Из курса географии России. Черноземная область

Из курса географии России. Черноземная область

Пространство и поверхность

 

 

Черноземная область, как и Московская, включает в себя 7 губерний: Рязанскую, Тульскую, Орловскую, Курскую, Воронежскую, Тамбовскую и Пензенскую. По площади она немного меньше Московской области, но населена почти в 1 ? раза больше.

Западная половина области: губернии  Тульская, Орловская, Курская и юго-западная часть Воронежской расположена на Средне-Русской возвышенности; середина: губернии Рязанская, Тамбовская и северо-восточная часть Воронежской – на Окско-Донской низменности; восточная часть: Пензенская губерния – на Приволжской возвышенности.

Черноземная область  обладает довольно расчленённым  рельефом; при этом в образовании рельефа главную роль играла работа текучей воды.


чва — чернозём на лессовой подпочве, одевающий, как плащом, все неровности рельефа. Довольно часто выступают древние осадочные породы, особенно на восточной окраине Средне-Русской возвышенности, на правом берегу Дона; севернее выходят известняки, на юге-мели, образующие живописные утесы и столбы, называемые здесь «дивами». Вся область изрезана извилистыми течениями рек, глубоко врезавших  свои долины. Склоны речных долин на правом берегу обрываются круто, а на левом сопровождаются широкой полосой заливных лугов со старицами и заводями. Течение рек тихое, плавное, иногда пересекаемое песчаными мелями. Главные реки области: Дон с притоками Воронеж и Битюг и Ока с впадающей в неё Цной с Мокшей. Западные склоны Средне-Русской   возвышенности принадлежат уже к бассейну Днепра; здесь начинаются Десна и Сейм. Наконец, крайний восток области прорезывается Сурою и таким образом принадлежит к бассейну Волги.

Водоразделы между речными долинами в свою очередь изрезаны балками и оврагами, большое распространение которых составляет  одну из главных  черт рельефа Чернозёмной области. Быстрый рост и развитие оврагов зависит от легкой  размываемости лёсса.  Но главным образом развитию оврагов способствует человек, вырубающий леса, распахивающий склоны возвышенностей и создающий таким образом благоприятные условия для образования оврагов. Овраги составляют большое зло в жизни населения, так как сокращают площадь пахотных земель, засоряют реки и удлиняют расстояния, заставляя делать большие объезды.


Природа

Чернозёмная область, как и Московская, лежит в переходной полосе; но она дальше отодвинута от океана и ближе придвинута к степи. Поэтому климат её более континентален. Зима  здесь хотя менее продолжительна, чем в Московской области, но также сурова. В январе в Пензе также холодно, как в Костроме, и только на юго-западе имеет зиму  более теплую, чем в Московской области. Лето жарче и продолжительнее, что дает возможность, расти и вызревать  здесь некоторым культурным растениям, не выдерживающим  северного климата.  Весна наступает раньше, и таяние снегов вследствие безлесья идет быстрее. Весенние месяцы  теплее, чем на севере, и также теплы как и осенние. Весною часто дуют юго-восточные сухие ветры, сопровождающиеся мглою – тонкой пылью, приносимой из степей. Эти ветры вызывают засухи, губительно отражающиеся на посевах. Летом дожди выпадают часто в виде ливней, сопровождающихся  очень сильными грозами. Осенью осадков выпадает меньше. Поэтому уборка хлебов происходит при благоприятных условиях,  а на деревьях долго сохраняется листва, желтая и багряная окраска которой придаёт особую красоту пейзажу.

Северные части губерний Тамбовской, Рязанской  и северо-западная Орловской  по природе ещё сходны с Московской областью.  Большие хвойные леса, глинистые почвы, есть озера и болота.


