Прижизненная реконструкция Luskhan itilensis с силуэтом дайвера для масштаба

Международный коллектив палеонтологов описал новый вид морского хищника плиозавра, таким образом, заполнив «раннемеловой пробел» в их истории.

Об этом сообщила пресс-служба Московского государственного университета имени Ломоносова.

«Нового плиозавра назвали Luskhan itilensis, что основано на монгольской мифологии, где Луус-хан — предводитель духов воды, а Итиль — тюрко-монгольское название Волги. Скелет плиозавра был обнаружен в 2002 году в отложениях мелового периода (готеривский ярус раннего мела, около 130 млн лет назад) на берегу Волги в 20 км к северу от Ульяновска», — рассказал один из авторов работы, студент кафедры палеонтологии геологического факультета МГУ Николай Зверьков.

Найденный ящер занимает место между юрскими и позднемеловыми плиозаврами. Однако некоторые черты нового вида озадачили ученых. Продвинутые плиозавры считаются суперхищниками, однако новый вид обладал довольно утонченным черепом с относительно мелкими зубами. Это указывает на то, что его добычей в основном была рыба и головоногие моллюски, при этом по форме черепа он напоминает представителей одной из групп меловых плезиозавров.


«Таким образом, новая находка показала, что экоморфологическое разнообразие плиозаврид было шире, а их эволюционная история сложнее, чем считалось ранее. Долгое время почти ничего не было известно о раннемеловых плиозаврах — это время в истории плиозавров принято называть «раннемеловым пробелом». Однако находки последних лет позволили заполнить этот пробел», — считает Зверьков.

Работа проходила в сотрудничестве с учеными из Ульяновского государственного университета, Ульяновского областного краеведческого музея, Саратовского государственного технического университета имени Ю. А. Гагарина, Аляскинского университета в Фэрбенксе (США), Королевского бельгийского института естественных наук, Смитсоновского института (США) и Оксфордского университета (Великобритания). Результаты работы опубликованы в научном журнале Current Biology.

Источник: http://tass.ru/nauka/4314690

Источник: pikabu.ru

Подразделения мелового периода

Меловой период подразделяется на 2 отдела, 2 надъяруса и 12 ярусов.



система отдел ярус Возраст,
млн лет назад
Палеоген Палеоцен Датский меньше
Мел Верхний Маастрихтский
72,1—66,0
Кампанский
83,6—72,1
Сантонский
86,3—83,6
Коньякский
89,8—86,3
Туронский
93,9—89,8
Сеноманский
100,5—93,9
Нижний Альбский
113,0—100,5
Аптский
125,0—113,0
Барремский
129,4—125,0
Готеривский
132,9—129,4
Валанжинский
139,8—132,9
Берриасский
145,0—139,8
Юра Верхняя Титонский больше
Деление дано в соответствии с IUGS
по состоянию на апрель 2016 года.


Геология

В течение мелового периода продолжался раскол материков. Лавразия и Гондвана распадались на части. Южная Америка и Африка удалялись друг от друга, и Атлантический океан становился всё шире и шире. Африка, Индия и Австралия тоже начали расходиться в разные стороны, и к югу от экватора в итоге образовались гигантские острова.

Климат

70 миллионов лет назад Земля охлаждалась. На полюсах сформировались ледяные шапки. Зимы становились суровее. Температура падала местами ниже +4 градусов. Для динозавров мелового периода этот перепад был резким и весьма ощутимым. Такие колебания температуры были вызваны расколом Пангеи, а затем Гондваны и Лавразии. Уровень моря поднялся и опустился. Струйные течения в атмосфере изменились, вследствие чего изменились и течения в океане.

iv>

В конце мелового периода температура стала резко подниматься. Существует гипотеза, согласно которой причиной этих изменений являлись океаны: вместо того, чтобы поглощать тепло, они, возможно, отражали его обратно — в атмосферу. Тем самым они вызвали парниковый эффект.

Растительность

В меловом периоде появились покрытосеменные — цветковые растения. Это повлекло за собой увеличение разнообразия насекомых, которые стали опылителями цветов. По мере того как в конце мелового периода температура повышалась, развивались растения с более сочной листвой.

Животный мир

Климат мелового периода
Климат мелового периода

Среди наземных животных царствовали разнообразные крупные пресмыкающиеся. Это был период расцвета гигантских ящеров — многие динозавры достигали 5—8 метров в высоту и 20 метров в длину. Крылатые пресмыкающиеся — птеродактили — занимали практически все ниши воздушных хищников, хотя уже появились настоящие птицы. Таким образом, параллельно существовали летающие ящеры, ящерохвостые птицы типа археоптерикса и настоящие веерохвостые птицы.

Климат мелового периода
Климат мелового периода
Климат мелового периода

В меловом периоде плацентарные млекопитающие разделились на несколько групп: копытных, насекомоядных, хищников и приматов.

Возникли современные ящерицы и самая молодая группа пресмыкающихся — змеи.

В морях млекопитающих не было, а нишу крупных хищников занимали рептилии — ихтиозавры, плезиозавры, мозазавры, достигающие иногда 20-метровой длины.

>

Очень велико было разнообразие морских беспозвоночных. Как и в юрском периоде, были очень распространены аммониты и белемниты, брахиоподы, двустворки и морские ежи. Среди двустворчатых моллюсков большую роль в морских экосистемах играли появившиеся в конце юры рудисты — моллюски, похожие на одиночные кораллы, у которых одна створка была похожа на кубок, а вторая накрывала его как своеобразная крышечка.

К концу мелового периода среди аммонитов появилось очень много гетероморфных. Гетероморфы возникали и раньше, в триасе, но конец мела стал временем их массового появления. Раковины гетероморфов не были похожи на классические спирально-закрученные раковины мономорфных аммонитов. Это могли быть спирали с крючком на конце, различные клубки, узлы, развёрнутые спирали. Палеонтологи пока не пришли к единому объяснению причин возникновения таких форм и их образа жизни.

В морях всё ещё попадались ортоцерасы — реликты давно прошедшей палеозойской эры. Небольшие раковины этих прямораковинных головоногих встречаются на Кавказе.

Меловая катастрофа

В конце мелового периода произошло самое известное и очень крупное вымирание многих групп растений и животных. Вымерли многие голосеменные растения, водные рептилии, птерозавры, все динозавры (но уцелели птицы). Исчезли аммониты, многие брахиоподы, практически все белемниты. В уцелевших группах вымерло 30—50 % видов. Причины меловой катастрофы до конца не понятны.

