Мезозойская эра была переходным периодом в развитии земной коры и жизни.
Ее можно назвать геологическим и биологическим средневековьем. Начало
мезозойской эры совпало с концом варисцийских горообразовательных процесов,
закончилась она с началом последней мощной тектонической революции —
альпийской складчатости.

В Южном полушарии в мезозое завершился распад древнего континента Гонд-
ваны, но в целом мезозойская эра здесь была эрой относительного спокойствия,
лишь изредка и ненадолго нарушаемого легким складкообразованием.

Мезозойская эра продолжалась примерно 160 млн. лет. Ее принято подразделять
на три периода: триасовый, юрский и меловой; два первых периода были го-
раздо короче третьего, продолжавшегося 71 млн. лет.

В биологическом плане мезозой был временем перехода от старых, примитив-
ных, к новым, прогрессивным формам. Ни четырехлучевые кораллы (ругозы),
ни трилобиты, ни граптолиты не перешли той невидимой границы, которая
пролегла между палеозоем и мезозоем. Мезозойский мир был значительно разно-
образнее палеозойского, фауна и флора выступали в нем в значительно обновлен-
ном составе.


Растительный мир мезозоя

Голосеменные

прогрессивная флора голосеменных (Gymnospermae) получила широкое рас-
пространение уже с начала позднепермской эпохи. Ранний этап развития цар-
ства растений — палеофит, характеризовался господством водорослей, псилофи-
тов и семенных папоротников. Бурное развитие более высоко развитых голо-
семенных, характеризующее «растительное средневековье» (мезофит), началось
с позднепермской эпохи и завершилось к началу позднемеловой эпохи, когда
стали распространяться первые покрытосеменные, или цветковые, растения
(Angiospermae). С позднего мела начался кайнофит — современный период разви-
тия растительного царства.

Появление голосеменных было важной вехой в эволюции растений. Дело в том,
что более ранние палеозойские спороносные нуждались для своего размножения
в воде или, во всяком случае, во влажной среде. Это немало затрудняло их
расселение. Развитие семян позволяло растениям утратить столь тесную зависи-
мость от воды. Семязачатки могли теперь оплодотворяться пыльцой, переносимой
ветром или насекомыми, и вода таким образом не предопределяла больше размно-
жения. Кроме того, в отличие от одноклеточной споры с .ее относительно малым
запасом питательных веществ, семя обладает многоклеточной структурой и спо-
собно дольше обеспечивать пищей молодое растение на ранних стадиях развития.
При неблагоприятных условиях семя долгое время может оставаться жизне-
способным.


ея прочную оболочку, оно надежно защищает зародыш от внеш-
них опасностей. Все эти преимущества давали семенным растениям хорошие
шансы в борьбе за существование. Семязачаток (яйцеклетки) первых семенных
растений был незащищенным и развивался на специальных листьях; возникшее
из него семя также не имело внешней оболочки. Вот почему эти растения были
названы голосеменными.

Среди самых многочисленных и самых любопытных голосеменных начала
мезозойской эры мы находим цикадовые (Cycas), или саговые. Их стебли бывали
прямыми и столбообразными, похожими на стволы деревьев, или же короткими
и клубневидными; они несли крупные, длинные и, как правило, перистые листья
(например, род Pterophyllum, чье имя в переводе означает «перистые листья»).
Внешне они походили на древовидные папоротники или на пальмы. Помимо
цикадовых, большое значение в мезофите приобрели беннеттитовые (Bennetti-
tales), представленные деревьями или кустарниками. В основном они напоминают
настоящие цикадовые, но их семя начинает приобретать прочную оболочку,
что придает беннетитовым сходство с покрытосеменными. Имеются и другие
признаки адаптации беннеттитов к условиям более засушливого климата.
В триасе на авансцену выходят новые формы.


Быстро расселяются хвойные)
и среди них пихты, кипарисы, тиссы. Из числа гинктовых широкое распростра-
нение получил род Baiera. Листья этих растений имели форму веерообразной
пластинки, глубоко рассеченной на узкие доли. Папоротники захватили сырые
тенистые места по берегам небольших водоемов (Hausmannia и другие Dipterida-
сеа). Известны среди папоротников и формы, произраставшие на скалах (Gleiche-
niacae). По болотам произрастали хвощи (Equisetites, Phyllotheca, Schizoneura), не
достигавшие, однако, размеров своих палеозойских предков.

В среднем мезофите (юрский период) мезофитная флора достигла кульминацион-
ной точки своего развития. Жаркий тропический климат в тех областях, которые
сегодня относятся к умеренной зоне, был идеальным для процветания древо-
видных папоротников, в то время, как более мелкие виды папоротников и травя-
нистые растения предпочитали умеренную зону. Среди растений этого времени
господствующую роль продолжают играть голосеменные (в первую очередь
цикадовые).

Меловый период отмечен редкими изменениями растительности. Флора ниж-
него мела еще напоминает по составу растительность юрского периода. Все так же
широко распространены голосеменные, однако их господство обрывается к концу
этого времени. Еще в нижнем мелу внезапно появляются наиболее прогрес-
сивные растения — покрытосеменные, преобладание которых характеризует
эру новой растительной жизни, или кайнофит.

iv>

Покрытосеменные, или цветковые (Angiospermae), занимают высшую ступень
эволюционной лестницы растительного мира. Их семена заключены в прочную
оболочку; имеются специализированные органы размножения (тычинка и пестик),
собранные в цветок с яркими лепестками и чашечкой. Цветковые появляются
где-то в первой половине мелового периода, по всей вероятности в условиях
холодного и засушливого горного климата с большими перепадами температур.
По мере постепенного охлаждения, которым был отмечен мел, они захватывали
все новые участки и на равнинах. Быстро приспосабливаясь к новой среде, они
эволюционировали с потрясающей скоростью.