дальше на юг, занимая большую часть области, идет полоса лесостепи, которая на юге Воронежской губернии переходит уже в настоящую степь. Ещё в исторические времена лиственные леса покрывали здесь гораздо большую  площадь и,  надвигаясь медленно по речным долинам, постепенно оттесняли степь к югу. Это надвигание леса на степь и сейчас ещё можно проследить по характеру почвы: там, где прежде был лес, чернозем содержит меньше перегноя (до 6% — так называемый » деградированный» чернозём); наоборот, на участках, искони бывших степью, содержание перегноя в чернозёме гораздо больше (до 10 % и даже свыше). Теперь лиственные леса большей степенью повырублены и сохранились только по склонам балок и речных долин, в местах, неудобных для распашки.  Всё остальное пространство превращено в пашни, и вместо темно-зеленых лесов, замыкающих на севере фон каждого пейзажа, здесь до самого горизонта тянутся поля, то весело зеленеющая весенними всходами, то волнующая всходами зреющих колосьев. И среди этих безбрежных полей только кое-где виднеются островки лиственного леса.

Населения и его деятельность

В Черноземной области благодаря её географическому положению с давних пор происходила борьба между земледельческим населением северной лесной полосы и сменявшим друг друга  в степи кочевыми племенами. Только с 16 века, когда Московское государство окрепло настолько , что могло успешно бороться с татарами, начинается правильное заселение этого района .

iv>
селение шло постепенно с севера на юг, под прикрытием выдвигавшихся вперед укреплений, которые превратились потом в города (Белгород, Острогожск, Воронеж, Козлов ,Тамбов ). Плодородная черноземная почва привлекала много переселенцев, главную массу которых составляли  выходцы из Московской области. Поэтому и большая часть теперешнего населения состоит из великорусов (87% ); одну десятую составляют малороссы, живущие на юге Курской и Воронежской губерний ; инородцев очень мало и они разбросаны островками на северо-востоке области, в губерниях Пензенской, Тамбовской и Рязанской; это – мордва и татары.

Почва Черноземной области – одна из самых плодородных в мире. Поэтому со времени своего заселения этот край служит житницей северной России , особенно соседней Московской области. И в настоящее время земледелие составляет главный источник существования населения. Количество распаханных земель здесь относительно больше, чем в какой другой области России, и достигает 72% в черноземных уездах и 62% во всей области.

По историческим условиям Черноземная область – страна крупного землевладения. Правительство, начиная с 17 века, наделяло служилых людей поместьями в этой области. Таким образом здесь образовался класс дворян – помещиков, живших в своих имениях и занимавшихся сельским хозяйством. После уничтожения крепостного права помещики удержали в своих руках значительную часть земли, и в настоящее время им принадлежит несколько более 1/3, а крестьянам 3/5 всей земли, что составляет на человека  немного более десятины.


этому крестьяне страдают от малоземелья. Землевладение, как и в Московской области, общинное. Земледельческая культура стоит низко. Крестьяне до сих пор придерживаются трехполья, при чем вследствие недостатка лугов паровое поле служит и пастбищем для скота. Обработка земли производится деревянными сохами и боронами. Сеется больше всего рожь, которая идет большей частью на продовольствие местного населения. За рожью следует овес, который продаётся и крестьянами. Посевы ржи занимают почти половину всех распаханных земель, посевы овса — немного более одной четверти. Гораздо меньшее значение имеют другие злаки: просо, гречиха и пшеница; посевы их занимают вместе немного менее 1/5 части всей полей. Кроме злаков, разводится еще конопля и лен, идущие на приготовление масла.

Недостаток земли заставляет распахивать даже склоны речных долин и балок, что ведёт к образованию оврагов. Вследствие плохой обработки, малого количества скота и скудного удобрения земля постепенно истощается, что понижает урожайность. Кроме того, урожаи здесь вообще колеблются очень резко в зависимости от климатических условий, главным образом от весенних засух. Но даже при средних урожаях у крестьянского населения хлеба со всей земли хватает лишь на то, чтобы прокормится. Неурожаи  же в этой области  превращаются в  настоящие народные бедствия,  для борьбы с которыми  требуется государственная и общественная помощь.

