Считается, что первые приматы составляли под-

отряд Plesiadapiformes (≪близкие к Adapiformes≫).

Большинство из них специалисты относят к прима-

там исходя из строения внутреннего уха. Но их череп,

конечности и длинные, более низко посаженные сред-

ние резцы, которые выступали вперед, обладали

примитивными чертами, не встречающимися у более

поздних приматов. Эта группа, вероятно, произош-

ла от ранних насекомоядных, но многие из состав-

лявших ее видов питались жесткой растительной

пищей. Появилось, по крайней мере, пять семейств,

в которые входило 20 сильно отличавшихся друг от

друга родов размерами от мыши до кошки. Многие

из них, возможно, были похожи на грызунов, но

большинство известно нам только по ископаемым

зубам и осколкам черепа. От какой-нибудь из этих


ранних форм, возможно, и произошли все остальные

приматы.

Эта группа жила 70—0 миллионов лет назад

и, очевидно, распространилась из Северной Америки

в Европу через Гренландию, которая представляла

собой тогда теплый, поросший лесами сухопутный

переход, связывавший эти два континента. Возьмем

в качестве примера представителей четырех из этих

семейств.

Характерные признаки

рода Plesiadapis.

а —Длинный хвост.

б —Подвижные конечности

в —Когти, а не ногти.

г —Челюсти и зубы,

характерные для грызунов.

д —Глаза, расположенные

по бокам головы.

е —Длинная мордочка.

ж —Отсутствие костной

перегородки позади глазниц.

1. Purgatorius —древнейший из известных нам

приматов, величиной с крысу. Имел четыре предко-

ренных зуба (это больше, чем у позднейших при-

матов) и острые трехбугорные коренные зубы, та-

кие, как у насекомоядных, но с добавочным выступом,

именуемым ≪пяткой≫, что обеспечивало увеличение

жевательной поверхности. Время —поздний мел — палеоцен. Место —штат Монтана (США). Семей-

ство Paromomyidae.

2. Plesiadapis был похож скорее на белку с длин-


ной мордочкой, расположенными по бокам глазами,

выступающими вперед долотообразными резцами,

пушистым хвостом и когтями на лапках, не приспо-

собленных для хватания. Он питался листьями, хоро-

шо прыгал и, возможно, жил стадами, часто не на

деревьях, а на земле. Время —средний палеоцен — ранний эоцен. Место —штат Колорадо (США) и

Франция. Семейство Plesiadapidae.

3. Carpodaptes был величиной с мышь, имел ко-

ренные зубы с пилообразными краями и огромный

предкоренной зуб (премоляр) для резания жесткой

растительной пищи. Время —палеоцен —ранний

эоцен. Место —Северная Америка. Семейство Сагро-

lestidae.

4. Zanycteris был крошечным, похожим на мышь

приматом с коренными зубами, как у летучей мыши.

Он мог питаться нектаром цветов, фруктами или

насекомыми. Время —поздний палеоцен. Место — Северная Америка. Семейство Picrodontidae.

Зубы пургаториуса.

Представлены коронка

коренного зуба (а —вид сбоку,

б —вид сверху) и неполная

нижняя челюсть (в); все дано

в крупном увеличении. Коренные

зубы с уплощенной поверхностью

помогали приматам

разжевывать растительную

пищу.

Череп карподапта.


Как и другие плезиадапиды,

Carpodaptes имел длинные

выступающие вперед нижние

резцы (а), а также крупные

нижние предкоренные зубы (б).

Длина черепа около 1 дюйма

(2,54 см).

Челюсть заниктериса.

На этом рисунке нижней

челюсти показаны (со

значительным увеличением)

простые коренные зубы с низкой

коронкой, похожие на зубы

летучей мыши. Некоторые

специалисты предполагают, что

заниктерис питался мягкими

плодами, подобно современным

растительноядным рукокрылым

(крыланам).

Источник: www.ahmerov.com

ПРИМАТЫ

Приматы. Этим словом назван один из самых замечательных отрядов млекопитающих. В него входят полуобезьяны, обезьяны (настоящие обезьяны!) и человек.

Термин «приматы» («одни из первых») для обозначения отряда животных, в котором объ­единены обезьяны и человек, впервые использовал Карл Линней ещё в 1758 г. По тем временам это был весьма смелый поступок. Объединение в один отряд обезьян и человека означало, что между ними имеется огромное сходство, а ведь в Библии говорится, что Бог создал человека по образу и подобию своему.

Полуобезьяны. Это название может пока­заться насмешкой. Кажется, что некоторые из них вообще ничего общего с обезьянами не име­ют. Например, тупайи, небольшие зверьки, по­хожие на крыс, с вытянутой мордочкой и длин­ным пушистым хвостом. Далеко не все зоологи находят у них черты сходства с обезьянами.

iv>

Живут тупайи в Южной Азии и на островах Индийского и Тихого океанов. Как и большин­ство приматов, тупайи — обитатели лесов, боль­шую часть дня они проводят на деревьях, уве­ренно бегают по ветвям и наклонным стволам и там же находят пищу: спелые плоды и насеко­мых. Не откажутся перекусить ящерицей или крохотным птенчиком. Однако, добывая корм на деревьях, обедать предпочитают на земле.

Известно 12 видов тупай. Самые маленькие из них — мышиные, или карликовые, тупайи. Длина их тела (туловища и головы) всего 10— 15 см и такой же хвостик. Размер самой боль­шой тупайи — таны — 25 см. У неё на лапках, впрочем, как и у большинства других приматов, по пять необычно длинных и подвижных паль­цев. Это единственное внешнее сходство с обезь­янами. Правда, в отличие от других приматов на пальцах не ногти, а коготки. А ведь на хватательной руке когти — только помеха. Они всегда могут зацепиться за кору и не позволят быстро отпустить схваченную ветвь. Верхола­зам от когтей одни хлопоты. Вот что, оказыва­ется, послужило толчком для постепенного облагораживания лап приматов!

