Нервные узлы (мозг) муравьев совсем крошечные — гораздо меньше булавочной головки. И все же муравьев издавна считают мудрецами. В старые времена в Киргизии человек, задумавший доброе дело, шел ночевать к муравейнику — это сулило удачу. И если киргиз хотел сделать много добра, он мог приходить к одному и тому же муравейнику 20 лет кряду — таков обычный срок жизни самки, вокруг которой хлопочет весь муравьиный народец. Муравьиные постройки, где молодые самки сменяют старых, стоят на одном и том же месте более ста лет. Скромный рабочий муравьишка тоже старец среди насекомых — он трудится «не покладая ног» около семи лет. А за этот срок можно научиться не только разводить грибы, доить тлей или нянчить куколок. Конечно, слово «учиться» к муравью не очень подходит. Ведь его поведение в основном запрограммировано генетически, управляется наследуемыми рефлексами. И все же муравья можно учить.
Муравьишка, только что появившийся на свет, вернее, на тьму (поскольку в муравейнике довольно темно), первые сорок дней не переступает порога родного дома.


как бы пребывает в начальной школе: шлифует врожденные инстинкты, оттачивает чувства, совершенствует психику. Однако его трудовая биография начинается много раньше — едва ему стукнет от роду один день. Сначала он кормит самку, потом ему доверяют работу посложнее: уход за яйцами, личинками и куколками. Через сорок дней (эксперименты ставили с весьма распространенным видом Формика поликтена) наступают так называемые возрастные изменения максиллярных желез и яичников, насекомые выходят из гнезда — работают фуражирами или специализируются по строительной части.
Можно стать солдатом или нянькой, можно устроиться и на работу, которая мне лично очень нравится,— загорать на солнышке. Только и тут муравьи устраивают суматоху: побыв на солнце минут десять, бегут внутрь муравейника и там остывают. Благодаря этим солнечным процедурам в прохладное время в муравейнике на 5—10° теплее, чем на улице. Так что и загорают муравьи на благо общества. Температуру же они меряют усами, которые чувствуют перепад всего в четверть градуса.
И как здесь не вспомнить Маяковского: «Намотай себе на ус — все работы хороши, выбирай на вкус». Тем более что муравьев распределяют по должностям именно по вкусу: если первые пять дней после выхода из яйца личинку пичкают твердой пищей — из нее вырастет солдат, а если личинку кормят жиденькой едой, то вылупится рабочий муравей.
Муравьи то и дело облизывают и кормят друг друга.

сконечный поток органики, текущей изо рта одного муравья в рот другого, сравнивают с током крови в теле высокоорганизованного животного. Это не такое уж преувеличение. Ведь при взаимных кормлениях среди муравьиного народца перераспределяются не только питательные вещества, но и ферменты, и гормоны. Даже муравьиные яйца не погибают лишь тогда, когда их любовно облизывают муравьи-няньки, слюна которых с помощью осмоса попадает внутрь яйца. Свой пай в общий котел вносят и личинки. Они возвращают часть еды, выделяют какое-то вещество, которое жадно слизывают взрослые муравьи.
Судя по всему, эти насекомые неплохо разбираются в химическом составе еды: белковая и углеводная пища распределяется у них по-разному. Углеводное горючее потребляют только рабочие особи, причем в первую очередь снабжаются те, кто занят вне гнезда. Протеины в меню тружеников попадают редко. Зато личинки и плодящие самки сидят на белковой диете.
Но мы покинули нашего сорокадневного муравьишку, который в первый раз хочет выйти на улицу. Уходить из дома, вероятно, страшновато, и не потому ли молодежь перед этим ответственным моментом собирается гурьбой, топчется около выхода. Лишь набравшись духу, все разом выбегают на поверхность. А. А. Захаров — автор интереснейшей книги «Внутривидовые отношения у муравьев» пишет, что психологическая заминка свойственна не только муравьиной молодежи, впервые выходящей из подземелья. Например, такая психологическая деталь: муравей, нечаянно попавший к чужим, изо всех сил старается поделиться содержимым своего зобика с чужаками — мол, я пришел с миром.