>
достающие средства для приобретения  разных необходимых в быту предметов, для уплаты податей и т.п. приходится добывать другими способами. Главнейшим из них является аренда земли и наем на сельские работы у помещиков; почти все помещичьи земли обрабатываются местными крестьянами. Так как аренда земли стоит дорого, а плата за обработку дешевая, то население с трудом сводит концы с концами. Значительная часть населения не находит вовсе работы дома и уходит на сторону. Но и отхожие промыслы носят преобладающий земледельческий характер. Уходят на время земледельческих работ в соседние южные и восточные губернии, в Заволжье и на Кавказ. Но эти промыслы не всегда обеспечивают население, т.к. размер заработка  сильно колеблется в зависимости от урожая и потребности  в рабочих руках.

Поэтому, несмотря на плодородие земли, население живёт бедно, и эта богатая по природе область переживает теперь период  оскудения.

У помещиков хозяйство поставлено гораздо лучше; во многих имениях введена многопольная система; рожь с помещичьих земель вывозится в другие губернии и Зв границу. Повсеместно распространено садоводство; разводятся главным образом зимние сорта яблок; фруктовые сады иногда бывают очень больших размеров, до нескольких десятков десятин. Есть и племенное скотоводство. В Воронежской и Тамбовской губерниях много конных заводов, на которых выводятся рысистые и рабочие лошади. Самый известный из них казенный Хреновской завод в Воронежской губернии, где разводятся известные орловские рысаки.  Развито также птицеводство благодаря дешевым кормам из отбросов зернового хозяйства; птица и яйца скупаются перекупщиками и составляют значительный предмет вывоза из области.


Промышленность находится здесь в подчиненном положении у земледелия и занята обработкой его продуктов. На первом месте стоят мельницы. Кроме огромного количества водяных и ветряных мельниц, в более крупных центрах торговли хлебом: Воронеже, Курске, Ельце, Ливнах, Моршанске и Борисоглебске, находятся огромные паровые мельницы. За ними следуют заводы винокуренные (особенно в Тамбовской губернии), свеклосахарные (в Курской), маслобойные (в Воронежской и Тамбовской губерниях- для подсолнечного масла и Орловской – для конопляного) и крахмальные (в Тульской и Рязанской). Заводы эти большей частью находятся при более крупных имениях.

Земледелие и «хлеб», как главный источник существования населения, предмет его забот  и деятельности, наложили свой отпечаток на весь здешний быт. В урожайные годы деревни окружены скирдами и ометами соломы ; по проселочным дорогам тянутся нагруженные хлебом обозы, подвозящие его к железной дороге; города окружены ветряными мельницами; на крупных и средних железнодорожных станциях высятся элеваторы для ссыпки хлеба.  Но ещё больше отразился исключительно земледельческий образ жизни и деятельность населения на его характер. Великорусское население Чернозёмной области, привязанное к своей земле и деревне, не знавшее до недавнего времени отхожих промыслов, привыкшее во времена крепостного права не заботится об улучшении своего положения, утратило в значительной степени прирождённую ему самостоятельность, энергию и предприимчивость, стало менее подвижным и более консервативным.


Иной характер носит северная часть области, тяготеющая к Московскому району. Здесь больше развиты фабрично-заводская промышленность и кустарные промыслы. Первое место занимают заводы железоделательные близ Брянска Орловской губернии и в Туле, где, кроме частных, есть огромный оружейный завод с 10.000 рабочих. За железоделательными заводами следуют крупные мануфактуры и льнопрядильни в Егорьевске   Рязанской губернии; стеклянные и цементные заводы в Орловской и Рязанской губерниях. Здесь же развиты и кустарные промыслы: в Туле и её окрестностях – изготовление самоваров и различных медных изделий, в Сапожковском уезде Рязанской губернии – приготовление земледельческих машин и плугов, имеющее большое значение для всей области.