Полуобезьяны — существа мелкие. К числу крупных относятся кошачьи лемуры. Обитают они на острове Мадагаскар. Эти красивые зверь­ки живут стадами по 10—12 особей, предпо­читая засушливые леса, и, не очень интересуясь деревьями, большую часть дня проводят на зем­ле.


гда зверьки пасутся в траве, они высоко задирают свои хвосты. Это делается для того, чтобы поддерживать связь друг с другом и не потеряться, а в случае опасности действовать слаженно. Длинный хвост виден даже в высокой траве, которая скрывает тело лемура. Они ис­пользуют и обонятельную сигнализацию. Для этого, продев между ног свой длинный хвост, лемур прижимает его кончик к пахучим желе­зам, которые находятся где-то на внутренней стороне рук недалеко от подмышки. Теперь под­нятый над головой хвост будет распространять специфический аромат. С таким хвостом не по­теряешься даже в густых зарослях. Кошачьи лемуры — вегетарианцы, любят сочные фрук­ты, умеют очищать их от кожуры и кушают очень аккуратно.

Среди лемуров самый крупный — индри. Его длина от кончика носа до кончика хвоста — 70 см. Собственно, настоящего хвоста, какой полагалось бы иметь уважающему себя лемуру, у индри нет. Вместо него — короткий обрубок в 2—3 см длиной. Окраска чёрно-белая. Чёрные — перчатки, тапочки, наколенники, части спины и шеи, остальное — преимущественно белое.

Индри не могут существовать вне леса. Путешествуя в кронах, они совершают большие грациозные прыжки, причём, перелетая с дерева на дерево, к помощи рук совершенно не прибе­гают.

Слово «индри» на языке одной из народно­стей Мадагаскара означает «посмотри на это». Французский зоолог, услышавший это слово от своего проводника, по ошибке принял его за название животного. Жители Мадагаскара на­зывают индри «лесной собакой», т. к. благодаря большому горловому мешку, являющемуся резо­натором, лемуры способны издавать громкие ла­ющие звуки, а за их любовь греться на солнце, повернувшись к нему мордочкой и воздев лапы к небу, лемура называют «солнцепоклонником» и считают священным.

>

Интересны полуобезьяны семейства лориобразных. Они обитают в Африке и в южноази­атских лесах. Большинство из них и внешне, и по поведению похожи друг на друга.

Лориды — мелкие ночные животные. Очень характер­ная черта этих животных, получившая отображение в названии одного из видов, — их крайняя медлительность. Медленный толстый лори, когда путешествует по древес­ным ветвям, так медленно передвигает лапы, будто спит на ходу. Он не делает никаких прыжков или резких движений. Медлительность — форма самозащиты. В сум­раке ночного леса медленно и плавно перемещающееся животное заметить трудно. Это спасает его от хищников и помогает подкрадываться к добыче.

Лори обитают в Индии, а ангвантибо и пото — в Африке. Эти зверьки и внешностью, и поведением похожи на медленного толстого лори. Однако если лори, видимо, по лености, чтобы лишний раз не менять позу, может пообедать крупной улиткой, вися вниз головой на одной задней лапе, то ангвантибо только в такой позе и чувст­вует себя комфортно. У пото другая особенность. Длинные и острые задние отростки его последних шейных и двух первых грудных позвонков торчат наружу. При напа­дении врага пото прижимает голову к груди и встречает его ощетинившимся шипами загривком.


Настоящих обезьян представлять не нужно: они знако­мы всем. У них голое или слабоволосистое лицо, круглые, как у человека, уши, большая голова и соответственно крупный мозг.

В отношении хвостов у обезьян нет устоявшейся «мо­ды». У одних видов вообще нет хвостов, другие довольст­вуются совсем маленькими невзрачными хвостиками. Встречаются хвосты средней длины, а есть по-настоящему длиннохвостые обезьяны. Для них хвост служит пятой рукой. Странствуя в кронах деревьев, они страхуют себя, придерживаясь за ветки хвостом, могут висеть на хвосте, срывать руками фрукты и подносить их ко рту.

Американских обезьян, иными словами, обезьян Ново­го Света, легко отличить от афро-азиатских. «Американ­цы» — широконосые существа. У них широкая носовая перегородка и ноздри смотрят в стороны, а у обезьян Старого Света нос похож на человеческий. У американ­ских обезьян нет защёчных мешков, которые во время набегов на кукурузные плантации макаки и павианы до отказа набивают зёрнами, чтобы потом спокойно пообе­дать. У американских обезьян ноги действительно похожи на настоящие ноги, тогда как обезьяны Старого Света определённо четвероруки.

Коаты, или паукообразные обезьяны, получили своё название за длинные тонкие конечности и цепкий хвост, придающие им сходство с пауками. Хвост в полтора раза длиннее туловища, и его конец с внутренней стороны оголён. Когда коата прогуливается в кронах деревьев, её хвост служит страховочным канатом: он скользит по вышерасположенной ветке, как дуги троллейбуса по про­водам. Если посетители зоопарка предложат обезьянке конфетку, она протянет за нею хвост. Коаты любят ходить на двух ногах. Они чрезвычайно доброжелательны к своим соплеменникам. Это единственные из обезьян, которые делятся пищей с членами своей группы.


