То есть, над атмосферой образуется водно-паровой купол.

Средняя температура у поверхности возрастёт на 10° – 15° градусов. Подчеркиваю – средняя, т. е. в Приполярье будет намного теплее, чем сейчас, а возле экватора – возможно, прохладнее. За счет более высокой теплоемкости атмосферы уменьшатся годовые и сезонные перепады, а следовательно исчезнут бури, и климат в среднем станет ближе к субтропикам – комфортно, более влажная атмосфера при более высоком давлении лучше распределяет температуру у поверхности, но не парилка – абсолютная влажность выше (это сколько воды в кубе воздуха), а относительная – ниже (это отношение того, что содержится в том же кубе воздуха к тому, что в нем может поместиться при данной температуре и давлении). За счет более высокого содержания водяного пара (почти в 2000 раз больше, чем сегодня), такая атмосфера будет сама разогреваться за счет поглощения инфракрасного излучения Солнца и поверхности Земли.

Вспоминаем пилотов и альпинистов. Чем выше они поднимаются, тем им труднее дышать и больше доза радиоактивного облучения, которую они получают.

Это не потому, что, как нам говорят, содержание кислорода с высотой уменьшается. Процентное содержание частей воздуха на всей высоте неизменно. Меняется давление атмосферы, и с увеличением высоты, организму требуется прилагать больше усилий, чтобы получить кислород (дышать).

Если на уровне моря атмосферное давление равно 760 мм ртутного столба, но уже на высоте в 5000 метров давление падает до 405 миллиметров ртутного столба, у человека уже появляются тяжесть в голове, сонливость, тошнота, а иногда и потеря сознания. Такие симптомы характерны при кислородном голодании, которое вызывается пониженным содержанием кислорода в воздухе по сравнению с обычным его содержанием, на уровне моря. Отсюда и пошло поверие, что с высотой содержание кислорода уменьшается. Повторю ещё раз, уменьшается количество вдыхаемого кислорода, из-за понижения давления воздуха, но в процентном соотношении кислорода столько же, по отношению к другим газам, составляющим воздух.

Как вы уже поняли, достаточно снижения давления чуть ниже сегодняшней нормы, чтобы организмы людей перестали получать достаточно кислорода для нормальной жизнедеятельности. А жить, как альпинисты на Эвересте – можно, но недолго и не счастливо. Уменьшение толщины атмосферы увеличивает ее прозрачность для солнечной радиации плюс изменение условий (атмосферное давление, температура, суточные перепады), плюс возможные радиоактивные облучения и солнечные ожоги, однозначно вызовут снижение иммунитета и эпидемии различных инфекций.

В свою очередь, повышение атмосферного давления вызовет прямо противоположный эффект. На поверхность будет попадать меньше солнечной радиации, что вызовет снижение онкологических заболеваний и общего ослабления организма. Будет больше длительность светового дня за счет рассеивания, мягче освещение, за счет повышенного давления – лучше газообмен через кожу и органы дыхания, легче дышать, соответственно – улучшается возможность жизни растений, людей и животных. Пример — лечение повышенным давлением в барокамере, ведь при повышении давления растворимость газов в крови увеличивается.

Тут нужно понимать, что эти возможности нам открываются исключительно при естественном формировании парникового эффекта, за счёт испарения огромного количества воды. Выбросы метана животными и СО2 человеком, при таких объёмах воды, роли практически не играет. Для парникового эффекта действует простая зависимость — за счёт атмосферного тепла — испаряется влага в атмосферу, водяной пар в атмосфере вызывает повышение температуры атмосферы и ещё большее испарение влаги. Это и есть парниковый эффект в чистом виде. И не нужно опасаться, что таким образом испарится вся влага и Земля превратиться в Венеру. Вовсе нет. Если не вмешиваться в процесс, то природа сама себя регулирует. Возможность содержания водяного пара в атмосфере велико, но не безконечно (слово “безконечно” написано именно так не случайно, в статье "Скрытый смысл русских народных сказок", дано объяснение, ссылочка тут).