Большая плотность населения, достигающая  60 человек на квадратную версту, малоземелье, слабое развитие промышленности и отхожих промыслов и повторяющиеся время от времени недороды, заставляют излишек населения выселяться из области. Переселенцы  направляются главным образом в Сибирь и Киргизский край. По количеству переселенцев  Чернозёмная область наравне с Малороссией занимает первое место. Больше всего выселяется народу из Курской, Орловской и Воронежской губерний.


Поселения и пути сообщения

В Чернозёмной области, как чисто земледельческой, городское население невелико.  В то время как в Московской области из 100 человек населения в городах живёт 17 (а если считать и  Москву, то свыше 30), здесь только 9. Тип поселений Чернозёмной области резко отличается от северной России. Вместо небольших деревушек, здесь мы видим большей частью крупные деревни и села, часто насчитывающие по нескольку тысяч жителей.  Происходит это благодаря тому, что поселения должны жаться к воде и располагаются вдоль речных долин и балок. Поэтому течение больших рек узнаётся за несколько верст по белеющим на их берегах церквям. Рядом со многими селениями раскинулись помещичьи усадьбы, » дворянские гнезда», часто со старинными домами и парками. В свое время некоторые из этих усадеб были маленькими культурными центрами, и из них вышел целый ряд крупных писателей (Тургенев, Л. Толстой, Жуковский)  и русских деятелей.

Чернозёмное село по большей части вытянуто в одну линию, так что улица тянется иногда на несколько вёрст. Строительный материал севера — лес, здесь редок и дорог, поэтому избы и хозяйственные постройки покрыты соломой, стены изб сделаны из плохого леса, а за последнее время из кирпича или, у более бедной части населения, из » самана» – глины, смешанной с соломой.


ены скотных дворов и хозяйственные постройки сделаны из плетня. Полы в избах большей частью земляные, некоторые избы ещё до сих пор не имеют труб и топятся по чёрному.  Топливом служит солома, поэтому в неурожайные годы здешний крестьянин лишается не только хлеба и корма для скота, но и топлива. Кирпичные избы иногда бывают пёстро раскрашены. Постройки обсажены кругом ветлами, скрашивающими их убогий, в общем, вид, а также защищающими во время пожаров, которые в Чернозёмной области особенно часты и опустошительны.

Чем южнее, тем крупнее селения; многие из них имеют до 10.000 жителей, больше чем уездные города, а слободы Бутурлиновка и Алексеевка  Воронежской губернии насчитывают более 20.000 жителей. Своим развитием эти села и слободы обязаны торговле. Торговое значение имеют и более крупные центры-города. Рост тех и других тесно связан с железными дорогами, которые являются главными путями сообщения в Чернозёмной области, тогда как водные пути играют очень малую роль. В этом отношении Чернозёмная область составляет резкий контраст с северной Россией, например, с Озерным краем.

Важнейшие железнодорожные линии пересекают область с севера на юг, сходясь на севере в общем центре – Москве. Одна (Москва-Кавказ) проходит через Рязань (где отделяется линия, идущая на Казань)-Воронеж на юг до Ростова на Дону. Другая (Москва-Крым) через Тулу, Орел, Курск и далее на Харьков. Третья через Брянск на Киев. Эти меридиональные линии пересекаются не менее важными линиями, идущими с востока на запад: из Сибири через Пензу, Ряжск, Тулу до Вязьмы на Московско-Брестской ж.д; из Царицына через Борисоглебск, Грязи, Елец, Орёл, Брянск в Ригу; от Саратова через Тамбов, Козлов, Раненбург на Москву и на Смоленск; из Казани через Пензу, Балашов в Харьков. На скрещениях этих железнодорожных линий находятся крупнейшие города области: Воронеж, Курск, Орёл, Тула и позднее развившиеся торговые центры: Елец и Брянск в Орловской губернии,  Ряжск в Рязанской, Козлов и Моршанск  – в Тамбовской. Все они ведут оживленную торговлю хлебом,  растительными маслами, животными продуктами, а Орёл и Брянск также  лесом. Но значение этих городов ограничивается торговлей и вывозом продуктов из своего района. В Чернозёмной области нет ни одного большого города, который являлся бы центром всего края, ни в одном городе  нет университета, и только Тула имеет свыше 100.000 жителей. Сами города имеют несколько иной характер, чем в Московской области. Несмотря на большую древность некоторых из них (Курск существует с XI века, Елец с XII – го), здесь сохранилось очень мало памятников старины, иная архитектура церквей, города раскинулись шире и со всех сторон окружены большими слободами, часть населения которых занимается земледелием. Большая часть городов тонет в зелени садов, имеющих часто промысловое значение.