Литература


  • Иорданский Н. Н. Развитие жизни на земле. — М.: Просвещение, 1981.
  • Короновский Н.В., Хаин В.Е., Ясаманов Н.А. Историческая геология : Учебник. — М.: Академия, 2006.
  • Ушаков С.А., Ясаманов Н.А. Дрейф материков и климаты Земли. — М.: Мысль, 1984.
  • Ясаманов Н.А. Древние климаты Земли. — Л.: Гидрометеоиздат, 1985.
  • Ясаманов Н.А. Популярная палеогеография. — М.: Мысль, 1985.

Ссылки

  • [cretaceous.ru/ Сretaceous.ru] — Сайт с информацией о состоянии исследований в области меловой стратиграфии и палеогеографии в России. Библиотека научных публикаций, связанных с изучением меловых отложений.

П
а
л
е
о
з
о
й
Мезозой (252,2—66,0 млн лет назад) К
а
й
н
о
з
о
й
Триасовый период
(252,2—201,3)
Юрский период
(201,3—145,0)
Меловой период
(145,0—66,0)

Отрывок, характеризующий Меловой период

– И осмеливаюсь доложить: хорошее дело, ваше сиятельство.
«Как он думает это легко, – подумал Пьер. – Он не знает, как это страшно, как опасно. Слишком рано или слишком поздно… Страшно!»
– Как же изволите приказать? Завтра изволите ехать? – спросил Савельич.
– Нет; я немножко отложу. Я тогда скажу.


меня извини за хлопоты, – сказал Пьер и, глядя на улыбку Савельича, подумал: «Как странно, однако, что он не знает, что теперь нет никакого Петербурга и что прежде всего надо, чтоб решилось то. Впрочем, он, верно, знает, но только притворяется. Поговорить с ним? Как он думает? – подумал Пьер. – Нет, после когда нибудь».
За завтраком Пьер сообщил княжне, что он был вчера у княжны Марьи и застал там, – можете себе представить кого? – Натали Ростову.
Княжна сделала вид, что она в этом известии не видит ничего более необыкновенного, как в том, что Пьер видел Анну Семеновну.
– Вы ее знаете? – спросил Пьер.
– Я видела княжну, – отвечала она. – Я слышала, что ее сватали за молодого Ростова. Это было бы очень хорошо для Ростовых; говорят, они совсем разорились.
– Нет, Ростову вы знаете?
– Слышала тогда только про эту историю. Очень жалко.
«Нет, она не понимает или притворяется, – подумал Пьер. – Лучше тоже не говорить ей».
Княжна также приготавливала провизию на дорогу Пьеру.
«Как они добры все, – думал Пьер, – что они теперь, когда уж наверное им это не может быть более интересно, занимаются всем этим. И все для меня; вот что удивительно».
В этот же день к Пьеру приехал полицеймейстер с предложением прислать доверенного в Грановитую палату для приема вещей, раздаваемых нынче владельцам.
«Вот и этот тоже, – думал Пьер, глядя в лицо полицеймейстера, – какой славный, красивый офицер и как добр! Теперь занимается такими пустяками.

еще говорят, что он не честен и пользуется. Какой вздор! А впрочем, отчего же ему и не пользоваться? Он так и воспитан. И все так делают. А такое приятное, доброе лицо, и улыбается, глядя на меня».
Пьер поехал обедать к княжне Марье.
Проезжая по улицам между пожарищами домов, он удивлялся красоте этих развалин. Печные трубы домов, отвалившиеся стены, живописно напоминая Рейн и Колизей, тянулись, скрывая друг друга, по обгорелым кварталам. Встречавшиеся извозчики и ездоки, плотники, рубившие срубы, торговки и лавочники, все с веселыми, сияющими лицами, взглядывали на Пьера и говорили как будто: «А, вот он! Посмотрим, что выйдет из этого».
При входе в дом княжны Марьи на Пьера нашло сомнение в справедливости того, что он был здесь вчера, виделся с Наташей и говорил с ней. «Может быть, это я выдумал. Может быть, я войду и никого не увижу». Но не успел он вступить в комнату, как уже во всем существе своем, по мгновенному лишению своей свободы, он почувствовал ее присутствие. Она была в том же черном платье с мягкими складками и так же причесана, как и вчера, но она была совсем другая. Если б она была такою вчера, когда он вошел в комнату, он бы не мог ни на мгновение не узнать ее.
Она была такою же, какою он знал ее почти ребенком и потом невестой князя Андрея. Веселый вопросительный блеск светился в ее глазах; на лице было ласковое и странно шаловливое выражение.
Пьер обедал и просидел бы весь вечер; но княжна Марья ехала ко всенощной, и Пьер уехал с ними вместе.
На другой день Пьер приехал рано, обедал и просидел весь вечер. Несмотря на то, что княжна Марья и Наташа были очевидно рады гостю; несмотря на то, что весь интерес жизни Пьера сосредоточивался теперь в этом доме, к вечеру они всё переговорили, и разговор переходил беспрестанно с одного ничтожного предмета на другой и часто прерывался. Пьер засиделся в этот вечер так поздно, что княжна Марья и Наташа переглядывались между собою, очевидно ожидая, скоро ли он уйдет. Пьер видел это и не мог уйти. Ему становилось тяжело, неловко, но он все сидел, потому что не мог подняться и уйти.
Княжна Марья, не предвидя этому конца, первая встала и, жалуясь на мигрень, стала прощаться.
– Так вы завтра едете в Петербург? – сказала ока.
– Нет, я не еду, – с удивлением и как будто обидясь, поспешно сказал Пьер. – Да нет, в Петербург? Завтра; только я не прощаюсь. Я заеду за комиссиями, – сказал он, стоя перед княжной Марьей, краснея и не уходя.
Наташа подала ему руку и вышла. Княжна Марья, напротив, вместо того чтобы уйти, опустилась в кресло и своим лучистым, глубоким взглядом строго и внимательно посмотрела на Пьера. Усталость, которую она очевидно выказывала перед этим, теперь совсем прошла. Она тяжело и продолжительно вздохнула, как будто приготавливаясь к длинному разговору.
Все смущение и неловкость Пьера, при удалении Наташи, мгновенно исчезли и заменились взволнованным оживлением. Он быстро придвинул кресло совсем близко к княжне Марье.
– Да, я и хотел сказать вам, – сказал он, отвечая, как на слова, на ее взгляд. – Княжна, помогите мне. Что мне делать? Могу я надеяться? Княжна, друг мой, выслушайте меня. Я все знаю. Я знаю, что я не стою ее; я знаю, что теперь невозможно говорить об этом. Но я хочу быть братом ей. Нет, я не хочу.. я не могу…
Он остановился и потер себе лицо и глаза руками.
– Ну, вот, – продолжал он, видимо сделав усилие над собой, чтобы говорить связно. – Я не знаю, с каких пор я люблю ее. Но я одну только ее, одну любил во всю мою жизнь и люблю так, что без нее не могу себе представить жизни. Просить руки ее теперь я не решаюсь; но мысль о том, что, может быть, она могла бы быть моею и что я упущу эту возможность… возможность… ужасна. Скажите, могу я надеяться? Скажите, что мне делать? Милая княжна, – сказал он, помолчав немного и тронув ее за руку, так как она не отвечала.
– Я думаю о том, что вы мне сказали, – отвечала княжна Марья. – Вот что я скажу вам. Вы правы, что теперь говорить ей об любви… – Княжна остановилась. Она хотела сказать: говорить ей о любви теперь невозможно; но она остановилась, потому что она третий день видела по вдруг переменившейся Наташе, что не только Наташа не оскорбилась бы, если б ей Пьер высказал свою любовь, но что она одного только этого и желала.

