Связь, существующая между животными и окружающей их средой, разнообразна и сложна, но еще разнообразнее и еще сложнее взаимоотношения, существующие в природе между самими животными.

Приведем несколько примеров, которые могут служить подтверждением сказанному.

Охотники уже давно обратили внимание, что на Кавказе туры и крупные горные куропатки, известные под довольно неудачным названием горных индеек, постоянно держатся вместе, причем птицы кормятся зачастую непосредственно под ногами козлов, особенно прочна эта связь зимой. Много разнообразных горных легенд обязаны своим происхождением этой «дружбе». Ученые объясняли это явление различно. Одни видели в нем симбиоз, т. е. сожительство, из которого оба животных извлекают пользу, предупреждая друг друга о приближении врага, которого тур может раньше учуять, а индейка — увидеть. Другие высказывали сомнение в этой связи, считая, что тур и индейка только потому встречаются вместе, что питаются одной и той же пищей. В настоящее время явление это объясняется тем, что туры, отыскивая свою пищу, скрытую под плотным снегом, раскапывают его копытами, чем и пользуются индейки, которые тоже питаются листьями и семенами, но не могут самостоятельно добраться до них. Такого рода связь между зверем и птицей существует и в степи и в тундре. Именно в степной и лесостепной полосе серые куропатки держатся вместе с зайцами, пользуясь их расчистками, а в тундре белые куропатки получают ту же пользу от северных оленей.


Возьмем несколько более сложный случай, где связь существует уже между тремя существами.

Известно, что воробей связан в своем распространении с человеком, который развез его, так же как и мышей и крыс, по всем частям света. Но оказывается, что связь воробья с человеком во многих случаях, то крайней мере, не прямая, а косвенная, через лошадь, фуражем которой питается воробей.

Согласно последним данным, важную составную часть пищи соболя составляет не столько сам бурундук (небольшой грызун, отчасти похожий на белку, отчасти на суслика), сколько его запасы кедровых орехов, которых грызун набирает на зиму до 8 кг. В долгую сибирскую зиму, когда земля в тайге покрыта толстым слоем снега, а на ветвях висят снежные подушки — кухты, соболю нелегко разыскивать кедровые орехи. Поэтому в соболиных районах, быть может, следовало бы не развивать промысла бурундука, шкурка которого сравнительно малоценна.

Наряду с примерами, доказывающими связь между явлениями, трудно предполагаемыми с первого взгляда, можно привести и обратные случаи, когда усматривали связь между животными, которой на самом деле не существует.


моры Мурманского берега неоднократно и весьма настойчиво обращались к властям в дореволюционное время с жалобой на тюленей, именно на так называемого гренландского тюленя, или «кожу», который будто бы отпугивает рыбу от берегов. Они указывали, что в те годы, когда подходит к берегам «кожа», рыба (в частности наиболее важная промысловая рыба — треска) совсем не ловится, и просили принять меры к истреблению тюленя. Но оказывается, что между этими двумя событиями никакой связи нет. Мурманское побережье омывается, как известно, теплым морским течением — Гольфштремом. Течение это сильно меняет свое направление в разные годы. В те годы, когда оно подходит ближе к берегу, теплолюбивые рыбы, в частности треска, вместе с течением подходят к самому берегу; наоборот, в годы, когда Гольфштрем отходит от берегов Мурмана, здесь появляется хладнолюбивая «кожа». Таким образом, жалобы рыбаков были совершенно неосновательными: тюлень и треска принадлежат к двум различным сообществам, и отсутствие рыбы в некоторые годы у берегов Мурмана объясняется совершенно другими причинами, корни которых следует искать в метеорологических явлениях, разыгрывающихся в глубине далекого Мексиканского залива, откуда берет свое начало Гольфштрем.

До сих пор мы приводили сравнительно простые случаи взаимоотношений между организмами, но они, конечно, бывают и гораздо более сложными. Насколько следует хорошо изучить природу, раньше чем применять какие-либо решительные действия, показывает хотя бы следующий пример.


Охотники склонны видеть в каждой хищной птице врага, истребляющего дичь. Но в настоящее время твердо установлено, что огромное большинство хищных птиц не вредны, а как доказано тщательным изучением, наоборот, полезны, так как питаются главным образом мелкими грызунами (полевками, мышами, сусликами и т. д.), т. е. животными, приносящими весьма существенный, а в некоторые годы и колоссальный вред сельскому хозяйству. Определенно вредными хищными птицами, по крайней мере для нашей страны, в настоящее время принято считать лишь ястребов (перепелятника и тетеревятника), болотного луня, да местами филина и крупных орлов. Вред их выражается в уничтожении мелких насекомоядных птиц и дичи. Но оказывается, что даже хищники, истребляющие дичь, в конечном итоге иногда могут приносить пользу тем самым птицам, которыми питаются. Приведем для подтверждения наших слов следующий любопытный и крайне поучительный пример. В 90-х годах прошлого столетия норвежские охотники стали особенно усиленно истреблять хищных птиц, главным образом в целях ограждения дичи, в частности белых куропаток. Действительно, по мере отстрела хищников число куропаток стало быстро возрастать, Так продолжалось вплоть до.1911 г. Но с 1912 г. количество белых куропаток стало быстро падать. Встревоженное этим обстоятельством Бергенское общество охоты и рыбной ловли предприняло всестороннее обследование причин этого явления.

iv>
оф. Бринкманн, в течение 15 лет изучавший данный вопрос, пришел к следующему выводу. Причина уменьшения белых куропаток заключается в болезни, вызванной одним паразитическим червем. Болезнь эта всегда была распространена среди куропаток, но раньше, когда хищники были многочисленны, они быстро уничтожали заболевших и ослабевших птиц, не давая распространяться болезни. Проф. Бринкманн пришел к определенному выводу, что для прекращения эпизоотии необходимо запретить истребление хищников и дать им возможность размножиться до «нормальных» пределов, т. е. до пределов, имевших место около 90-х годов прошлого столетия. Данный случай интересен с общебиологической точки зрения, наглядно показывая, что польза, извлекаемая отдельной особью из какого-нибудь явления, может резко расходиться с интересами всего вида.

Иногда введение нового члена в сообщество может вызвать полное изменение всего его состава.

