Обзор поездки на Зайцевские скалы, где по пути мы посетим ещё несколько интересных мест, таких как: Прохоровские скалы и платину старой ГЭС, Аникинский карьер, заброшенную базу отдыха бывшей шахты и ещё несколько приятных мелочей. Это и многое другое внутри поста:

Вид с гор на степи

  Так бывает, что выходные хочется занять своими личными делами, а не очередными покатушками по ебеням и заброшкам. Но раз уж выпадает, что можно сделать два дела сразу — почему бы и нет? Именно так совпало несколько недель назад, когда я должен был забрать одну вещь в Шахтах, а рядом располагается несколько объектов, которые хотел посетить ещё очень давно. Первым из них была плотина ГЭС. — Там и заночуем, подумал я… По навигатору прямо к ней идёт хорошая дорога, как раз с утра и начнём изучение… Но не тут-то было!

Вид с гор на степи


  Дорогу преградила река, достаточно глубокая. Рядом, правда, имеется мостик, но доверия он не вызывал. Выезжая обратно на основную тропу, дабы заехать с другой стороны, мы встретили местных, которые подсказали — да там по краю можно проехать! Ну или через мост, если аккуратно. Совет хороший, но что-то мне не хотелось убить свою машину в этих ебенях, поэтому решил всё-таки сделать объезд. На это ушло примерно 1-2 часа, в итоге так и не добрался до цели, зато поцарапал крышу с бампером и пару раз помял днище. В общем, ну его нафиг! Заночуем на окраине посёлка, а до плотины лучше пешком дойдём. Кстати, с сапогами на фото выше вышла интересная история — ощущение, что они стоят специально для приезжих гостей. Из серии — надевай, пройдись по реке, чтоб узнать, проедешь или нет. Не дойдя до середины, воды стало по край этих самых сапог, так ещё и протекать начали. — Подъёб засчитан!)

  Ночевали мы среди заброшенных домиков, как оказалось на утро:

Вид с гор на степи

  А вот и тот мост, по которому нам ночью предложили проехать местные жители. Советчики из них не очень… Пройдя пешком, одна из балок провалилась, боюсь представить, что бы было, окажись тут моя шестёрка.

Вид с гор на степи

  В любой пешей прогулке есть свои плюсы, например, можно не спеша любоваться пейзажами, а они тут крутые:


Вид с гор на степи

Вид с гор на степи

Вид с гор на степи

Вид с гор на степи

  Ещё немного и мы на месте:

Вид с гор на степи

  Прохоровская плотина построена еще в 30-х годах прошлого века. Строилась для создания водохранилища для питания Артемовской ГРЭС. Почему стала заброшенной — неизвестно. Возможно, планы поменялись из-за войныпосле неё.

Вид с гор на степи

  Вообще, это отличное место для пикника и отдыха, жаль, что у нас времени не так много. Отправляемся обратно к машине, а пока шли, наткнулся на отметку "достопримечательность — ближние скалы". Туда мы и двинули:

Вид с гор на степи

  На берегу реки Кундрючья расположено удивительное место — Лесостепь, Донлесхоз, урочище Ближние Скалы — названий это место имеет много. Здесь находятся выходы скальных пород Донецского кряжа протяженностью около 500 метров. Название это место получило, так как находится ближе от Ростова (около 90 км), чем аналогичные скалы Ростовской области — Зайцевские. Кроме этого Ближние Скалы называют также Прохоровскими, ведь они расположены неподалеку от одноименного села Прохоровка. Природа этих мест славится живописными видами — скалы, река, густые деревья на берегу, озеро с лощиной. Ближние скалы — излюбленное место для альпинистских тренировок и скалолазания.


Вид с гор на степи

  После небольшого фотосета на память, едем в Донлесхоз:

Вид с гор на степи

  Место уже как родное, ведь бывал здесь не один раз. Только почему-то упустил одну заброшку — общежитие посёлка для учащихся Новочеркасского аграрного университета. Представляет собой типовое двухэтажное строение в довольно хорошем состоянии. Внутри имеет два длинных коридора на обоих этажах с комнатами по обеим сторонам и небольшое фойе на первом этаже, а также «чёрный» и «пожарные» выходы. В комнатах можно наблюдать остатки быта проживающих — кровати, тумбочки, некоторые личные вещи.