Источник: wiki-org.ru

Геохронологическая шкала -> Мезозой -> Мел

Geochronological scale -> Mesozoic Era -> Cretaceous

Мел – меловой период – последний период Мезозойской эры, начался 145,5 миллионов лет назад и закончился 65,5 миллионов лет назад. Продолжался он около 80 миллионов лет.

В меловом периоде появились покрытосеменные — цветковые растения. Это повлекло за собой увеличение разнообразия насекомых, которые стали опылителями цветов. Так что растительный покров Земли в меловом периоде уже не вызвал бы удивления у современного человека. Чего не скажешь о животном мире того времени.

Среди наземных животных царствовали разнообразные динозавры. Динозавров подразделяют на две группы – ящеротазовых, среди которых были как хищники, так и травоядные формы, и птицетазовые, исключительно растительноядные. Самые известные ящеротазовые динозавры – тираннозавры, тарбозавры, бронтозавры. Среди птицетазовых ящеров известны цератопсы, игуанодоны, стегозавры. Это был период расцвета гигантских ящеров – многие динозавры достигали 5-8 метров в высоту и 20 –ти метров в длину.

Крылатые пресмыкающиеся – птеродактили занимали практически все ниши воздушных хищников, хотя уже появились настоящие птицы. Таким образом, параллельно существовали летающие ящеры — птерозавры, планирующие, а может быть и летающие ящеры типа археоптерикса, птицы-энанциорнисы и настоящие веерохвостые птицы.

Меловой период, который считают эпохой динозавров, был и временем появления большинства современных групп млекопитающих. В меловом периоде появились первые плацентарные млекопитающие, причем уже выделились группы копытных, насекомоядных, хищников и приматов.

Возникли современные ящерицы и змеи, так что змеи – относительно молодая группа. Одна из групп ящериц ушла в воду – так возникли мозазавры, грозные хищники конца мелового периода, достигавшие иногда 20-ти метровой длины. В морях млекопитающих еще не было, а нишу крупных хищников занимали водные рептилии – ихтиозавры, плезиозавры, плиозавры. Крупными и многочисленными были акулы, часть из них жили и в пресных водоемах.

Очень велико было разнообразие морских беспозвоночных. Как и в юрском периоде, были очень широко распространены аммониты и белемниты, брахиоподы, двустворки и морские ежи. Среди двустворчатых моллюсков большую роль в морских экосистемах играли появившиеся в конце юры рудисты – моллюски, похожи на одиночные кораллы, у которых одна створка была похожа на кубок, а вторая накрывала его как своеобразная крышечка.

К концу мелового периода среди аммонитов появилось очень много гетероморфных форм. Гетероморфы возникали и раньше, в триасе, но конец мела стал временем их массового появления. Раковины гетероморфов не были похожи на классические спирально-закрученные раковины мономорфных аммонитов. Это могли быть спирали с крючком на конце, различные клубки, узлы, развернутые спирали. Палеонтологи пока не пришли к единому объяснению причин возникновения таких форм и их образа жизни.

В морях уже обитали практически современные осьминоги и кальмары, палеонтологи полагают, что они возникли еще в конце юры, хотя и редко сохранялись в палеонтологической летописи из-за отсутствия раковин. Способствовали ли они вымиранию своих родственников – аммонитов и белемнитов, или просто заняли освободившиеся ниши после мирового кризиса – этого мы пока не знаем.

В течение мелового периода продолжался раскол материков. Лавразия и Гондвана распадались на части. Южная Америка и Африка удалялись друг от друга, и Атлантический океан становился все шире и шире. Африка, Индия и Австралия также начали расходиться в разные стороны, и к югу от экватора в итоге образовались гигантские острова.

В конце мелового периода произошло самое известное и очень крупное вымирание многих групп растений и животных. Вымерли многие голосеменные растения, все динозавры, птерозавры, водные рептилии. Исчезли аммониты, многие брахиоподы, практически все белемниты. В уцелевших группах вымерло 30-50% видов.

Причины меловой катастрофы до конца не понятны. Сейчас самой популярной теорией стала астероидная – объясняющая вымирание динозавров и других организмов падением гигантского астероида и последовавшей за этим «астероидной зимой». Судя по всему, это не совсем верно. Эта версия не может объяснить, почему те или иные организмы выжили, когда другие погибли. Кроме того, многие группы животных явно начали вымирать задолго до конца мела. Переход тех же аммонитов к гетероморфным формам тоже явно свидетельствует о какой-то нестабильности. Очень может быть, что очень многие виды уже были подточены какими-то долговременными процессами и стояли на пути вымирания, а катастрофа – астероид, усиление вулканизма или смена климата из-за движения материков – просто ускорили процесс.

Admin 14 января 2016 года

Источник: www.ammonit.ru

Подразделения

В рос. и ме­ж­ду­нар. стра­ти­гра­фич. шка­лах ме­ло­вая сис­те­ма под­раз­де­ле­на на 12 яру­сов, ко­то­рые груп­пи­ру­ют­ся в 2 от­де­ла (табл.); та­кое де­ле­ние сис­те­ма по­лу­чи­ла в кон. 19 в. по ре­ше­нию 3-го Ме­ж­ду­нар. гео­ло­гич. кон­грес­са (1885).