Ископаемые остатки первых настоящих покрытосеменных встречаются в ниж-
немеловых породах Западной Гренландии, а чуть позднее также в Еврвпе и Азии.
В течение относительно короткого времени они распространились по всей Земле
и достигли большого разнообразия. С конца раннемеловой эпохи соотношение
сил начало изменяться в пользу покрытосеменных, и к началу верхнего мела их
превосходство стало повсеместным.

Меловые покрытосеменные принадлежали
к вечнозеленым, тропическим или субстропическим типам, среди них были эвка-
липты, магнолии, сассафрасы, тюльпановые деревья, японские квитовые де-
ревья (айва), коричневые лавры, ореховые деревья, платаны, олеандры. Эти
теплолюбивые деревья соседствовали с типичной флорой умеренного пояса:
дубами, буками, вербами, березами. В составе этой флоры были и голосеменные
хвойные (секвойи, сосны и др.).


Для голосеменных это было время сдачи позиций. Некоторые виды дожили
до наших дней, но их общая численность шла все эти века по нисходящей. Опре-
деленное исключение составляют хвойные, встречающиеся в изобилии и сегодня.
В мезозое растения совершили большой скачок вперед, по темпам развития
перегнав животных.

Животный мир мезозоя
Головоногие
Мезозойские беспозвоночные по своему характеру уже приближались к совре-
менным. Видное место среди них занимали головоногие, к которым принадлежат
современные кальмары и осьминоги. К мезозойским представителям этой группы
принадлежали аммониты с раковиной, закрученной в «бараний рог», и белемни-
ты, внутренняя раковина которых имела сигарообразную форму и обрастала
мякотью тела — мантией. Раковины белемнитов известны в народе под назва-
нием «чертовых пальцев».

Аммониты водились в мезозое в таком количестве,
что их раковины встречаются практически во всех морских отложениях этого
времени. Аммониты появились еще в силуре, первый свой расцвет они пережили
в девоне, но наивысшего многообразия достигли в мезозое. Только в триасе
возникло свыше 400 новых родов аммонитов. Особенно характерными для триаса
были цератиды, широко распространившиеся в верхнетриасовом морском бассей-
не Центральной Европы, отложения которого в Германии известны под назва-
нием раковинного известняка.

>

К концу триаса большинство древних групп аммонитов вымирает, однако
в Тетисе, гигантском мезозойском Средиземном море, сохранились представители
филлоцератид (Phylloceratida). Эта группа развивалась в юре так бурно, что по
многообразию форм аммониты этого времени превзошли триасовых. В меловом
периоде головоногие, как аммониты, так и белемниты, остаются еще многочислен-
ными, но в ходе позднемеловой эпохи число видов в обеих группах начинает
сокращаться.

Среди аммонитов в это время появляются аберрантные формы
с неполностью закрученной крючкообразной раковиной (Scaphites), с раковиной,
вытянутой в прямую линию (Baculites) и с раковиной неправильной формы
(Heteroceras). Эти аберрантные формы появились, по всей видимости, в результате
изменений хода индивидуального развития и узкой специализации. Конечные
верхнемеловые формы некоторых ветвей аммонитов отличаются резко увеличен-
ными размерами раковин. У рода Parapachydiscus, например, диаметр раковины
достигает 2,5 м.

Большое значение в мезозое приобрели также упоминавшиеся белемниты.
Некоторые их роды, например, Actinocamax и Belenmitella, имеют значение руко-
водящих ископаемых и с успехом используются для стратиграфического расчле-
нения и точного определения возраста морских отложений.

В конце мезозоя все аммониты и белемниты вымерли. Из головоногих с наруж-
ной раковиной до наших дней сохранился лишь род Nautilus. Шире распростра-
нены в современных морях формы с внутренней раковиной — осьминоги, кара-
катицы и кальмары, отдаленно родственные белемнитам


Прочие беспозвоночные животные

Табулятов и четырехлучевых кораллов уже не было в мезозойских морях.
Их место заняли шестилучевые кораллы (Hexacoralla), колонии которых были
активными рифообразователями — построенные ими морские рифы широко
распространены ныне в Тихом океане. Некоторые группы брахиопод еще раз-
вивались в мезозое, например, Terebratulacea и Rhynchonellacea, но подавляющее
большинство их пришло в упадок. Мезозойские иглокожие были представлены
различными видами морских лилий, или криноидей (Crinoidea), которые процве-
тали на мелководье юрских и отчасти меловых морей. Однако наибольшего
прогресса достигли морские ежи (Echinoidea), на сегодняшний день из мезозоя
описано бесчисленное множество их видов. Обильными были морские звезды
(Asteroidea) и офидры.

По сравнению с палеозойской эрой в мезозое сильно распространились и дву-
створчатые моллюски. Уже в триасе появилось много их новых родов (Pseudo-
monotis, Pteria, Doonella и др.). В начале этого периода мы встречаем также
первых устриц, которые позже станут одной из самых распространенных групп
моллюсков в мезозойских морях. Появление новых групп моллюсков продол-
жается и в юре, характерными родами этого времени были Trigonia и Gryphaea,
причисляемые к устрицам. В меловых формациях можно найти забавные типы
двустворчатых — рудистов, кубковидные раковины которых имели у основания
особую крышечку. Эти существа селились колониями, и в позднем мелу они
внесли свой вклад в строительство известняковых утесов (например род Hippu-
rites).


