Лугови́к антаркти́ческий, или Щу́чка антарктическая (лат. Deschampsia antarctica) — вид травянистых растений из рода Луговик семейства Злаки, или Мятликовые; один из двух видов (наряду с Колобантусом кито) цветковых растений, встречающихся на территории Антарктиды.

Распространение

Ареал вида — северо-западная часть Антарктического полуострова, Южные Шетландские, Фолклендские (Мальвинские) и некоторые другие острова Антарктики, а также юг Аргентины и Чили[1].

В последние десятилетия всемирное потепление наиболее затронуло Антарктический полуостров, что привело к расширению антарктической части ареала этого растения в двадцать пять раз[2][3].

Описание

Луговик антарктический растёт на солнечных сторонах и склонах гор в каменистой почве, хорошо прогреваемой солнцем. Растение хорошо приспособлено к суровым условиям: имеет короткий вегетационный период, выдерживает заморозки даже во время цветения.


Высота растения — от 3 до 20 см. Соцветие — метёлка.

Вегетация луговика в условиях Антарктики начинается в ноябре, когда происходит прорастание семян или возобновление прошлогодних куртин. В условиях оазиса Пойнт Томас уже в первой половине декабря цветки луговика могут иметь зрелую пыльцу. Наиболее быстрое развитие цветоносов и формирование плодов отмечается у растений экспонированных местообитаний в зоне влияния моря, в частности, морских волн.

См. также

  • Колобантус кито

Ссылки

  • [www.ars-grin.gov/cgi-bin/npgs/html/taxon.pl?410685 Луговик антарктический] (англ.): информация на сайте GRIN
  • [www.antarctica.ac.uk/About_Antarctica/Wildlife/Plants Plants of Antarctica (Растения в Антарктике). Статья на сайте British Antarctic Survey (BAS)] (англ.)
  • [www.terreco.univ.kiev.ua/_media/library/antarctic/vascular-plants-of-the-maritime-antarctic-2011.pdf Parnikoza I., Kozeretska I., Kunakh V. Vascular Plants of the Maritime Antarctic: Origin and Adaptation // American Journal of Plant Sciences, 2011, 2, 381-395] (англ.)


Отрывок, характеризующий Луговик антарктический

– Да, а вон подальше и французы, – сказал офицер. – Вон они, вон видны.
– Где? где? – спросил Пьер.
– Простым глазом видно. Да вот, вот! – Офицер показал рукой на дымы, видневшиеся влево за рекой, и на лице его показалось то строгое и серьезное выражение, которое Пьер видел на многих лицах, встречавшихся ему.
– Ах, это французы! А там?.. – Пьер показал влево на курган, около которого виднелись войска.
– Это наши.
– Ах, наши! А там?.. – Пьер показал на другой далекий курган с большим деревом, подле деревни, видневшейся в ущелье, у которой тоже дымились костры и чернелось что то.
– Это опять он, – сказал офицер. (Это был Шевардинский редут.) – Вчера было наше, а теперь его.
– Так как же наша позиция?
– Позиция? – сказал офицер с улыбкой удовольствия. – Я это могу рассказать вам ясно, потому что я почти все укрепления наши строил. Вот, видите ли, центр наш в Бородине, вот тут. – Он указал на деревню с белой церковью, бывшей впереди. – Тут переправа через Колочу. Вот тут, видите, где еще в низочке ряды скошенного сена лежат, вот тут и мост. Это наш центр. Правый фланг наш вот где (он указал круто направо, далеко в ущелье), там Москва река, и там мы три редута построили очень сильные. Левый фланг… – и тут офицер остановился.