В на­уч. лит-ре час­то ис­поль­зу­ет­ся не­офи­ци­аль­ное трёх­член­ное де­ле­ние ме­ло­вой сис­те­мы на ниж­ний мел (бер­ри­ас­ский, ва­лан­жин­ский, го­те­рив­ский, бар­рем­ский, апт­ский яру­сы), сред­ний мел (альб­ский, се­но­ман­ский, ту­рон­ский, конь­як­ский яру­сы) и верх­ний мел (сан­тон­ский, кам­пан­ский, маа­ст­рихт­ский яру­сы). Ино­гда про­дол­жа­ют упот­реб­лять ус­тар. под­раз­де­ле­ния – «не­оком» (бер­ри­ас­ский, ва­лан­жин­ский и го­те­рив­ский яру­сы), «ур­гон» (бар­рем­ский и апт­ский яру­сы) и «се­нон» (про­чие яру­сы). Яру­сы ме­ло­вой сис­те­мы бы­ли вы­де­ле­ны на тер­ри­то­рии Фран­ции, Швей­ца­рии и Ни­дер­лан­дов франц. стра­ти­гра­фа­ми и па­лео­нто­ло­га­ми А. д’Орбиньи, Э. Де­зо­ра, А. Ко­ка­ном, Э. Ре­не­вье, бельг. гео­ло­гом А. Дю­мо­ном и др. Позд­нее дру­гих в стра­ти­гра­фич. шка­ле поя­вил­ся бер­ри­ас­ский ярус, вы­де­лен­ный из ва­лан­жин­ско­го, а дат­ский ярус, пер­во­на­чаль­но от­но­си­мый к ме­ло­вой сис­те­ме, пе­ре­шёл в па­лео­ге­но­вую сис­те­му. На­име­но­ва­ние яру­сов про­ис­хо­дит от совр. или древ­них гео­гра­фич. на­зва­ний пунк­тов, вбли­зи ко­то­рых впер­вые бы­ли опи­са­ны со­от­вет­ст­вую­щие от­ло­же­ния.

Пер­вая схе­ма стра­ти­гра­фич. рас­чле­не­ния от­ло­же­ний ме­ло­вой сис­те­мы на тер­ри­то­рии Рос­сии (в По­вол­жье) пред­ло­же­на рос. ис­сле­до­ва­те­лем П. М. Язы­ко­вым в 1832. Позд­нее круп­ный вклад в изу­че­ние и рас­чле­не­ние от­ло­же­ний ме­ло­вой сис­те­мы вне­сли отеч. учё­ные С. Н. Ни­ки­тин, А. П. Пав­лов, А. Д. Ар­хан­гель­ский, В. П. Рен­гар­тен, Н. П. Луп­пов, В. В. Дру­щиц, В. Н. Сакс, В. Н. Ве­ре­ща­гин, Д. П. Най­дин и др.

Для бо­ре­аль­но­го поя­са и рай­онов Зап. Сре­ди­зем­но­мо­рья раз­ра­бо­та­ны стан­дарт­ные био­стра­ти­гра­фич. схе­мы зо­наль­но­го (бо­лее дроб­но­го, чем ярус­но­го) рас­чле­не­ния ме­ло­вой сис­те­мы (Т. Н. Ко­рень, Е. Ю. Ба­ра­бош­кин и др.); для про­чих ре­гио­нов ми­ра су­ще­ст­ву­ют зо­наль­ные био­стра­ти­гра­фи­че­ские и свит­ные (с вы­де­ле­ни­ем свит) ли­то­ст­ра­ти­гра­фич. шка­лы. Ос­та­ёт­ся не­ре­шён­ной про­бле­ма про­ве­де­ния гра­ни­цы ме­ж­ду юр­ской и ме­ло­вой сис­те­ма­ми, что обу­слов­ле­но осо­бен­но­стя­ми па­лео­гео­гра­фич. ус­ло­вий то­го вре­ме­ни. Боль­шин­ст­во ис­сле­до­ва­те­лей при­ни­ма­ют за гра­ни­цу сис­тем ос­но­ва­ние бер­ри­ас­ско­го яру­са в ре­гио­не, раз­ви­тие ко­то­ро­го бы­ло свя­за­но с океа­нич. бас­сей­ном Не­оте­тис (см. в ст. Те­тис).

От­ло­же­ния ме­ло­вой сис­те­мы раз­ви­ты в раз­ре­зах всех кон­ти­нен­тов, а так­же вы­сти­ла­ют дно океа­нов, яв­ля­ясь од­ним из наи­бо­лее древ­них чле­нов оса­доч­но­го слоя. На тер­ри­то­рии Рос­сии ме­ло­вые по­ро­ды рас­про­стра­не­ны очень ши­ро­ко и пред­став­ле­ны разл. ти­па­ми мор­ских, ла­гун­ных, кон­ти­нен­таль­ных и вул­ка­нич. об­ра­зо­ва­ний. Ниж­не­ме­ло­вые тер­ри­ген­ные по­ро­ды не­боль­шой мощ­но­сти с го­ри­зон­та­ми фос­фо­ри­тов вы­хо­дят на по­верх­ность в цен­тре, на вос­то­ке и юге Вос­точ­но-Ев­ро­пей­ской плат­фор­мы. Верх­ний мел рас­про­стра­нён в юж. по­ло­ви­не плат­фор­мы и в пре­де­лах об­рам­ляю­щих её с юга склад­ча­тых со­ору­же­ний; в его со­ста­ве пре­об­ла­да­ют из­вест­ня­ки, мес­та­ми за­ме­щаю­щие­ся крем­ни­сты­ми и пес­ча­ны­ми осад­ка­ми; для Вос­точ­но-Ев­ро­пей­ской плат­фор­мы ха­рак­тер­но ши­ро­кое раз­ви­тие бе­ло­го пис­че­го ме­ла. На Сев. Кав­ка­зе ниж­не­ме­ло­вые от­ло­же­ния раз­но­об­раз­ны по со­ста­ву, их мощ­ность св. 1 км; верх­ний мел пред­став­лен фли­ше­вы­ми тол­ща­ми мощ­но­стью до 4–5 км. На б. ч. За­пад­но-Си­бир­ской плат­фор­мы рас­про­стра­не­ны ниж­не­ме­ло­вые пес­ча­но-гли­ни­стые, мес­та­ми верх­не­ме­ло­вые крем­ни­стые осад­ки с го­ри­зон­та­ми из­вест­ня­ков и мер­ге­лей. В сев. и центр. час­тях этой плат­фор­мы пре­об­ла­да­ют мор­ские фа­ции, к юго-вост. пе­ри­фе­рии их сме­ня­ют кон­ти­нен­таль­ные фа­ции. На Си­бир­ской плат­фор­ме по­ро­ды ме­ло­вой сис­те­мы рас­про­стра­не­ны на её сев. ок­раи­не (пред­став­ле­ны мор­ски­ми пес­ча­но-гли­ни­сты­ми от­ло­же­ния­ми), в Ви­люй­ской си­нек­ли­зе и во впа­ди­нах Ал­дан­ско­го щи­та (раз­ви­ты кон­ти­нен­таль­ные тер­ри­ген­ные уг­ле­нос­ные от­ло­же­ния). В пре­де­лах Ал­дан­ско­го щи­та име­ют­ся тол­щи лав и ту­фов ки­сло­го и сред­не­го со­ста­ва кон­ца ниж­не­го и верх­не­го ме­ла. Об­шир­ные про­стран­ст­ва на Даль­нем Вос­то­ке и в сев.-вост. час­ти Рос­сии сло­же­ны мор­ски­ми пес­ча­но-гли­ни­сты­ми и кон­ти­нен­таль­ны­ми уг­ле­нос­ны­ми, час­то вул­ка­но­ген­ны­ми по­ро­да­ми ме­ло­вой сис­те­мы боль­шой мощ­но­сти; в на­прав­ле­нии Ти­хо­го ок. они за­ме­ща­ют­ся глу­бо­ко­вод­но-мор­ски­ми раз­ре­за­ми.