Самыми характерными для мела двустворчатыми были моллюски рода
Inoceramus, некоторые виды этого рода достигали 50 см в длину. Кое-где встре-
чаются значительные скопления остатков мезозойских брюхоногих (Gastropoda).
В ходе юрского периода вновь пережили расцвет фораминиферы (стр. 21),
пережившие меловый период и дошедшие до современных времен. Вообще
одноклеточные простейшие были важным компонентом в образовании осадоч-
ных пород мезозоя, и сегодня они помогают нам устанавливать возраст различ-
ных слоев. Меловый период был также временем быстрого развития новых
типов губок и некоторых членистоногих, в частности насекомых и десятиногих
раков.

Расцвет позвоночных

Рыбы

Мезозойская эра была временем неудержимой экспансии позвоночных. Из
палеозойских рыб лишь немногие перешли в мезозой, как это удалось роду
Xenacanthus, последнему представителю пресноводных акул палеозоя, известному
из пресноводных отложений австралийского триаса. Морские акулы продолжали
развиваться в течение всего мезозоя; большинство современных родов было
представлено уже в морях мелового времени, в частности, Carcharias, Carcharo-
don, lsurus и др.


Лучеперые рыбы, возникшие еще в конце силура, первоначально обитали
только в пресноводных водоемах, но с перми они начинают выходить в моря,
где размножаются необычайно и с триаса и до наших дней сохраняют за собой
господствующее положение.

Ранее мы говорили уже о палеозойских кистеперых рыбах, из которых раз-
вились первые наземные позвоночные. Почти все они вымерли в мезозое, в ме-
ловых породах найдены лишь единичные их роды (Macropoma, Mawsonia).
Вплоть до 1938 г. палеонтологи полагали, что кистеперые вымерли к концу мела.
Но в 1938 г. произошло событие, привлекшее внимание всех специалистов-па-
леонтологов. У южноафриканских берегов была выловлена особь неизвестного
для науки вида рыб.

Ученые, изучавшие эту уникальную рыбу, пришли в выво-
ду, что она принадлежит к «вымершей» группе кистеперых (Coelacanthida).
До настоящего времени этот вид остается единственным современным предста-
вителем древних кистеперых рыб. Он получил название Latimeria chalunmae.
Подобные биологические феномены именуются «живыми ископаемыми».

Земноводные

В некоторых зонах триаса еще многочислены лабиринтодонты (Mastodonsaurus,
Trematosaurus и др.). К концу триаса эти «панцирные» земноводные исчезают
с лица земли, но некоторые из них, по-видимому, дали начало предкам совре-
менных лягушек. Речь идет о роде Triadobatrachus, до настоящего времени найден
только один неполный скелет этого животного на севере Мадагаскара.


В юре
уже встречаются настоящие бесхвостые земноводные — Апига (лягушки):
Neusibatrachus и Eodiscoglossus в Испании, Notobatrachus и Vieraella в Южной
Америке. В мелу развитие бесхвостых амфибий ускоряется, но наибольшего раз-
нообразия они достигают в третичном периоде и ныне. В юре появляются и пер-
вые хвостатые земноводные (Urodela), к которым принадлежат современные
тритоны и саламандры. Только в мелу их находки становятся более обычными,
расцвета же группа достигла лишь в кайнозое.

Пресмыкающиеся
Наибольшее распространение получили в мезозое пресмыкающиеся, ставшие
поистине господствующим классом этой эры. В ходе эволюции появлялись
самые разные роды и виды рептилий, нередко весьма внушительных размеров.
Среди них были самые крупные и самые причудливые наземные животные,
которых когда-либо носила земля. Как уже было сказано, по анатомическому
строению древнейшие рептилии были близки к лабиринтодонтам.

Древнейшими
и наиболее примитивными пресмыкающимися были неповоротливые котило-
завры (Cotylosauria), появившиеся уже в начале среднего карбона и вымершие
к концу триаса. Среди котилозавров известны как мелкие животноядные, так
и относительно крупные растительноядные формы (парейазавры). Потомки
котилозавров дали начало всему многообразию мира пресмыкающихся. Одной
из наиболее интересных групп пресмыкающихся, развившихся от котилозавров,
были зверообразные (Synapsida, или Theromorpha), примитивные их представители
(пеликозавры) известны с конца среднего карбона. В середине пермского периода
пеликозавры, известные главным образом из Северной Америки, вымирают,
зато в Старом Свете они замещаются более прогрессивными формами, образу-
ющими отряд терапсид (Therapsida).

Входящие в него хищные териодонты (Theriodontia) уже очень похожи на
примитивных млекопитающих, и не случайно — именно из них к концу триаса
развились первые млекопитающие.

В ходе триасового периода появилось множество новых групп пресмыка-
ющихся. Это и черепахи, и хорошо приспособленные к морской жизни ихтио-
завры («рыбоящеры»), внешне напоминающие дельфинов, и плакодонты, не-
поворотливые панцирные животные с мощными уплощенными зубами, приспо-
собленными для раздавливания раковин, и также обитавшие в морях плезио-
завры, имевшие относительно небольшую голову, более или менее удлиненную
шею, широкое туловище, ластовидные парные конечности и короткий хвост;
плезиозавры отдаленно напоминают гигантских беспанцирных черепах. В юре
плезиозавры, как и ихтиозавры, достигли расцвета. Обе эти группы оставались
весьма многочисленными и в раннемеловую эпоху, будучи чрезвычайно харак-
терными хищниками мезозойских морей.

С эволюционной точки зрения одной из важнейших групп мезозойских пресмы-
кающихся были текодонты, некрупные хищные пресмыкающиеся триасового
периода, давшие начало самым разнообразным группам — и крокодилам, и дино-
заврам, и летающим ящерам, и, наконец, птицам.