Америка — родина самых маленьких обезьян. Это игрунки — забавные существа с пучками волос возле ушей и другими украшениями на голове. Например, императорские амарины, названные в честь австрийского импе­ратора Франца-Иосифа I, прославившегося своими гро-

мадными усами, тоже носят невообразимо пыш­ные усы. Игрунки — величиной с крысу или белку, а карликовая мармозетка — пигмей раз­мером с мышь и с удивительно длинным хвос­тиком. Однако эта малютка, питающаяся насе­комыми, способна совершать прыжки до двух метров длиной. Стадо игрунков возглавляет са­мец, но он командует только его мужской поло­виной, над женской владычествует его супруга. Это самые примитивные из обезьян. В отличие от своих ближайших родственников самки иг­рунков приносят 1—2 или 3—4 малышей. Со­вершенно очевидно, что без помощи самца ма­тери с такой оравой не справиться. Но самец самоотверженно выполняет свой долг, носит на спине 1—2 детей и только на отдыхе подсажива­ется к самке, чтобы дать возможность крошкам переползти к матери и покормиться молоком.

В Америке обитают единственные в мире ночные обезьяны — трёхполосые дурукули, на­званные так из-за чёрных полос на лбу. Живут они супружескими парами, жилище оборудуют в дуплах. На поиски плодов и охоту на птиц,


древесных лягушек и прочую мелочь выходят ночью. Дурукули прекрасно видят в темноте и прямо на лету ловят насекомых.

Саймири — небольшие ярко окрашенные обезьянки, весом до 1 кг, с длинными хвостами, живущие большими стаями. Несмотря на свои мизерные размеры, это самые мозговитые обезь­янки на свете. Соотношение веса их мозга к весу тела 1/17, тогда как у человека всего 1/35. При таком соотношении, как у саймири, наш мозг весил бы больше 4 кг, а голова была бы в три раза больше!

Самые мелкие и примитивные обезьяны Ста­рого Света — мартышки. Это небольшие или средней величины африканские обезьяны весом до 10 кг. Живут они в лесах и на открытых пространствах, но не любят далеко удаляться от воды. Держатся семейными группами или ста­дами, иногда до 100—150 особей. Некоторые виды мартышек объединяются в смешанные стаи и прекрасно понимают сигналы друг друга. Зелёные мартышки, обитающие в саванне, могут объединяться даже с антилопами.

Павианы — переходное звено от низших обезьян к человекообразным. Это крупные жи­вотные с густой бурой шерстью, хорошо маски­рующей их на фоне выжженной солнцем расти­тельности. Самцы могут весить до 40 кг, сам­ки — вполовину меньше. Живут павианы в Аф­рике к югу от Сахары. Одни из них предпочита­ют леса, другие — открытые равнины. Держатся стадами, часто большими.

Павианы всеядны. Главная их пища — трава. Едят семена, корни, клубни и мелких позвоноч­ных. Гамадрилы и бабуины нередко устраивают


охоту на более крупную дичь: зайцев, молодых газелей, мартышек — и с удовольствием лако­мятся мясом. На водопой ходят издалека, а в период засухи, когда все водоёмы пересыхают, роют ямы в высохших руслах, пока не доберутся до воды. Спят сидя и ночь проводят на деревьях или на скалах. Самки всё свободное время выби­рают паразитов у малышей, взрослых самцов и друг у друга. Эта процедура — знак дружелю­бия, укрепляющая добрососедские связи между членами стада.

Павианы — агрессивные существа, и кроме человека, львов и леопардов никого не боятся. Но с последними самцы даже в одиночку, не колеблясь, вступают в смертельный поединок и, случается, выходят победителями. Ну а несколь­ко взрослых самцов легко обратят в бегство эту большую кошку.

У гамадрилов взрослые самцы относятся друг к другу нетерпимо. Во главе группы — вожак. Второе место занимает его любимая самка. Са­мые маленькие детёныши висят у матерей на животе, а когда подрастут, ездят, сидя на спине. К детёнышам вся группа относится доброжела­тельно. Позже малыши расстаются с матерями и примыкают к компании подростков, сразу же включаясь в драки за главенство. У бабуинов между юными самцами часто завязывается дружба, продолжающаяся всю жизнь. Подрост­ки и старые самки — самые угнетённые члены группы. Кормится каждая группа отдельно, а на ночёвках объединяется с другими в большие стада. В случае опасности вся стая бабуинов сбивается в кучу, в центре которой — самки и малыши, а четыре-пять крупных самцов выхо­дят вперёд, чтобы дать бой, сражаются упорно и бесстрашно защищают даже самых отвержен­ных членов семьи, отступая лишь в самом край­нем случае. В стаях между самцами постоянно возникают ссоры, но до драк дело доходит редко. Вожаки их безапелляционно пресекают. Часто вожаку достаточно лишь взглянуть на драчунов, и потасовка немедленно прекращается. А кто сильнее, можно выяснить, полюбовавшись зу­бами друг друга. В конфликтных ситуациях павианы постоянно зевают, широко разевая рты, и демонстрируют огромные клыки.

Все упомянутые выше обезьяны Старого Све­та — существа всеядные, но есть и немало листо­ядных обезьян, для которых главной пищей являются листья деревьев. У них нет защёчных мешков, т. к. запасать листья не имеет смысла, их и так полно кругом. Зато у них огромный желудок, у лангуров к тому же разделённый на три камеры. Переваривать огромное количес­тво листвы — дело непростое. Поэтому листояд­ные обезьяны часами сидят неподвижно, заня­тые перевариванием пищи.