Общая характеристика периода

В на­ча­ле ме­ло­во­го пе­рио­да су­ще­ст­во­ва­ли два круп­ных кон­ти­нен­та, раз­де­лён­ные океа­ном Не­оте­тис, – Лав­ра­зия в Сев. по­лу­ша­рии и рас­па­даю­щая­ся Гон­два­на в Юж. по­лу­ша­рии. Ос­таль­ную часть Зем­ли за­ни­мал древ­ний Ти­хий ок., со сто­ро­ны ко­то­ро­го в сев.-вост. ок­раи­ну Лав­ра­зии вда­вал­ся Юж­но-Анюй­ский океа­нич. бас­сейн. Де­ст­рук­ция Гон­два­ны, на­чав­шая­ся в кон­це сред­ней юры, при­ве­ла в ран­нем ме­лу к рас­кры­тию Ин­дий­ско­го ок., Цен­траль­но­го, Юж­но­го и При­ан­тарк­тич. сег­мен­тов Ат­лан­ти­че­ско­го ок., а так­же к риф­тооб­ра­зо­ва­нию на плат­фор­мах. Ин­до­стан и Ма­да­га­скар от­де­ли­лись от Аф­ри­ки и Ав­ст­ра­лии, а на юге – от Ан­тарк­ти­ды. Сев.-вост. сме­ще­ние Аф­ри­ки с Ара­ви­ей и бы­строе пе­ре­ме­ще­ние Ин­до­ста­на на се­вер при­ве­ли к час­тич­но­му за­кры­тию океа­на Не­оте­тис (позд­не­ким­ме­рий­ская эпо­ха ким­ме­рий­ской эры тек­то­ге­не­за). В ту­рон­ском ве­ке позд­не­го ме­ла на­ча­лось от­де­ле­ние Ав­ст­ра­лии от Ан­тарк­ти­ды и про­дви­же­ние пер­вой к се­ве­ро-вос­то­ку. Рас­пад Лав­ра­зии на Сев. Аме­ри­ку и Ев­ра­зию на­чал­ся в ран­нем ме­лу с об­ра­зо­ва­ния Ка­над­ской (Аме­ра­зий­ской) кот­ло­ви­ны Сев. Ле­до­ви­то­го ок.; позд­нее ста­ла рас­кры­вать­ся сев. часть Ат­лан­ти­че­ско­го ок. В ок­ру­же­нии Ти­хо­го ок. в ран­нем ме­лу (го­те­рив – бар­рем) за­крыл­ся Юж­но-Анюй­ский оке­ан в свя­зи со столк­но­ве­ни­ем ги­по­те­тич. Ги­пер­бо­рей­ской плат­фор­мы с сев.-вост. ок­раи­ной Ев­ра­зии и об­ра­зо­ва­ни­ем Ка­над­ской кот­ло­ви­ны Сев. Ле­до­ви­то­го ок. Де­фор­ма­ции и гра­ни­то­об­ра­зо­ва­ние про­яви­лись вдоль вост. ок­раи­ны Азии и на сев.-зап. пе­ри­фе­рии Сев. Аме­ри­ки, где в кон­це ран­не­го ме­ла на ог­ром­ном про­стран­ст­ве от о. Ка­ли­ман­тан до п-ова Аля­ска фор­ми­ро­вал­ся Вос­точ­но-Ази­ат­ский вул­ка­но­п­лу­то­нич. по­яс. Этот же тек­то­ге­нез про­явил­ся в Но­вой Зе­лан­дии и в зап. зо­нах Кор­диль­ер Сев. Аме­ри­ки, где к Се­ве­ро-Аме­ри­кан­ско­му кон­ти­нен­ту при­сое­ди­нил­ся ряд тер­рей­нов. В кон­це ран­не­го ме­ла на­чи­на­ет­ся ав­ст­рий­ский тек­то­ге­нез, вы­ра­зив­ший­ся в об­ра­зо­ва­нии шарь­я­жей на сев. пе­ри­фе­рии Не­оте­ти­са (в Аль­пий­ско-Ги­ма­лай­ском под­виж­ном поя­се), на ази­ат. ок­раи­не Ти­хо­го ок. и в Кор­диль­е­рах Сев. Аме­ри­ки. В Ан­дах Юж. Аме­ри­ки и на Ан­тарк­тич. п-ове Ан­тарк­ти­ды на про­тя­же­нии ме­ла про­дол­жа­лось раз­ви­тие вул­ка­но­п­лу­то­нич. поя­са, поя­вив­ше­го­ся ещё в кон­це юры. На ру­бе­же ме­ла и па­лео­ге­на про­изо­шёл ещё один – ла­ра­мий­ский – тек­то­ге­нез, ох­ва­тив­ший гл. обр. Кор­диль­е­ры Сев. Аме­ри­ки, а так­же вост. часть Азии.

Тек­то­нич. ак­тив­ность ме­ло­во­го пе­рио­да, обу­слов­лен­ная рас­па­дом Гон­два­ны и Лав­ра­зии и рас­кры­ти­ем мо­ло­дых океа­нов, ха­рак­те­ри­зо­ва­лась об­шир­ным маг­ма­тиз­мом, из­лия­ни­ем ог­ром­но­го ко­ли­че­ст­ва лав, об­ра­зо­ва­ни­ем по­кро­вов ту­фо­ген­ных и др. вул­ка­нич. по­род. Рай­оны наи­бо­лее ин­тен­сив­но­го маг­ма­тиз­ма бы­ли свя­за­ны с ак­тив­ны­ми ок­раи­на­ми океа­нов Не­оте­тис, Ти­хо­го, Юж­но-Анюй­ско­го и др., с рай­она­ми рас­кры­тия Ат­лан­ти­че­ско­го, Ин­дий­ско­го, Сев. Ле­до­ви­то­го океа­нов, а так­же с плат­фор­мен­ным риф­то­ге­не­зом, ко­то­рый со­про­во­ж­дал­ся пла­то­ба­заль­то­вым вул­ка­низ­мом (трап­по­вые про­вин­ции Па­ра­на в Юж. Аме­ри­ке, Этен­де­ка и Ка­ру в Аф­ри­ке, Де­кан­ская на п-ове Ин­до­стан, а так­же в Ав­ст­ра­лии, Ан­тарк­ти­де, на Ма­да­га­ска­ре).