 

Источник: portal-slovo.ru

Границы района

Очертим вначале границы района. Помимо 5 областей, включаемых в Центрально-черноземный район по «госплановскому» районированию, мы отнесем сюда также Орловскую область (о черноземном характере которой так хорошо сказал Тургенев) и Пензенскую (единственную из областей «госплановского» Поволжского района, которая не находится на Волге).

В принципе, «хозяйственный ландшафт», очень похожий на «центральночерноземный», продолжается до Волги: сельское хозяйство правобережья Ульяновской, Самарской и Саратовской областей имеет много схожего с нашим районом; лишь Волга представляет собой резкую хозяйственную границу. Но тем не менее области, стоящие на Волге, развивающиеся под ее определяющим влиянием, и не включаются нами в Центрально-черноземный район.

Территория Центрально-черноземного района так же, как и Центрального района, находится на водоразделе, по верхнему течению рек Ока, Дон и Сейм (приток Десны, на котором стоит Курск). Западная часть района (Орловская, Курская и Белгородская области) находятся на Средне-Русской возвышенности, восточная (Воронежская, Тамбовская, Липецкая области) — на Окско-Донской низменности. Особенностью современного рельефа, особенно, в Западной части района, является множество оврагов, развитию которых способствовали как природные факторы (всхолмленность рельефа, легко размываемые грунты), так и социально-экономические (чрезмерная вырубка лесов, распашка лугов).

Почвы района — черноземные; плодородие почв, достаточные тепло и увлажнение позволяют выращивать не только зерновые, но и сахарную свеклу, коноплю, подсолнечник.

По природному зонированию Центрально-черноземного района — типичная лесостепь, где раньше были распространены березовые, дубовые и сосновые рощи. Но большинство лесов давно вырублено.

В последние десятилетия на территории Курской и Белгородской областей были разведаны огромные запасы железной руды — так называемые руды Курской магнитной аномалии (КМА) — она получила такое название потому, что из-за огромных скоплений железа магнитное поле Земли здесь нарушено (магнитная стрелка не показывает на север, а «мечется» по компасу).

Заселение славянами этой территории началось еще в X—XI веках (Курск впервые упомянут в летописи в 1032 году), но после монголо-татарского нашествия все города здесь были разрушены и долгое время основная часть района являлась «диким полем» — как бы «ничейной» территорией между Московским государством и Золотой Ордой (а затем Крымским ханством). По мере своего укрепления Московское государство продвигало свои границы все дальше к югу, создавая укрепленные линии — цепочки крепостей, соединенные засеками (Засека — заграждение из деревьев, поваленных крест-накрест, вершинами в сторону противника), частоколами, земляными валами. Эти укрепленные линии назывались засечными чертами. В середине XVII века сооружается Белгородская черта (Белгород—Воронеж—Козлов, ныне Мичуринск), продолженная позже на Саранск—Симбирск, а в конце XVII века на Пензу—Сызрань. Поэтому именно в XVII веке начинается массовое заселение этих земель, продолжавшееся и в XVIII столетии.