Лангуры живут по всей Южной Азии — от гор на севере до побережья океана на юге. Самые известные из них — хануманы. Это крупные

обезьяны с длинным туловищем, длинными тон­кими конечностями и длинным хвостом. В Ин­дии существует поверье, что они произошли от царя обезьян Ханумана, который спас когда-то благочестивого Раму и его жену, поэтому его потомки считаются священными. Хануманы за­ходят в посёлки, постоянно живут в больших городах, особенно при храмах. Это очень быст­рые и грациозные существа, способные совер­шать прыжки длиной до 10 м. Хануманы дер­жатся стадами. Это облегчает им жизнь. Когда у самки рождается детёныш, он недолго остаётся у матери. В любом стаде найдётся немало бездет­ных самок, всегда готовых понянчиться с малы­шом. Уже за первый день жизни он успевает побывать в руках семи-восьми заботливых «тё­ток». Во главе стада стоит сильнейший самец. Когда он стареет, кто-нибудь из молодых самцов его свергает и первым делом убивает всех мало­летних детей поверженного владыки. Не правда ли, невольно возникают аналогии с человеческой историей?

К листоядным относятся и носатые обезьяны. Обыкновенные носачи живут на острове Кали­мантан. У самок и молодых самцов небольшие вздёрнутые носы, но лет с семи нос у самцов начинает расти, постепенно превращаясь в эта­кую свисающую на рот грушу, сантиметров 8— 10 длиной, которую во время еды приходится отводить рукой, чтобы не мешала. Нос служит «музыкальным инструментом» во время регу­лярных утренних концертов обезьян.

Из листоядных обезьян самые красивые — гвере’цы. Это чёрные обезьяны с пышным шлей­фом на боках и хвосте из похожих на перья волос. В начале нашего века их ради красивого меха тысячами уничтожали. Гверецы — пре­красные акробаты. Прыгая с высокого дерева на более низкое, они покрывают в планирующем полёте до 20 м и могут в воздухе менять направ-

ление полёта. У некоторых гвере’ц, например у красного колобуса, как и у других обезьян, пе­редвигающихся при помощи рук и почти не прибегающих к помощи задних конечностей, нет на руках больших пальцев. Раньше думали, что это результат травмы, поэтому их и назвали колобусами, что в переводе с местного наречия означает «изуродованный». Гверецы — голосистые существа, устраивающие по утрам шумные концер­ты. Это одни из немногих обезьян, малыши которых не способны держаться за пышную шерсть, и матери первые дни носят их в зубах, как кошки таскают своих котят.

ЧЕЛОВЕКООБРАЗНЫЕ ОБЕЗЬЯНЫ

Человекообразные обезьяны — самые крупные и самые умные из обезьян. У них большой и высокоразвитый мозг, а передние конечности значительно длиннее зад­них. На всех пальцах ногти. Во рту 32 зуба. По строению тела и по биохимическим показателям они больше других обезьян похожи на человека. У них, как и у человека, четыре группы крови, а кровь карликового шимпанзе бонобо можно даже переливать человеку без какой-либо предварительной обработки.

К человекообразным обезьянам относятся орангутаны, гориллы и шимпанзе. Поставить в один с ними ряд гиббонов нельзя, но они, несомненно, ближе к гориллам и шимпанзе, чем к остальным обезьянам. Поэтому о них удобнее рассказать в том же разделе, что и о самых высокоразвитых животных нашей планеты.

Гиббоны — небольшие обезьяны весом до 5—9 кг. Живут они в кронах деревьев влажного тропического леса на высоте в 30—45 м, явно больше тяготея к небу, чем к земле. Их родина — Юго-Восточная Азия. Держатся гиббоны семьями: папа, мама, изредка престарелые ба­бушка и дедушка, и 3—4 детёныша разного возраста. В этом случае самому старшему должно быть не меньше шести лет, и родители уже посматривают на него недоб­рожелательно, как бы намекая, что подростку пора осте­пениться и подумать о собственной семье.

Детёныши в семье появляются раз в 2—3 года. Ново-

рождённый — совершенно голый, только на го­лове пушок волос, и совершенно беспомощный. Мать тотчас устраивает ему уютную и тёплую колыбельку, помещая между поднятыми коле­нями и собственной грудью. Малыш выглядит дистрофиком с длинными хилыми конечностя­ми. Однако первое впечатление обманчиво. Новорождённый мёртвой хваткой вцепляется в ма­теринскую шерсть, и обезьяна путешествует с ним по ветвям, делая огромные прыжки, в пол­ной уверенности, что родное дитя не сорвётся вниз.

Малыш до двух лет полностью зависит от матери, а потом начинает привыкать к самосто­ятельной жизни. В шесть лет, почувствовав, что отношение к нему в семье изменилось, подросток днём начинает надолго уходить к границам за­нимаемого семьёй участка, ищет себе компань­она, естественно, лишь из представителей противоположного пола, а найдя подходящего сверст­ника, ежедневно бегает к нему на свидание, вместе с ним проводя весь день, и только ноче­вать возвращается в семью. Ухаживание длится долго, но в один прекрасный день молодая пара остаётся ночевать вместе. Так у гиббонов рожда­ются новые семьи.

Быть настоящими человекообразными обезь­янами гиббонам помешала «узкая специализа­ция» к жизни в кронах деревьев. Главная их особенность — способ передвижения. В тропиче­ском лесу это самые быстрые верхолазы. Повис­нув на крючьях-руках и раскачав своё тело, гиббон «перелетает» с ветки на ветку, перехва­тывая их то левой, то правой рукой. Ноги в это время остаются не у дел, они свободно болтаются или поджаты к животу. Скорость движения бы­стро нарастает, а «броски» становятся длиннее, достигая 10—15 м. Со стороны кажется, что обезьяна, как пушечное ядро, летит сквозь дре­весные ветви, но, несмотря на стремительность полёта, акробат успевает по пути срывать плоды и ловить летящих птиц. Скорость так велика, что если гиббон выскочит ненароком на лесную опушку, то затормозить «полёт» и остановиться не сможет. Единственный выход, чтобы не упасть на землю и не разбиться, — резко изме­нить направление движения.