Вид с гор на степи

  Главным, пожалуй, было у нас другое, только немного дальше:

Вид с гор на степи

  Про шахту Аютинскую писал себе в блог ещё очень давно, а к настоящему времени от неё не осталось и следа… Последний отголосок о ней — заброшенная база отдыха. Таковых тут было огромное количество, но хоть что-то уцелело только на этой. Начнём прогулку со столовой:

iv>
Вид с гор на степи

Вид с гор на степи

  Видимо, кто-то тут прибухивает иногда. А чего нет? — Тишина, чистый воздух, людей никого… Честно, я бы здесь с удовольствием встретил Новый год!

Вид с гор на степи

Вид с гор на степи

  В одной из комнат было много плакатов, все они на одну тему:

Вид с гор на степи

  Те двое хитрее, заслали третьего и ждут, всплывёт или нет…

Вид с гор на степи

Вид с гор на степи

  На центральной аллее имеются стенды. "Твердим не зря мы год от года! Не зная дна, не суйся в воду!":

Вид с гор на степи

Вид с гор на степи

  Самое крутое, что здесь есть — лодочки! Последний раз я катался на них когда мне было лет 7… Это были непередаваемые чувства, когда увидел их снова.


Вид с гор на степи

Вид с гор на степи

  Вдоволь накатавшись, отправляемся к спальному корпусу:

Вид с гор на степи

  Как и все советские базы — всё типично и одинаково:

Вид с гор на степи

Вид с гор на степи

  Кое-где стояли кровати, но в основном пустота. Заглянем в последнее здание на сегодня — какая-то каптёрка, на которой стояла антенна. Может, именно тут когда-то жил охранник:

Вид с гор на степи

  Я не ошибся, так оно и есть. Внутри помойка, поэтому ничего не фоткал, только олень понравился, чуть не урвал его с собой. Только "домашние" сказали бы, что этот олень опять какого-то оленя притащил… Шучу, конечно.

Вид с гор на степи

  Как и на любой советской базе здесь имеется детская площадка, как спортивная, так и "развлекательная":

>
Вид с гор на степи

Вид с гор на степи

Вид с гор на степи

  Наверно, никогда не устану говорить о том, что обидно. Невольно представляешь, как было, когда всё работало. Местность шикарнейшая, чистый воздух, рядом река, невероятные пейзажи вокруг… Хотя нет, о чём это я, лучше отправлять детей за тридевять земель и за большие деньги.

Вид с гор на степи

  На такой грустной ноте закончу повествование данной поездки и добавлю в отчёт ещё одно путешествие, которое совершил спустя неделю после описанного выше. Если уж досматривать какой-то кусок территории — то полностью. Таков мой принцип. Прохоровские скалы понравились мне, поэтому решил проехать к ещё одним. Наверное, такая тяга из-за того, что недавно вернулся с республики Адыгея и начал скучать по горам. К тому же, для нашего края скалы не совсем типичное явление, кто-то даже и не знает, что такое вообще может существовать в Ростовской области.

  Начнём по порядку. Ночь, долгая дорога до Гуково, затем ещё несколько десятков километров до посёлка, поиски места для ночёвки и сон. Утром мы проснулись на окраине Углерода:

Вид с гор на степи

  Прокатившись по посёлку, мы обнаружили не совсем типичного Ильича, точнее постамент для него:


Вид с гор на степи

  Так же имеется несколько заброшек, памятник временам ВОВ и многое другое, но на столько банальное и простое, что решил не останавливаться у каждого из этих мест, а отправиться к первой цели — Аникинский карьер (ну или каньон):

Вид с гор на степи

  Таких сотни в Ростовской области, но этот отличается одной изюминкой… Донской край не перестает удивлять нас своими красотами, хоть отчасти, и рукотворными. Аникинский каньон возник на месте одноименного карьера по добыче камня и щебня, тянется на около 400 метров. Представляет собой небольшие водоёмы в каменистой местности, и славится известными четырьмя водопадами, которые берут своё начало из отвесных стен каньона.

Вид с гор на степи

  Водопады в нашей области? — Именно с такой мыслью я ехал, но фигушки!) Их не было, так как был засушливый сезон и они просто пересохли. Облом нереальный, но что уж поделать. Для тех, кому интересно посмотреть — поищите в интернете, там много фотографий с данного объекта. Местечко нереально красивое и атмосферное! Видимо, не судьба для нас в этот раз, авось, вернусь ещё, но вряд ли помчу в эти адские ебеня ещё раз…

  Расстроившись, мы прокатились по близлежащим посёлкам, но там был совсем тлен.


