Конусы — это своеобразное семейство брюхоногих моллюсков, получившее широкую известность благодаря своей красоте и ядовитости. Представители этой группы очень разнообразны, к тому же ежегодный открывают новые виды, так что в настоящее время в семействе их насчитывается уже 550.
Почти все виды конусов — обитатели тропических морей. Они живут на мелководьях коралловых рифов в Тихом, Индийском и Атлантическом океанах. Животные эти одиночные, активны преимущественно ночью. Их размеры не очень большие: длина раковины у взрослых особей варьирует от 6 до 20 см. Зато окраска невероятно красива. Хотя в ней преобладают неяркие цвета (черный, серый, коричневый, желтый, белый), они образуют фантастические узоры. У одних видов раковины испещрены точками, у других — крупными пятнами…у третьих — линиями…у четвертых — сложным рисунком.
При взгляде на них кажется, будто кто-то смастерил из этих моллюсков расписные амфоры, кулечки, креманки, вазочки.
Даже конусы с одноцветными раковинами выглядят красиво за счет гладкой фактуры поверхности, напоминающей фарфор.
Названия некоторых видов свидетельствуют о сложном рисунке, который их украшает: у конуса литературного точки напоминают буквы в строчках, у конуса текстильного — узор на ткани, у конуса географического — разводы на карте.
Свое название конусы получили из-за геометрически правильной формы раковины.


к и у всех брюхоногих моллюсков, у конусов она закручивается спирально, но каждый завиток ложится почти поверх предыдущего, поэтому верхушка раковины получается тупой, почти плоской. Отверстие в раковине располагается сбоку, причем оно такое вытянутое, что простирается почти во всю ее длину. Мягкое тело моллюска прячется внутри, во время движения широкая нога высовывается через боковое отверстие, а голова — через небольшую дырочку в узком конце раковины. Передний конец тела увенчан сразу несколькими выростами. Два коротких стебелька несут крошечные глазки, между ними и чуть выше расположен ловчий хоботок, похожий на длинненькую трубочку, а под хоботком находится рот. В обычном положении ротовое отверстие заметить трудно, но при поглощении добычи оно способно вытягиваться в трубку-воронку и охватывать очень крупную добычу.
Из этого описания становится ясно, что конусы — хищники. Разные виды этих моллюсков специализируются на определенных видах добычи: одни поедают многощетинковых червей, другие предпочитают мелких рыб (особенно часто их жертвами становятся амфиприоны), третьи охотятся на брюхоногих моллюсков других видов.

рочем, в стесненных условиях конусы вполне могут перекусить своим более мелким собратом.
Жертву они находят по запаху с помощью особого органа — осфрадия. Учуяв добычу, конус проявляет неожиданную для таких животных резвость. Он быстро ползет наперерез жертве и нацеливает на нее свой ловчий хоботок. Вот тут и начинается самое интересное. Дело в том, что конусы, как и все моллюски, имеют радулу — своеобразную глоточную «терку», усеянную множеством зубов. Но если другие моллюски зубами перетирают пищу, то конусы используют их иначе.
Их зубы похожи на заостренный гарпун и легко отделяются от радулы, канал отломившегося зуба заполняется токсином, а сам он попадает в ловчий хоботок. Конус, словно туземец с копьем наперевес, подкрадывается к жертве, нацеливает на нее хоботок с зажатым на конце зубом и колет ее острием. Если добыча очень подвижная (например, рыба), то подкрасться к ней на нужную дистанцию бывает трудно, поэтому конус часто закапывается в песок, оставляя торчать наружу лишь дыхательный сифон и хоботок. Как только неосторожная рыба подплывет к затаившемуся хищнику, он наносит ей смертельный удар. Иногда конусы практикуют другой способ охоты. Они подползают к мелкой рыбешке, разевают свой рот-воронку и… рыба сама заплывает в нее! После этого конусу остается только проглотить улов.

Во всех случаях умертвить добычу моллюскам помогает сильнейший яд нейротоксического действия — конотоксин. Он имеет сложный состав и включает до 50 пептидов и аминокислот, причем у каждого вида эти компоненты специфические и действуют на нервную сис


Источник: vk.com

За красоту коралловые рифы называют садами Нептуна, а по богатству жизни их можно сравнить только с влажными тропическими лесами. Это самые грандиозные сооружения на Земле, возведённые живыми организмами. А построили их крошечные кишечнополостные животные — шестилучевые коралловые полипы.

Как появляются кораллы?