Чтобы передвигаться с такой скоростью, нуж­но иметь очень хорошие глаза, дающие возмож­ность в доли секунды собрать исчерпывающую информацию об окружающем пространстве и по­слать её в мозг, а также быстро адаптироваться к резким изменениям освещённости. Гиббон, с бешеной скоростью проносящийся в полумраке тропического леса и вдруг попавший на освещённую солнцем прогалину, должен бы мгновенно ослепнуть, как это происходит с водителями автотранспорта, когда в глаза бьют яркие лучи фар идущих навстречу машин. Для гиббона это неопасно. Ещё из полумрака густого леса про­следив свой будущий путь по ярко освещённому

участку, они могут проделать его по памяти с закрытыми глазами, а если прогалина большая, за несколько мгновений у них успевает произойти адаптация глаз к яркому свету. Если бы не эти две особен­ности, воздушный гимнаст должен был бы по­терпеть аварию. А в общем-то аварии у верхола­зов неизбежны. Зоологи просмотрели коллекцию скелетов гиббонов в ведущих музеях мира и убедились, что у 8 из каждых 10 скелетов име­ются сросшиеся кости — следы старых перело­мов.

Из других отличий от человекообразных обезьян следует отметить, что гиббоны не соору­жают на ночь гнёзд. Густая шерсть спасает их от ночной прохлады, а дополнительные удобства не нужны.

Каждая семья гиббонов владеет территорией, на которой постоянно держится. Если на гра­ницах своего участка она сталкивается с сосе­дями, возникает нешуточный конфликт. Впро­чем, всё ограничивается шумным скандалом, и до драки дело доходит редко. В качестве на­поминания, что территория охраняется, и для поддержания контакта с соседями гиббоны два раза в день устраивают хоровые концерты, в которых участвует вся семья. Соседи отвечают таким же хоровым пением. Обычно начинает кто-нибудь из взрослых, и постепенно подклю­чается всё семейство. Молодые вторят старшим, но поют не очень квалифицированно. Песни гиббонов мелодичны и сложны.

Орангутаны — настоящие человекообразные обезьяны. Хотя слово «орангутан» переводится как «лесной человек», но общего с людьми у них меньше, чем у горилл и шимпанзе. Живут оран­гутаны в Индонезии. Самцы достигают веса в 135 кг. Ростом они невелики — 120—135 см. При массивном туловище у них короткие ноги, зато руки невероятно длинны, достигая в разма­хе 2,5 м.

Орангутаны — одинокие странники. Самцы живут отшельниками. Они владеют большой территорией, где обитает несколько самок, кото­рые бродят по лесу в компании 1—2 детёнышей. При случайной встрече с другими самками они делают вид, что не видят друг друга, и спешат разойтись. Самцам, видимо, встречаться не при­ходится, но если встреча произошла, они уст­раивают скандал, орут друг на друга и демонст­рируют собственную силу: трясут и ломают вет­ви. Однако драки обычно удаётся избежать.

Орангутаны, как и гиббоны, редко спускают­ся на землю. Живут они в кронах и передвига­ются точно так же, как гиббоны, но более не­спешно. Большие пальцы у них так малы, что с их помощью захватывать что-нибудь они не могут. Поэтому руки для серьёзных дел не годят­ся. В этом отношении орангутаны уступают мно­гим обезьянам. Впрочем, они всё же способны пользоваться палкой, камнем, верёвкой.

Жизнь взрослого самца удивительно однооб­разна. Она состоит из поисков растительной пи­щи и её переваривания, во время которого они сидят, с меланхолическим видом уставившись в одну точку, а чаще дремлют или крепко спят в гнёздах.

Самцы завоёвывают руку и сердце своих из­бранниц песней, больше похожей на вибрирую­щий рёв и ворчание. Через 9—10 месяцев у самки рождается детёныш и сразу вцепляется в шерсть у неё на груди. Матери обожают своих отпрысков. Они их постоянно чистят, причёсы­вают, согревают, а в жаркую погоду купают под дождём, как под душем. До четырёх лет мать кормит малыша молоком, но одновременно зна­комит с пищей взрослых обезьян, суёт в рот хорошо пережёванные лакомства, а чуть позже начинает регулярно подкармливать пережёван­ной зеленью изо рта в рот. С четырёх лет детё­ныш становится самостоятельным.

У шимпанзе взрослые самцы весят 70—80 кг при росте 120—150 см. Карликовый шимпанзе бонобо вполовину меньше. Живут шимпанзе в Африке к северу от реки Конго стадами по 30—80 особей. Явного вожака в стаде нет, но иерархия, соподчинённость существует. Шим­панзе отлично лазают, но на земле проводят немало времени, совершая пятидесятикиломет­ровые переходы.

Питаются плодами, орехами и нежными мо­лодыми листьями. Лакомятся мёдом диких пчёл, насекомыми. Саванные шимпанзе обнару-

жили любовь к мясу. Во время кормёжки стадо разбивается на отдельные группы, разбредаю­щиеся по лесу, но поддерживающие между собою звуковой контакт. Если найдут что-то вкусное, издают громкие радостные звуки, и всё стадо собирается вместе, чтобы попировать. Охотятся главным образом самцы, индивидуально или небольшим коллективом. Объектами охоты бы­вают карликовые свиньи, мартышки, молодые павианы. Нередки случаи каннибализма — по­едание собственных детёнышей. Удачливый охотник уносит добычу на дерево, но один никог­да не ест, а делится с товарищами, отрывая каждому по куску. Поиски пищи в общей слож­ности занимают 6—8 часов, оставляя примерно половину светлой части суток для досуга, что, несомненно, способствует удовлетворению при­родной любознательности и умственному раз­витию шимпанзе.