Однако наиболее замечательной группой мезозойских пресмыкающихся были
всем известные динозавры. Они развились из текодонтов еще в триасе и заняли
господствующее положение на Земле в юре и мелу. Динозавры представлены
двумя группами, совершенно обособленными — ящеротазовыми (Saurischia)
и птицетазовыми (Ornithischia). В юре среди динозавров можно было встретить
настоящих чудовищ, длиной (с хвостом) до 25-30 м и весом до 50 т. Из этих
гигантов наиболее известны такие формы, как бронтозавр (Brontosaurus), дипло-
док (Diplodocus) и брахиозавр (Brachiosaurus). И в меловом периоде продолжался
эволюционный прогресс динозавров.

Из европейских динозавров этого времени
широко известны двуногие игуанодонты, в Америке широкое распространение
получили четвероногие рогатые динозавры (Triceratops) Styracosaurus и др.),
несколько напоминавшие современных носорогов. Интересны и относительно
некрупные панцирные динозавры (Ankylosauria), покрытые массивным костным
панцирем. Все названные формы были растительноядными, равно как и гигант-
ские утконосые динозавры (Anatosaurus, Trachodon и др.), передвигавшиеся на
двух ногах. В мелу достигли расцвета и хищные динозавры, наиболее замечатель-
ными среди которых были такие формы, как Tyrannosaurus rex, длина которого
превышала 15 м, Gorgosaurus и Tarbosaurus. Все эти формы, оказавшиеся вели-
чайшими наземными хищными животными за всю историю Земли, передвигались
на двух ногах.

В конце триаса от текодонтов произошли и первые крокодилы, ставшие обиль-
ными только в юрском периоде (Steneosaurus и др.). В юрском периоде появляются
летающие ящеры — птерозавры (Pterosauria), также происходящие от текодонтов.
Среди летающих ящеров юры наиболее известны рамфоринх (Rhamphorhynchus)
и птеродактиль (Pterodactylus), из меловых форм наиболее интересен относительно
очень крупный птеранодон (Pteranodon). Летающие ящеры вымирают к концу
мела.

В меловых морях широкое распространение получили гигантские хищные
ящерицы-мозазавры, превышавшие в длину 10 м. Среди современных ящериц
они наиболее близки к варанам, но отличаются от них, в частности, ластовидными
конечностями. К концу мела появились и первые змеи (Ophidia), происшедшие,
по-видимому, от ящериц, ведших роющий образ жизни.

К концу мела наступает массовое вымирание характерных мезозойских групп
пресмыкающихся, в том числе динозавров, ихтиозавров, плезиозавров, птеро-
завров и мозазавров.

Первые птицы

Представители класса птиц (Aves) впервые появляются в юрских отложениях.
Остатки археоптерикса (Archaeopteryx), широко известной и пока единственной
известной первоптицы, были найдены в литографских сланцах верхней юры,
близ баварского города Золнхофена (ФРГ). В меловой период эволюция птиц
шла быстрыми темпами; характерными для этого времени родами были ихтиор-
нис (Ichthyornis) и гесперорнис (Hesperornis), еще обладавшие озубленными челюс-
тями.

Первые млекопитающие

Первые млекопитающие (Маттаliа), скромные зверьки, размерами не пре-
вышающие мышь, произошли от звероподобных пресмыкающихся в позднем
триасе. В течение всего мезозоя они оставались немногочисленными и к концу
эры первоначальные роды в основном вымерли. Самой древней группой млеко-
питающих были триконодонты (Triconodonta), к которым принадлежит и наи-
более известный из триасовых млекопитающих Morganucodon. В юре появляется
ряд новых групп млекопитающих — Symmetrodonta, Docodonta, Multituberculata
и Eupantotheria. Из всех названных групп мезозой пережили только Multituber-
culata (многобугорчатые), последний представитель которых вымирает в эоцене.

Многобугорчатые были наиболее специализированы из мезозойских млекопита-
ющих, конвергентно они имели некоторое сходство с грызунами. Предками
основных групп современных млекопитающих — сумчатых (Marsupialia) и пла-
центарных (Placentalia) были Eupantotheria. Как сумчатые, так и плацентарные
появились в позднем мелу. Наиболее древней группой плацентарных являются
насекомоядные (lnsectivora), сохранившиеся и в наше время.

Мощные тектонические процессы альпийской складчатости, воздвигнувшие
новые горные хребты и изменившие очертания континентов, в корне изменили
географическую и климатическую обстановку. Почти все мезозойские группы
животного и растительного царства отступают, вымирают, йсчезают; на развали-
нах старого возникает новый мир, мир кайнозойской эры, в которой жизнь по-
лучает новый толчок к развитию и в конце концов формируются ныне живущие
виды организмов.

Источник: www.examen.ru

Тектонические движения в мезозое

Начало эры совпало с завершением формирования горной складчатости палеозоя. Поэтому миллионы лет обстановка была спокойная, не происходило массивных сдвигов. Только в меловом периоде мезозоя начались значительные тектонические движения, последние земные изменения.

В конце палеозоя суша охватывала большую территорию, площадью преобладая над мировым океаном. Платформы значительно выступали над уровнем моря и были окружены старыми складчатыми образованиями.

В мезозое разделился материк Гондван на несколько отдельных континентов: африканский, южноамериканский, австралийский, а также образовалась Антарктида и Индостанский полуостров.

Уже в Юрском периоде вода значительно поднялась и затопила огромную территорию. Наводнение длилось весь меловый период и только под конец эры наблюдалось сокращение площади морей, и новообразованная мезозойская складчатость вышла на поверхность.

Горы мезозойской складчатости

  1. Кордильеры (Северная Америка);
  2. Гималаи (Азия);
  3. Верхоянская горная система;
  4. Калбинское нагорье (Азия).

Предполагают, что Гималайские горы тех времен были намного выше нынешних, но с течением времени разрушились. Они сформировались при столкновении Индийского субконтинента с азиатской плитой.