Источник: www.1×100.ru

Нервная система насекомых построена по типу брюшной цепочки, который свойственен всем кольчатым червям и членистоногим. В ней различают три основных части: центральную, периферическую и симпатическую. Передний отдел центральной нервной системы, лежащий над кишечником, носит название головного мозга, а остальная ее часть составляет собственно брюшную нервную цепочку. Головной мозг — наиболее сложно устроенный отдел нервной системы, состоящий из трех ганглиев. Он содержит мало двигательных нервных клеток и построен преимущественно из чувствительных и в особенности ассоциативных клеток. С ним соединены крупные зрительные доли, иннервирующие глаза. Но у муравьев в большей степени развиты обонятельные доли мозга, связанные с антеннами. Головной мозг насекомых координирует активные действия, определяемые работой зрительных и обонятельных рецепторов. Наиболее сложно устроенными компонентами мозга являются грибовидные тела, которые считаются важными ассоциативными центрами. Степень развития грибовидных тел соответствует сложности поведения даже у особей одного вида. Так у рабочего муравья Lasius они велики, меньше у самки и минимальны у самца. <img src="//content.foto.my.mail.ru/mail/colorit_04/_answers/i-27.jpg" > Некоторые виды муравьев умеют говорить на языке жестов, ученые поняли давно. И даже выявили несколько «муравьиных знаков» , но так до конца и не поняли, что же они означают.

iv>
ык пчел расшифровать удалось: несколько простых геометрических фигур, которые они описывают над ульем,— вот и весь лексикон. А вот наблюдения за муравьями ничего не дали: уж слишком сложный у насекомых «речевой аппарат»— шесть ножек, усы, челюсти. Жестов слишком много, а догадаться, что они значат, просто невозможно. Поэтому новосибирские ученые решили заставить муравьев говорить на заданную тему. Так выяснилось, что у насекомых есть своя система счета, они могут передавать почти неограниченное количество сообщений, сжимать их, придумывать новые слова и объяснять абстрактные понятия. Скоро, говорят исследователи, можно будет составить первый в мире человеческо-муравьиный разговорник. Ведь наш образ мыслей очень похож, говорят они. Из 10 000 видов муравьев язык есть лишь у немногих, в том числе у наших рыжих муравьев, которые заселили всю лесную зону. Они живут огромными семьями, ищут добычу в радиусе сотен метров, путешествуют в разветвленные кроны деревьев, поэтому им нужна очень сложная система передачи абстрактной информации. Впрочем, не у всех рыжих муравьев язык находится «в активе» . Активно «говорят» только 10% умников-разведчиков, которые разыскивают добычу и потом сообщают о ее местонахождении всем остальным, а остальные — лишь все понимают, но сказать не могут. Кстати муравьями давно уже пытаются моделировать и дорожное движение без пробок, и ещё какие то распределённые задачи вычислять. Вообще прикольно сравнить муравейник с цельным организмом/мозгом — муравей = нейрон, феромоны = нейромедиаторы, усики = дендриты и аксоны. <img src="//content.foto.my.mail.ru/mail/colorit_04/_answers/i-28.jpg" >


Источник: touch.otvet.mail.ru

а) Слоновий.

б) Дельфиний.

в) Муравьиный.

г) Человеческий.

Муравьиный.

Мозг муравья – это примерно 6 % от общего веса тела насекомого. Если применить те же пропорции к голове человека, она станет в три раза больше и мы с вами будем походить на каких-нибудь кибермутантов.

Средний человеческий мозг весит 1,6 к г, что составляет чуть более 2 % от веса нашего тела. Муравьиный мозг весит приблизительно 0,3 м г.

Несмотря на то что число нейронов в мозге муравья представляет собой лишь крошечную долю тех нейронов, что содержатся в мозге человека, колония муравьев – это настоящий сверхорганизм. Среднего размера муравейник из 40 тысяч особей обладает примерно таким же количеством мозговых клеток, что и человек.

Муравьи появились 130 млн лет назад, и, пока мы тут с вами умничаем, по земле рыщет что-то около 10 000 триллионов этих насекомых. Общая масса всех муравьев на планете чуть больше, чем общая масса людей.

На сегодняшний день известно примерно 8000 видов муравьев. Муравьи составляют 1 % всех насекомых планеты. Общее же число насекомых в мире оценивается цифрой в один квинтиллион (или 1 000 000 000 000 000 000).

>

Муравей спит лишь несколько минут в день и может выдержать под водой девятнадцать суток. Лесной рыжий муравей способен обходиться без головы целых двадцать четыре дня. Однако в одиночку, вне колонии муравей жить не может – хоть с головой, хоть без.

Судя по всему, муравьи обладают фотографической памятью, которая помогает им ориентироваться в пространстве. Они как бы делают снимки бросающихся в глаза объектов окружающей местности. Ученые до сих пор не понимают, как крошечный мозг муравья может хранить столько информации.

Муравьи не сильнее людей. И хотя муравей действительно способен поднять груз, во много раз превышающий его собственный вес, это лишь потому, что он маленький. Чем мельче животное, тем сильнее его мышцы по отношению к массе тела. Будь люди того же размера, что муравьи, они были бы точно такими же сильными.

Следующая глава >

Источник: culture.wikireading.ru