Вид с гор на степи

  Кстати, о тлене — вот Вам немного:

Вид с гор на степи

  Руины войсковой части номер 46111. Между прочим, это был единственный на весь Кавказ дисбат. Есть даже интересный видос, посмотрите, не поленитесь: https://vk.com/video-18181383_171756826

  Сейчас тут пустота, тотальная:

Вид с гор на степи

  Двигаем дальше, по пути встречая шахту:

Вид с гор на степи

  Ох, сколько же у меня материала про все шахты области… Наверное, не разгребу до старости. Приходится упоминать о них лишь мельком, как сейчас. Шахта была сдана в эксплуатацию в 28 декабря 1978 году с производственной мощностью 3,0 млн тонн рядового угля в год. Проектное название — Шахта «Обуховская-Западная», с 1978 по 1991 годы — шахта имени 60-летия Ленинского Комсомола, с конца 1991 по 2002 г.г. — ОАО «Обуховская», с 2003 года — ОАО Шахтоуправление «Обуховское». В сентябре 1979 года шахта «Зверевская-Восточная № 1» стала технической единицей шахты им.


-летия Ленинского Комсомола. В 1984 году она закрылась. В 1984 году шахта «Обуховская» вышла на проектную мощность, три миллиона тонн антрацита в год. На всю страну прославились добычные бригады знаменитых обуховских бригадиров В. А. Кузменькова, А. В. Щербашова, В. Я. Фролова. В 1986 году по итогам Всесоюзного конкурса бригада В. А. Кузменькова стала лучшей в СССР. 19 июня 1989 года началась знаменитая «Обуховская забастовка». Одно из требований горняков: предоставить посёлку Зверево статус самостоятельной административной единицы — «Город Зверево». К обуховским шахтёрам приехал министр угольной промышленности М. И. Щадов и часть вопросов решил на месте. Был подписан Протокол соглашений. Во исполнение этого документа, 31 октября 1989 года рабочий посёлок Зверево был отнесён к категории городов областного подчинения.

открытие шахты:

Вид с гор на степи

  В сентябре 1991 года на базе шахты имени 60-летия Ленинского Комсомола и обогатительной фабрики имени 60-летия СССР создано акционерное общество «Обуховская». Оно вышло из состава производственного объединения «Гуковуголь». 14 ноября 1991 года было выдано свидетельство о регистрации АО «Обуховская». Первый президент В. С. Гофман. В 1990-х годах шахта «Обуховская» прошла сложный трудовой путь, сократив производственную мощность более чем в три раза. В июле 2012 ОАО «Шахтоуправление Обуховская» (шахту и обогатительную фабрику) купила украинская компания ДТЭК. Что происходит здесь сейчас — неизвестно…


Вид с гор на степи

  Оставим шахтёрскую тему, а то сейчас меня понесёт не в ту степь. Перейдём к другой, не менее интересной для меня теме — мозаика:

Вид с гор на степи

  Никогда не перестану фоткать её и любоваться этой красотой. Как же приятно находить что-то новое!

Вид с гор на степи

  А тут ещё и заброшка сразу. Видимо, управление бывшего колхоза:

Вид с гор на степи

  Приступим к последнему, нашей главной цели — Зайцевские скалы.

Вид с гор на степи

  По навигатору были отмечены асфальтированные дороги или полевые тропы, все они казались нормальными… Что вышло на деле — это просто ад. Больше и добавить нечего.

Вид с гор на степи

  Если сначала мы радовались и полевым дорогам, то потом исчезли и они! Вот просто едешь себе по колее, а потом она бах и исчезает. Ты катишь просто по полю! А навигатор такой — поверните налево… — Куда? Просто в пустом поле? В общем, потратили пару часов, все нервы, изнасиловали бедную машину, но всё-таки добрались. Главное — упорство!)

Вид с гор на степи

  Понемногу появляются скальные массивы, привычные пейзажи… И вот, мы на месте! Точнее, с видом на него, так как мы косякнули и попали по другую сторону реки. Искать дорогу на вершину уже не стали, никаких моральных и физических сил на это не осталось, поэтому просто уселись любоваться со стороны. Хотя, если честно, то так даже было круче.

Вид с гор на степи

  Весьма живописное место с совершенно нетипичным для Ростовской области ландшафтом. Место это называется Хмелевая скала, Садковские скалы, Зайцевские скалы — названий очень много, но живописное место в тех краях только одно. Среди ровной первозданной степи возвышается огромный отвес скал каменистой породы, применение которым с радостью нашли для себя любители и профессионалы сферы альпинизма и скалолазания. Под скалами находится большая равнина с деревьями, рядом нет трасс, шума, населённых пунктов — ничто не сможет нарушить идиллию и единение с природой. Освежиться в жаркий летний день можно в реке Кундрючьей, проходящей по краю. Река небольшая, но с прохладной водой и всяческими уступами, разнообразными подходами. Но и это ещё не все прелести данного живописного места: между рекой и скалами равнина плавно переходит в густую рощу. Вдоль всей рощи проходит тропа к ручью с питьевой водой.