Животный мир в мезозойской эре

Начало мезозойской эры — триасовый и юрский периоды — были временами расцвета и господства пресмыкающихся. Отдельные представители достигали гигантских размеров с массой тела до 20 т. Были среди них как травоядные, так и плотоядные. Но еще в пермский период появились зверозубые пресмыкающиеся — предки млекопитающих.

Зверозубый ящер
Зверозубый ящер

Первые млекопитающие известны из триасового периода. Тогда же возникли передвигающиеся на задних конечностях пресмыкающиеся — псевдозухии. Их считают предками птиц. Первоптица — археоптерикс — появилась в юрский период и продолжала существовать еще в меловом.

Прогрессивное развитие дыхательной и кровеносной систем у птиц и млекопитающих, обеспечивающее им теплокровность, уменьшило зависимость их от температуры окружающей среды и обеспечило расселение во всех географических широтах.

Археоптерикс
Археоптерикс

Появление настоящих птиц и высших млекопитающих относится к меловому периоду, и вскоре они заняли господствующее положение в типе хордовых. Этому способствовало также развитие нервной системы, образование условных рефлексов, воспитание потомства, а у млекопитающих живорождение и выкармливание детенышей молоком.

Прогрессивной чертой является дифференциация зубов у млекопитающих, явившаяся предпосылкой к использованию разнообразной пищи.

Благодаря дивергенции и идиоадаптациям появились многочисленные отряды, роды и виды млекопитающих и птиц.

Растительный мир в мезозойской эре

Триасовый период

На суше получают широкое распространение голосеменные растения. Повсеместно встречались папоротники, водоросли, псилофиты. Это связано было с тем, что появился новый способ оплодотворения, не связанный с водой, а формирование семени дало возможность зародышам растений длительно выживать в неблагоприятных условиях.

Как следствие возникших приспособлений семенные растения смогли существовать не только вблизи влажных побережий, но и проникнуть вглубь материков. Голосеменные растения занимали главенствующее место в начале мезозоя. Самый распространённый вид — цикадовые. Эти растения подобны деревьям с прямыми стеблями и перистыми листьями. Они напоминали древовидные папоротники или пальмы.

Начали распространяться хвойные (Сосновые, Кипарисовые). В заболоченной местности произрастали хвощи небольших размеров.

Юрский период

Второй период мезозоя для голосеменных оказался самым плодотворным. Жаркие погодные условия содействовали росту папоротниковидных древесных растений и саговников.

Меловой период

К концу мезозоя в меловом периоде от голосеменных произошли покрытосеменные, что связано с новым ароморфозом — появлением цветка. Он хорошо защищает развивающиеся в завязи семена от неблагоприятных факторов среды и обеспечивает их питанием.

Среди покрытосеменных в меловом периоде самого большого развития достигли Магнолиевые (лириодендрон тюльпановый), Розовые, Кутровые. В умеренных широтах произрастали представители семейства Буковые, Березовые.

В результате дивергенции в типе, покрытосеменных сформировалось два класса: однодольных и двудольных, а благодаря идиоадаптациям в этих классах выработались многочисленные разнообразные приспособления к опылению.

В конце мезозоя, в связи с сухостью климата, началось вымирание голосеменных, а так как они были основной пищей для многих, особенно крупных пресмыкающихся, то это повлекло и их вымирание.

Особенности развития жизни в мезозое

  • Тектонические движения были менее выражены, чем в палеозое. Важное событие — деление суперконтинента Пангеи на Лавразию и Гондвану.
  • На протяжении всей эры держалась жаркая погода, температура варьировала в пределах 25-35° С в тропических и 35-45° С в субтропических широтах. Самый теплый период на нашей планете.
  • Стремительно развивался животный мир, мезозойская эра дала жизнь первым низшим млекопитающим. Идет усовершенствование на системном уровне. Развитие корковых структур повлияло на поведенческие реакции животных и адаптационные возможности. Позвоночный столб делился на позвонки, образовалось два круга кровообращения.
  • На развитие жизни в мезозойскую эру значительно влиял климат, так засуха первой половины мезозойской эры способствовала развитию семяносных и рептилий, которые устойчивы к неблагоприятным условиям, дефициту воды. В середине второго периода мезозоя влажность повысилась, что повлекло стремительный рост растений и появление цветковых.