От других кишечнополостных коралловые полипы отличаются способностью формировать вокруг себя мощный известковый скелет наподобие чашечки с перегородками. Размножаясь почкованием, полипы образуют огромные колонии разнообразной формы: в виде веточек, ажурных вееров, грибов и бороздчатых валунов. Из скелетов отмерших и живых полипов и состоят коралловые рифы. Живые кораллы нередко окрашены в нежные желтоватые, розоватые и зеленоватые тона. Эту окраску им придают не только собственные пигменты, но и живущие в их тканях симбиотические одноклеточные водоросли зооксантеллы. Водоросли поглощают продукты выделения полипов — соединения азота, фосфора и углекислый газ, взамен снабжая полипы кислородом и веществами, необходимыми для строительства известкового скелета.

коралловые полипы
Коралловые полипы
iv>

За миллионы лет совместной эволюции содружество этих организмов зашло так далеко, что ни полипы, ни водоросли не могут существовать друг без друга. Поэтому живые кораллы можно обнаружить только на глубинах не более 50 м, где водоросли получают достаточное количество солнечного света.

Несмотря на кажущуюся несокрушимость коралловых рифов, создающие их коралловые полипы — чрезвычайно нежные и капризные существа. Они хорошо себя чувствуют только в кристально чистой воде довольно высокой солёности, температура которой редко понижается ниже 20 °С. Поэтому коралловые рифы распространены в основном в тропических районах Мирового океана, продвигаясь в субтропические и даже умеренные широты лишь вслед за тёплыми морскими течениями. Но и в тропиках кораллы отсутствуют в устьях крупных рек, опресняющих морскую воду и загрязняющих её песком и илом. Об этой особенности кораллов хорошо знали мореплаватели, которые без опаски подводили к берегу суда там, где в море впадали реки.

Самый грандиозный коралловый риф на Земле — Большой Барьерный риф — протянулся на 2300 км вдоль восточного побережья Австралии. А великолепные рифы Красного моря — одни из самых северных в мире.


Большой Барьерный риф
Большой Барьерный риф

Жизнь на коралловых рифах

Очень мало мест на Земле может сравниться с коралловыми рифами по насыщенности жизнью и биологическому разнообразию. Кроме сотен видов шестилучевых кораллов, там встречаются восьмилучевые кораллы, или горгонарии, скелет которых построен из рогового вещества. На глубоких частях рифов, где не сказывается сокрушительная сила волн, горгонарии образуют ажурные веера, достигающие 2 м в диаметре.

Горгонария
Горгонария

Обязательные члены рифового сообщества — актинии, которые иначе называют морскими анемонами. Они действительно напоминают цветы, порой ярко окрашенные, с лепестками-щупальцами, число которых может достигать более тысячи. У одних актиний щупальца усажены стрекательными клетками, у других — покрыты липкой слизью. С их помощью актинии ловят добычу — проплывающих мимо рачков, мальков рыб и других небольших животных.

На Большом Барьерном рифе встречается более 400 видов кораллов и около 1500 видов рыб и моллюсков. А полностью оценить его биологическое разнообразие попросту не представляется возможным.

>

На коралловых рифах обитает крупнейший в мире двустворчатый моллюск — гигантская тридакна, раковина которой достигает в длину 2 м. Как и другие двустворчатые моллюски, тридакна — фильтратор, но, кроме того, ткани её тела нашпигованы водорослями зооксантеллами. Они снабжают тридакну кислородом и составляют большую часть её рациона питания. Именно водоросли придают телу моллюска синюю или зелёную окраску.

гигантская тридакна
Гигантская тридакна

Встречающиеся на рифах красивые синие, жёлтые, красные ажурные конструкции в виде веера, воронки или штопора — это не что иное, как жабры сидячих многощетинковых червей (полихеты). Их длинное тело скрыто в прочной роговой трубке, а с помощью жабр полихеты дышат и захватывают частицы пищи. Отростки их жабр усеяны сотнями глазков, и при приближении опасности веера и воронки мгновенно сворачиваются и исчезают в глубине трубки.


Хрупкое равновесие мира кораллового рифа легко нарушить. Морская звезда «терновый венец» живёт на рифах и питается почти исключительно коралловыми полипами. Однако у неё есть враг — крупный хищный брюхоногий моллюск — гигантский тритон, или харония, который не даёт морским звёздам чрезмерно размножаться. В середине XX в. численность хароний резко сократилась, так как их красивые раковины пользовались большим спросом у туристов. И в результате размножившиеся морские звёзды едва не погубили весь Большой Барьерный риф Австралии. Только строгий запрет на вылов хароний позволил восстановить природное равновесие и спасти удивительный мир обитателей кораллового рифа.