Вид с гор на степи

  Если Вы были когда-нибудь в Кавказских горах, то помните, что в начале любой горы идёт мини-предгорье: плавные подъёмы, почва перемешана с мелкими камушками, растут необычные растения, свежесть, лёгкость… Слышно далёкое журчание ручьёв и рек… Так вот, Хмелевые скалы — это кусочек кавказского предгорья, перенесённый в Донскую степь. Как ни странно, большинство ростовчан знает из личных путешествий как минимум, 3-4 страны мира, а о существовании необычайных красивейших мест родного края даже не догадываются. И ещё, очень важный момент: как видно из фотографий, в этом живописном месте нет мусора. Каждую весну проводится уборка территории активными постояльцами.

  Вот такой выдалась наша очередная поездка по совсем необычным местам для нашей области. Надеюсь, этот пост подтолкнёт и Вас к изучению родного края, ведь всё самое удивительное — всегда рядом.

Вид с гор на степи

Наша группа Вконтакте: https://vk.com/urbanrostov

Источник: kerrangjke.livejournal.com

Максут Жумаев не нуждается в представлении, это прославленный казахстанский альпинист, его имя известно не только в Казахстане, но и далеко за его пределами. Вместе с партнерами он в условиях ледяного ветра и обжигающего мороза покорил все 14 самых высоких вершин мира, горные пики которых превышают 8 000 метров.
Идя к цели, ему приходилось многократно падать и вставать, поддерживать других… Максут стал 12-м альпинистом в мире, кто сумел взойти на все восьмитысячники без дополнительного кислорода и тем самым внес свой вклад в развитие альпинизма в Казахстане. Сейчас известный покоритель самых сложных вершин является капитаном Национальной сборной по альпинизму.

— Интересно, каким ты был в школе, как учился?

— В школе я был твердый ударник. Но у меня был момент – моя супруга считает это детской психологической травмой – когда я окончил на отлично 1-й класс и мне дали грамоту, кто-то сказал, что мне пятерки ставили из-за того, что мой папа первый секретарь райкома партии. Я пришел домой и сжег эту грамоту.

— Зачем?

— Это было своего рода протестом против несправедливо сказанных слов. А так я был достаточно простым в школе, подтягивался, может быть, раз пять. По росту я был предпоследним в классе. Увлечение туризмом пришло где-то в классе четвертом-пятом. Наша чапаевская школа была лидером в области именно по туризму и все наши родственники, которые учились в школе, ходили в секцию туризма, для нас это было, можно сказать, элитным подразделением.
Мы ходили в походы, ставили палатки, разжигали костры, тем более, что рядом с нашим поселком Чапаева проходила река Урал, где погиб легендарный начдив Василий Иванович Чапаев. Поэтому все мое сознательное детство было сопряжено с какими-то находками в огороде, у реки патронов, гранат, штыков. Идешь, бывало, на Урал рыбачить, копаешь червяков и находишь в земле что-то. То есть эхо войны еще долго отзывалось у нас.

— Что из детства пронес ты через всю свою жизнь?

— Из детства я на всю жизнь запомнил две вещи.
Первая – не маковые поля, как у нас любят выкладывать в фейсбуке, а тюльпанные. Они у нас были бескрайние, не то, что маковые пятаки под Алматы (улыбается). У нас реальные степи, они дают простор и этот простор особенно хорошо виден с вершины, поэтому надо чаще подниматься на вершину, чтобы ощутить это величие.
Как говорится, большое видится издалека. Помню, в детстве мы до горизонта бежали по этим красным тюльпанам и искали среди них желтые, белые тюльпаны.
Я это запомнил на всю жизнь, я никогда это не забуду. Иногда мне еще раз хочется испытать это пьянящее чувство, ощущение, но, к сожалению, пока не получается. Мечтаю отвезти на эти тюльпанные поля сына Исатая.