В 1513 г. португальцы ввезли на остров св. Елены коз, которые быстро размножились в тысячные стада. Последствия не замедлили сказаться. Еще в XVI столетии остров был покрыт густым, высоким лесом, — теперь он безжизненен, горы его голы, местами образовалась настоящая пустыня. Все это сделали козы, стравившие весь подлесок, кусты и траву. Они, конечно, не могли уничтожить старые, высокоствольные деревья, но деревья эти, придя в ветхость, падали, новым же козы не дали вырасти. Плодородная почва, раньше сдерживаемая на крутых склонах корнями растений, была смыта тропическими дождями.


менения в растительном покрове повлекли за собою изменения в фауне: многие насекомые вымерли, вымерли и многие птицы, отчасти лишившись своей пищи, отчасти мест гнездования. Исчезли и многие улитки, нуждавшиеся во влажных, тенистых убежищах. Появились новые, ввезенные человеком животные и растения, которые сумели приспособиться к сожительству с человеком: канарейки, яванские воробьи, некоторые африканские вьюрки, цесарки, куропатки и до 700 различных видов растений. Таким образом, одно сообщество оказалось смененным другим, совершенно отличным.

Еще один пример.

По мере того, как на острове Ямайке стали культивировать сахарный тростник, крысы, попавшие сюда случайно с кораблями и нашедшие здесь благоприятные условия для своего существования, размножились в огромном количестве. Они стали настоящим бичом плантаторов, так как уничтожали сахарный тростник, надгрызая его и выпивая сладкий сок. Никакие обычные меры борьбы не помогали, ношено было ввезти из Индии мангуста — небольшого хищного зверька, получившего широкую известность как истребителя крыс. Были привезены всего четыре или пять пар и выпущены на свободу под строгой охраной закона, запрещавшего охоту и вообще уничтожение ввезенных зверей. Мангусты принялись истреблять крыс. Сначала все шло благополучно, и число грызунов начало быстро уменьшаться. Но через несколько лет крыс стало недостаточно для прокормления размножившихся хищников, и они принялись за истребление местной тростниковой крысы, что тоже было на пользу человеку.

>
нако спустя некоторое время и тростниковых крыс стало нехватать. Тогда мангусты начали нападать на домашнюю птицу, ягнят, козлят, поросят и даже на собак и кошек. Мало того, они почти истребили на острове пернатую дичь. Многие птицы, некоторые змеи, около 20 видов ящериц, которые .раньше были широко распространены, стали очень редкими, а черепахи, когда-то многочисленные на северном берегу острова, почти исчезли благодаря истреблению мангустами их яиц. Даже многие возделываемые растения подверглись нападению хищника. Насекомые, число которых птицы, ящерицы и змеи раньше держали в известных пределах, размножались необычайно, и многие из них стали бедствием сельского хозяйства. Таким образом, за сравнительно короткий промежуток времени произошло полное изменение фауны. Когда стало очевидным, что мангусты приносят больше вреда, чем пользы, были приняты меры к уменьшению их числа. В несколько лет это было достигнуто, и в природе образовалось новое сообщество, в котором некоторые животные стали более многочисленными, другие исчезли совсем. Вошли в него и мангуст и крысы, несколько увеличившиеся в количестве, но не чрезмерно.

Но особенно поучительно для уяснения связи между организмами явление, имевшее место в Черноморских степях.

В свое время в известном степном заповеднике «Чапли» (быв. «Аскания-Нова»), желая сохранить целинную степь, оградили большой участок ее. И что же? Целинная степь начала постепенно терять свой характер: типичные растения начали исчезать, а на их месте стали появляться новые, чуждые целинной степи.


следование этого явления выяснило, что в девственной степи различные животные: антилопы, дикие ослы, куланы и пр., с одной стороны, питаясь травой и уничтожая покров засохшей растительности, с другой, — уплотняя почву копытами, поддерживали известное численное соотношение в степном сообществе. Хотя культура уже много десятков лет как вытеснила крупных диких копытных из Черноморских степей, но их место в природе занял домашний скот, тем самым сохраняя то же соотношение членов сообщества. Перерождение степи в огороженном участке объясняется удалением из сообщества неотъемлемых членов его — крупных копытных. И чтобы сохранить целинную степь в ее девственном виде, пришлось допустить выпас овец. У читателя может возникнуть сомнение: действительно ли так много крупных травоядных животных в нетронутой степи, что они могут оказывать столь существенное влияние на растительность?

В северной Монголии до сих пор еще огромные стада антилоп, диких баранов и ослов вытаптывают весьма значительные пространства на северных склонах Гобийского Алтая. Значение крупных травоядных копытных не ограничивается потравой и вытаптыванием растительности. Стада их разбивают копытами в мелкую пыль прибрежную соляную корку озер, служащих им для водопоя, и ветер разносит ее далеко в степь. Таким образом, соль возвращается я почву, из которой она была вымыта дождями.


В данном случае мы видим любопытный пример того, как животные поддерживают те самые условия среды, с которыми они связаны всем своим существом: вытаптывание девственной степи также необходимо для ее сохранения, как девственная степь — для существования ее животного населения.

Но, может быть, у читателя сложится неверное впечатление, что обычно сообщество пребывает в относительном спокойствии, что оно находится в «подвижном равновесии», и только толчок извне, вроде введения в его состав нового члена, вызывает коренные изменения. Это, конечно, не так. Та борьба, которая постоянно ведется между членами его из-за пищи, места, самок и т. д., не есть, так сказать, топтание на одном месте, а ведет к превращению одного сообщества в другое. Таким образом, сообщество всегда находится в известном поступательном движении, оно вечно эволюционирует, но только отдельные этапы этой эволюции могут совершаться с весьма различной скоростью.

Из всего сказанного читатель, нам кажется, уже мог составить себе представление, что хотят выразить словом сообщество, или биоценоз. Впервые в науку это понятие было внесено известным немецким ученым Мёбиусом. Он же дал и типичный пример сообщества — устричную «банку», показав на нем всю ту бесконечную сложность взаимоотношений, прямых и косвенных, которые существуют между членами одного биоценоза. Рассмотрение этого примера даже в самых общих чертах отвлекло бы нас слишком далеко от нашей непосредственной темы. Для нас сейчас устричная «банка», изученная Мёбиусом в водах Немецкого и Балтийского морей, омывающих берега Шлезвиг-Гольштинии, интересна лишь как прародительница того учения о биоценозах, которое, постепенно разрастаясь, перекинулось на сушу и получило всеобщее значение. Теперь мы постоянно употребляем выражения вроде: биоценоз тундры, биоценоз ковыльной степи, торфяного болота и т. д.