Коралловые рыбы

Большие и маленькие рыбы самых причудливых форм и расцветок — наиболее заметные обитатели коралловых рифов. Сюда в поисках поживы регулярно приплывают рыбы из открытого океана, но множество их видов всю жизнь проводят на рифах и не встречаются ни в каких иных местах обитания. Таких рыб называют коралловыми.

Рыба-бабочка
Рыба-бабочка

Рыбы-бабочки — одни из самых ярких (в полном смысле этого слова) представителей коралловых рыб.


большой размер и высокое сплюснутое с боков тело позволяют им при приближении опасности протиснуться в самые узкие щели рифа. Питаются они разной мелкой живностью и живыми коралловыми полипами, ловко выклёвывая их из известковых чашечек. Рыбы-бабочки — большие индивидуалисты. Большинство их видов живёт парами или поодиночке на определённом участке рифа и яростно защищает свою территорию от других представителей. Их яркая, издалека заметная окраска служит предупреждением чужакам, что участок уже занят, и это позволяет рыбкам снизить число пограничных конфликтов.

Рыба-попугай
Рыба-попугай

Крупные, массивные рыбы-попугаи тоже питаются коралловыми полипами, но действуют они грубее рыб-бабочек: похожими на долото сросшимися зубами они откусывают и перемалывают целые куски кораллов. Там, где кормится стая этих рыб, хорошо слышен хруст и скрежет, а за каждой рыбой тянется медленно оседающая на дно струйка мельчайшего песка — всё, что остаётся от прошедших через её кишечник известкового скелета кораллов. Есть мнение, что тончайший белоснежный песок тропических пляжей обязан своим происхождением рыбам-попугаям.


Рыба-клоун
Рыба-клоун

Рыбы-клоуны, или амфиприоны, — небольшие рыбы яркой полосатой окраски. Это обычные обитатели коралловых рифов, но встретить их можно только рядом с актиниями, с которыми они живут в симбиозе. Амфиприоны бесстрашно снуют среди жгучих щупалец, смертельно опасных для всех других рыб, а при опасности могут даже прятаться в глубине пищеварительной полости актинии. Кожные покровы этих рыб вырабатывают слизь, которая по своему составу практически не отличается от слизи, покрывающей щупальца актинии, и она не причиняет никакого вреда своим постояльцам. За предоставление убежища амфиприоны расплачиваются со своей актинией тем, что чистят её и даже делятся с ней пищей.

Несмотря на небольшой размер, амфиприоны — довольно агрессивные и смелые рыбы. Известны случаи, когда они яростно атаковали аквалангистов, слишком приблизившихся к их дому.

Источник: web-zoopark.ru

Небольшая статься про обитателей коралловых рифов для Дикого Журнала.

Кораллы помимо того что сами являются колониями живых существ, еще и предоставляют дом огромному количеству морских организмов.


At_surf_zone
Однако каждый из них использует кораллы по своему. Кому-то это столовая, кому-то станция очистки, кому-то убежище, а иногда симбиоз на столько тесный что уже не так просто бывает найти где заканчивается коралл и начинается сам жилец.

IMG_8183

Для начала давайте разберемся вот в чем- почему коралловые рифы так плотно заселены?. И начнем с ответа на вопрос -как много на самом деле кораллов в океане? Понятно, что если считать поштучно или в скажем в метрах, то получиться огромное число. Однако общая площадь океанов так велика, что коралловые рифы встречаются в ней совсем не часто. Наверное их можно сравнить с оазисами в пустыне. И как оазисы — они центр притяжения.

IMG_7897

Для пелагических животных (основным местом обитания которых является открытый океан) риф важное звено в развитии — здесь зачастую проходит брачный период или растет молодняк. Здесь небольшие коралловые рыбки и креветки выполняют роль чистильщиков, удаляя различных накопившихся паразитов.
Наверное только донные и глубоководные обитатели обходятся без периодического посещения рифов.

IMG_5582

А для рифовых же рыб — риф это вся их жизнь. В первую очередь это их дом, их убежище. Структура рифа такова, что в нем всегда много проходов, щелей и каверн самых разных размеров. В одних могут поместиться только самые маленькие рыбки, креветки и крабики.
IMG_7678

В других же может найти себе место для отдыха и большая морская черепаха и рыба наполеон. А ведь размеры каждого из них могут достигать пары метров. Даже небольшие рифовые акулы любят отдыхать в тех расщелинах рифов, где есть постоянное движение воды.