На­ча­ло ме­ло­во­го пе­рио­да ха­рак­те­ри­зо­ва­лось об­щей рег­рес­си­ей мо­ря, вы­зван­ной тек­то­нич. дви­же­ния­ми кон­ца юр­ско­го пе­рио­да. В ран­нем ме­лу про­ис­хо­дит се­рия транс­грес­сий мо­ря, при­вед­ших к об­ра­зо­ва­нию эпи­кон­ти­нен­таль­ных мор­ских бас­сей­нов, со­еди­нён­ных уз­ки­ми про­ли­ва­ми, – в Зап. Ев­ро­пе, а так­же ог­ром­ных мо­рей-про­ли­вов на Вос­точ­но-Ев­ро­пей­ской (Рус­ское мо­ре, бер­ри­ас – се­ре­ди­на аль­ба) и Се­ве­ро-Аме­ри­кан­ской (Зап. Внут­рен­ний бас­сейн, альб – маа­ст­рихт) древ­них плат­фор­мах. В позд­нем ме­лу об­шир­ное мо­ре-про­лив по­кры­ло За­пад­но-Си­бир­скую и Скиф­ско-Ту­ран­скую мо­ло­дые плат­фор­мы. На ко­нец ме­ла (ту­рон – кам­пан) при­хо­дит­ся мак­симум эв­ста­тич. подъ­ё­ма уров­ня Ми­ро­во­го ок. (на 200–250 м), что при­ве­ло к час­тич­но­му за­то­п­ле­нию Аф­ри­ки, Юж. Аме­ри­ки, Ав­ст­ра­лии и п-ова Ин­до­стан. По­вы­ше­ние уров­ня Ми­ро­во­го ок., а так­же сме­на арид­но­го кли­ма­та ран­не­го ме­ла на тё­п­лый влаж­ный кли­мат в позд­нем ме­лу по­влек­ли за со­бой гло­баль­ное из­ме­не­ние кри­тич. глу­би­ны кар­бо­на­то­на­ко­п­ле­ния с 4,5 до 2,5 км, пе­рио­дич. воз­ник­но­ве­ние гло­баль­ных анок­сий­ных океа­нич. со­бы­тий (апт – ту­рон) и сме­ну пре­об­ла­даю­ще­го тер­ри­ген­но­го осад­ко­на­ко­п­ле­ния (ран­ний мел) на кар­бо­нат­ное (позд­ний мел). На су­ше во мно­гих рай­онах Сев. по­лу­ша­рия Зем­ли на­ка­п­ли­ва­лись уг­ле­нос­ные тол­щи, рас­про­стра­няв­шие­ся в Сев. Аме­ри­ке до Грен­лан­дии и Аля­ски.

Кли­мат ме­ло­во­го пе­рио­да в це­лом был тё­п­лым. Лед­ни­ко­вые шап­ки на Сев. и Юж. по­лю­сах от­сут­ст­во­ва­ли. Пред­по­ло­жи­тель­но в ран­нем ме­лу на про­тя­жении ко­рот­ко­го от­рез­ка вре­ме­ни су­ще­ст­во­ва­ли пла­ву­чие льды. По­яс­ное рас­про­стра­не­ние разл. ти­пов от­ло­же­ний и био­гео­гра­фич. про­вин­ций ука­зы­ва­ет на су­ще­ст­во­ва­ние в ме­ло­вом пе­рио­де кли­ма­тич. зо­наль­но­сти. В на­ча­ле ме­ла на ог­ром­ном про­стран­ст­ве се­ве­ра Гон­два­ны и юга Лав­ра­зии гос­под­ство­вал ари­д­ный кли­мат, со­про­во­ж­дав­ший­ся раз­ви­ти­ем кар­бо­нат­ных шель­фов и эва­по­ри­то­вых бас­сей­нов на ок­раи­нах океа­на Не­оте­тис. В это вре­мя кли­ма­тич. зо­наль­ность бы­ла вы­ра­же­на наи­бо­лее рез­ко. С го­те­ри­ва на­чи­на­ет­ся по­сте­пен­ное сни­же­ние темп-ры, дос­тиг­шее ми­ни­му­ма в аль­бе. На­чи­ная с ап­та уси­ли­ва­ет­ся гу­ми­ди­за­ция кли­ма­та. Со 2-й пол. ме­ла кли­мат ста­но­вит­ся сла­бо кон­тра­ст­ным, тё­п­лым и влаж­ным (т. н. грин­ха­ус); кли­ма­тич. зо­ны рас­ши­ря­ют­ся. В кон­це ме­ла про­изош­ло рез­кое по­хо­ло­да­ние, вы­зван­ное ме­тео­рит­ной бом­бар­ди­ров­кой по­верх­но­сти Зем­ли и вул­ка­низ­мом, но вско­ре (к се­ре­ди­не па­лео­це­на) кли­мат вос­ста­но­вил­ся.

Органический мир

В на­ча­ле ме­ло­во­го пе­рио­да про­дол­жа­лось раз­ви­тие групп рас­те­ний и жи­вот­ных, су­ще­ст­во­вав­ших в юр­ском пе­рио­де. В со­ста­ве на­зем­ной фло­ры пре­об­ла­да­ли па­по­рот­ни­ки и разл. груп­пы го­ло­се­мен­ных рас­те­ний: са­гов­ни­ко­вые, гинк­го­вые, хвой­ные, бен­нет­ти­то­вые и др. В се­ре­ди­не ран­не­го ме­ла (го­те­рив – бар­рем) про­ис­хо­дят бы­ст­рые и су­ще­ст­вен­ные из­ме­не­ния в рас­тит. ми­ре Зем­ли – ме­зо­фит сме­ня­ет­ся кай­но­фи­том. Воз­ни­ка­ют и по­все­ме­ст­но рас­про­стра­ня­ют­ся по­кры­то­се­мен­ные (цвет­ко­вые) рас­те­ния совр. об­ли­ка; ис­че­за­ют ме­зо­зой­ские ле­са, по­яв­ля­ют­ся тра­вы, рез­ко со­кра­тив­шие эро­зию почв.