При повышении количества пара в атмосфере, увеличивается атмосферное давление, и внешние размеры атмосферы так же увеличатся, что вызовет увеличение площади теплового излучения в космос. А водяной пар, потеряв тепловую энергию, превратится обратно в воду и прольётся на Землю дождём. В конце-концов наступит точка равновесия, при которой, количество испаряемой с поверхности планеты влаги, будет равно, количеству влаги, выпавшей осадками обратно на поверхность.

Если моя версия верна, то глобальное потепление – это возврат в нормальное состояние — так называемый “допотоп” — таяние ледников и уход воды в атмосферу.

Таким образом, растопив и испарив весь лёд и снег со всех гор, из Антарктиды, Гренландии, Сибири, Канады и с Северного Полюса, мы получим атмосферное давление в 6 раз выше настоящего. Давление ледников на тектонические плиты уменьшится, и такие города, как С-Петербург и Венеция, да и многие другие, поднимутся из воды.

При таком количестве влаги в атмосфере (а это – пресная вода) на Земле не останется сухих регионов. В Сахаре снова появится возможность вести земледелие и потекут полноводные реки.

Проблема орошения исчезнет. Правда, придется уделять больше внимания мелиорации, чтобы не допускать заболачивания территорий.

Получается, что глобальное потепление несёт с собой увеличение содержания влаги в атмосфере с более равномерным климатом, не затоплением, а появлением дополнительных территорий, пригодных для комфортного проживания и земледелия, увеличением растительной биомассы и исчезновением угрозы голода, а так же исчезновением угрозы высокого содержания СО2 в атмосфере. Также, возможно увеличение продолжительности жизни за счет улучшения газообмена при повышении давления. Так же снижение космического радиационного фона, за счет дополнительной паровой рубашки в атмосфере (как известно, вода – хорошая защита от радиации).

А есть ли у нас подтверждения парникового эффекта в прошлом? Да, сколько угодно. Посмотрите на скульптуры. Покажите мне хоть одну скульптуру в шубе, валенках, меховой шапке, на санях или лыжах, кроме современных.

Все скульптуры прошлого изображают людей одетых в легкие туники в сандалиях, на колесницах. А ещё были виноградники в Карелии и на Белом море, Соловецкий монастырь известен, помимо всего остального, давними традициями виноградарства на каменистых террасах, так же монастырские сады на острове Валаам. Ещё есть карты Сахары за 1795 год и ранее, легенды народов Африки про цветущие города, там, где сейчас пустыня. Косвенное подтверждение факту, что 200 лет назад климат был более мягкий и тёплый, можно найти, например, у А. С. Пушкина: Евгений Онегин, глава пятая

“В тот год осенняя погода
Стояла долго на дворе,
Зимы ждала, ждала природа.
Снег выпал только в январе”

Как мне кажется, Пушкин не случайно вставил, сноску на погоду. Читая эти строки, и дальше, создаётся впечатление, что такая погода была нормой для того времени. По крайней мере никакого неудовольствия, раздражения или возмущения, я не увидел. Не было чётких указаний, что это какой то феномен из ряда вон.

Если конспирологические теории о глобальном заговоре против человечества верны, то логично ожидать любых стремлений не допустить глобального потепления, вплоть до попыток устроить небольшую ядерную зиму.

А если информация о грядущем потеплении и его последствиях известна в верхах, то интерес к приполярным территориям и шельфам приобретает более глубокий смысл, так же, как и возросший интерес к дирижаблестроению – в более плотной атмосфере дирижабли более выгодны, чем самолёты.

И войны за территории сегодняшних пустынь — это войны не только за полезные ископаемые, а за будущие территории для проживания.