Отчего же мы говорим: биоценоз тайги, болота и т. д., а не просто: фауна тайги, болота и т. д.? Потому, что в понятия эти мы вкладываем различное содержание: употребляя выражение «биоценоз», мы желаем подчеркнуть биологическую связь между организмами того или иного места обитания (стаций); употребляя же слово «фауна» или «флора», мы хотим выразить общность происхождения, общность истории известной группы животных или растений, населяющих ту или иную территорию земного шара. Следовательно, если в первом случае нас интересуют только современные взаимоотношения организмов, во втором нам приходится заглядывать в давно прошедшие времена, в те времена, когда материки и моря имели другие очертания, и их животное население было совсем иным. Перед нашими глазами проходят, как на экране, и ледниковые эпохи, когда ледяные шапки покрывали огромные пространства Северной Европы, Азии и Америки, а по (краям льда и на отдельных свободных от него пространствах бродили стада мамонтов и лохматых носорогов, и теплые межледниковые периоды с их южной, подтропической растительностью и животным миром, и засушливые времена, когда болота сменялись пустынями и с ними вторгались, как армии завоевателей, степные животные из далекой Центральной Азии и опять отступали под натиском новых пришельцев, оставив отдельных представителей как бы в воспоминание о своем нашествии.


ерва картина застлана густым туманом, но по мере приближения к современному периоду туман постепенно рассеивается, очертания становятся ясней. Вот уже центрально-азиатские пустыни перекинулись в Туркестан, иссушая своим жарким дыханием роскошную «средиземноморскую» растительность. Крым причленился ас материку, сплошным темным лесом покрылся север Европы и Азии, густым ковылем поросли Черноморские степи…

Борьба леса и степи, причленения и отчлеиения отдельных островов и целых материков, поднятие и опускание горных хребтов, переселения и смешения одних фаун и вымирание других — вот что стремится восстановить зоогеограф и объяснить давно прошедшими событиями, как сложилось современное животное население отдельных областей земного шара. Животное население известного района может быть одновременно и сообщество и фауна — все зависит от того, с какой точки зрения мы на него взглянем. Но для полного представления о нем необходимо учесть все особенности явления. Мы еще очень и очень далеки от полного понимания как истории фаун, так и взаимоотношения между отдельными членами сообщества. Зоогеография хотя и насчитывает около 200 лет своего существования, по изучение населения небольших районов с точки зрения его истории началось сравнительно недавно. Учение же о сообществах — еще совершенно молодое, получившее развитие лишь в нашем столетии. Но если мы еще очень далеки от конечной цели, то путь к ней ясен: это всестороннее и детальное изучение отдельных звеньев сообщества. Промысловые животные, как во всех отношениях наилучше изученные и наиболее для: нас интересные с народно-хозяйственной точки зрения, особенно подходящи для этих целей.

До сих пор мы рассматривали лишь общебиологические вопросы, но было бы в корне неправильно, если бы мы в книге, посвященной промысловым животным, не коснулись их практического значения. В СССР ежегодно одной пушнины добывается на много миллионов рублей. Для огромных пространств Сибири, а также для северо-восточного угла европейской части Советского Союза, где иные способы освоения земельных площадей на сегодня крайне трудны, охота составляет одно из основных, а местами почти единственное занятие населения. Как в средней и южной полосе благосостояние земледельческого населения зависит в значительной степени от урожая хлебов и око внимательно следит за всходами и наливанием колосьев, так в глухой тайге Сибири охотники следят за созреванием кедровых орехов, стараясь выяснить по ним, будет ли на будущий год «урожай» на белку или нет. Белка важна для охотников как их основной источник дохода. Сдавая ее шкурку государственным и кооперативным заготовителям, они приобретают необходимые для них предметы, привозимые из далеких фабрично-заводских и сельскохозяйственных областей — сахар, чай, дробь, порох, муку. Но шкурки зверей им нужны и для собственного потребления. Жители севера зимой облекаются в двойную — мехом внутрь и наружу — и даже тройную одежду из звериных шкур, ими же подбивают они и лыжи. Пища их состоит главным образом из рыбы и мяса диких зверей и птиц. Свои переносные жилища — чум, урасу, а местами и лодку (каяк), они делают из тех же шкур. Из рогов, копыт и костей они мастерят различную мелочь — манки, рукоятки ножей, застежки. Нередко даже жилища свои в долгую зимнюю ночь они освещают жиром убитого зверя, и при тусклом пламени его женщины, сидя на шкурах, сшивают одежду звериными жилами. Правда, во многих местах севера, особенно по низовьям великих сибирских рек широкое развитие имеет рыболовство, местами оно даже оттесняет на задний план охоту, но все же и там совсем без охоты население в данное время обходиться не может.

До сих пор мы говорили о значении охоты для населения нашего севера, понимая под ним всю тундру и все таежное пространство, простирающееся от Белого моря до Охотского побережья. Огромное пространство это, занимающее около 10 млн. квадратных километров, имеет очень редкое население. Но не только на севере, а и в других областях Советского Союза, порой весьма значительных, охота занимает видное место. Так, в Средней Азии, особенно в горных районах ее, охота является важным подспорьем для населения. То же следует сказать относительно Туркменистана, низовьев Волги, самого юго-восточного угла Закавказья, кс говоря уже о Карелии и Кольском полуострове.

По приблизительному подсчету, общее число охотников в СССР определяется в 2 500 тыс. Для одних охота является насущно необходимым занятием, а для остальных — заметным подспорьем. К первым относятся главным образом народы нашего севера, основную массу вторых составляет население, занятое сельским хозяйством.

В связи с крайним разнообразием природы нашей страны и ее населения предметы промысла и способы добывания животных в различных местах весьма различны.

В тундрах крайнего северо-востока весь закутанный в меха луораведлан, стоя на коленях, мастерит ловушку на песца, прорубая яму в мерзлой почве и обкладывая ее льдинами. Бесшумно скользит на лыжах по застывшей в морозном оцепенении тайге эвенок с малопульной винтовкой за плечами в поисках белки. Медленно ползет по лужам и мокрому весеннему снегу морского льда намылан, подкрадываясь к тюленю. Аул казахов, женщины, дети, мужчины, рассыпавшись по знойной, но еще зеленеющей, не успевшей выгореть степи, ловят сусликов. Одни расставляют капканы и волосяные силки, вбивая в землю колышки, другие вынимают из петель зверьков, третьи таскают воду из ближайшего, поросшего густым камышом арыка и выливают зверьков из нор. Широко шагает по жнивью с тульской двустволкой за плечами охотник средней полосы, вышедший рано утром за зайцами, рядом с ним, вынюхивая «след, бежит собака. Туркмен в узком полосатом халате и высокой лохматой папахе медленно выстреливает, лежа за камнем, горного барана, мирно пасущегося на зеленой полянке в горах Копет-Дага. Кавказский горец расставляет на каменистой осыпи под скалой капкан на куницу. Зырянин, укрывшись за березой, тихо подманивает пищиком рябчика, внимательно всматриваясь к густую листву.