Второе, что мне запомнилось из детства на всю жизнь, это вид нашей бескрайней степи со Свистун горы. Была у нас такая гора. Свистун гора она называлось потому, что раньше наши предки гоняли через нее скот на продажу и всегда свистели, чтобы загнать их на гору, холм, так как его невозможно было обойти.
И вот, помню, меня отец на летних каникулах брал с собой в областной центр Уральск, что в 125 км от нас, поесть мороженое, когда ездил на какие-то совещания. У нас в поселке мороженое не продавалось. Я обычно устраивался посередине, между сиденьями, и обозревал всю степь, которая особенно хорошо была вида со Свистун горы и которую я очень любил. Поднимаешься или спускаешься, а кругом, до самых горизонтов, бескрайняя красивая степь. Зрелище было просто потрясающее, завораживающее и это засело в меня очень глубоко.
И когда я совершил восхождение уже через 20 лет, то еще раз испытал примерно такие чувства, масштабы. Когда, к примеру, с гор смотришь на Алматы, не видно цивилизаций, а видны бескрайние просторы. Эти эмоции, ощущения сыграли большую роль в моей судьбе, я понял, что мои степи там, на вершине.
Я уже давно не живу в Уральске, и свои степи нашел здесь, на вершине гор. Я вижу тот же самый простор, ту же картину, которая до боли мне запомнилась с детства.

— В какой момент пришло к тебе понимание, что горы тебя никогда не отпустят?

— Я хотел бы, чтобы это чувство — что горы это мое, что это моя судьба — никогда меня не покидало. И неважно, когда оно началось, и неважно, когда оно закончится. Мне важно сейчас. Вот когда я сейчас спустился с гор Карылтау, эти эмоции были как оголенный нерв. И это, наверное, хорошо. Плохо, когда это становится обыденностью, просто как работа.
Говорить, что горы это мое, совершая, восхождение на вершину, к примеру, имени Амангельды Иманова и делать это обыденно… Нет, у меня так не получается, я каждый раз открываю для себя эти горы, каждый раз смотрю на них по-другому, по-новому…
Ты пропускаешь ее через себя, через сердце, через душу, через астральные, ментальные тела и получаешь от этого огромное удовольствие, умиротворение, одухотворение, поэтому я хотел бы, чтобы это чувство продлилось как можно дольше. Любить горы – вещь многогранная.

— Ты помнишь свой первый поход в горы?

— Конечно. Это было в 96-м. Я тогда учился в Западно-Казахстанском сельхозинституте, и на каникулы приехал в Алматы к сестре погостить, а заодно подработать у них в рекламном агентстве, свести концы с концами Зять взял меня к себе разнорабочим — принеси, унеси.
И вот ребята, которые работали здесь в цеху, были просто волшебниками, людьми, которые верят и практикуют эзотерику, шаманят, видят духов, леших, как-то общаются с ними. То есть у них свое мироощущение, миропонимание и в какой-то степени они «виноваты», что я пошел в горы.

Как-то они пошли с ночевкой на Большой алматинский пик и взяли с собой меня. У озера поставили палатки, и вечером пошел сильный град. Они говорят, о Максут, тебя горы обмывают, проверяют, какой ты. А ночью в палатке говорят, хочешь, мы посвятим тебя в таинство, братство наше?
Я говорю, хочу.
И мы пошли на Большое алматинское озеро, по их словам, аккумулятор энергии. Они сказали, ты просто стой возле нас и смотри. И вдруг кто-то восклицает, оппа, смотри, идет дух, очень сильный горный дух. Я действительно видел что-то газообразное, далековато. Или, может, они мне просто внушили? Но когда мы спустились в лагерь, нам навстречу выбежали другие ребята, такие же эзотерики, и говорят, в вашу сторону прошел такой сильный дух.
Это мне сильно запомнилось. Поймите, горы это не просто нагромождение камней, льда, снега, или вместилище богов… Горы это, прежде всего, понимание, что природа тебе близка и на каком языке ты с ними разговариваешь, на таком они тебе отвечают.

И еще один момент, способствующий тому, что я пошл в горы. Как-то я пошел покупать себе рюкзак в один из магазинов возле центрального стадиона в Алматы, и меня там встретил Юрий Михайлович Моисеев, гуру альпинизма, один из наших гималайцев, прославленных альпинистов. Спрашивает, ты кто такой, зачем пришел. Я говорю, хочу купить рюкзак. Он говорит, вот, есть у нас по 99 долларов, хороший, его берут восьмитысячники.
Я говорю, для меня это слишком дорого.
Он говорит, ты можешь заработать их за неделю.
Я говорю, как?
Он говорит, завтра у нас идет группа на Иссык-Куль, ты можешь присоединиться к ним, там всего-навсего надо вещи иностранцам таскать, заработаешь, а заодно горы посмотришь.
И я пошел. Там ребята все были альпинистами, они подрабатывали в этой фирме, чтобы потом можно было выехать куда-нибудь на экспедицию. Они меня поначалу называли «прозрачный», потому что я весил всего 55 кг, был худосочный.