Отдельно хочу упомянуть про соль. Оказывается, потребление соли жизненно необходимо человеку, птицам и животным, для поддержания осмотического давления. Проще говоря, существует давление межклеточное и внутриклеточное. Внутриклеточное давление выше межклеточного, а для протекания процессов обмена веществ, необходимым условием является поддержание этих давлений на равном уровне. И вот для этого организму и требуется соль. Взаимосвязь атмосферного и осмотического давления научно доказана, и в наше время проявляется в виде «метеочувствительности» у многих людей. Подробнее об этой связи можно почитать здесь.

Друзья, если Вас заинтересовала эта статья, предлагаю посмотреть фильм по ней, и лично окунуться в атмосферу исследований:

На этом, я с вами не прощаюсь, впереди ещё много интересного. До встречи в следующих статьях. Тема будет продолжена. Всего вам доброго, до свидания!

Источник: zen.yandex.ru

В. П. Мелешко,
доктор физико-математических наук, главный научный сотрудник, заведующий отделом Главной геофизической обсерватории (ГГО) им. А. И. Воейкова
В. М. Катцов,
доктор физико-математических наук, директор ГГО
И. Л. Кароль,
доктор физико-математических наук, профессор, заведующий лабораторией ГГО
«Экология и жизнь» №2, 2010

Прогнозы и угрозы

Сегодня ни для кого не секрет, что одна из главных забот мирового сообщества — глобальное потепление и его возможное влияние на природу. За 100 лет (1906–2005 гг.) рост температуры приземного воздуха, усредненный по всей земной поверхности, составил 0,74°С, а в России всего за 30 лет (1976–2006 гг.) — 1,33°С. Анализ данных наблюдений и расчеты по моделям климата дают согласованную картину, которая привела Межправительственную группу экспертов по изменению климата (МГЭИК) к следующим выводам:

  • маловероятно, что глобальное потепление за последние десятки лет не связано с внешним воздействием на климат;
  • с высокой вероятностью наблюдаемый рост концентраций парниковых газов1 (вызванный хозяйственной деятельностью человека) ответствен за большую часть глобального потепления во второй половине XX века;
  • основной вклад в глобальное потепление вносит углекислый газ (СO2), усиливающий парниковый эффект в атмосфере — по оценкам, он «отвечает» за 55% усиления этого эффекта; по сравнению с «доиндустриальным» периодом его концентрация в атмосфере выросла на 38% и в 2008 г. достигла 385 млн–1 (число частиц на миллион) — максимум за последние 650 тыс. лет.

По заключениям МГЭИК, в результате хозяйственной деятельности в атмосферу Земли ежегодно выбрасывается 27 млрд т СO2. Из них 30% поглощаются Мировым океаном, 13% — биосферой и почвой, а 57% остаются в атмосфере. Вследствие ограниченной скорости естественного поглощения СO2 океанами и биосферой значительная доля этого газа сохранится в атмосфере на сотни лет, способствуя дальнейшему потеплению. Как считают эксперты, с начала индустриальной эпохи в атмосфере накоплено 770 млрд т антропогенного СO2.

Первой попыткой снизить скорость потепления стало подписание в 1998 г. Киотского протокола, по которому большинство развитых стран и стран с переходной экономикой обязались в 2008–2012 гг. сократить выбросы шести парниковых газов на 5,2% (по сравнению с 1990 г.)2, а развивающиеся страны, включая Индию и Китай, освобождались от обязательств. Однако вскоре выяснилось, что и при выполнении всех обязательств этих ограничений недостаточно даже для стабилизации темпов потепления. В 1990–2007 гг. общие выбросы СO2 увеличились на 34% (по отношению к уровню 1990 г.), а в 2006–2007 гг. росли примерно на 3% в год.3