IMG_9241

Жизнь на рифе разделена на две основные фазы — дневную и ночную, и каждый обитатель выбирает для себя ту или иную «сторону». Соответственно когда у одних активный период, в первую очередь связанный с поискам пропитания, то другие вынуждены на это время искать себе место для отдыха.
Так большинство рифовых рыб ведут дневной образ жизни.

IMG_0950

Активны днем и скаты и черепахи. В тоже время моллюски и членистоногие предпочитают ночь. Обилие планктона и неудачно спрятавшиеся рыбешки — их основная добыча.
Их зрение и обоняние позволяет видеть практически в полной темноте. Кальмары, к примеру, обладают самой большой и чувствительной сетчаткой глаз на планете.

IMG_7348

Акулы так же предпочитают ночь, хотя особенности их строения заставляют двигаться и охотиться и большую часть дня.

Риф это единая пищевая цепочка. Даже само основание — колонии коралловых полипов, не смотря на прочный внешний скелет становятся пропитанием для тех же черепах или рыб-попугаев, обладающих весьма внушительными челюстями. Все это приводит к тому что почти у всех обитателей развиваются различные способы, позволяющие им выживать. В первую очередь это мимикрия. Способность имитировать цвет, форму и даже поведение.

IMG_8132

В той или иной степени способностью менять внешний вид обладают почти все. Даже многие обыкновенные рыбы, яркие в течение дня, на глазах становятся блеклыми и рябыми в тон окружающего их ландшафта. Что уж говорить про таких мастеров маскировки как осьминоги. Они могут изменять и форму и фактуру кожного покрытия подражая кораллам.
Так же хотел бы показать еще одно существо, поднявшее маскировку на небывалый уровень. Это краб декоратор. Именно из-за его способности собирать себе маскирующее покрытие из различных кусочков кораллов, и других элементов окружающего рифа, его практически нельзя найти и выделить на фотографии. Единственно что выдает его это движение. Но и даже тогда порой кажется что это просто медленно ползущий по своим делам кусочек рифа.

IMG_5141

Второй интересный способ защиты это симбиоз. Совместное проживание, защита и помощь в поиске пропитания. Так к примеру крабы отшельники носят на себе актинии, иногда по несколько штук. При этом жгучие щупальца актиний защищают краба. Актинии же, перемещаясь вместе с крабом имеют куда больше возможностей для питания. Хотя наверно самый известный пример симбиоза на рифе, это конечно анемон и рыбы-амфиприоны (клоуны). Анемон, это та же актиния и ее щупальца довольно сильно обжигают при прикосновении. В ответ анемон очищает актинию от паразитов и вдобавок вентилируют ее, обеспечивая приток свежей воды движениями плавников.

IMG_7625

И в завершении темы про защитные механизмы надо сказать что по прежнему популярна простая прочная защита. Это может быть панцирь краба, раковина моллюска, или же небольшая нора в коралле для рыбки.
То, что находиться всегда по близости и куда можно в случае опасности спрятаться в считанные мгновения.

IMG_4873

По этому знакомство с обитателями подводного мира надо строить на базе взаимного уважения. Что бы увидеть, мы должны подстраиваться под них, стараться понять их поведенческие реакции.
При желании подход можно найти к каждому виду. В противном случае мы можем рассчитывать только на то, чтобы увидеть то место где только что была та или иная рыбка. Небольшое облачко взвеси и песка вместо креветки, или же чернильное пятно вместо осьминога или кальмара.

Источник: torchuck.livejournal.com

Образование[править | править код]

Большинство коралловых рифов, которые мы наблюдаем сегодня, сформировалось после ледникового периода, когда таяние льдов привело к повышению уровня моря и затоплению континентального шельфа. Это означает, что их возраст не превышает 10 000 лет. Обосновавшись на шельфе, колонии стали расти вверх и достигли поверхности моря. Коралловые рифы встречаются и вдалеке от континентального шельфа вокруг островов и в виде атоллов. Большинство таких островов имеют вулканическое происхождение. Редкие исключения возникли в результате тектонических сдвигов. В 1842 году Чарльз Дарвин в своей первой монографии «Строение и распределение коралловых рифов»[16] сформулировал теорию погружения, объясняющую образование атоллов поднятиемruen и оседаниемruen земной коры под океанами[17]. Согласно этой теории процесс формирования атолла проходит три последовательные стадии. Сначала после затухания вулкана и оседания дна вокруг образовавшегося вулканического острова развивается окаймляющий риф. По мере дальнейшего оседания риф становится барьерным и, наконец, превращается в атолл.