В последний момент они мне говорят, ты не пойдешь с нами, мы нашли тебе замену, потому что ты худой, не справишься и привезли меня обратно на стадион. Я страшно расстроился, но сдаваться не собирался. Говорю, можно, я посижу, а сам надеялся, что кто-нибудь из носильщиков не сможет вдруг поехать, и я поеду вместо него.

— Вот какую настойчивость ты проявил…

— Да. И действительно, один парень отказался, и я пошел вместо него и познакомился там с ребятами альпинистами, они мне очень понравились, хорошие люди. Я проявил себя в горах с лучшей стороны, таскал рюкзаки по 30 кг, первый прибегал. Они даже сами удивились и говорят, тебе прямая дорога в секцию альпинизма, ты приехал непонятно откуда, а прешь по горам как танк и при этом тащишь больше всех, хотя меньше всех и худее всех. Так я попал в альпинизм.

— Твои горы помогают тебе понять, что в этой жизни самое главное?

— Думаю, помогают. Во-первых, на вершине ты заряжаешься хорошей, позитивной энергией, во-вторых, понимаешь, что главное в твоей жизни. В моей жизни главное это моя семья, мои дети, родители, моя супруга. В-третьих, суровая реальность и условия гор позволили найти мне в себе слабые точки, которые я очень болезненно переступал.

— Какие слабые точки?

— В основном моральные. Любое восхождение сопряжено с тяготами и лишениями, холодно, голодно, тяжело, никакой личной жизни, но, несмотря на это, ты все равно тянешься в горы, не можешь оторваться от них, как будто повенчан с ними…

— Горы умеют мстить, они мстят?

— Ни-ког-да! Они мстить не могут, другое дело, что они не прощают ошибок, человеческих слабостей. Кого-то горы пускают, кого-то не пускают, но это не жестокость, не месть. Если вы пойдете в горы, то можете увидеть и простых людей, пенсионеров. И каждый ищет в горах только свое и находит только свое.
И в горах остаются люди особые, из другого теста, им проще друг с другом общаться, у них обостренное, утонченное миропонимание, мировоззрение, отношение к горам, спорту, в частности к альпинизму и вообще к жизни. И когда такие люди находят друг друга в горах, это надо ценить, беречь.
Вот у меня есть друг Василий Певцов. Мы с ним в обычной жизни не ходим в обнимку выпившими, не общаемся семьями, но когда мы приходим в горы и живем в одной связке, в одной палате – а так мы живем уже лет 20, у меня стаж общения с ним больше, чем с женой – то мы с полуслова понимаем друг друга, нам даже говорить нет надобности.

— Говорят, тебя в горах ударило молнией…

— Было такое. В 2006-м. Не напрямую, а по касательной. В тот день мы совершали восхождение на вершину Дхаулагири (многовершинный горный массив в Гималаях). То восхождение было крайне сложным, потому что это было первое восхождение в альпийском стиле в его кристальном исполнении.

— Что это такое — в кристальном исполнении?

— Кристальное исполнение — это значит не где-то совершать акклиматизацию, потом приехать, и уже будучи готовым физически, пойти на вершину и обрабатывать. Мы не обрабатывали этот маршрут заранее, не готовили ни палаток, ничего и не акклиматизировались. Это было реально восхождение в альпийском стиле.
Оно было чревато тем, что мы очень близко подошли к краю пропасти. На спуске мы попали в плохую погоду, мы не думали, что на восьмитысячах может быть гроза. Она там была, и молния ударила рядом в вершину. И так как на нас была куча железа, в руках ледорубы и так далее, то молния прошла рядом с нами. Моего друга Василия Певцова не тронула, а меня зацепила два раза, в поясницу и ногу. Как будто ужалила. Было страшно.

А самое необычное случилось с нами тогда, когда мы с ним спускались. Мы поднимались с ним вдвоем, а спускались…. втроем. И мы оба, как потом выяснилось, четко чувствовали этого третьего. Мы спускались с Василием по веревке по переменной страховке. Это значит, что мы должны страховаться с ним вдвоем попеременно, а тут мы страховались втроем.
Вы не поверите, но это так. Только через год-два мы с Василием признались друг другу, ты помнишь на Дхаулагири, кто у нас был третьим?
Он говорит, я тоже чувствовал третьего, но боялся говорить тебе об этом, что ты начнешь крутить у виска и скажешь, Певцов, ты вконец приехал.
Гипоксия, крайняя ее стадия, утончает мир и, может, мы чувствовали духов альпинистов, которые остались там навсегда. Я верю, что есть жизнь после смерти. Не в смысле инкарнации и реинкарнации, а в смысле того, что информационное поле переходит в другое.