Ныне уже ясно, что в XXI веке глобальное потепление продолжится при любых сценариях изменения антропогенных выбросов парниковых газов, так что к концу века температура может повыситься еще на 2–4°С (см. Оценочный доклад об изменениях климата и их последствиях на территории РФ. Т. 1. Изменения климата. — М.: Росгидромет, 2008.). В итоге международные группы экспертов заключили, что, если к 2050 г. рост превысит 2°С, могут возникнуть опасные последствия для множества природных экосистем и будет нанесен серьезный ущерб экономикам большинства стран мира: по разным оценкам, под угрозой исчезновения окажутся 15–40% видов живых организмов; на 20–30% сократятся ресурсы пресной воды в ряде густонаселенных районов (Африка, Средиземноморье); на 5–10% уменьшатся урожаи во многих регионах; до 10 млн жителей прибрежных зон ежегодно будут подвергаться риску наводнений; начнется необратимое таяние Гренландского ледникового щита и ускорится повышение уровня Мирового океана; увеличится риск масштабных изменений циркуляции атмосферы и интенсивности муссонов и т. д.4

Аэрозоль против парниковых газов?

Как известно, Киотский протокол рассчитан до 2012 г., и ныне готовится новое соглашение, а потому новые обязательства разных стран по ограничению выбросов парниковых газов оказались предметом острых споров. По некоторым оценкам, только для стабилизации роста концентрации СO2 в атмосфере к 2050 г. глобальные выбросы надо сократить, по меньшей мере, на 50% по отношению к уровню 1990 г. А поскольку до сих пор все усилия по их ограничению были безуспешными, возник интерес к разным технологиям преднамеренного воздействия на глобальный климат как альтернативы сокращению выбросов.5 Среди них наиболее простым считается рассеяние сульфатного аэрозоля в стратосфере для защиты планеты от солнечного излучения. Выдвинув эту идею в начале 1970-х годов, академик М. И. Будыко неоднократно подчеркивал, что подобное воздействие на климат будет возможно только после точной оценки его влияния «на атмосферные процессы во всех районах земного шара».6 Увы, хотя до этого еще далеко, в последнее время некоторые отечественные и зарубежные ученые все чаще обращаются к этой идее, усматривая в ней едва ли не панацею от изменений климата.

Антропогенное воздействие на климат не раз обсуждали на специальном Совете-семинаре при президенте Российской академии наук.7 Основываясь на изложенных там тезисах, академик Ю. А. Израэль предложил бороться с глобальным потеплением, рассеивая аэрозоли в стратосфере. Он утверждает, что подход, в последнее время пропагандируемый им все активнее, — альтернатива «необходимости регулирования концентрации парниковых газов в атмосфере» и «не представляет опасности для планеты».8

За рубежом эта тема стала предметом острых дискуссий в связи с публикацией статьи лауреата Нобелевской премии по химии П. Дж. Крутцена, в которой он заключил, что распыление аэрозоля в стратосфере может рассматриваться как крайняя мера в борьбе с катастрофическими последствиями экстремального (более чем на 5°С) потепления в этом веке. В ответ несколько известных ученых выразили озабоченность по поводу самой идеи намеренного воздействия на окружающую среду (особенно на климат в глобальных масштабах).

Между тем авторы ряда публикаций в отечественных специализированных изданиях видят в воздействии на климат эффективный, недорогой и безопасный способ решения проблемы глобального потепления, подчеркивая относительно низкую стоимость такого подхода и опуская спорные вопросы и негативные последствия.

Хотелось бы дать более полную картину состояния проблемы — по данным современных исследований и обсуждений на международных форумах.

Моделирование климата

В последние годы появилось немало публикаций, посвященных изучению реакций климатической системы на распыление аэрозолей в стратосфере и основанных на применении моделей, учитывающих основные процессы в атмосфере, океане и почве, способные влиять на климат. Важное достоинство модельных исследований — возможность выделять влияние внешнего воздействия на климатическую систему, даже если реакция системы оказывается малой по отношению к ее собственной изменчивости.