Словом, даже одно перечисление народностей, орудий лова, зверей и птиц, служащих предметом промысловой охоты на всем пространстве нашей страны, заняло бы не одну страницу. Ведь одних промыслово-охотничьих зверей, добываемых в Советском Союзе, свыше 100 видов, птиц же значительно больше.

Переходя к оценке значения охотничьего хозяйства для нашей страны в целом, необходимо отметить, что ежегодно добываемая путем охоты пушнина и дичь, а также шкуры, кабарожья струя, пух, перо, рога и т. п. служат не только сырьем для нашей мехообрабатывающей, пищевой, кожевенной и парфюмерной промышленности, но также играют заметную роль в машем экспорте. По мере роста благосостояния трудящихся СССР неуклонно возрастает спрос на высокие сорта пушнины для меховой одежды и на дичь как на вкусный пищевой продукт, разнообразящий питание трудящихся. Отсюда ясно, какое значение имеет развитие охотничьего промысла для народного хозяйства нашей страны.

В настоящее время скупка пушнины находится всецело в руках государственных и кооперативных организаций, которые имеют многочисленные заготовительные пункты, раскиданные на всем необъятном протяжении нашей страны. При них находятся склады различных товаров, в которых промысловик, сдав добытую им пушнину и дичь, может купить все необходимое для себя и своей семьи.

Приемка пушнины от охотника и снабжение его нужными предметами производятся по устанавливаемым правительством ценам, что делает невозможным произвольное установление цеп заготовителями.

Наша книжка имеет целью познакомить читателя с теми животными, промысел которых вызывает к жизни все эти заготовительные пункты, разбросанные на необъятном протяжении нашей тайги, тундры, пустыни. Иначе говоря, цель ее — познакомить читателя с главнейшими нашими промысловыми животными и показать, какие общебиологические проблемы, а иногда и практические вопросы особенно приурочены к тому или иному животному. Поэтому, описывая зверя или птицу, мы старались сосредоточить внимание на отдельных, наиболее характерных чертах его биологии или иллюстрировать на нем отдельные хозяйственные вопросы, в которых так часто отражаются и биологические особенности данного животного.

В заключение еще раз необходимо подчеркнуть, что все хозяйственные мероприятия только тогда дадут необходимый эффект, когда они будут увязаны с точным знанием биологии животного.

Источник: lsdinfo.org

Типы связей между организмами

Живые организмы определенным образом связаны друг с другом. Различают следующие типы связей между видами:

  • трофические,
  • топические,
  • форические,
  • фабрические.

Наиболее важными являются трофические и топические связи, так как именно они удерживают организмы разных видов друг возле друга, объединяя их в сообщества.

Трофические связи возникают между видами, когда один вид питается другим: живыми особями, мертвыми остатками, продуктами жизнедеятельности. Трофическая связь может быть прямой и косвенной. Прямая связь проявляется при питании львов живыми антилопами, гиен трупами зебр, жуков-навозников пометом крупных копытных и т. д. Косвенная связь возникает при конкуренции разных видов за один пищевой ресурс.

Топические связи проявляются в изменении одним видом условий обитания другого вида. Например, под хвойным лесом, как правило, отсутствует травянистый покров.

Форические связи возникают, когда один вид участвует в распространении другого вида. Перенос животными семян, спор, пыльцы растений называется зоохория, а мелких особей — форезия.

Фабрические связи заключаются в том, что один вид использует для своих сооружений продукты выделения, мертвые остатки или даже живых особей другого вида. Например, птицы при постройке гнезд используют ветки деревьев, траву, пух и перья других птиц.

Типы отношений между организмами

Воздействие одного вида на другой может быть положительным, отрицательным и нейтральным. При этом возможны разные комбинации типов воздействия. Различают:

  • нейтрализм,
  • протокооперацию,
  • мутуализм,
  • комменсализм,
  • хищничество,
  • паразитизм,
  • конкуренцию,
  • аменсализм.

Нейтрализм — сожительство двух видов на одной территории, не имеющее для них ни положительных, ни отрицательных последствий. Например, белки и лоси не оказывают друг на друга значительных воздействий.

Протокооперация — взаимовыгодное, но не обязательное сосуществование организмов, пользу из которого извлекают все участники. Например, раки-отшельники и актинии. На раковине рака может поселяться коралловый полип актиния, который имеет стрекательные клетки, выделяющие яд. Актиния защищает рака от хищных рыб, а рак-отшельник, перемещаясь, способствует распространению актиний и увеличению их кормового пространства.

Мутуализм (облигатный симбиоз) — взаимовыгодное сожительство, когда либо один из партнеров, либо оба не могут существовать без сожителя. Например, травоядные копытные и целлюлозоразрушающие бактерии. Целлюлозоразрушающие бактерии обитают в желудке и кишечнике травоядных копытных. Они продуцируют ферменты, расщепляющие целлюлозу, поэтому обязательно нужны травоядным, у которых таких ферментов нет. Травоядные копытные со своей стороны предоставляют бактериям питательные вещества и среду обитания с оптимальной температурой, влажностью и т.д.

Комменсализм — взаимоотношения, при которых один из партнеров получает пользу от сожительства, а другому присутствие первого безразлично. Различают две формы комменсализма: синойкия (квартирантство) и трофобиоз (нахлебничество). Примером синойкии являются взаимоотношения некоторых актиний и тропических рыбок. Тропические рыбки укрываются от нападения хищников среди щупалец актиний, которые имеют стрекательные клетки. Примером трофобиоза служат взаимоотношения крупных хищников и падальщиков. Падальщики, например гиены, грифы, шакалы, питаются останками жертв, убитых и частично съеденных крупными хищниками — львами.