Согласно теории Дарвина коралловые полипы процветают только в чистых тропических морях тропиков, где вода активно перемешивается, но могут существовать лишь в ограниченном диапазоне глубин, начиная чуть ниже отлива. Там, где позволяет уровень нижележащей земли, вокруг побережья растут кораллы, формирующие береговые рифы, которые в конечном итоге могут стать барьерным рифом.

Дарвин предсказал, что под каждой лагуной должно скрываться каменное основание, представляющее собой остатки первичного вулкана. Последующее бурение подтвердило его гипотезы. В 1840 году на атолле Хао (острова Туамоту) с помощью примитивного бура на глубине 14 м были обнаружены исключительно кораллы. В 1896—1898 годах при попытке пробурить скважину до основания атолла Фунафути (острова Тувалу) бур опустился на глубину 340 м в однородной толще коралловых известняков. Скважина глубиной 432 м на поднятом атолле Кито-Даито-Сима (острова Рюкю) также не достигла коренных пород атолла. В 1947 году на Бикини была пробурена скважина глубиной 779 м, достигшая раннемиоценовых отложений, возрастом около 25 миллионов лет[3]. В 1951 году две скважины глубиной 1266 и 1389 м на атолле Эниветок (Маршалловы острова) прошли эоценовые известняки возрастом около 50 миллионов лет и достигли коренных базальтов, имеющих вулканическое происхождение. Эти находки свидетельствуют о вулканическом генезисе основания атолла[18].

Там, где дно поднимается, береговые рифы могут расти по всему побережью, но, поднявшись над уровнем моря кораллы умирают и становятся известняком. Если земля оседает медленно, скорость роста окаймляющих рифов поверх старых, мёртвых кораллов оказывается достаточной для образования барьерного рифа, окружающего лагуну между кораллами и землёй. Дальнейшее опускание дна океана приводит к тому, что остров полностью скрывается под водой, а на поверхности остаётся лишь рифовое кольцо — атолл[20]. Барьерные рифы и атоллы не всегда образуют замкнутое кольцо, иногда штормы разбивают стены. Быстрый подъём уровня моря и оседание дна могут подавить рост кораллов, тогда коралловые полипы умрут и риф погибнет[21]. Кораллы, живущие в симбиозе с зооксантеллами, могут погибнуть из-за того, что на глубину перестанет проникать достаточно света для фотосинтеза их симбионтов[22].

Если дно моря под атоллом поднимется, возникнет островной атолл. Кольцевой барьерный риф станет островом с несколькими мелкими проходами. При дальнейшем подъёме дна проходы пересохнут и лагуна превратится в реликтовое озеро[20].

Скорость роста кораллов зависит от вида и колеблется от нескольких миллиметров до 10 см в год[23], хотя при благоприятных условиях она может достигать 25 см (акропоры)[1].

Первые кораллы на Земле появились около 450 миллионов лет назад. Вымершие ныне табуляты вместе с строматопоридными губками создали основу рифовых построек. Позднее (416 ~ 416—359 миллионов лет назад) появились четырёхлучевые кораллы ругозы, площадь рифов достигла сотен квадратных километров. 246—229 миллионов лет назад возникли первые кораллы, живущие в симбиозе с водорослями, а в кайнозойскую эру (около 50 миллионов лет назад) появились мадрепоровые кораллы, существующие и ныне[1].

За время существования кораллов климат менялся, повышался и понижался уровень Мирового океана. Последнее сильное понижение уровня океана произошло 25—16 тысяч лет назад. Около 16 тысяч лет назад таяние ледников привело к повышению уровня океана, который достиг современного около 6 тысяч лет назад[1].

Условия формирования[править | править код]

Для возникновения кораллового биоценоза необходимо сочетание ряда условий, связанных с температурой, солёностью, освещённостью и рядом других абиотических факторов. Герматипные кораллы отличаются высокой стенобионтностью (неспособностью выносить значительные отклонения от оптимальных условий)[24]. Оптимальная глубина для роста коралловых рифов составляет 10—20 метров. Ограничение глубины обусловлено не давлением, а падением освещённости.