Действия на климатическую систему парниковых газов и аэрозоля противоположны. Рост концентрации парниковых газов в атмосфере почти не влияет на приток солнечной радиации к поверхности Земли, но задерживает ее тепловое излучение. Рост содержания аэрозоля, наоборот, уменьшает приток солнечной радиации и слабо влияет на уходящее тепловое излучение. Но эти эффекты не компенсируются в отдельных регионах и сезонах, хотя в целом для земного шара и в среднем за год компенсация возможна.

Ныне известно несколько типов модельных сценариев стабилизации глобального потепления за счет роста альбедо (отражательной способности) системы «атмосфера — поверхность Земли». Самый простой, имитирующий рассеяние аэрозоля (например, соединений серы) в стратосфере, — уменьшение потока солнечной радиации на верхней границе атмосферы при удвоении концентрации СO2 в атмосфере и соответствующем потеплении. Так, расчеты показывают, что ослабление этого потока всего на 1,8% может полностью компенсировать рост температуры на 3°С из-за удвоения содержания СO2. Но есть и работы, из которых следует, что такое потепление можно скомпенсировать, равномерно рассеивая аэрозоль в стратосфере, что уменьшает прозрачность атмосферы для солнечного излучения. Впрочем, хотя в обеих оценках средняя глобальная температура приземного воздуха со временем возвращалась к первоначальным значениям, ее распределения заметно отличались от исходных:

  • в высоких широтах Северного полушария сохранялось потепление (особенно зимой), а в тропиках отмечалось незначительное похолодание;
  • осадков в целом выпадало заметно меньше, иными словами, проблема засух (и так достаточно острая) серьезно обострялась в ряде регионов, особенно в тропической зоне, где проживает значительная часть населения Земли.

Адепты «аэрозольного подхода» ссылаются на то, что недавние сильные извержения вулканов, при которых в атмосферу выбрасывалось много пепла и газов, вели к снижению температуры на 1–2 года. Но крупнейшие в прошлом веке извержения вулканов Эль-Чичон (Мексика, 1982) и Пинатубо (Филиппины, 1991) показали, что подобные кратковременные масштабные воздействия на атмосферу сказываются прежде всего на гидрологических процессах и, скорее, служат предостережениями в отношении преднамеренных воздействий на климат. Известный американский ученый А. Робок насчитал целых 20 причин, по которым рассеяние аэрозоля в стратосфере недопустимо.9 Одна из них связана, например, с тем, что вслед за извержением Пинатубо обширные области поразили засухи (в 1992 г. доля пораженных засухами площадей была наибольшей), а отрицательные аномалии осадков и речных стоков в том же году намного превзошли их естественные колебания за все 55 лет наблюдений. В 1983 г., вскоре после извержения Эль-Чичона, также отмечалось уменьшение количества осадков, особенно в тропиках.

Расчеты неравновесного климата с использованием моделей переноса аэрозоля в предположении о его локализованных выбросах в высоких широтах или тропиках показали, что независимо от места эмиссии распространяется он весьма быстро, температура приземного воздуха над континентами понижается больше, чем над океаном, а также ослабляется муссонная циркуляция и уменьшается количество осадков, прежде всего в низких широтах. В тропиках время пребывания аэрозоля в стратосфере (определяемое уменьшением концентрации в е раз) составляет около 12 месяцев, а в высоких широтах — всего 4–6, поэтому тезис о том, что для уменьшения скорости таяния льда в Арктике и ледников Гренландии достаточно распылить аэрозоль над этими регионами, несостоятелен.

Влияние на стратосферный озон

Как действует сульфатный аэрозоль на стратосферный озон, мы пока знаем неважно. Возможны разные способы и механизмы такого воздействия. Так, озона в стратосфере образуется тем больше, чем интенсивнее ультрафиолетовое излучение Солнца. Но при эмиссии аэрозоля в стратосферу количество солнечной энергии, достигающей нижних и средних слоев атмосферы, сокращается, а с ним и количество образуемого там озона. Подобный «фотохимический» механизм ведет к разрушению озона на поверхности частиц сульфатного аэрозоля и полярных стратосферных облаков в присутствии окислов азота и соединений хлора при низких температурах. Поэтому сильнее всего содержание озона должно было бы понизиться над Арктикой и Антарктикой.