Видите ли, это трудно вам объяснить… Вчера левый фланг наш был вот там, в Шевардине, вон, видите, где дуб; а теперь мы отнесли назад левое крыло, теперь вон, вон – видите деревню и дым? – это Семеновское, да вот здесь, – он указал на курган Раевского. – Только вряд ли будет тут сраженье. Что он перевел сюда войска, это обман; он, верно, обойдет справа от Москвы. Ну, да где бы ни было, многих завтра не досчитаемся! – сказал офицер.
Старый унтер офицер, подошедший к офицеру во время его рассказа, молча ожидал конца речи своего начальника; но в этом месте он, очевидно, недовольный словами офицера, перебил его.
– За турами ехать надо, – сказал он строго.
Офицер как будто смутился, как будто он понял, что можно думать о том, сколь многих не досчитаются завтра, но не следует говорить об этом.
– Ну да, посылай третью роту опять, – поспешно сказал офицер.
– А вы кто же, не из докторов?
– Нет, я так, – отвечал Пьер. И Пьер пошел под гору опять мимо ополченцев.
– Ах, проклятые! – проговорил следовавший за ним офицер, зажимая нос и пробегая мимо работающих.
– Вон они!.. Несут, идут… Вон они… сейчас войдут… – послышались вдруг голоса, и офицеры, солдаты и ополченцы побежали вперед по дороге.
Из под горы от Бородина поднималось церковное шествие. Впереди всех по пыльной дороге стройно шла пехота с снятыми киверами и ружьями, опущенными книзу. Позади пехоты слышалось церковное пение.
Обгоняя Пьера, без шапок бежали навстречу идущим солдаты и ополченцы.
– Матушку несут! Заступницу!..
iv>
ерскую!..
– Смоленскую матушку, – поправил другой.
Ополченцы – и те, которые были в деревне, и те, которые работали на батарее, – побросав лопаты, побежали навстречу церковному шествию. За батальоном, шедшим по пыльной дороге, шли в ризах священники, один старичок в клобуке с причтом и певчпми. За ними солдаты и офицеры несли большую, с черным ликом в окладе, икону. Это была икона, вывезенная из Смоленска и с того времени возимая за армией. За иконой, кругом ее, впереди ее, со всех сторон шли, бежали и кланялись в землю с обнаженными головами толпы военных.

Источник: wiki-org.ru

Содержание

  • 1 Распространение
  • 2 Описание
  • 3 См. также
  • 4 Примечания
  • 5 Ссылки

Распространение

Ареал вида — северо-западная часть Антарктического полуострова, Южные Шетландские, Фолклендские (Мальвинские) и некоторые другие острова Антарктики, а также юг Аргентины и Чили.

В последние десятилетия всемирное потепление наиболее затронуло Антарктический полуостров, что привело к расширению антарктической части ареала этого растения в двадцать пять раз.

Описание

Луговик антарктический растёт на солнечных сторонах и склонах гор в каменистой почве, хорошо прогреваемой солнцем. Растение хорошо приспособлено к суровым условиям: имеет короткий вегетационный период, выдерживает заморозки даже во время цветения.


Высота растения — от 3 до 20 см. Соцветие — метёлка.

Вегетация луговика в условиях Антарктики начинается в ноябре, когда происходит прорастание семян или возобновление прошлогодних куртин. В условиях оазиса Пойнт Томас уже в первой половине декабря цветки луговика могут иметь зрелую пыльцу. Наиболее быстрое развитие цветоносов и формирование плодов отмечается у растений экспонированных местообитаний в зоне влияния моря, в частности, морских волн.

См. также

  • Колобантус кито

Примечания

  1. Описание ареала вида на сайте GRIN (англ.)
  2. Antarctic plants change. Сообщение (с фотографией Колобантуса кито и Луговика антарктического в естественных условиях) на сайте GLOBAL WARMING: Early Warning Signs (англ.)
  3. Mark Henderson. Antarctic air is warming faster than rest of world. Статья в газете «The Times» от 31 марта 2006 г. (англ.)
    Марк Хендерсон. Воздух в Антарктиде нагревается быстрее, чем в остальном мире. Перевод статьи на русский язык на сайте InoPressa

Ссылки

  • Луговик антарктический (англ.): информация на сайте GRIN
  • Plants of Antarctica (Растения в Антарктике). Статья на сайте British Antarctic Survey (BAS) (англ.)
  • Parnikoza I., Kozeretska I., Kunakh V. Vascular Plants of the Maritime Antarctic: Origin and Adaptation // American Journal of Plant Sciences, 2011, 2, 381-395 (англ.)
>

луговик антарктический криль, луговик антарктический океан, луговик антарктический пейзаж, луговик антарктический пингвин


Луговик антарктический Информацию О

Луговик антарктический


Источник: www.turkaramamotoru.com

Цветковые растения

В Антарктиде есть только два вида цветковых растений:

Колобантус кито

Антарктический луговик

Это растение является вечнозеленой травой, вырастает до 5 см в высоту и имеет желтые цветы. Из-за изменений климата, колобантус кито стал охватывать в 5 раз больше ареала, чем раньше.

Луговик антарктический

Антарктический луговик

Это еще одно трявянистое растение, которое встречается на территории Антарктиды. Его высота не превышает 20 см. За последние несколько десятков лет растение также увеличило свой ареал, более чем в 25 раз.