Хищничество — взаимоотношения, при которых один из участников (хищник) умерщвляет другого (жертва) и использует его в качестве пищи. Например, волки и зайцы. Состояние популяции хищника тесно связано с состоянием популяции жертв. Однако при сокращении численности популяции одного вида жертв хищник переключается на другой вид. Например, волки могут использовать в качестве пищи зайцев, мышей, кабанов, косуль, лягушек, насекомых и т.д.

Частным случаем хищничества является каннибализм — умерщвление и поедание себе подобных. Встречается, например, у крыс, бурых медведей, человека.

Паразитизм — взаимоотношения, при которых паразит не убивает своего хозяина, а длительное время использует его как среду обитания и источник пищи. К паразитам относятся вирусы, патогенные бактерии, грибы, простейшие, паразитические черви и др. Различают облигатных и факультативных паразитов. Облигатные паразиты ведут исключительно паразитический образ жизни и вне организма хозяина либо погибают, либо находятся в неактивном состоянии (вирусы). Факультативные паразиты ведут паразитический образ жизни, но в случае необходимости могут нормально жить во внешней среде, вне организма хозяина (патогенные грибы и бактерии).

Конкуренция — взаимоотношения, при которых организмы соперничают друг с другом за одни и те же ресурсы внешней среды при недостатке последних. Организмы могут конкурировать за пищевые ресурсы, полового партнера, убежище, свет и т.д. Различают прямую и косвенную, внутривидовую и межвидовую конкуренции. Косвенная (пассивная) конкуренция — потребление ресурсов среды, необходимых обоим видам. Прямая (активная) конкуренция — подавление одного вида другим. Внутривидовая конкуренция — соперничество между особями одного вида. Межвидовая конкуренция возникает между особями разных, но экологически близких видов. Ее результатом может быть либо взаимное приспособление двух видов, либо замещение популяцией одного вида популяции другого вида, который переселяется на другое место, переключается на другую пищу или вымирает.

Конкуренция приводит к естественному отбору в направлении увеличения экологических различий между конкурирующими видами и образованию ими разных экологических ниш.

Аменсализм — взаимоотношения, при которых один организм воздействует на другой и подавляет его жизнедеятельность, а сам не испытывает никаких отрицательных влияний со стороны подавляемого. Например, ель и растения нижнего яруса. Плотная крона ели препятствует проникновению солнечных лучей под полог леса и подавляет развитие растений нижнего яруса.

Частным случаем аменсализма является аллелопатия (антибиоз) — влияние одного организма на другой, при котором во внешнюю среду выделяются продукты жизнедеятельности одного организма, отравляя ее и делая непригодной для жизни другого. Аллелопатия распространена у растений, грибов, бактерий. Например, гриб-пеницилл продуцирует вещества, подавляющие жизнедеятельность бактерий. Пеницилл используют для получения пенициллина — первого открытого в медицине антибиотика. В последнее время в понятие «аллелопатия» включают и положительное воздействие.

В ходе эволюции и развития экосистем существует тенденция к уменьшению роли отрицательных взаимодействий за счет положительных, увеличивающих выживание обоих видов. Поэтому в зрелых экосистемах доля сильных отрицательных взаимодействий меньше, чем в молодых.

Характеристика типов взаимодействия между популяциями разных видов также приведена в таблице:

Взаимодействия между видами
№ п/п Тип взаимодействия Вид Общий характер взаимодействия Примеры
1-й 2-й
1 Нейтрализм 0 0 Ни одна из популяций не оказывает влияния на другую Белки и лоси не оказывают друг на друга значительных воздействий
2 Конкуренция, непосредственное взаимодействие Прямое взаимное подавление обоих видов Щука и судак могут питаться друг другом
3 Конкуренция, взаимодействие из-за ресурсов Опосредованное подавление, возникающее, когда появляется недостаток в каком-либо факторе, используемом обоими видами Щука и судак конкурируют между собой из-за карасей, которыми питаются и те, и другие
4 Аменсализм 0 Одна популяция подавляет другую, но сама не испытывает отрицательного влияния Плотная крона ели препятствует проникновению солнечных лучей под полог леса и подавляет развитие растений нижнего яруса
5 Паразитизм + Популяция паразита обычно меньше, чем популяция хозяина Аскарида человеческая паразитирует в кишечнике человека, получая питательные вещества и среду обитания
6 Хищничество + Особи хищника обычно больше особей добычи Волки используют в качестве пищи зайцев
7 Комменсализм + 0 Популяция комменсала получает пользу от объединения с популяцией хозяина, для которой это объединение безразлично Тропические рыбки укрываются от нападения хищников среди щупалец актиний, которые имеют стрекательные клетки
8 Протокооперация + + Взаимодействие друг с другом полезно для обеих популяций, но не является облигатным Коралловый полип актиния поселяется на раковине рака-отшельника и своими стрекательными клетками защищает рака от хищных рыб, а рак-отшельник, перемещаясь, способствует распространению актиний и увеличению их кормового пространства
9 Мутуализм + + Облигатное взаимодействие, полезное для обеих популяций Целлюлозоразрушающие бактерии обитают в желудке и кишечнике травоядных копытных и продуцируют ферменты, расщепляющие целлюлозу, поэтому обязательно нужны травоядным, у которых таких ферментов нет. Травоядные копытные со своей стороны предоставляют бактериям питательные вещества и среду обитания с оптимальной температурой, влажностью и т.д.

Примечания:

  1. (0) — существенное взаимодействие между популяциями отсутствует.
  2. (+) — благоприятное действие на рост, выживание или другие характеристики популяции.
  3. (-) — ингибирующее действие на рост или другие характеристики популяции.
  4. Типы 2-4 можно считать «отрицательными взаимодействиями», 7-9 — «положительными взаимодействиями», а типы 5 и 6 можно отнести к обеим группам.