Для более точной оценки влияния аэрозоля на атмосферный озон необходимы расчеты с использованием трехмерной интерактивной модели атмосферы, учитывающей радиационные, фотохимические и динамические процессы в их взаимодействии. Такие оценки проводились, в частности, для извержения Пинатубо. Оказалось, что в холодные зимы, когда в стратосфере над полярными областями образуются облака, концентрация озона в Арктике может снижаться на 100 единиц Добсона10 (обычные ее зимние значения здесь 300–400 е. Д.); в Антарктике поменьше, но и здесь на восстановление озоновой дыры, наблюдаемой уже около трех десятилетий в августе—ноябре, пока рассчитывать не приходится. Наиболее низкое среднее значение концентрации озона за всю историю измерений наблюдалось в 1992–1993 гг. — именно после извержения Пинатубо. Нелишне напомнить, что с уменьшением содержания озона в стратосфере растет поток ультрафиолетового излучения Солнца, опасного для всего живого.

Закисление океана

Понятно, что, рассеяв аэрозоль в стратосфере, мы не снизим содержание СO2 в атмосфере и его поглощение океаном. С ростом концентрации СO2 в морской воде образуется угольная кислота и нарушается сохранявшийся миллионы лет кислотно-щелочной баланс. Это явление, получившее название «закисление океана», ведет к снижению значения рН воды (росту ее кислотности) и содержанию в ней карбоната кальция (СаСO3), необходимого для жизни многих морских организмов.

Как следует из многочисленных исследований, этот процесс крайне опасен для морской биоты. Дело в том, что на наших глазах кислотность океана меняется во много раз быстрее, чем в прежние десятки миллионов лет. И пока неясно, смогут ли живые организмы и экосистемы приспособиться к таким изменениям. Особенно это относится к морским организмам, раковины и скелеты которых состоят из карбоната кальция (кораллы, известковый планктон, мидии, улитки, морские ежи и т. д.). Так, уже к середине XXI века скорость разрушения коралловых рифов может превысить скорость их формирования. Рост кислотности повлияет также на пищевые цепи в океане и запасы промысловых рыб, угрожая продовольственной безопасности миллионов людей.

Понятно, что уберечь океан от окисления можно, сокращая выбросы СO2 в атмосферу. Между тем пока предлагаются лишь проекты по усилению поглощения океаном СO2 из атмосферы (например, за счет искусственного «удобрения» его вод соединениями железа), хотя это сопряжено с пагубными экологическими последствиями и непредсказуемыми рисками для морских экосистем, понизить же кислотность Мирового океана даже не пытаются.

Другие «побочные эффекты» аэрозольных проектов

Климат можно определить как состояние нелинейной системы, включающей атмосферу, гидросферу, криосферу, почву и биосферу, которые сложным образом взаимодействуют. Зависит он и от внешних воздействий (солнечного излучения, извержений вулканов и т. д.). Характерное время реакции на такие воздействия у разных компонентов климатической системы сильно различается.

Рассеяние аэрозоля в стратосфере не просто сдвигает баланс между нагревом атмосферы из-за роста содержания парниковых газов и ее охлаждением из-за экранирования аэрозолем солнечного излучения. Дело в том, что климатическая система подвержена значительной внутренней (не связанной с внешними воздействиями) изменчивости. Ныне в умеренных и высоких широтах определяющими оказываются внутренние колебания характеристик атмосферы и океана. По некоторым оценкам, все изменения климата в XX веке могли быть связаны с собственными колебаниями климатической системы, происходившими на фоне незначительного потепления из-за роста содержания парниковых газов в атмосфере.