Источник: animals-world.ru

Общая характеристика эры

Важ­ней­шим со­бы­ти­ем в на­ча­ле ме­зо­зоя (ок. 250 млн. лет на­зад) ста­ло фор­ми­ро­ва­ние в триа­се су­пер­кон­тин­ен­та Пан­гея, объ­еди­нив­ше­го осн. кон­ти­нен­таль­ные глы­бы Зем­ли. Пан­гею ок­ру­жал Ти­хий ок., на гра­ни­це с ко­то­рым раз­ви­ва­лись За­пад­но-Ти­хо­оке­ан­ский и Вос­точ­но-Ти­хо­оке­ан­ский под­виж­ные поя­са. С вос­то­ка, со сто­ро­ны Ти­хо­го ок., в су­пер­кон­ти­нент вда­вал­ся океа­нич. бас­сейн Ме­зо­те­тис, в пре­де­лах ко­то­ро­го су­ще­ст­во­ва­ли мно­го­числ. мик­ро­кон­ти­нен­ты; вдоль сев. ак­тив­ной ок­раи­ны Ме­зо­те­ти­са раз­ви­вал­ся Аль­пий­ско-Ги­ма­лай­ский под­виж­ный по­яс. В сред­нем триа­се – ран­ней юре, 235–200 млн. лет на­зад (ран­не­ким­ме­рий­ская эпо­ха ким­ме­рий­ской эры тек­то­ге­не­за), в свя­зи со столк­но­ве­ни­ем (кол­ли­зи­ей) ря­да мик­ро­кон­ти­нен­тов с юж. ок­раи­ной Ев­ра­зии сфор­ми­ро­ва­лись склад­ча­то-по­кров­ные гор­ные со­ору­же­ния, про­тя­нув­шие­ся от До­б­руд­жан­ско­го пла­то и Крым­ских гор че­рез юж. склон Боль­шо­го Кав­ка­за, сев. рай­оны Иран­ско­го на­го­рья, Центр. Па­мир, юж. скло­ны Кунь­лу­ня и Цинь­ли­на, за­тем че­рез зап. часть Юнь­нань-Гуй­чжоу­ско­го на­го­рья до п-ова Ин­до­ки­тай. На ру­бе­же ран­ней и сред­ней юры (ок. 175 млн. лет на­зад) на­чал­ся рас­пад Пан­геи и рас­кры­тие Ат­лан­ти­че­ско­го, в позд­ней юре – Ин­дий­ско­го, Сев. Ле­до­ви­то­го океа­нов, а так­же океа­на Не­оте­тис. Это­му пред­ше­ст­во­вал плю­мо­вый пла­то­ба­заль­то­вый (трап­по­вый) вул­ка­низм (трап­по­вые про­вин­ции Па­ра­на в Юж. Аме­ри­ке, Этен­де­ка в Аф­ри­ке, Де­кан­ская на п-ове Ин­до­стан и др.). Пло­щадь Ти­хо­го ок. в свя­зи с рас­па­дом Пан­геи ста­ла со­кра­щать­ся. За счёт уси­ле­ния про­цес­са под­дви­га­ния (суб­дук­ции) ли­то­сфе­ры Ти­хо­го ок. под об­рам­ляю­щие кон­ти­нен­ты в Вос­точ­но-Ти­хо­оке­ан­ском и За­пад­но-Ти­хо­оке­ан­ском под­виж­ных поя­сах ак­тив­но про­явил­ся позд­не­ким­ме­рий­ский тек­то­ге­нез (позд­няя юра – ран­ний мел, 150–140 млн. лет на­зад). В сев.-зап. час­ти Ти­хо­го ок. в свя­зи со столк­но­ве­ни­ем мик­ро­кон­ти­нен­тов с сев.-вост. ок­раи­ной Азии в это вре­мя сфор­ми­ро­ва­лась Вер­хоя­но-Чу­кот­ская склад­ча­тая об­ласть. В ме­ло­вом пе­рио­де в За­пад­но-Ти­хо­оке­ан­ском поя­се раз­ви­ва­лись ок­ра­ин­но-кон­ти­нен­таль­ные вул­ка­но­п­лу­то­нич. поя­са анд­ско­го ти­па (Охот­ско-Чу­кот­ский, Си­хо­тэ-Алин­ский и др.). В позд­нем ме­зо­зое даль­ней­шая кол­ли­зия кон­ти­нен­таль­ных бло­ков в Аль­пий­ско-Ги­ма­лай­ском поя­се вы­зва­ла ак­ти­ви­за­цию го­ро­об­ра­зо­ва­ния в Центр. Азии и Центр. Ев­ро­пе. На позд­нюю юру и ме­ло­вой пе­ри­од при­хо­дит­ся од­на из наи­бо­лее мощ­ных в гео­ло­гич. ис­то­рии Зем­ли вспыш­ек гра­ни­то­ид­но­го маг­ма­тиз­ма, тя­го­тею­ще­го к За­пад­но-Ти­хо­оке­ан­ско­му и Вос­точ­но-Ти­хо­оке­ан­ско­му под­виж­ным поя­сам. Круп­ные, а мес­та­ми ги­гант­ские ба­то­ли­ты сфор­ми­ро­ва­лись в Вер­хоя­но-Чу­кот­ской и Мон­го­ло-Охот­ской об­лас­тях в вост. час­ти Азии, в Кор­диль­е­рах Сев. Аме­ри­ки и Ан­дах Юж. Аме­ри­ки. На ру­бе­же ме­зо­зоя и кай­но­зоя про­яви­лась ла­ра­мий­ская эпо­ха тек­то­ге­не­за.

Пер­вая по­ло­ви­на ме­зо­зоя ха­рак­те­ри­зо­ва­лась вы­со­ким по­ло­же­ни­ем ма­те­ри­ков и ми­ним. рас­про­стра­не­ни­ем на них мел­ко­вод­ных мо­рей. Во вто­рой по­ло­ви­не ме­зо­зоя про­ис­хо­дят об­шир­ные мор. транс­грес­сии (наи­бо­лее круп­ная – в позд­нем ме­лу). В мел­ко­вод­ных мо­рях на­ка­п­ли­ва­лись кар­бо­нат­ные, а так­же тер­ри­ген­ные осад­ки. В ме­зо­зое зна­чи­тель­ных по­хо­ло­да­ний, со­про­во­ж­даю­щих­ся по­кров­ны­ми оле­де­не­ния­ми, не про­ис­хо­ди­ло.