  • Температура

Все герматипные кораллы теплолюбивы. Основная масса коралловых рифов располагается в зоне, где температура самого холодного месяца в году не опускается ниже +18 °C. Однако половое размножение при этой температуре невозможно, а вегетативное замедляется[24]. Как правило, падение температуры ниже +18 °C вызывает гибель рифообразующих кораллов. Возникновение новых колоний ограничено теми районами, где температура не падает ниже +20,5 °C, видимо это нижний температурный предел для овогенеза и сперматогенеза у герматипных кораллов. Верхний предел существования превышает +30 °C. При дневных отливах в мелких лагунах приэкваториальных районов, где наблюдается наибольшее разнообразие форм и густота разрастания кораллов, температура воды может достигать +35 °C. Температура в пределах рифообразующих организмов круглый год остаётся стабильной, годовые колебания у экватора составляют 1—2 °C, а в тропиках не превышают 6 °C[25].

  • Солёность воды

Средняя солёность на поверхности Мирового океана в тропической зоне составляет около 35,18 ‰. Нижний предел солёности, при котором возможно образование коралловых рифов составляет 30—31 ‰[26]. Этим объясняется отсутствие мадрепоровых кораллов в эстуариях крупных рек. Отсутствие кораллов вдоль атлантического побережья Южной Америки объясняется именно опреснением морской воды за счёт Амазонки. На солёность поверхностных вод, помимо материкового стока оказывают влияние осадки. Иногда продолжительные ливни, понижающие солёность воды, могут стать причиной массовой гибели полипов[27]. Спектр солёности, пригодный для жизни коралловых рифов достаточно широк: разнообразные кораллы широко распространены как в небольших внутренних морях с пониженной солёностью (30—31 ‰), омывающих Зондский и Филиппинский архипелаги (Целебесское, Яванское, Банда, Бали, Флорес, Сулу) и в Южно-Китайском море, так и в Красном море, где солёность достигает 40 ‰[26].

  • Солнечный свет

Большинству рифообразующих организмов для жизни необходим солнечный свет. Физиологические и биохимические процессы, в ходе которых происходит извлечение из морской воды извести и формирование скелета герматипных кораллов, связаны с фотосинтезом и успешнее протекают на свету. В их тканях присутствуют одноклеточные водоросли симбионты симбиодиниумы, выполняющие функции фотосинтезирующих органов. В ареале коралловых рифом продолжительность дня в течение года изменяется несущественно: день почти равен ночи, сумерки короткие. В районе экватора большую часть года ясно, в тропиках количество пасмурных дней не более 70. Суммарная солнечная радиация здесь составляет не менее 140 килокалорий на 1 см² в год. Вероятно, кораллы нуждаются в прямых солнечных лучах: на затенённых участках рифа их поселения разрежены. Колонии не располагаются вертикально друг над другом, а распределены по горизонтали. Некоторые виды кораллов, не участвующие в процессе фотосинтеза, подобно ярко-красным тубастреям и фиолетовым гидрокораллам дистихопорам, не являются основой рифа. По мере увеличения глубины освещённость быстро падает. Наибольшая плотность коралловых поселений наблюдается в диапазоне 15—25 м[28].

  • Турбулентность

В тропиках растворимость газов в воде в 1,5—2 раза ниже, чем в полярной области. Содержание кислорода в морской воде в районе экватора составляет 4,5—5 мл/л, а в пределах тропической зоны не более 6 мл/л. Фитопланктон здесь плохо развит, поэтому вода на поверхности не обогащается кислородом за счёт фотосинтеза. Особенно остро кислородное голодание наблюдается в лагунах. На поверхности кораллов в изобилии растут кораллиновые водоросли, формирующие прочную известковую корку. Водорослей больше всего в местах, где волновое воздействие наиболее сильное, а вода максимально насыщена растворёнными газами. Кораллы и водоросли лучше всего растут по краям рифа и на его внешних склонах. Наиболее мощное разрастание герматипных кораллов наблюдается на верхнем крае прибойной стороны. Свежая чистая вода, насыщенная кислородом и богатая планктоном обеспечивает дыхание и питание полипов[2].

  • Субстрат

Большинство рифов образуется на неподвижной основе. На отдельных камнях и известковых глыбах кораллы не развиваются. Кораллы, обитающие на гребнях с высокой турбулентностью не выносят заиления. Тогда как на окаймляющих рифах в зоне между гребнем и берегом имеются участки с илистым дном, где развивается собственная фауна кораллов. На рыхлом субстрате растут крупные грибовидные кораллы, широкое основание которых не даёт им погрузиться в ил. Ряд ветвистых кораллов (акропора Куелча, псаммокора, черноватый порит) поселяясь в заиленных лагунах укореняются с помощью выростов. На песчаных грунтах кораллы не образуют поселений, поскольку пески подвижны[29].