Источник: jbio.ru

Все многообразные формы взаимосвязей, существующих между животными, принадлежат к двум принципиально различным по содержанию категориям — к взаимоотношениям между различными видами и взаимоотношениям внутривидовым. В первых участвуют популяции сталкивающихся видов, вторые, как правило, сводятся к взаимосвязям между членами одной и той же популяции. По содержанию первые преимущественно связаны с обеспечением жизни особи, с борьбой ее за жизнь, с добыванием пищи, с защитой от врагов и прочее; вторые имеют своей основой продолжение вида, обеспечение размножения, поддержание численности популяции. Первые обычно принимают антагонистический характер, проявляются в форме прямой борьбы, так как даже симбиотические отношения возникают здесь на базе совместной защиты от врагов или добывания пищи; вторые выражаются в косвенной борьбе — соперничестве, в обеспечении выживания потомства, при этом они всегда, в конечном счете, полезны для популяции и вида в целом, способствуют повышению его жизнеспособности.
Исходя из высказанного ранее положения о том, что ведущими биотическими факторами в экологии животных являются факторы трофические, при рассмотрении взаимоотношений животных между собой мы остановимся в основном на межвидо-
вых отношениях, так как они в большинстве случаев непосредственно связаны с питанием.
Межвидовые отношения животных. Межвидовые отношения животных отличаются, большим разнообразием и сложностью и играют ведущую роль в формировании биоценозов. Дарвин неоднократно подчеркивал их значение в процессах видообразования и эволюции, отмечая в то же время недостаточную изученность этих взаимоотношений. Действительно, только детальное экологическое изучение комплексов животных, объединенных общностью местообитания, раскрывает всю сложность возникающих между ними связей. В качестве иллюстрации можно привести некоторые данные о взаимосвязях бобра с другими обитателями побережья из обстоятельной работы И. И. Барабаш-Никифорова: «Бобр и выхухоль как компоненты водноберегового комплекса» (1950).
Уже остановка течения в прудах, создаваемая бобрами при возведении ими плотин на ключах и лесных речках, приводит f к изменению качественного и количественного состава фауны водных беспозвоночных, к смене некоторых форм, свойственных проточным водоемам, формами стоячих вод. Накопление, не переходящее известного предела ила в бобровых прудах, создает благоприятные условия для развития некоторых моллюсков, червей, личинок хирономид и ряда других илолюбивых организмов. В то же время образование водного зеркала привлекает водоплавающих птиц. При благоприятных условиях эти пруды могут заселяться также некоторыми рыбами и выхухолями часто наблюдаемое сообитание бобра и выхухоля, как правило, не приносит ущерба. Наличие бобров в водоеме полезно . для выхухоли, использующего старые бобровые лазы для закладки своих нор и регулярно посещающего поддерживаемые бобрами продушины во льду. Для бобра соседство выхухоля может иметь косвенное положительное значение в связи с поеданием последним большого количества брюхоногих моллюсков, в том числе носителей личиночных стадий stichorchis subtriquet- rus — кишечных тремотод бобра. Норы и домики бобров обладают богатой фауной постоянных и временных сожителей, связанных с хозяином отношениями на почве синойкии, комменсализма или паразитизма. Из позвоночных животных жилища бобров чаще всего посещают водяные крысы, мелкие мышевидные, ужи — всего до пятнадцати видов млекопитающих и рептилий. Из беспозвоночных в подстилке гнездовых камер в массе встречаются представители свыше 20 видов мелких растительноядных детритоядных, хищных и паразитических клещей и насекомых. Несомненным врагом бобров признается волк, молодым зверькам могут угрожать также лисицы и крупные щуки. Постоянным и наиболее существенным пищевым конкурентом является водяная крыса, а в годы массового размножения и обыкновенная полевка. В роли своеобразных нахлебников выступают зайцы, мышевидные грызуны и олени, обгладывающие кору со стволов и ветвей поваленных бобрами деревьев. С другой стороны, сок, обильно вытекающий весной из пней срезанных бобрами зимой берез, привлекает большое количество муравьев и чешуекрылых, вслед за которыми являются сюда и насекомоядные птицы. Кроме того, имеются наблюдения, что дятлы, а также сони используют здесь березовый сок и непосредственно как дополнительный источник питания.
Приведенный пример показывает многообразие и сложность межвидовых связей. Чем больше видов в биоценозе, тем чаще сталкивааются между собой животные, тем сильнее конкуренция и борьба и сложнее возникающие между ними взаимосвязи. Ограничиваясь здесь рассмотрением только наиболее распространенных межвидовых отношений и обобщая по возможности сходные их формы, можно выделить два основных их типа: межвидовую конкуренцию и взаимоотношения хищника и добычи.
Межвидовая конкуренция. Взаимоотношения этого рода возникают и достигают заметной напряженности в том случае, когда два вида занимают в биоценозе одну и ту же экологическую нишу, то есть обитают и кормятся одинаково, одновременно и в одних и тех же стациях подвергаются нападению тех же врагов и другим опасностям. Столкновения на этой почве выражаются в косвенной или прямой борьбе и приводят к угнетению или вытеснению одного вида другим, оказавшимся в данных условиях по тем или другим причинам более жизнеспособным. Известно, например, что узкопалый речной рак (Astacus lepto- dactylus), заселявший первоначально только реки Понто-Каспий- ского бассейна, проникая по каналам на север в реки, впадающие в Балтийское и Белое моря, вытесняет обитающего здесь широкопалого рака (A. astacus). Акклиматизированная в СССР американская норка (Lureola vison) вытесняет местами местную норку (L. lutreola). Черный таракан (Blatta orientalis) и рыжий прусак (В. germanica) редко встречаются в одном и том же помещении, при этом быстрее развивающийся и более плодовитый прусак подавляет более крупного, но требующего для своего развития ряда лет таракана.
Случаи, подобные приведенным, когда взаимоотношения конкурирующих видов приобретают явно выраженный антагонистический характер, наблюдаются не часто. Обычно они связаны с моментом расселения вида и проникновения его в новый биоценоз. В сложившихся биоценозах столкновения близких видов не имеют такой острой формы в силу того, что они, как правило, в той или иной мере экологически разобщены, то есть занимают неодинаковые, хотя бы в деталях разнящиеся ниши. Чем старше биоценоз, тем, обычно, больше видов его компонентов может уживаться на данной территории, т. к. дли- іельная конкурентная борьба способствует все большей специализации и разобщению их потребностей. Экологическое разобщение, дающее возможность видам, требующим сходных условий существования, выживать рядом, не вытесняя полностью друг друга, идет в трех связанных между собой направлениях. Можно различать разобщение территориальное, обусловливаемое размещением экологически близких видов в различных, более или менее несходных”стациях или микроста- циях; разобщение во времени жизнедеятельности, суточное или сезонное и разобщение конституциональное, вызываемое анатомическими или физиологическими отличиями конкурирующих видов.
Масштаб территориального разобщения зависит в той или иной мере от величины и подвижности видов; и определяется обычно стациями различного объема до микроІЛаций включительно. Различные виды жаворонков (например в степи лево- бережной Украины) распределяются в общем так, что степной жаворонок (Melanocorypha calandra) превалирует на повышенных, плакорных участках, полевой (Alauda arvensis) охотно занимает балочные разлогие поды и широкие долины рек, малый (Calandrella) придерживается преимущественно пересеченных балками и оврагами склонов речных долин, хохлатый же (Ga- lerida cristata) и в гнездовой период тяготеет к селеньям и выгонам. Аналогичное распределение по стациям, но уже меньшего масштаба наблюдается в размещении в степных байраках трех видов славок — серой, садовой и черноголовой, занимающий соответственно кустарниковую, красную и глубинную части леса. Кормовые стации синиц в лесах, в частности в Крымском заповеднике, распределяются в летнее время таким образом, что более тяжеловесная большая синица (Parus major) добывает пищу преимущественно в нижнем ярусе, на стволах, толстых ветвях, часто на упавших деревьях, нередко ее можно видеть и на земле. Лазоревка (Cyanistes coeruleus) обшаривает ветви в среднем и верхнем ярусе крон. Наиболее же -легкая и цепкая черная синица (Parus ater) охотится на самых тонких ветвях, нередко подвешиваясь даже к отдельным краевым листьям. Ярусное распределение можно наблюдать у многих других лесных обитателей птиц и насекомых. Различные виды’ короедов, например короеды и лубоеды сосны и ели, закладывают маточные ходы с развивающейся молодью на различной для каждого вида высоте, в зависимости от толщины коры и других сменяющихся с высотою условий, и заселяют таким образом последовательно, замещая друг друга, весь ствол и ветви от корня до вершины. Нечто подобное имеет место в распределении эктопаразитов на теле хозяина. Так, 4 из 5 видов пухоедов, живущих на каравайке, занимают здесь каждый как бы свою определенную микростацию: шею, крылья, спину и брюхо (М. Дубинин).