Белгородская черта, построенная в течение 1635—1658 годов, представляла собой грандиозное фортификационное сооружение, длиной около 800 верст — от города Ахтырка (ныне в Сумской области Украины) через Белгород и Воронеж до города Козлова (нынешнего Мичуринска). Она представляла собой земляной вал высотой в 2 сажени (более 3 метров) с частоколом из дубовых бревен. Черта опиралась на 25 городов (укрепленных дубовыми стенами и башнями) с постоянными гарнизонами, в каждом из которых было от 300 до 3000 «ратных людей».

После строительства этой черты набеги татар практически прекратились: преодолеть ее в отдельных местах, конечно, можно было, но это требовало столько времени, что его хватало для переброски войск сюда из ближайших регионов с черты.

В конце XVIII века на 100 верст южнее была построена Изюмская черта, а еще через столетие, после присоединения Черноморья к России, надобность в этих сооружениях отпала. Большая часть городов на них превратилась в села.

На новых землях поселялись «служилые» люди — помещики, которые за свою службу получали эту землю и крепостных крестьян. Таким образом, колонизация Центрально-черноземного района носила помещичье-крепостнический характер; с самого начала заселения определялся именно такой способ хозяйствования.

Долгое время (до конца XIX века) Центрально-черноземный район был главной хлебной базой промышленного центра, а хлеб — основным продуктом вывоза (по рекам и санным путем). Но после сельскохозяйственного освоения «Новороссии» (степей Южной Украины и Северного Кавказа), где капиталистическое, технически хорошо вооруженное зерновое хозяйство давало более дешевую пшеницу, зерновое хозяйство Центрально-черноземного района, не выдержав конкуренции, переключилось с пшеницы на более дешевые «серые хлеба» — рожь и овес — для собственного потребления; в силу чего и доходность, и товарность сельского хозяйства здесь резко снизилась.

К началу XX века Центрально-черноземный район дошел до полного оскудения. Здесь в наибольшей степени сохранились остатки крепостничества — «отработочная» система: крестьянин арендовал, часть помещичьей земли, а за это «отрабатывал» на помещичьих землях. По существу, это была почти та же барщина, что и при крепостном праве (вспомним, что Тургенев также указывал на преобладание барщины как на отличительный признак «орловского мужика»).

В отличие от Промышленного центра, где следствием аграрного переселения (когда в селе жило больше народа, чем могло прокормить сельское хозяйство) было развитие неземледельческих занятий (кустарных промыслов и отходничества в города), в Центрально-черноземном районе основным видом дополнительных заработков крестьян стал земледельческий отход на сельскохозяйственные работы в Новороссию и в степное Заволжье — туда уходило до 1/4 всего трудоспособного населения. Другой формой решения этой проблемы стала миграция в другие районы России, в основном, на юг и на восток. Этот отток продолжался в течение последних 100 лет и привел к тому, что Центрально-черноземный район стал единственным районом России, численность которого за советский период абсолютно уменьшилась (несмотря на довольно большой естественный прирост, который перекрывался миграционным оттоком). В рассматриваемых нами границах население района в 1926 году составляло 13 миллионов человек, а в 1989 — 10 миллионов.

Попробуем рассчитать, каким мог быть миграционный отток из Центрально-черноземного района за эти годы. Для этого нам необходимо знать показатели естественного прироста за все годы Советской власти. Эти данные необходимо собирать в архивах, в литературе они не опубликованы. Но можно представить себе хотя бы порядок цифр. Естественный прирост в 1920-е годы составлял не менее 2% в год, в 1930-е — он резко снизился (возможно, была естественная убыль вследствие голода); большие потери район понес в годы Великой Отечественной войны (здесь проходила кровопролитная битва на Курской дуге). После войны — снова подъем рождаемости, а затем с 1960-х годов — снижение и к настоящему времени здесь уже налицо нулевой прирост или естественная убыль. Мы видим, что вычислить среднюю очень сложно.

Но условно допустим, что средний естественный прирост составлял здесь около 1% в год. Тогда за 63 года численность населения должна возрасти в (1,01)63 = 1,81 раз. Таким образом, при отсутствии миграционной убыли население ЦЧР в 1989 году было бы равно: 13000000 х 1,81 = 23500000 (человек).