— Горы дают возможность заработать?

— Никогда не будет такого, чтобы люди заработали на горах. Все-таки горы это… Когда ты исполняешь супружеский долг, ты же не просишь деньги. В горах тоже не бывает такого и мы не заморачиваемся на этом, не делаем альпинизм как работу.

— Что самое тяжелое в альпинизме?

— Самое тяжелое в альпинизме это не скала, не рельеф, не вертикаль под ногами, не километровые пропасти, а самое тяжелое — сидеть за чашкой чая дома и принимать решение, идешь ты в горы или не идешь, подставляешь семью или не подставляешь. Это же очень ответственное решение, у тебя же семья и ты должен еще родителей своих кормить, думать о будущем.

— Как смотрят на твой альпинизм твои близкие? Одобряют, не отговаривают?

— Мои мама и жена постоянно просят меня не ходить в горы, они это осуждают. Зачем им сын-герой? Их сын должен быть дома. Родители не должны пережить своих детей. Это страшно.

— Ты хотел бы, чтобы ваши дети тоже стали альпинистами?

— Нет.

— Почему?

— Потому что я такой же, как и мои родители. Они все время ругали меня и сейчас ругают, и я их все время буду ругать. Это очень опасно.

— Вы с женой Ольгой были признаны одной из лучших молодых семей в Алматы. Не боишься, что вас могут сглазить?

— Сглазить могут любого. Другое дело, как мы к этому относимся. Сглаз можно снять. Я знаю пару приемчиков.

— Есть ли у альпинистов свой какой-то кодекс чести?

— У альпинистов всего мира есть понятие, слово — если альпинист говорит, что он был на вершине, его никто не проверяет, не перепроверяют, ему верят на слово.
Можно годами ходить в горы, иметь имя, и стоит один раз сказать, я был на вершине и при этом не быть на вершине, как сразу станешь чужим. Мы ценим альпинистов. Нас не так уж и много.
Это тяжело – быть альпинистом, многие приходят, но многие и уходят. Кто-то определенную кармическую задачу выполнил в горах и дальше пошел по жизни. Понял что-то свое и ушел. А кто-то остается. И если мы ценим свою семью, надо быть искренним до конца. Это главный наш кодекс.

Максут, мы знаем, что у вас с Ольгой в этом месяце, 6 июня, родился еще один сын-богатырь, и ты уже третий раз стал отцом. Поздравляем от души и желаем вам и вашим детишкам здоровья, добра, благополучия, процветания, чтобы они, так же как и ты, достигали в своей жизни самых высоких вершин.

— Рахмет.

Источник: 4sport.ua

Вид с гор на степи

Продолжение репортажа "Степное Ставрополье", 3-я часть.
Дальше расскажу про Ставропольскую возвышенность, на которой раскинулся Ставропольский край. О ней я немного упоминал, описывая Сенгилеевское озеро. Эта возвышенность в Среднем Предкавказье, в центральной части Предкавказской равнины. Высшая точка — гора Стрижамент (831 м). На вершине горы уже организован природный государственный заказник.

Вид с гор на степи

Склоны Стрижамента с цветущим краснокнижным пионом-тонколистного.

С вершины горы, на рассвете, просматривается на горизонте весь Главный Кавказский хребет с белоснежным Эльбрусом. На переднем плане снимка — южный склон Стрижамента.

Вид с гор на степи

Западный склон горы, на рассвете.

Вид с гор на степи

На вершине одиночные деревья из-за сильных ветров стелются в одну сторону.

Вид с гор на степи

Также на южном склоне, от родников, образовались живописные пруды. Которые дают разным диким животным возможность кормиться и гнездиться.

На вершине горы, на скалах, цветёт драба моховидная.

Вид с гор на степи

На границе с лесом цветёт первоцвет весенний- Primula veris L.

Вид с гор на степи

От горы Стрижамент ответвляется узкий гребень горы Недреманной.

Вид, который открывается с вершины этой горы.

Вид с гор на степи

Пологие склоны горы в весеннем цвете живописны своей степной лаконичностью. Классический вид Ставропольской возвышенности.