Классификация[править | править код]

По современному отношению к уровню моря рифы делятся на:

1) уровенные, достигающие вершинной поверхностью приливно-отливной зоны или зрелые, достигшие максимальной возможной высоты для существования рифостроителей (герматипов) при данном уровне моря[30];

2) поднятые — расположенный выше, в его структуре чётко определены герматипные кораллы выше верхнего предела их существования[31];

3) погружённые — либо мёртвые, вследствие тектонического опускания погрузившиеся на глубину, где не могут существовать рифостроящие организмы, либо живые, расположенные ниже уреза воды, с вершиной, не обсыхающей во время отлива[32][33].

По отношению к береговой линии рифы разделяют на:

  • окаймляющие или береговые рифы
  • барьерные рифы
  • атоллы
  • внутрилагунные рифы — патч-рифы, пиннэкл-рифы и коралловые холмы. Изолированные постройки, которые возвышаются над дном в виде холмов и гряд. Их образуют быстрорастущие колонии кораллов Acropora, Stylophora, Pontes и др. Внутрилагунные ветвистые колонии обладают более тонкими и легко обламывающимися ветвями по сравнению аналогичными кораллами, обитающими вне лагуны. Между отмершими ветвями быстро поселяются моллюски, иглокожие, полихеты, поверхность обрастает корками известковых водорослей. Расщелины и ниши служат убежищем для рыб[34].

Зоны[править | править код]

Экосистема кораллового рифа делится на зоны, которые представляют разные типы среды обитания. Обычно выделяют несколько зон: лагуна, риф-флет, внутренний склон и внешний риф (риф-рок)[35]. Все зоны экологически взаимосвязаны. Жизнь на рифе и океанические процессы создают возможности для постоянного перемешивания воды, осадков, питательных веществ и организмов.

Внешний склон обращён в сторону открытого моря, сложен коралловым известняком, покрыт живыми кораллами и водорослями. Обычно состоит из наклонной платформы в нижней части и верхнюю зону отрогов и ложбин[36] или шпор и каналов[37]. Внешний склон увенчивает гребень, возвышающийся над уровнем моря, а за ним тянется сравнительно плоская известковая равнина — риф-флет. Гребень — место наиболее активного роста кораллов. Риф-флет делится на внешнюю, внутреннюю и зону глыбовой аккумуляции или рампарт (сплошной вал сцементированных глыб с промоинами). Внутренний склон рифа переходит в дно лагуна, где накапливается коралловый и халимедный песок и ил и образуются внутрилагунные рифы[36].

Биология[править | править код]

Живые кораллы представляют собой колонии полипов с известковым скелетом. Обычно это крошечные организмы, однако некоторые виды достигают 30 см в поперечнике. Колония кораллов состоит из многочисленных полипов, соединённых с общим телом колонии нижними концами. У колониальных полипов подошвы нет[38].

Рифообразующие полипы живут исключительно в эвфотической зоне на глубине до 50 м. Сами полипы не способны к фотосинтезу, однако они живут в симбиозе с водорослями симбиодиниумами. Эти водоросли обитают в тканях полипа и производят органические питательные вещества. Благодаря симбиозу кораллы растут гораздо быстрее в прозрачной воде, куда проникает больше света. Без водорослей рост был бы слишком медленным, чтобы могли образоваться крупные коралловые рифы. До 90 % питания кораллы получают за счёт симбиоза[39]. Кроме того, считается, что кислорода, содержащегося в омывающих Большой Барьерный риф водах, недостаточно для дыхания полипов, поэтому без водорослей, вырабатывающих кислород, большая часть кораллов погибла бы от нехватки кислорода[40]. Продукция фотосинтеза на коралловых рифах достигает 5—20 г/см² в сутки, что почти в 2 раза выше объёма первичной продукции фитопланктона в окружающих водах[35].

Рифы растут за счёт отложения известковых скелетов полипов. Волны и животные, питающиеся полипами (губки, рыбы-попугаи, морские ежи), разрушают известковую структуру рифа, которая осаждается вокруг рифа и на дне лагуны в виде песка. Многие другие организмы рифового биоценоза вносят свой вклад в отложение карбоната кальция таким же образом[41]. Кораллиновые водоросли укрепляют кораллы, образуя на поверхности известковую корку.