В со­ста­ве мор. фау­ны по-преж­не­му гла­вен­ст­во­ва­ли го­ло­во­но­гие мол­лю­ски: ам­мо­ни­ты, бе­лем­ни­ты и нау­ти­лу­сы. Сре­ди ам­мо­ни­тов с пре­об­ла­даю­щей ра­ко­виной в ви­де пло­ской спи­ра­ли ши­ро­ко рас­про­стра­ни­лись ам­мо­ни­ты с пря­мой, клуб­ко­об­раз­ной, ба­шен­ко- и крюч­ко­вид­ной ра­ко­ви­на­ми, вед­шие по­лу­планк­тон­ный об­раз жиз­ни. Отд. ра­ко­ви­ны ам­мони­тов пре­вы­ша­ли 2 м в диа­мет­ре. Обиль­ны бы­ли дву­створ­ча­тые (бу­хии, ино­це­ра­мы, ри­фо­об­ра­зую­щие ру­ди­сты) и брю­хо­но­гие (в т. ч. не­ри­неи­ды) мол­лю­ски, а так­же иг­ло­ко­жие (мор­ские ежи, мор­ские ли­лии и др.). Кро­ме ру­ди­стов, раз­ви­ва­лись др. ри­фо­об­ра­зую­щие ор­га­низ­мы – шес­ти­лу­че­вые ко­рал­лы, стро­ма­то­по­ры, раз­но­об­раз­ные губ­ки. Ши­ро­ко рас­про­стра­нил­ся планк­тон с кар­бо­нат­ной ра­ко­ви­ной (фо­ра­ми­ни­фе­ры, кок­коли­то­фо­ри­ды и каль­ци­сфе­ры). Сре­ди мор­ских по­зво­ноч­ных жи­вот­ных ши­ро­кое раз­ви­тие по­лу­чи­ли кос­ти­стые ры­бы. Со­хра­ня­ли своё гос­под­ство круп­ные вто­рич­но­вод­ные реп­ти­лии: их­тио­зав­ры, плио­зав­ры и пле­зио­зав­ры, мо­за­зав­ры.

На су­ше пре­об­ла­да­ли раз­но­об­раз­ные рас­ти­тель­но­яд­ные, хищ­ные ди­но­зав­ры и ле­таю­щие яще­ры (пте­ро­зав­ры), мно­гие из ко­то­рых бы­ли ги­гант­ски­ми. Пти­цы от­ли­ча­лись от юр­ских форм бо­лее вы­со­кой ор­га­ни­за­ци­ей; в се­ре­ди­не ме­ло­во­го пе­рио­да ди­вер­си­фи­ци­ро­ва­лись от­ря­ды вее­ро­хво­стых птиц. Поя­ви­лись сум­ча­тые и пла­цен­тар­ные мле­ко­пи­таю­щие.

На ко­нец ме­ла при­хо­дит­ся од­но из круп­ней­ших вы­ми­ра­ний в ис­то­рии Зем­ли. Вы­мер­ли мн. ме­зо­зой­ские мол­лю­ски (ам­мо­ни­ты, бе­лем­ни­ты, ино­це­ра­мы, ру­ди­сты), а так­же ди­но­зав­ры и др. круп­ные реп­ти­лии. Кри­зис в пер­вую оче­редь кос­нул­ся групп, со­став­ляв­ших ос­но­ву мн. пи­ще­вых це­пей, – кок­ко­ли­то­фо­рид и планк­тон­ных фо­ра­ми­ни­фер. Боль­шин­ст­во учё­ных по­ла­га­ют, что дан­ная ка­та­ст­ро­фа бы­ла след­ст­ви­ем па­де­ния на Зем­лю круп­ных ме­тео­ри­тов и/или ас­те­рои­да диа­мет­ром св. 10 км (см. в ст. Ас­те­ро­ид­но-ко­мет­ная опас­ность), что долж­но бы­ло при­вес­ти к мас­со­вым по­жа­рам, цу­на­ми, а глав­ное – к вы­бро­су в ат­мо­сфе­ру боль­шо­го ко­ли­че­ст­ва им­пакт­ной пы­ли, рез­ко­му сни­же­нию сол­неч­но­го ос­ве­ще­ния, со­кра­ще­нию фо­то­син­те­зи­рую­щей дея­тель­но­сти на­зем­ных рас­те­ний и про­дук­тив­но­сти фи­то­планк­то­на и, сле­до­ва­тель­но, к раз­ру­ше­нию пи­ще­вых пи­ра­мид и гло­баль­но­му вы­ми­ра­нию ор­га­низ­мов. Аль­тер­на­тив­ная ги­по­те­за объ­яс­ня­ет био­сфер­ный кри­зис мас­штаб­ной вул­ка­нич. дея­тель­но­стью в кон­це ме­ло­во­го пе­рио­да, ко­то­рая мог­ла при­вес­ти к тем же со­бы­ти­ям, что и па­де­ние не­бес­ных тел.

Полезные ископаемые

По­ро­ды ме­ло­вой сис­те­мы бо­га­ты разл. по­лез­ны­ми ис­ко­пае­мы­ми. К ме­ло­вым от­ло­же­ни­ям при­уро­че­но ок. 1/2 ми­ро­вых за­па­сов при­род­но­го го­рю­че­го га­за и 1/3 – за­па­сов неф­ти. Из от­ло­же­ний ме­ло­во­го воз­рас­та до­бы­ва­ют нефть и при­род­ный го­рю­чий газ в круп­ней­шем Пер­сид­ско­го за­ли­ва неф­те­га­зо­нос­ном бас­сей­не, За­пад­но-Си­бир­ской неф­те­га­зо­нос­ной про­вин­ции, а так­же в Пред­кав­ка­зье, Ср. Азии, на се­ве­ре Ев­ро­пы, в Мек­си­кан­ском зал., в сев. час­ти Сев. Аме­ри­ки. С ме­ло­вы­ми кон­ти­нен­таль­ны­ми от­ло­же­ния­ми свя­за­на уг­ле­нос­ность круп­но­го Зы­рян­ско­го уголь­но­го бас­сей­на, Лен­ско­го уголь­но­го бас­сей­на, Юж­но-Якут­ско­го, Бу­ре­ин­ско­го и др. бас­сей­нов в Азии; ме­ло­вой воз­раст име­ют уг­ли зап. час­ти Сев. Аме­ри­ки (напр., в бас­сей­не Аль­бер­та), юж. ок­раи­ны Юж. Аме­ри­ки, Центр. Аф­ри­ки. Ме­сто­ро­ж­де­ния ме­ло­вых бок­си­тов из­вест­ны в Рос­сии (Юж. Урал, Ени­сей­ский кряж), Ка­зах­ста­не, на Ук­раи­не, в Ис­па­нии, юж. рай­онах Фран­ции, стра­нах Бал­кан­ско­го п-ова, Тур­ции, Ира­не, Па­ки­ста­не, Чи­ли, Ав­ст­ра­лии, Сев. Аме­ри­ке. Цир­кон-иль­ме­ни­то­вые и зо­ло­то­нос­ные рос­сы­пи ус­та­нов­ле­ны на Ук­раи­не, в Рос­сии (Си­бирь, Даль­ний Вос­ток). Ооли­то­вые же­лез­ные ру­ды на­ка­п­ли­ва­лись в ме­лу на юго-вос­то­ке Зап. Си­би­ри. За­ле­жи фос­фо­ри­тов из­вест­ны в Ев­роп. час­ти Рос­сии, в Поль­ше, Фран­ции, Ве­ли­ко­бри­та­нии и на се­ве­ре Аф­ри­ки (Ара­вий­ско-Аф­ри­кан­ская фос­фо­ри­то­нос­ная про­вин­ция). С ла­гун­ны­ми от­ло­же­ния­ми свя­за­ны за­ле­жи ка­мен­ной и ка­лий­ных со­лей в Турк­ме­нии, Рос­сии (в Пред­кав­ка­зье), Сев. Аме­ри­ке. Круп­ней­шие за­па­сы пис­че­го ме­ла со­сре­до­то­че­ны в Вост. Ев­ро­пе и Сев. Аме­ри­ке.