Органический мир

Ме­зо­зой­ская эра, на­чав­шая­ся по­сле ве­ли­чай­ше­го мас­со­во­го вы­ми­ра­ния на ру­бе­же пер­ми и триа­са, ста­ла вре­ме­нем раз­ви­тия су­ще­ст­вен­но об­нов­лён­ной фау­ны и фло­ры. Ме­зо­зой – эра гос­под­ства пре­смы­каю­щих­ся, за­хва­тив­ших все осн. об­лас­ти оби­та­ния (мо­ря, пре­сно­вод­ные бас­сей­ны, су­шу и воз­дух), ам­мо­ни­тов и бе­лем­ни­тов, го­ло­се­мен­ных рас­те­ний и па­по­рот­ни­ков. На­зем­ная рас­ти­тель­ность ещё в позд­ней пер­ми на­ча­ла при­об­ре­тать со­став, ха­рак­тер­ный для фло­ры ме­зо­фи­та. B триа­се в тро­пич. рай­онах пре­об­ла­да­ли дре­вес­ные па­по­рот­ни­ки, ци­ка­до­вые, бен­не­ти­то­вые, в уме­рен­ных поя­сах – ле­са та­ёж­но­го ти­па, со­стоя­щие в осн. из гинк­го­вых, че­ка­нов­ские­вых и хвой­ных. Сре­ди жи­вот­ных триа­со­во­го пе­рио­да со­хра­ня­лись ещё не­мно­гие ти­пич­ные для па­лео­зоя груп­пы, в ча­ст­но­сти круп­ные ам­фи­бии ла­би­рин­то­дон­ты. В кон­це триа­со­во­го пе­рио­да вы­мер­ли ко­ну­ля­ты, ко­но­дон­ты, мн. ви­ды рыб и вод­ных реп­ти­лий; на су­ше ис­чез­ли глос­соп­те­рие­вые и ар­ха­ич­ные зем­но­вод­ные и пре­смы­каю­щие­ся. В позд­нем триа­се поя­ви­лись мле­ко­пи­таю­щие и пти­цы. В юре и на­ча­ле ме­ла ме­зо­зой­ские фау­на и фло­ра дос­ти­га­ют сво­его рас­цве­та, бур­но эво­лю­цио­ни­ру­ют го­ло­се­мен­ные, ди­но­зав­ры, пте­ро­зав­ры, мор. реп­ти­лии, пти­цы, по­яв­ля­ют­ся пред­ки сум­ча­тых и пла­цен­тар­ных мле­ко­пи­таю­щих. Се­ре­ди­на ме­ло­во­го пе­рио­да оз­на­ме­но­ва­лась круп­ней­шей пе­ре­строй­кой рас­тит. ми­ра пла­не­ты: по­яв­ля­ют­ся и бы­ст­ро за­воё­вы­ва­ют гос­под­ствую­щее по­ло­же­ние по­кры­то­се­мен­ные (цвет­ко­вые), на­чи­на­ет­ся но­вая эра раз­ви­тия рас­те­ний – кай­но­фит. Раз­ви­тие цвет­ко­вых со­дей­ст­во­ва­ло рас­про­стра­не­нию на­се­ко­мых (опы­ли­те­лей), а это при­ве­ло к ус­ко­рен­ной эво­лю­ции птиц и мле­ко­пи­таю­щих. Поя­ви­лись об­ще­ст­вен­ные на­се­ко­мые: тер­ми­ты, му­ра­вьи, пчё­лы. В ме­зо­зое ещё су­ще­ст­во­ва­ли су­хо­пут­ные свя­зи ме­ж­ду час­тя­ми раз­де­лив­шей­ся на неск. ма­те­ри­ков Пан­геи, что оп­ре­де­ля­ло воз­мож­ность рас­се­ле­ния осн. групп на­зем­ных жи­вот­ных. В кон­це ме­ло­во­го пе­рио­да вы­мер­ли важ­ней­шие фау­ни­стич. груп­пы ме­зо­зоя: ди­но­зав­ры, пте­ро­зав­ры, б. ч. мор. реп­ти­лий, поч­ти все бе­лем­ни­ты и ам­мо­ни­ты, мно­гие дву­створ­ча­тые и брю­хо­но­гие мол­лю­ски, боль­шин­ст­во групп планк­тон­ных фо­ра­ми­ни­фер, кок­ко­ли­то­фо­рид и др. В то же вре­мя фау­на на­се­ко­мых и на­зем­ная фло­ра из­ме­ни­лись сла­бо. Рез­кие сдви­ги в струк­ту­ре фау­ны в кон­це ме­зо­зоя бы­ли обу­слов­ле­ны ком­плек­сом гео­ло­гич. и био­це­но­тич. со­бы­тий. Ши­ро­ко рас­про­стра­нив­шая­ся в по­след­ние де­ся­ти­ле­тия ги­по­те­за о столк­но­ве­нии Зем­ли с ас­те­рои­дом или ядром ко­ме­ты (см. в ст. Ас­те­ро­ид­но-ко­мет­ная опас­ность) не мо­жет слу­жить един­ст­вен­ным объ­яс­не­ни­ем вы­ми­ра­ния на ру­бе­же ме­зо­зоя и кай­но­зоя.

Полезные ископаемые

В ме­зо­зой­ских от­ло­же­ни­ях за­клю­че­на осн. часть ми­ро­вых за­па­сов неф­ти и при­род­но­го го­рю­че­го га­за. Боль­шин­ст­во ме­сто­ро­ж­де­ний при­уро­че­но к юр­ским и ме­ло­вым тол­щам (напр., ме­сто­ро­ж­де­ния круп­ней­ше­го Пер­сид­ско­го за­ли­ва неф­те­га­зо­нос­но­го бас­сей­на, За­пад­но-Си­бир­ской неф­те­га­зо­нос­ной про­вин­ции). Из от­ло­же­ний ме­зо­зоя так­же до­бы­ва­ют нефть и при­род­ный го­рю­чий газ в Пред­кав­ка­зье, Сев. При­кас­пии, на п-ове Ман­гыш­лак и др. На до­лю ме­зо­зоя при­хо­дит­ся ок. 1/3 ми­ро­вых за­па­сов уг­лей. Наи­бо­лее бла­го­при­ят­ны­ми для фор­ми­ро­ва­ния уг­ле­нос­ных толщ бы­ли юр­ский и ме­ло­вой пе­рио­ды. С от­ло­же­ния­ми это­го воз­рас­та свя­за­на уг­ле­нос­ность Кан­ско-Ачин­ско­го, Ир­кут­ско­го, Юж­но-Якут­ско­го, Лен­ско­го, Зы­рян­ско­го бас­сей­нов (Рос­сия). Юр­ский воз­раст име­ют верх­ние го­ри­зон­ты Куз­нец­ко­го уголь­но­го бас­сей­на. Во вто­рой по­ло­ви­не ме­зо­зоя уг­ли так­же на­ка­п­ли­ва­лись на тер­ри­то­рии Ка­зах­ста­на, Мон­го­лии, Ки­тая, Ав­ст­ра­лии, Ка­на­ды и США (бас­сейн Аль­бер­та) и др. Ме­сто­ро­ж­де­ния го­рю­чих слан­цев свя­за­ны в осн. с от­ло­же­ния­ми юр­ской сис­те­мы (ме­сто­ро­ж­де­ния Зап. Си­би­ри и Вол­го-Ураль­ско­го ре­гио­на в Рос­сии; Ве­ли­ко­бри­та­нии, ря­да стран Аф­ри­ки и др.).