Разновидности кораллов[править | править код]

В целом твёрдые кораллы, образующие риф, можно разделить на ветвистые хрупкие (мадрепоровые) и массивные, скалистые (мозговые и мендриновые кораллы). Ветвистые кораллы, как правило, встречаются на мелком и ровном дне. Они бывают окрашены в голубой, бледно-лиловый, пурпурный, красный, розовый, светло-зелёный и жёлтый цвет. Иногда верхушки имеют контрастную окраску, например, зелёные ветви с лиловыми верхушками.

Мозговые кораллы могут достигать более 4 метров в диаметре. Они живут на большей глубине по сравнению с ветвистыми. Поверхность мозговых кораллов покрыта извилистыми щелями. В окраске преобладает коричневый цвет, иногда в сочетании с зелёным. Плотные пориты образуют подобие чаши, основание которой состоит из мёртвых кораллов, а живые расположены по краям. Края растут, всё больше увеличивая диаметр чаши, который может достигать 8 м. Живые поритовые колонии окрашены в бледно-лиловый цвет, щупальца полипов зеленовато-серые.

На дне заливов иногда попадаются отдельные грибовидные кораллы. Их нижняя плоская часть плотно прилегает ко дну, а верхняя состоит из вертикальных пластин, сходящихся в центре круга. Грибовидный коралл в отличие от ветвистых и массивных твёрдых кораллов, представляющих собой колонии, является самостоятельным живым организмом. В каждом таком коралле живёт только один полип, щупальца которого достигать длины 7,5 см. Грибовидные кораллы окрашены в зеленоватые и коричневатые цвета. Окраска сохраняется, даже когда полип втягивает щупальца[40].

Биоразнообразие[править | править код]

Основу биоценоза подавляющего большинства коралловых рифов составляют шестилучевые мадрепоровые кораллы(Acroporidae, Рoritidae, Pocilloporidae, Faviidae и др), восьмилучевые кораллы (Tubiporidae, Helioporidae), гидрокораллы Milliporidae и водоросли Lithophyllum, Corallina, Porolithon[36]. Рифы, на которых преобладают водоросли, губки и мягкие кораллы находятся в стадии развития[42].

Коралловые рифы образуют одну из важнейших экосистем Мирового океана. Для них характерна чрезвычайно высокая продуктивность. Автотрофная фотосинтетическая продукция экосистемы рифа колеблется в пределах 50—300 г сырой биомассы на 1 м2в сутки. В отличие от других высокопродуктивных сообществ океана у рифовой экосистемы она остаётся неизменной круглый год. Трёхмерная пространственная структура рифов обеспечивает высокую первичную продукцию, которая в свою очередь снабжает энергией плотные сообщества гетеротрофов, (бентоса, зоопланктона и рыб). В зоне коралловых рифов концентрируется до 9 % общих мировых запасов рыбы. Кроме того, она служит местом нереста и созревания молоди многих пелагических рыб[2].

Окаймляющие рифы, расположенные ниже уровня отлива, получают выгоду от взаимодействия с мангровыми зарослями выше отлива и зарослями морской травы в промежуточной зоне. Рифы защищают мангры и водоросли от сильного приливного течения и волн, которые могут размыть почву, в которой они укоренены, а последние в свою очередь предотвращают заиливание, обильный пресный водосток и загрязнение. Многие обитатели кораллового рифа питаются водорослями и находят на рифе укрытие и условия для размножения[43].

На рифе живут разнообразные рыбы, морские птицы, губки, стрекающие кишечнополостные, черви, ракообразные, моллюски, иглокожие, асцидии, морские черепахи и змеи. За исключением человека и дельфинов, млекопитающие редко посещают рифы[5]. Рифовая биомасса находится в прямой зависимости от биоразнообразия[44].

Ночные и дневные обитатели рифа сильно отличаются друг от друга: одни и те же укрытия могут регулярно расселяться различными видами в разное время суток.

Значение для человека[править | править код]

Некоторые обитатели коралловых рифов снабжают человека ценнейшими лекарствами. Так, вытяжка из асцидий широко применяется в борьбе с вирусными инфекциями, а из вещества, защищающего полипы от солнца, изготавливают препарат для лечения рака кожи.

Коралловые рифы Красного моря, Карибского бассейна и северо-восточного побережья Австралии давно стали туристической меккой и источником заработка для местного населения.

См. также[править | править код]

  • Коралловый остров
  • Рифовые рыбы

Литература[править | править код]

  • Наумов Д. В., Пропп М. В., Рыбаков С. Н. Мир корралов. — Л.: Гидрометеоиздат, 1985. — 360 с. — 100 000 экз.

Источник: ru.wikipedia.org