О масштабах естественных региональных колебаний климатической системы можно судить, например, по колебаниям уровня Каспийского моря. В 1930–1970-х годах он непрерывно снижался, что сопровождалось большими экономическими потерями и серьезным экологическим ущербом. Многие гидрологи считали, что эта тенденция сохранится вследствие сокращения стока рек из-за растущего отбора воды на заполнение водохранилищ (и испарение с их поверхностей), полив и т. д. На этом тезисе базировались разные концепции управления водными ресурсами в бассейне Волги и даже «проекты века», предполагавшие переброску в этот регион части стока северных рек. Но Каспий преподнес сюрприз: с 1978 г. уровень моря стал быстро расти (подъем привел к еще большим негативным последствиям). На самом деле эти колебания уровня моря отражают естественные многолетние климатические колебания на большой территории водосбора в результате изменений общей циркуляции воздушных масс и влаги в атмосфере Северного полушария.

Ярким проявлением климатической изменчивости стала и необычно холодная зима 2007/2008 г. в Индии, Индокитае, Китае, Саудовской Аравии и Центральной Азии, нанесшая огромный ущерб региону. Зима 2009/2010 г. тоже была холодной во многих районах Северного полушария.

Десятилетиями антропогенное потепление может отчасти маскироваться в отдельных регионах упомянутой внутренней изменчивостью климата, так что, какие изменения способен вызвать аэрозоль в атмосфере, станет понятно тоже лишь через десятилетия — до этого данных наблюдений будет недостаточно для окончательных выводов.

Как следует из современных моделей климата, глобальное потепление можно довольно быстро скомпенсировать, распыляя сульфатный аэрозоль в стратосфере. Но чтобы удержать среднюю температуру на приемлемом уровне, несмотря на рост содержания парниковых газов, выбросы аэрозоля придется повторять регулярно (возможно, на протяжении сотен лет), причем в нарастающих объемах.

Однако возврат глобальной температуры к исходному значению еще не означает сохранения региональных особенностей климата. Уже отмечалось, что для компенсации глобального потепления при удвоении концентрации СO2 достаточно поток солнечной радиации на верхней границе атмосферы снизить на 1,8% или уменьшить прозрачность атмосферы для солнечного излучения на 26% (например, рассеивая аэрозоль в стратосфере). При этом в солнечных регионах поток излучения на поверхности Земли может ослабеть на 20 Вт/м2, а прямая солнечная радиация — даже на 10%, или на 70–100 Вт/м2 (после извержений вулканов Пинатубо и Эль-Чичон прямая солнечная радиация у земной поверхности падала на 25–35%). Понятно, как это могло бы сказаться, например, на развитии солнечной энергетики или астрономии.

Продолжительность проекта по рассеянию аэрозоля определялась бы длительностью пребывания СO2 в атмосфере, иными словами, начав «эксперимент», пришлось бы продолжать его сотни лет — пока сотни миллиардов тонн СO2 не будут удалены из атмосферы в результате поглощения океаном и биосферой.

«Оптимизация» климата — искушение цивилизации

Понятно, что в каких-то регионах глобальное потепление несет опасные последствия, а в других, наоборот, сулит новые благоприятные возможности. А если климат можно регулировать, возникает вопрос — какой климат «оптимален». Вопрос непростой — для разных стран, регионов и даже индивидуумов представления об «оптимальном климате» могут сильно различаться. А кому-то ведь придется принимать непростые решения, когда и как действовать.

Подобное вмешательство способно увеличить и опасность международных осложнений, поскольку воздействие на климат может привести к конфликтам между странами или группами стран.

Любые опасные природные явления (тайфуны, наводнения, засухи), которые могут возникнуть в ходе проекта, позволили бы пострадавшим от них утверждать, что ущерб связан именно с его выполнением, и требовать компенсаций.

Как уже говорилось, в последнее время все чаще приходится слышать, что эмиссия аэрозоля в стратосфере — самый дешевый способ борьбы с потеплением, но при этом упорно замалчивается, сколь пагубными могут быть последствия применения такой технологии в долговременной перспективе.