Высокое умственное развитие шимпанзе осо­бенно отчётливо проявляется во время общения. При встрече обезьяны молча кланяются. Друзья после продолжительной разлуки радостно бегут

друг другу навстречу, тихо вскрикивая от вос­торга, протягивают друг другу руки, одобритель­но хлопают друг друга ладонями по плечам и

спине; в трудных ситуациях чешут затылки; когда сердятся, топают ногами, хватают палки и швыряют их в обидчика или просто лупят его.

ШИМПАНЗЕ И ЯЗЫК ГЛУХОНЕМЫХ

Шимпанзе можно научить говорить. Учёные давно пытались добиться этого. Однако ус­тройство гортани и голосовых связок не позволя­ет обезьянам воспроизводить слова человеческой речи, и все попытки заставить обезьян заго­ворить ни к чему не приводили, пока амери­канские учёные, супруги Гарднеры, не дога­дались обучить шимпанзе жестовому языку глу­хонемых, в котором каждый жест означал на­звание какого-нибудь предмета, действие или понятие.

Уошо — первая обезьянка, которая попала в обезьянью школу, — не была самой способной ученицей, да и учителя ещё точно не знали, как взяться за дело. За 3 года малышка овладела 85 словами. К концу обучения она знала свыше 160 слов. Самыми первыми словами человеческих детей бывают самые простые и нужные: мама, папа. Для Уошо самыми важными оказались слова «щекотать» и «ещё». Обезьяны очень лю­бят, когда их щекочут, а слово «ещё» позволяет обойтись без многих других важных слов. Съев яблоко, обезьяна сложит кисти рук в полукольцо (знак «ещё») — и пожалуйста — учитель даёт ещё кусочек яблока.

Уошо не просто «произносила» отдельные сло­ва, но научилась составлять из двух-трёх, даже четырёх слов фразу. Например: «Пожалуйста, Уошо фрукт дать». Когда обезьяна встречалась с предметом, названия которого она не знала, она сама придумывала название, используя уже из­вестные ей слова. Так, арбуз она назвала «пить сладко».

Обезьяны легко усваивали, что словом «шля­па» нужно называть не только ту шляпу, кото­рую им показывали на уроке, а любой головной убор — всё, что люди носят на голове. Совершен­но неожиданно оказалось, что обезьяны способ­ны понять и пользоваться словами-понятиями, такими как «цвет», «размер», «форма», «всё», «многое». Научились даже… ругаться. Програм­ма обучения не предусматривала обучение руга­ни, тем более может показаться совершенно фан­тастичным, что из усвоенного репертуара в ка­честве ругательства многие шимпанзе самостоя­тельно выбрали слово «грязный».

РУКОНОЖКА АЙ-АЙ

К числу наиболее редких лемуров Мадагаскара относится руконожка ай-ай. «Ай-ай!» — удивлённо закричали ту­земцы, увидев у французского путешественника это незнако­мое им прежде странное создание. Главная примечательная особенность этого зверька размером с кошку — пальцы на передних лапах, такие длинные и тонкие, что кажется, буд­то на них одна кожа да косточки. Учуяв в трухлявом древес­ном стволе личинок короедов, ай-ай прогрызает кору, запускает в личиночьи ходы свой тонкий палец с коготком и извлекает добычу. Так же поступает с плодами, за­ключёнными в прочную кожуру: прогрызает в ней дырочку и пальцем извлекает содержимое. А проснувшись поздним вече­ром, всё тем же коготком на длинном пальце приводит в порядок шёрстку.

КАПУЦИНЫ

Капуцины — самые известные обезьяны Нового Света. У них типично обезьянья внешность. Они похожи на хорошо всем известных мартышек и макак. У них длинный хватательный хвост, которым некоторые капуцины могут даже брать пищу. Своё название обезьяны получили за свое­образие головных уборов: у одних видов — чёрную шапочку на голове, похожую на тонзуру — выстриженный круг на го­лове францисканских монахов ордена капуцинов; у других — хохол, напоминающий клобук с остроконечным капюшоном, одежду всё тех же монахов.

Капуцины — самые умные обезьяны Нового Света и по умственным способностям не уступают даже человекооб­разным обезьянам. Они постоянно пользуются камнями, чтобы расколоть орех, сбить с клетки замок, разбить за­водную игрушку, чтобы выяснить, что там у неё внутри. Охотно подражают людям: стирают бельё, подметают пол, причёсываются и даже курят. У них развито чувство прекрасного. Один капуцин прославился как великий обезь­яний художник. Если ему давали цветные мелки, он разрисо­вывал штрихами и линиями весь пол лабораторного помещения, создавая своеобразный орнамент, занимался этим часами и сердился, если ему мешали или портили картину. Капуцины любят душистые вещества и с удо­вольствием натирают тело лимоном, луком, лесными кло­пами, не отказываются и от одеколона.

Живут капуцины большими стадами и держатся вме­сте, а если во время кормёжки разбредутся, то поддержива­ют друг с другом звуковой контакт, аукаются. Стада капуцинов частенько объединяются с обезьянами других видов, например с саймири, затевают с ними совместные игры, но иногда ссорятся и устраивают шумные потасовки.