За­ле­жи бок­си­тов мес­та­ми встре­ча­ют­ся в верх­нем триа­се и ниж­ней юре, но наи­бо­лее ши­ро­ко рас­про­стра­не­ны бок­си­ты вто­рой по­ло­ви­ны ме­зо­зоя (осо­бен­но ме­ло­вые). Бок­си­ты это­го воз­рас­та из­вест­ны в Рос­сии (Ени­сей­ский кряж, Юж. Урал), Ка­зах­ста­не, на Ук­раи­не, в Ис­па­нии, юж. рай­онах Фран­ции, стра­нах Бал­кан­ско­го п-ова, Тур­ции, Ира­не. B кон­це ме­зо­зоя на­ча­лось фор­ми­ро­ва­ние круп­ных за­ле­жей бок­си­тов в Сев. Ав­ст­ра­лии, Ин­дии, Эк­ва­то­ри­аль­ной Аф­ри­ке и Юж. Аме­ри­ке, ко­то­рое про­дол­жи­лось в на­ча­ле кай­но­зоя. Круп­ные ско­п­ле­ния оса­доч­ных же­лез­ных руд на­хо­дят­ся сре­ди юр­ских и ме­ло­вых при­бреж­но-мор­ских от­ло­же­ний юж. час­ти Зап. Си­би­ри, пе­ри­фе­рич. час­тей Поль­ско-Гер­ман­ско­го и Анг­ло-Па­риж­ско­го бас­сей­нов, Юж. Ап­па­ла­чей и др. За­па­сы со­лей и гип­сов за­клю­че­ны в ла­гун­ных об­ра­зо­ва­ни­ях, от­но­ся­щих­ся гл. обр. к верх­не­му триа­су (в Центр. Ев­ро­пе, Ве­ли­ко­бри­та­нии, Ис­па­нии, стра­нах Сев. Аф­ри­ки) и верх­ней юре (на Сев. Кав­ка­зе в Рос­сии, в Вост. Турк­ме­нии, на юге Тад­жи­ки­ста­на, а так­же в Ко­лум­бии, Пе­ру, Мек­си­ке, юж. рай­онах США). Оса­доч­ные ком­плек­сы вто­рой по­ло­ви­ны ме­зо­зоя вме­ща­ют прак­ти­че­ски не­ис­чер­пае­мые за­па­сы пис­че­го ме­ла, це­мент­но­го сы­рья и др. К ним при­уро­че­ны пром. ско­п­ле­ния фос­фо­ри­тов (в центр. и вост. pайонах Вост. Ев­ро­пы, в Зап. Ев­ро­пе, Егип­те и др.). В кон­це ме­зо­зоя на­ча­ла фор­ми­ро­вать­ся Ара­вий­ско-Аф­ри­кан­ская фос­фо­ри­то­нос­ная про­вин­ция – од­на из круп­ней­ших в ми­ре.

K ран­не­му ме­зо­зою от­но­сит­ся об­ра­зо­ва­ние круп­ных ме­сто­ро­ж­де­ний ни­ке­ле­вых руд, ге­не­ти­че­ски свя­зан­ных с трап­по­вым ком­плек­сом Вост. Си­би­ри. Боль­шое зна­че­ние име­ют ме­сто­ро­ж­де­ния ме­ло­вых хро­ми­тов, вы­яв­лен­ных на Бал­кан­ском п-ове, в Тур­ции, Мьян­ме, Япо­нии, стра­нах Центр. Аме­ри­ки и др. С эпо­хой ин­тен­сив­но­го маг­ма­тиз­ма вто­рой по­ловины ме­зо­зоя свя­за­но об­ра­зо­ва­ние мно­го­числ. ме­сто­ро­ж­де­ний руд цвет­ных и бла­го­род­ных ме­тал­лов. В ок­ру­же­нии Ти­хо­го ок. – от Аля­ски до Чи­ли и от Чу­кот­ско­го п-ова до Фи­лип­пин и Но­вой Гви­неи – сфор­ми­ро­вал­ся по­яс мед­но-пор­фи­ро­вых ме­сто­ро­ж­де­ний (т. н. Ве­ли­кое мед­ное коль­цо). Ме­сто­ро­ж­де­ния руд зо­ло­та, се­реб­ра, по­ли­ме­тал­лов, оло­ва, мо­либ­де­на, вольф­ра­ма воз­ник­ли в Рос­сии – в За­бай­ка­лье и на се­ве­ро-вос­то­ке Си­би­ри; в Ма­лай­зии, Таи­лан­де, Ин­до­не­зии, на юго-вос­то­ке Ки­тая, в Респуб­ли­ке Ко­рея, на за­па­де Сев. Аме­ри­ки и др.

Источник: bigenc.ru