Сопоставляя между собою дневных п ночных животных в любом биоценозе, легко можно отметить ряд видов, которые кормятся сходным образом в одних и тех же стациях, но в силу несовпадения часов жизнедеятельности не сталкиваются между собой и не являются вследствие этого непосредственными конкурентами. Чаще всего это различные охотники среди птиц и членистоногих, а также медоеды, занимающие сходные экологические ниши. Иногда они близки и в систематическом отношении— принадлежат к одному и тому же роду или семейству, например некоторые виды летучих мышей, покидающие дневные убежища в различные часы по мере сгущения сумерек, дневные и ночные навозники, немногие бражники и проч. Наиболее глубокое суточное разделение животного населения на дневных и ночных представителей имеет место в экваториальных и тропических странах, где продолжительность дня и ночи г. течение круглого года приблизительно одинакова, а сумерки очень коротки.
Сезонное обособление экологически сходных видов чаще всего наблюдается у родственных видов насекомых, проходящих взрослую стадию не одновременно, а в различные сезоны или в более дробные отрезки теплого времени года. Такой своего рода «сезонный викаритет» (Борисов)—сезонное замещение одного вида другим — хорошо известен у хрущей и отражен в их видовых русских названиях: апрельский, майский, июньский, июльский. Из жуков рода Anisoplia первым на диких злаках появляется A. segetum, не успевающий перейти на культурные колосовые, которые повреждаются появляющимся позднее A. austriaca. Подобная же смена наблюдается у некоторых видов навозников рода Geotrupes, частично у слепней и т. п. Классическим примером сезонного викариата, сложившегося в результате острой конкурентной межвидовой борьбы за место гнездования, является последовательная смена оседающих на время гнездовья морских птиц на мелких уединенных океанических островах, где массовые гнездовые колонии определенных видов последовательно сменяют друг друга в течение значительной части года. Возможно, что неодновременное передвижение многих перелетных птиц, например куликов, особенно на осенних перелетах, когда птица задерживается на подкормке, имеет в своей основе не только неодинаковую термофильность различных видов, но возникает в результате разобщения близких видов под воздействием конкурентной борьбы за пищевые ресурсы на пути перелета.
Разобщение территориальное и во времени жизнедеятельности нередко сопровождается морфологическими особенностями разобщенных видов, то есть включает одновременно и конституционное разобщение. Например, описанное распределение различных видов синиц по кормовым микростациям обу- словлпвается различием в весе, в размере пальцев п когтей и другими морфологическими различиями. Ночной и дневной образ жизни отражается на всей конституции животного. Жизнь в различные сезоны также связана с адаптацией к определенным гидро-метеорологическим условиям. Физиологическое обособление в широком масштабе имеет место среди близких видов растительноядных монофагов: жуков-листоедов, личинок различных пилильщиков, гусениц бабочёк и других насекомых. Еще более изолированное положение в этом отношении занимают виды, приобретшие способность питаться ядовитыми или вообще химически защищенными растениями или животными, как, например, гусеницы молочаєвого бражника, личинки луковой мухи, с другой стороны — птицы,,предающие волосистых гусениц, или змееед и ихневмон, справляющиеся с ядовитыми змеями. Менее распространены случаи подобной изоляции, возникающей вследствие особенностей в строении ротового аппарата. Сюда следует отнести своеобразно изогнутый клюв клестов, позволяющий добывать семена из еще сомкнутых шишек, срастающиеся и образующие режущие пластинки зубы скаровых рыб (сем. Scaridae), служащие для обгрызания кораллов, защищенных известковым скелетом и стрекательными капсулами от нападения других хищников, и ряд подобных морфологических приспособлений в организации большинства узких стенофагов.
Разобщение экологически близких видов в биоценозах, смягчающее межвидовую конкуренцию, не исключает возможности временного ее обострения. Колебание соотношений численности популяций конкурирующих видов, нарушение обеспеченности основным кормом и другие изменения в условиях местообитания могут вызвать резкие столкновения ранее уживавшихся видов и привести к угнетению или вытеснению одного вида другим. Изменение пищевых взаимоотношений в пойменных водоемах по мере их отделения и сокращения усиливает конкурентную борьбу и ведет к уничтожению щукой других хищных рыб, выживающих вместе с ней при более благоприятных кормовых условиях. Зубры и олени по составу кормов и по занимаемым стациям не являются непримиримыми конкурентами. Однако при значительном возрастании поголовья оленей в Беловежской пуще наблюдались желудочные заболевания и падеж среди зубров в весеннее время из-за недостатка особенно необходимого для них при переходе на траву вяжущего веточного корма, объеденного размножившимися оленями и косулями. Надо полагать, что подобные колебания интенсивности межвидовой конкуренции постоянно имеют место в биоценозе, но относительно мало известны, так как их выявление требует длительного и внимательного изучения взаимоотношений его компонентов.
Корни экологического обособления видов непосредственно связаны с самим процессом их дивергентного происхождения. Первопричиной изменения вида является во многих, если НС во всех, случаях изменение его отношений со средой, ассимиляция новых услозий существования, а это неминуемо сопряжено с его территориальным, физиологическим или этологическнм обособлением от родоначального вида. В то же время обособление указывает на приобретение новых биологических качеств, хотя морфологические различия могут еще отсутствовать. В таких случаях принято говорить о биологических формах, или о биологических видах.
Впервые Д. Уольш в шестидесятых годах XIX ст.. а затем Н. Холодковский описали среди жуков-листоедов и короедов, а также тлей-хермесов ряд форм, морфологически вполне сходных, но не скрещивающихся и отличающихся по кормовому растению, циклу развития или по занимаемой стации и поведению. В настоящее время установлено, что такие биологические, структурно неразличимые или трудно различимые формы очень распространены среди простейших, круглых червей, членистоногих и позвоночных животных. Естественно, что наибольшее количество их выявлено в тех именно систематических группах, которые по тем или иным Причинам подвергаются наиболее всестороннему углубленному изучению и не только со стороны морфологических признаков, но и со стороны образа жизни, цикла развития, условий питания и пр. Основным фактором, играющим роль в их обособлении, в одних случаях служит различие в составе пищи, что связано обычно с различием и в микростации. Например, Chermes viridis, встречающийся на ели и лиственнице и имеющий двухлетний цикл развития, почти не отличим от Ch. abietis, имеющего однолетнюю генерацию и живущего только на ели. В других случаях разобщение биологических форм выражается в размещении по различающимся в температурном отношении стациям. Это наблюдается, например, у двух форм Drosophila pseudo obscura, не различимых морфологически и цитологически, но имеющих неодинаковую продолжительность разщтия и обитающих в разных стациях. Обыкновенный маляри^уый комар дает не менее четырех форм. Одна форма имеет светлые яйца, личинки ее обитают в чистой, обычно проточной воде, а комары кормятся на крупных копытных, избегая челэвека. Другая форма, наиболее южная, заселяет стоячие воды и предпочитает для кровососания человека. Третья, также южная, обитает в соленых и солоноватых болотах и нападает преимущественно на крупных копытных. Четвертая, наиболее северная, живет в холодных стоячих водоемах и кормится на человеке и копытных. Чесоточные клещи, не отличимые морфологически, образуют на различных млекопитающих свои специфические формы, не переходящие на хозяев другого вида. У обыкновенного лосося различают по времени миграции в реке для икромета- ння «озимые» и «яровые» формы, отличающиеся темпами созревания половых продуктов.
Важнейшими условиями дифференциации биологических видов являются характер химизма пищи, особенности местообитания— стации и микростации. сезонные изменения климатических факторов и связанные с ними условия питания.
Приуроченность к питанию разным субстратом ведет к различию темпов развития и роста особей и к различию характера созревания их половых продуктов. Этому обязана половая дифференциация и трудность скрещивания биологических форм. Адаптация к особенностям сезонного распределения гидротермического режима и питания ведет к разъединению их, кроме того, и во времени (И. В. Кожанчиков, 1948).
Таким образом, конкурентная межвидовая борьба является важным фактором эволюции животных. Возникающие в процессе этой борьбы противоречия в большинстве случаев разрешаются прогрессирующим экологическим обособлением близких видов, все большей их специализацией. Это ведет к увеличению численности и разнообразия видового состава, к глубокой дифференциации животного населения и к всестороннему использованию жизненных ресурсов биоценоза.
 