РЕВУНЫ

Самые крупные американские обезьяны — ревуны. Длина тела самца может достигать 90 см и такой же длины может быть хвост. Самки меньше. У них большая голова, голое лицо и уши, но на подбородке внушительная борода, а короткие волосы на загривке и спине переходят в пушистую длинноволосую мантию. Живут ревуны небольшими ста­дами. В них 10—20 обезьян: несколько взрослых и молодняк. О малышах заботятся коллективно, бездетные самки и мо­лодые самцы помогают матери ухаживать за единствен­ным ребенком. Ночь стая проводит сидя на деревьях, для страховки накрутив на ветки длиннющие хвосты. Своё на­звание обезьяны получили за громкий устрашающий рёв, на­поминающий рёв рассерженного ягуара. Повышенную громкость их крикам придаёт резонатор — гортанный ме­шок. Проснувшись около пяти часов утра, ревуны натощак устраивают хоровые концерты, продолжающиеся час-полтора. На приезжих людей спевки ревунов оказывают устрашаю­щее действие.

МАКАКИ

Макаки — самые многочисленные обезьяны. Живут они а Южной Азии от Афганистана до Китая. Кроме того, один из видов макак — маготы — сохранился в Атласских горах Север­ной Африки, да две стаи маготов обитают на юге Европы на склонах Гибралтарской скалы. Там они находятся на довольствии Военно-Морского флота Англии. Их тщательно опекают, так как существует поверье, что, пока здесь живут маготы, Гибралтар будет принадлежать Англии. За жизнью обезьян присматривает специально назначенный офицер. Их подкармлива­ют, лечат, охраняют.

Макаки крупнее мартышек. У них большие клыки и вместительные защёчные мешки. Живут стадами, иногда большими. В стаде властвует вожак и существует строгая суборди­нация: подчинение слабых и молодых обезьян бо­лее зрелым и сильным. У макак резусов вожак охраняет стадо, улаживает конфликты между своими подчинёнными, следит за тем, чтобы не обижали малышей, руководит передвижением ста­да, даёт команду приступить к обеду или уст­раиваться на ночёвку.

Макаки легко приспосабливаются к суровым условиям жизни. В Атласских горах, где обита­ют маготы, зимой выпадает снег и температу­ра воздуха падает до —11° С. Японские макаки тоже морозостойкие. Они дальше других обезьян продвинулись на север и издавна живут на остро­ве Хонсю, где зима длится полгода. У них пушистая тёплая шубка и короткий хвост, что­бы не отморозить его зимой. Макаки — умные обезьяны, иначе как бы они выжили в этом суро­вом краю? Они научились многому из того, что облегчает здесь жизнь. Когда выпадает глубокий снег, обезьяны ходят гуськом, как волки, след в след. Если им холодно, собираются в кучу или забираются по шею в горячие источники. Они приспособились зимой кормиться древесной ко­рой. Сейчас люди систематически подкармлива­ют некоторые стада макак. Наблюдавшим за ними удалось подсмотреть, как они мыли в море клубни и отделяли пшеницу от песка, бросая эту смесь в воду и собирая с поверхности всплывшие зёрна. Макаки так хорошо приспособились к холо­ду, что в Петербургском зоопарке их всю зиму держат в открытых вольерах.

Яванские макаки, или крабоеды, прекрасно плавают и ныряют. Они любят кормиться на морских побережьях, охотятся на крабов, убивая их камнем, ловят рыбу. Свинохвостых макак обу­чают сбору кокосовых орехов. Они обязаны сры­вать только зрелые орехи и делать это быстро, хотя оторвать орех нелегко даже человеку.

Самые знаменитые — макаки резусы. Это они первыми из обезьян полетели в космос, стали лабораторными животными, которые помогли учёным справиться со многими опас­ными инфекционными болезнями и обнаружить резус-фактор, что спасло жизнь тысячам детей, у родителей которых резус-фактор не совпадал.

ГОРИЛЛЫ

Гориллы — самые крупные из обезьян. Самцы достигают роста 188 см и веса до 260 кг.

Гориллы прекрасно могут вставать и ходить на задних ногах, но обычно передвигаются на четвереньках. При этом гориллы при ходьбе опираются не на ладони и подушечки пальцев передних лап, как это делают все другие животные, а на тыльную сторону согнутых пальцев. Такой способ ходь­бы позволяет сохранять на внутренней стороне кисти до­статочно тонкую чувствительную кожу.

Обитают гориллы в африканских тропических лесах. Живут они семейными группами по 5—30 животных. Дер­жатся постоянно на земле, только гнёзда на ночь устраива­ют на деревьях, но стараются выше трёх метров не забираться, а старые самцы вообще предпочитают спать на земле. На деревья они забираются лишь для того, чтобы там чем-нибудь полакомиться. Стремление жить на земле не означает, что они плохие акробаты. Просто с их весом забираться высоко рискованно. Не каждая ветвь выдержит двухсоткилограммовый груз.

Гориллы — строгие вегетарианцы. Пока не было замече­но, чтобы они ели мясо или хотя бы насекомых. Главная пища — трава и листья. Любят гориллы побеги бамбука, папоротники и лианы, а из трав — дикий сельдерей. Фрук­ты и орехи — второстепенные продукты питания. Пить животным не приходится. Сочная зелень и без того со­держит достаточно влаги. Водоёмов и вообще воды избега­ют, а дождь недолюбливают.

Чтобы не испытывать чувства голода, гориллам приходится целый день есть. Проснувшись утром, они сразу приступают к завтраку, который длится 2 часа. Затем отдых. Гнёзда для дневного сна строят немногие. Большинство отдыхает прямо на земле. Если погода сол­нечная, загорают как на пляже. Взрослые обычно спят или просто сидят, прислонившись к дереву, и меланхолически жуют какой-нибудь стебель. Самки возятся с малышами, ну а детёныши постарше затевают шумные игры в дого­нялки, катание с горки, в качестве которой используется наклонный ствол, играют в «паровозик», бегая гуськом, положив руки друг другу на плечи, борются, выясняя, кто сильнее… Хорошенько отдохнув, обезьяны приступают к обеду, который с короткими перерывами на отдых длится несколько часов, незаметно переходя в ужин. Когда начина­ет темнеть, что в тропиках происходит довольно рано, срочно строят гнёзда и устраиваются на ночлег.