Извлечь уроки

Большинство климатологов ныне сходятся во мнении, что глобальное потепление во многом вызвано деятельностью человека. В связи с этим все острее ставится вопрос: не пора ли в полной мере осознать масштабы нашего воздействия, чтобы наконец понять, вправе ли мы и дальше увеличивать выбросы парниковых газов и вредить окружающей среде, не задумываясь о последствиях? Ведь до сих пор на этот счет, по сути, нет регламентации, так что поневоле задумываешься, как далеко человек может зайти в манипулировании природой. Это относится и к попыткам воздействия на атмосферу и климат. Все больше специалистов не скрывают озабоченности в связи с попытками воздействовать на климат, считая, что они сопряжены с большими рисками, а их эффективность сомнительна.

Трагический пример непродуманного вмешательства в природную среду — судьба Арала, в той или иной мере затронувшая все страны Средней Азии. В середине XX века этот замкнутый водоем славился богатейшими природными запасами, а Приаралье считалось процветающим регионом. Однако десятки лет здесь развивали преимущественно поливное растениеводство, наращивая потребление воды, что в конечном итоге и погубило водоем. Когда-то сток Амударьи и Сырдарьи в Аральское море составлял 60 км3 в год. Ныне он близок к нулю. В результате четвертое по величине озеро в мире превратилось в несколько мелких обособленных водоемов. При этом только 50–60% изъятой воды доходит до орошаемых полей. Из-за неэкономного расхода воды многие участки заболачиваются и становятся непригодными для сельскохозяйственного производства. Безудержный рост площадей орошаемых хлопковых плантаций в долинах Амударьи и Сырдарьи повлек за собой не только нарушение гидрологического режима рек и засоление плодородных земель, но и беспрецедентное загрязнение почв химикатами. В итоге на месте Аральского моря возникли громадные солончаки, ставшие поставщиками солей и пыли. Прежде Арал служил своеобразным регулятором, смягчающим холодные зимы и летнюю жару. Ныне же лето здесь стало короче и суше, а зима — длиннее и холоднее. Похоже, Арал уже не спасти — даже при отказе от водозабора из Амударьи и Сырдарьи его прежний уровень восстановится лет через 200, не раньше.

Эта экологическая катастрофа стала для многих полной неожиданностью. Ведь еще недавно перспективы региона выглядели многообещающими. В программе комплексного освоения и использования водных и земельных ресурсов Средней Азии также предусматривалась переброска части стока сибирских рек в Амударью и Сырдарью. Но в 1986 г. от выполнения проекта в СССР отказались по экологическим и экономическим соображениям, а забор воды из Амударьи и Сырдарьи местные власти продолжали наращивать.

***

Понятно, что попытки влиять на климат в глобальном масштабе таят в себе намного больше рисков, чем региональные «экспромты». Так что в этом вопросе нам не помешала бы крайняя осторожность — преднамеренное воздействие на климатическую систему, о которой мы еще многого не знаем, может напоминать лечение неведомой болезни, которое подчас оказывается гораздо опаснее самой болезни. Ясно, что рассеивание аэрозоля в стратосфере в надежде ослабить потепление не предотвратит всех негативных последствий, связанных с ростом концентрации СO2 в атмосфере.

По мнению многих специалистов, основной вред предложений воздействовать на климат способами, аналогичными описанному выше, заключается в том, что они отвлекают внимание государства и общества от решения главной проблемы — роста энергоэффективности, сокращения выбросов парниковых газов, средства и силы, необходимые для решения таких насущных задач, как, например, развитие и внедрение возобновляемых источников энергии. Думается, гораздо успешнее бороться с глобальным потеплением можно было бы, например, расширяя их использование и сокращая долю углеводородов в мировом энергобалансе, повышая эффективность использования энергии и разрабатывая новые технологии, способствующие сокращению выбросов парниковых газов во всех отраслях хозяйственной деятельности.

Источник: elementy.ru