Другие растения


Многие растения Антарктиды встречаются в скалистых приморских и влажных местах обитания и, как правило, предпочитают субантарктические острова, где климат и среда обитания более снисходительные.

Лишайники

Антарктический луговик

На материке насчитывается около 200 видов лишайников. Они вырастают всего лишь на 1 миллиметр каждые сто лет, а некоторые группы могут быть старше пяти тысяч лет.

Мхи

Антарктический луговик

Мхи не так выносливы, как лишайники, и растут медленно. В Антарктиде встречается более 100 видов мхов.

Водоросли

Водоросли растут в антарктических озерах, вблизи колоний птиц, влажной почвы и снежных полей. В течение лета водоросли образуют впечатляющие красные, желтые или зеленые пятна на снегу. В Антарктиде насчитывается более 700 видов водорослей.

Значение растений

Растения обычно находятся в основании пищевой цепи. В Антарктиде эту позицию занимает фитопланктон, живущий в верхних, освещенных солнцем уровнях Южного океана. Он питается веществами, поднимающимися из вод Атлантического, Тихого и Индийского океанов. Фитопланктон съедается крилем — маленьким морским рачком, который также выступает очень популярной пищей для пингвинов, китов и других крупных животных. По оценкам, в Южном океане насчитывается от 125 до 725 миллионов тонн фитопланктона, что делает его самым распространенным организмом на Земле.

Угрозы растительному миру Антарктиды


По мере того, как климат Антарктиды становится все более теплым, ледники и снежные покровы отступают, а шельфовые ледники, составляющие континент, начинают таять, обнажается бесплодная почва и обеспечивается более подходящая среда обитания для колонизации и роста растений. Это может быть хорошей новостью для местных растений, но это также открытое приглашение для неродственных и инвазивных видов, чтобы обосноваться здесь.

Предотвращение проникновения неместных растений на континент может быть затруднительным и требует большого сотрудничества со стороны многих посетителей, которые приезжают в Антарктику каждый год. Часто посетители, прибывающие на сушу, должны пройти через специальную обработку, которая смывает и убивает любые части растений или спор, желающих обрести новый дом. Очень важно, чтобы любой турист или посетитель знал об этом, и помните, что экосистема, в которую вы отправитесь в свой круиз по Антарктиде, очень хрупка и чувствительна к любому виду воздействий.

Понравилась статья? Поделись с друзьями:

Источник: NatWorld.info

В предыдущем номере «Страны знаний» мы начали необычное путешествие в царство растений Антарктики. Да, вы правильно прочли: растений. Ведь об антарктических пингвинах и тюленях слышали, наверное, все, а что касается растительности – считается, что Антарктида голая и покрыта льдом.


Ковровый мох (Sanionia sp.)
Ковровый мох
(Sanionia sp.)

Развеем этот миф. Добро пожаловать в путешествие особенностями флоры района Аргентинских островов, где расположена Украинская Антарктическая станция «Академик Вернадский».

В предыдущей части мы рассмотрели флору Морской Антарктики и начали рассматривать растительные сообщества, формирующиеся здесь, в частности, сообщества кукушкина льна (Polytrichum strictum), которые занимают наибольшие непрерывные площади.

Ещё одним типом растительности, который может непрерывно занимать сравнительно большие участки, является сообщество ковровых мхов. Они делятся на два вида – суб-формацию коврового мха (Sanionia, здесь распространено два близких представителя этого рода), и суб-формацию шёлкового мха (Brachythecium austrosalebrosum и Brachythecium austroglareosum).

Брий псевдотрёхгранчастый (Bryum pseudotriquetrum)
Брий псевдотрёхгранчастый
(Bryum pseudotriquetrum)

Эти виды могут образовывать сравнительно тонкие коврики, застилающие влажные пост-ледниковые низины. При этом первый вид сообщества населяет относительно сухие участки, а шёлковый мох любит влажные участки – места дренажа талых вод.


В общем, сообщество коврового мха Sanionia является одним из самых распространённых в регионе. Мелкими фрагментами оно встречается даже на островах, состоящих из пород андской интрузивной серии (Барханы, Форджи), которые слабо подлежат эрозии, а также на самых маленьких и самых низких островах, таких как Леопард, Блэк, Три Малых Поросенка и др. Вкрапления ковровых мхов наблюдаются и на залежах торфа между куртинами ассоциации кукушкина льна.