В эпо­ху ин­тен­сив­но­го гра­ни­то­ид­но­го маг­ма­тиз­ма в ок­ру­же­нии Ти­хо­го ок. – от Аля­ски до Чи­ли и от Чу­кот­ско­го п-ова до Фи­лип­пин и Но­вой Гви­неи – воз­никло боль­шое чис­ло мед­но-пор­фи­ро­вых ме­сто­ро­ж­де­ний; с ме­ло­вы­ми ин­тру­зия­ми гра­ни­тои­дов так­же свя­за­ны ме­сто­ро­ж­де­ния по­ли­ме­тал­лов, зо­ло­та и се­реб­ра. Мед­ные и мо­либ­де­но­вые ру­до­про­яв­ле­ния из­вест­ны на Кав­ка­зе. В ме­ло­вых ким­бер­ли­то­вых труб­ках со­сре­до­то­че­ны ме­сто­ро­ж­де­ния ал­ма­зов Юж. Аф­ри­ки и Ин­дии.

Источник: bigenc.ru

География

Разделенные части суперконтинента Пангеи дрейфовали друг от друга. Океан Тетис по-прежнему отделял северный континент Лавразию от южной Гондваны. Северная и Южная Атлантика все еще оставались недоступными. К середине периода уровни океана были намного выше; большая часть известной нам суши по прежнему находилась под водой. К концу периода континенты приобрели очертания приближенные к современным. Африка и Южная Америка приняли свои отличительные формы; но Индия еще не столкнулась с Азией, а Австралия оставалась частью Антарктики.

Климат

Во время мелового периода климатические условия на Земле стали более теплыми. На полюсах было холоднее. Окаменелости тропических растений и папоротников подтверждают это предположение.

Животные жили повсюду, даже в более холодных районах. Например, на Аляске были обнаружены ископаемые гадрозавры, относящиеся к позднему мелу.

Когда ударил астероид, мир, вероятно, испытал так называемую «ядерную зиму», когда частицы пыли заблокировали попадание многих солнечных лучей на поверхность суши.

Растительный мир

Одним из отличительных признаков мелового периода было развитие цветковых растений. Самая древняя окаменелость покрытосеменных — Archaefructus liaoningensis — была найдена в Китае. Полагают, что это растение наиболее похоже с современным чёрным перцем, а его возраст составляет не менее 122 миллионов лет.

Раньше считалось, что опыляющие насекомые, такие как пчелы и осы, развивались примерно в то же время, что и покрытосеменные, и этот процесс называют коэволюцией (совместная эволюция). Однако новое исследование указывает на то, что опыление насекомыми, вероятно, было распространено еще до первых цветов. В то время как самая древняя ископаемая пчела имеет возраст около 80 миллионов лет, было обнаружено доказательство того, что пчелы или осы строили свои гнезда в «Окаменелом лесу» Аризоны (Национальный парк Петрифайд-Форест).

Эти гнезда, найденные Стефаном Хасиотисом и его командой из Университета Колорадо, а их возраст составляет не менее 207 млн лет. В настоящее время считается, что конкуренция за внимание насекомых, вероятно, способствовала относительно быстрому успеху и диверсификации цветковых растений. Поскольку разнообразные цветочные формы завлекали насекомых для опыления, насекомые адаптировались к различным способам сбора нектара и движущейся пыльцы, тем самым создавая сложные коэволюционные системы, с которыми мы знакомы сегодня.

Имеются ограниченные доказательства того, что динозавры ели покрытосеменные растения. Согласно исследованию, опубликованному на ежегодном собрании Общества палеонтологов 2015 года. В штате Юта были обнаружены два копролита (окаменелые экскременты) динозавров, которые содержали частицы покрытосеменных. Этот вывод, как и другие (в том числе, факт содержания плодов покрытосеменных в кишечнике анкилозавров раннего мела), предполагает, что некоторые животные питались цветущими растениями.

Животный мир

В течение мелового периода более древние птицы начали летать, присоединившись к птерозаврам в воздухе. Происхождение полетов обсуждается многими экспертами. В теории «с деревьев вниз» считается, что маленькие рептилии, возможно, эволюционировали от скачкообразного поведения. В гипотезе «с земли вверх» полагают, что, возможно, маленькие тероподы прыгали высоко, чтобы схватить добычу и сумели развить способность летать. Перья, вероятно, эволюционировали из ранних кожных покровов, основной функцией которых, скорей всего была терморегуляция.

Во всяком случае ясно, что птицы были довольно успешной группой животных и стали широко диверсифицированными во время мелового периода. Конфуциусорнис (125-120 млн лет назад) — птица с современным клювом и огромными когтями на кончиках пальцев. Иберомезорнис был размером с воробья, умел бегать и, вероятно, питался насекомыми.

К концу юры некоторые крупные завроподы, такие как Апатозавры и Диплодоки, вымерли. Но другие гигантские завроподы, в том числе титанозавры, процветали, особенно в конце мелового периода.

Большие стада травоядных птицетазовых динозавров также процветали во время мелового периода, включая игуанодонт, анкилозавров и рогатых динозавров. Тероподы, включая Tyrannosaurus rex, продолжали оставаться на вершине пищевой цепи до конца мелового периода.

Источник: natworld.info