Источник: myzooplanet.ru

В природных сообществах животные одного и разных видов живут вместе и взаимодействуют между собой. В процессе эволюции между животными вырабатываются определенные взаимоотношения, отражающие связи между ними. Каждый вид животного выполняет определенную роль в сообществе по отношению к другим живым организмам.

Наиболее очевидной формой взаимоотношений между животными является хищничество. В природных сообществах есть травоядные животные, которые питаются растительностью, и есть плотоядные животные, которые ловят и поедают других животных. Во взаимоотношениях травоядные животные выступают жертвами, а плотоядные — хищниками. При этом у каждой жертвы есть свои хищники, а у каждого хищника — свой «набор» жертв. Так, например, львы охотятся на зебр, антилоп, но не на слонов и мышей. Насекомоядные птицы ловят лишь определенные виды насекомых.

Хищники и жертвы в процессе эволюции приспособились к друг другу так, что у одних развились структуры тела, позволяющие как можно лучше ловить, а другие имеют такое строение, которое позволяет им лучше убегать или прятаться. В результате хищники ловят и съедают только наиболее слабых, больных и наименее приспособленных животных.

Хищники не всегда едят травоядных. Бывают хищники второго и третьего порядка, которые поедают других хищников. Такое нередко встречается среди водных обитателей. Так одни виды рыб питаются планктоном, вторые — этими рыбами, а ряд водных млекопитающих и птиц поедают вторых.

Конкуренция — распространенная форма взаимоотношений в природных сообществах. Обычно наиболее остро конкуренция проявляется между животными одного вида, живущими на одной территории. У них одинаковая пища, одинаковые места обитания. Между животными разных видов конкуренция не такая острая, так как их образы жизни и потребности несколько отличаются. Так заяц и мышь — травоядные, но едят разные части растений и ведут различный образ жизни.

Другая форма взаимоотношений между животными — это паразитизм. Здесь один организм выступает в роли паразита, а другой — в роли хозяина. Паразит, в отличие от хищника, не убивает своего хозяина, но ослабляет его организм, сокращает продолжительность жизни. Паразит живет в теле хозяина, питается за его счет и размножается. Паразитов животных много среди плоских и круглых червей. На поверхности животных живут членистоногие паразиты (блохи, вши и др.).

В отличие от паразитизма, при симбиозе оба тесно сожительствующих животных получают выгоду. Например, рак-отшельник помещает себе на раковину актиний. В результате они защищают его от хищников, а он перемещает неподвижные актинии, что улучшает их питание.

Выделяют такую форму взаимоотношений животных как квартирантство. В отличие от симбиоза здесь только один вид получает выгоду от жизнедеятельности другого. Второму же виду нет ни пользы, ни вреда (как это было бы при паразитизме) от жизнедеятельности первого. Например, норы грызунов часто используют насекомые.

Источник: biology.su