Кроме мха-доминанта здесь встречаются также такие виды как брий псевдотрёхгранчастый (Bryum pseudotriquetrum), политрихаструм альпийский (Polytrichastrum alpinum), полия поникшая (Pohlia nutans), а также цератодон пурпурный (Ceratodon purpureus).

Влаголюбивые сообщества шёлкового мха ограничены влажными участками дренажных кулуаров и долин ручейков талой воды. Часто ярко-зелёные побеги шёлкового мха можно увидеть на малых антарктических «водопадах» талой воды. Здесь встречается также мох варнсторфия (Warnstorfia fontinaliopsis).

Дренажные кулуары обычно выстилают куртины шёлкового мха (Brachythecium austrosalebrosum)
Дренажные кулуары обычно выстилают
куртины шёлкового мха
(Brachythecium austrosalebrosum)

В районе бухты Артура и Аргентинских островов встречается луговик (щучка) антарктический (Deschampsia antarctica), чаще как примесь в сообществах коврового мха, или значительно реже – почти монодоминантные его заросли в условиях трещин и полок верхних частей скальных массивов северной и северо-западной экспозиции, в местах, защищённых от пронзительных южных ветров. Только очень локально (на площадях около 1 м2) луговик может покрывать до 100% поверхности, обычно же произрастая очень разреженно (1–5%).

При этом внешний вид растения очень сильно зависит от условий произрастания. Почти в каждой популяции района Аргентинских островов удаётся отыскать мелкие растения, растущие на открытых участках, и большие по размеру с длинными листьями, которые прячутся в расщелинах скал и защищены от ветров.

На одном из островов нам даже удалось обнаружить растения луговика, по своему внешнему виду соответствующие стандартной биоморфе рода луговика с умеренных широт. Соцветие у этой морфы находилось на длинном стебле, значительно возвышаясь над розеткой листьев. Именно так выглядит это растение на Огненной Земле.

Луговик тяготеет к вулканическим скалам, которые вследствие значительной эрозии предоставляют великолепные условия для роста растения в трещинах и на скальных полках.

Бархатный шёлковый мох – брахитеций (Brachythecium austrosalebrosum) крупным планом
Бархатный шёлковый мох – брахитеций
(Brachythecium austrosalebrosum)
крупным планом

Однако в исследуемом районе обнаружены и нетипичные места его произрастания на гладких гранитоидах, например, на острове Плено или в южной части острова Питерман.

Стоит отметить, что главным разносчиком луговика в описываемом регионе является доминиканская чайка (Larus dominicanus), постоянно использующая это растение для построения гнёзд. Поэтому для заселения данным видом потенциально доступны все свободные от снега и ледника территории островов бухты Артура и Аргентинских островов.

В общем, луговик распространён преимущественно на прибрежных возвышенностях, где кормятся и гнездятся доминиканские чайки. Крупнейшие и самые старые его популяции сконцентрированы на прибрежных скалах, где чайки гнездятся давно. Численность особей луговика на сравнительно небольшой площади здесь может достигать 600 и более.

Типичная для умеренных широт и редкая для Антарктики биоморфа луговика с острова Восьмёрка
Типичная для умеренных широт
и редкая для Антарктики биоморфа луговика
с острова Восьмёрка

Единичные особи в центральных частях островов, и даже некоторые популяции на склонах куполообразных вершин островов Галиндез, Уругвай, скорее всего, связаны с тем, что чайки часто теряют гнездовой материал по дороге к гнезду, а также тем фактом, что вторичным разносчиком луговика вглубь острова могут выступать поморники (Stercorarius maccormicki).

В общем, происхождение большинства популяций луговика на острове Галиндез можно объяснить заносом птицами. Далее наблюдается следующая гетерогенность местообитаний в зависимости от места и давности заноса.

В случае случайного заноса на уже покрытую растительностью территорию луговик приживается только в ассоциациях коврового мха рода Sanionia. В случае, если луговик заносится на новую скалистую поверхность, расположенную в подходящих для этого растения экологических условиях, это может стать началом развития новой популяции.

Чаще всего это происходит при посредничестве птиц в местах их пищевой и репродуктивной активности.

Необходимо заметить, что гнёзда и пищевые столики чаек приводят к формированию в пределах прибрежной территории другого биотопа, который в отличие от кислой реакции скал характеризуется реакцией (pH) 6,0-7,6 вследствие накопления значительного количества извести от ракушек моллюска морское блюдце (Nacella concinna).