Детёныши у горилл рождаются раз в четыре года. Ново­рождённый полностью зависит от матери. Она носит его, кормит, защищает, а когда он станет самостоятельным, продолжает опекать, оказывая эмоциональную поддержку: одобряя, сочувствуя, жалея, поощряя, когда подростку ста­новится страшно, помогая вытащить занозу или обрабо­тать рану. Ночью на молодых горилл случается напасть леопарду, единственному опасному для них хищнику. Взрос­лых животных эти кошки боятся.

О гориллах издавна рассказывали, что это злобные ко­варные существа. На такое подозрение наталкивали гроз­ный вид взрослых обезьян и шумные демонстрации, устраиваемые самцами при встрече с настоящей или мнимой опасностью. Наткнувшись на что-то непонятное, они издают тревожные звуки, которые могут смениться истошным воплем. Если существо, вызвавшее испуг обезь­ян, поспешно не ретируется, самец хватает в зубы какую-нибудь ветку, встаёт на задние ноги, а руками с остервенением рвёт её и бросает в противника. Затем начинает ладонями попеременно бить себя в грудь, производя громкие звуки, как от удара по пустой бочке. Потом, раз­бежавшись на двух ногах, опускается на четвереньки и броса­ется на противника, как танк продираясь сквозь заросли, всё по дороге ломая и лупя ладонями по земле. Атака завер­шается тем, что нападающий стремительно проносится мимо своего противника, не причинив ему вреда, или внезап­но останавливается метрах в трёх от него, но не напада­ет, если напуганный враг не бросится в бегство. Но и в этом случае до убийства дело не доходит. Самец кусает удирающего врага в заднюю часть тела и в ноги, наносе не очень серьёзные раны.

Подобные демонстрации самцы устраивают при встрече двух стад и, побушевав, спокойно расходятся. Африканцы знают, что гориллы кусают лишь трусов. При нападении самца, несмотря на ужас, внушаемый разъярённым зверем, нужно спокойно стоять, слегка отвернувшись от нападающе­го, и ни в коем случае не смотреть ему в глаза. Если члены собственного стада вызывают недовольство вожака, он, сжав зубы и сурово сдвинув брови, бросает на них присталь­ный взгляд. Виновный тотчас же отворачивается (взгляд в глаза означает вызов) и в подтверждение своей покорности кивает головой. В более серьёзных случаях провинившийся шлёпается на землю лицом вниз и, поджав под себя все четыре лапы, своим видом выражает преданность. Этого вполне достаточно, и вожак успокаивается. Ну а непокор­ных, делать нечего, кусает.

У горилл богатая мимика и жестикуляция. Кивок головы — это не только выражение покорности, но и обыч­ное приветствие. Малыши приглашают сверстников поиграть, хлопая ладонью по своей груди, животу, по древес­ному стволу, на который забрались. О гориллах мы сейчас знаем гораздо больше, чем об орангутанах. За ними легче на­блюдать, ведь они живут на земле, а не в кронах. Наука по­лучила о них достоверные данные благодаря работам двух выдающихся американских исследователей: Джорджа Б. Шаллера, два года прожившего в африканских джунглях, и трагически погибшей от руки браконьера Дайан Фосси, тринадцать лет проведшей в обществе диких горилл. Эта бесстрашная женщина сумела внушить к себе такое доверие, что обезьяны безбоязненно вступали с ней в непосредствен­ный контакт и позволяли общаться с малышами.

Источник: murzim.ru

Раскопки в Фаюмском оазисе в Египте по­казали, что 30 миллионов лет назад здесь стояли густые и влажные тропические ле­са. Именно отсюда начали свое шествие по планете предки слонов и многих дру­гих крупных животных, но не только они. В этих лесах — сегодня на их месте пески с редкими очагами растительности — водилось великое множество самых раз­нообразных обезьян. Как будто в Фаюме природа устроила исследовательскую лабораторию, в которой один за другим ставила эксперименты по выведению на­иболее совершенного и приспособлен­ного для выживания примата. И порой эти опыты приносили самые неожидан­ные и непредсказуемые результаты.

В результате экспериментов природы иногда получались удивительные сущест­ва—такие, как гигантопитеки, появивши­еся 10 миллионов лет назад и просущест­вовавшие до возникновения человека. Не исключено, что гигантопитеки и похожие на них мегантропы жили бок о бок с древ­нейшими человеческими племенами.

Гигантопитек

Трехметровым гигантопитекам не требова­лось развивать свой мозг, чтобы защитить себя, детенышей и самок. Когда же нача­лись изменения климата, медлительные гиганты не успели приспособиться к но­вым условиям и вымерли.

Дриопитек

А вот дриопитеки, то есть «древес­ные обезьяны», чьи ископаемые останки были обна­ружены сначала во Франции, а затем и в Африке, Индии, Китае, были уже настоящими челове­кообразными обезьянами, хотя и самы­ми примитивными. Питались дриопи­теки, в основном, плодами и орехами, так как их зубы не были приспособлены для пережевывания грубой растительной пищи.

Вместе с тем дриопи­теки уже обладали некоторыми чело­веческими призна­ками и особеннос­тями. Они и стали предками тех обезьян, которых ученые . назвали гоминидами, а прочие челове­кообразные — шим­панзе, гориллы и многие похожие на них вымершие виды — получили общее наименова­ние понгиды.

Источник: planete-zemlya.ru