Вид с гор на степи

Вид на возвышенность в районе села Янкуль.

Вид с гор на степи

Вид с возвышенности с цветущим пионом на переднем плане.

Вид с гор на степи

Степные склоны Ставропольской возвышенности в районе села Александровское.

Вид с гор на степи

С выходом скалистого песчанника.

Вид с гор на степи

Песчаник иногда принимает интересные формы: будто замок в степи!

Вид с гор на степи

Степной овраг около села Александровское, вид с возвышенности

Вид с гор на степи.

Вот такое пейзажное разнообразие в Ставропольской степи!
Завершу свой репортаж самым красивым и известным районом края. Предгорный район! Знаменитые спящие вулканы, горы-лакколиты Кавказских Минеральных Вод. Так как этот регион всем известен и описывать его — дело отдельного полноценного репортажа, то скажу немного. Эти несколько гор по характеру преобладающе степные, поэтому они логично входят в мой репортаж о степи. Первая гора Верблюд. Останцовая магматическая (палеовулканическая) гора в Пятигорье. Высота 885 м. Является краевым комплексным (ландшафтным) памятником природы. Здесь я познакомился с эндемиком Кавминвод реликтовым прицветниковым маком, называемым также «бештаугорским». Это большое, выше метра высотой растение с крупным цветком.

Я специально остался с ночёвкой на этой горе, чтобы встретить рассвет и подольше насладиться, налюбоваться этими нежными цветами. Сам рассвет был красочный, а в сочетании с маками целая картина получилась.

Вид с гор на степи

Также прекрасна лилия Кёссельринга — Lilium кессельрингианум. Уязвимый вид. Занесён в Красные книги России.

Вид с гор на степи

А так склоны горы весною покрыты ковром разноцветья.

Вид с гор на степи

Цветут ясенец и прицветниковый мак.

Вид с гор на степи

Степной склон горы Верблюд.

Вид с гор на степи

Холмистая степь у подножья горы Бык.

Вид с гор на степи

Гора Лысогорка. Хоть и невысокая, увы, активно затоптанная, заезженная машинами (при этом гора является краевым комплексным (ландшафтным) памятником природы), но ещё сохранились на ней участки роскошной степи, где я смог сделать серию цветущих видов.
Степная вершина горы. На горизонте белеет Эльбрус.

Вид с гор на степи

Вид с горы Лысогорка на панораму Кавминвод. На переднем плане — степной склон самой горы. В облачной короне — гора Бештау.

Вид с гор на степи

Цветёт степь чабрецом.

Вид с гор на степи

Цветёт роскошный ясенец (лат. Dictámnus) — олиготипный род растений семейства Рутовые.

Вид с гор на степи

А это робкий дубок шагает по степной вершины горы.

Вид с гор на степи

Золотой Курган — останцовая магматическая гора в Пятигорье. Высота 884,7 м. Памятник природы. Правда её почему-то активно пашут, осталась только вершина нераспаханная.

Вид с гор на степи

Джуца́ — вторая по высоте останцовая магматическая гора Пятигорья. Высота 1190,6 м. Памятник
природы.

Вид с гор на степи

На склоне горы Джуца пасётся скот.

Вид с гор на степи

Боргуста́нский хребет — горный хребет Большого Кавказа в системе Пастбищного хребта. Вершина хребта представляет собой платообразную поверхность.

Бархатные склоны Пастбищного хребта.

Вид с гор на степи

Серия снимков ущелья реки Березовой или Березовая Балка. Она считается одним из самых живописных ущелий Северного Кавказа. Начинается Березовая Балка на Бермамытском плато Скалистого хребта и заканчивается в городе Кисловодске.
Вид сверху на ущелье.

Меня впечатлило это грандиозное ущелье, настоящий каньон! Его протяженность 17-18 километров, скальные стены поднимаются на высоту до 100 метров над дном ущелья, а в самом низу бежит река Березовая.

Вид с гор на степи

Река Березовая.

Перспективное место для пейзажных фотосъёмок.

Вид с гор на степи

Вот такое путешествие по степному краю. Надеюсь, оно было увлекательное и главное, познавательное! Смотрите также, отдельный репортаж "Живопись полей. Ставрополье".
Конечно, я смог на данный момент осветить только малую часть степной зоны Ставропольского края и над этим проектом буду работать, наверное, еще долго, собирая материал в разные времена года.
Берегите беззащитную природу, особенно хрупкий растительный мир, который не может прятаться, убегать, менять место жизни!

Источник: www.moya-planeta.ru