Луговик антарктический с Огненной Земли (окрестности г. Ушуайя)
Луговик антарктический с Огненной Земли
(окрестности г. Ушуайя)

Это способствует распространению здесь, кроме луговика, комплекса видов, которые также разносятся чайками. Это ковровый мох Sanionia, Брий псевдотрёхгранчастый, два вида шёлкового мха – брахитеция и синтрихия Магеллана (Syntrichia magellanica).

На ракушках-лимпетах могут расти также лишайники – представители рода золотянка (Xanthoria).

Со временем, если зона активности чаек пришлась на благоприятный для существования луговика склон (а так чаще всего и происходит, потому что чайки выбирают именно те склоны, которые быстрее всего освобождаются от снега), здесь может развиваться большая популяция, которая затягивает россыпи ракушек.

Существует и другой тип роста луговика на периферии пингвиньих колоний. Растения здесь хорошо себя чувствуют и обильно плодоносят. Они растут здесь как в сообществах с санионой, так и почти монодоминантно при незначительной примеси нитрофильной водоросли – празиолы (Prasiola crispa).

Совсем иными являются популяции материковых оазисов континента. Они гораздо многочисленнее и в своём распространении не зависят от птиц. Эти популяции, вероятно, представляют собой реликтовые остатки, пережившие оледенение, из них происходило распространение растений на островные архипелаги.

Жемчужница хорошо переносит все капризы антарктической окружающей среды
Жемчужница хорошо переносит все капризы
антарктической окружающей среды

С сообществами коврового мха связано в своём распространении и другое цветочное растение Антарктики – жемчужница (колобантус) антарктическая (Colobanthus quitensis). Однако встретиться с ней в описываемом регионе не так легко.

На территории мыса, на котором расположена станция Палмер, это растение встречается только в двух местопроизрастаниях, одно из которых имеет, несомненно, антропогенное происхождение. В условиях Аргентинских островов вид известен из участков, экспонированных на северо-запад скал островов Галиндез, Скуа, Восьмёрки, Барселот.

Нами в 2014 году данный вид обнаружен также на таком же склоне острова Иризар. Не исключено, что более тщательное обследование северной части острова Питерман позволит выявить некоторые другие популяции этого редкого вида.

Эти побеги жемчужницы вырваны доминиканской чайкой для построения гнезда на острове Скуа, сезон 2015/16 годов
Эти побеги жемчужницы вырваны
доминиканской чайкой для построения гнезда
на острове Скуа, сезон 2015/16 годов

Остаётся тайной механизм распространения жемчужницы на новые места произрастания и рост только в определённых ограниченных участках района Аргентинских островов. Что это, реликты бывшего непрерывного трансандийского ареала? Тогда откуда такое хорошее обновление этого вида на антропогенно-трансформированном участке окрестностей станции Палмер?

Лишь в сезоне 2015/16 годов на острове Скуа нами было обнаружено обрывание доминиканской чайкой побегов жемчужницы с достаточно большой популяции и их использование в построении гнезда на прилегающей, но изолированной проливом скале.

В это же время была обнаружена небольшая популяция жемчужницы (4 особи) вблизи гнездового участка чайки. Это может свидетельствовать о возможном переносе побегов жемчужницы с семенами на другие подходящие территории.

Однако это, вероятно, происходит гораздо реже в случае луговика.

Стереокаулён альпийский (Stereocaulon alpinum)
Стереокаулён альпийский
(Stereocaulon alpinum)

В связи с отсутствием увеличения количества известных популяций жемчужницы и их размеров необходимо жемчужницу взять под охрану, в частности, запретить сбор целых растений для научных целей.

В составе сообществ коврового мха также принимают участие лишайники, такие как два вида стереокаулёна (Stereocaulon alpinum и Stereocaulon globosus), псорома гипновая (Psoroma hypnorum) и некоторые виды кладонии (Cladonia) и лепрарии (Lepraria).

Интересно, что на полуострове Гамадж Поинт, где находится американская станция Палмер, буроватый лишайник с большими розетковидными апотециями – псорома, образует совместные сообщества с антарктическим луговиком.

В условиях острова Галиндез, куртинки стереокаулёна или псоромы дополняют коврово-мохово-луговиковые, а иногда и коврово-мохово-луговиково-жемчужницевые сообщества.

Вышеописанные сообщества мохообразных существуют между скальными выходами. А кто населяет саму поверхность скал? Об этом в следующей части нашего рассказа.

И.Ю. Парникоза, кандидат биологических наук, научный сотрудник историко-архитектурного памятника-музея «Киевская крепость», Институт молекулярной биологии и генетики НАН Украины

Источник: www.krainaz.org