А фактическая численность в 1989 году составила 10 миллионов человек. Следовательно, при принятых нами допущениях, примерно 10—15 миллионов составила «неестественная убыль», прежде всего, миграционный отток во многие районы бывшего СССР. Кроме того, мы, видимо, все же недостаточно учли «поправку» на потери от голода, репрессий и военных действий; скорее всего они частично попали и в эту цифру (10-15 млн.).

Аграрное перенаселение района заставляло крестьян запахивать луга, тем самым одновременно подрывая кормовую базу животноводства и усиливая нагрузку на природный ландшафт, провоцируя эрозию почв. Именно чрезмерная распашка (продолжавшаяся и в советский период) и отсутствие практически каких бы то ни было удобрений привели к резкому возрастанию водной эрозии и потери гумуса в почвах. «Русский чернозем», впервые описанный Василием Васильевичем Докучаевым в конце прошлого века, увы, уже не сохранился в полной мере.

Мы видим, таким образом, что своеобразное сочетание природных, экономических и исторических условий привело к тому, что ЦЧР оказался гораздо менее развит, чем его северный сосед. И одна из причин этого — большее однообразие видов деятельности его жителей, занимающихся преимущественно земледелием.

Некоторое оживление хозяйственной жизни Центрально-черноземного района началось в начале XX века в связи с появлением посевов сахарной свеклы и первых сахарных заводов. Будучи более доходной культурой, сахарная свекла позволила несколько повысить уровень жизни крестьян (правда, в то же время она еще более усилила нагрузку на пашню, требуя большей интенсивности ее обработки).

В годы первых пятилеток Центрально-черноземный район развивался в основном как район пищевой промышленности; но в дальнейшем стали появляться и первые химические производства (например, производство синтетического каучука из картофельного спирта), и машиностроительные заводы (авиазавод в Воронеже и другие). Но особенно быстрое промышленное развитие район получил в связи с освоением железорудных месторождений КМА. Следствием этого явилось развитие черной металлургии и разнообразного машиностроения.

Таким образом, в развитии Центрально-черноземного района можно выделить следующие этапы:

1) «дикое поле»;

2) русская помещичье-крестьянская колонизация (XVII век);

3) развитие зернового хозяйства, снабжение хлебом промышленного центра;

4) кризис, вызванный конкуренцией новых зерновых районов и аграрным переселением (конец XIX — начало XX вв.);

5) расширение доли технических культур в земледелии, производство сахара, развитие химической промышленности на пищевом сырье (1900—1930-е годы);

6) начало эксплуатации руд КМА, развитие черной металлургии и машиностроения (с 1950-х годов).

Промышленность района

Отрасли специализации современной промышленности района — пищевая промышленность, черная металлургия, машиностроение, химия.

Добыча железной руды осуществляется открытым способом в двух районах — вблизи Старого Оскола (в Белгородской области) и близ города Губкин (Курской области). Добыча открытым способом (в карьерах) дает более дешевую руду, но ведет к уничтожению крупных массивов черноземных почв (во-первых, при вскрытии карьера, а во-вторых, под отвалами) и понижает уровень грунтовых вод на больших территориях, что еще больше усложняет и без того сложные проблемы водоснабжения.

Железная руда КМА большей частью вывозится из района, кроме того, на ней работают Ново-Липецкий металлургический завод (полного цикла) и Старооскольский электрометаллургический комбинат. Наличие собственного металла способствует развитию машиностроения, которое представлено производством кузнечно-прессового оборудования, паровых котлов, тракторов, сельскохозяйственных машин, геологоразведочного оборудования. Возникли и предприятия, в большей степени ориентированные на трудовые ресурсы: производство счетных машин (Курск), самолетов, телевизоров (Воронеж) и другие.

Химическая промышленность частично связана с металлургией (производство минеральных удобрений и красителей с использованием отходов коксового производства Ново-Липецкого комбината), но в большей степени работает на нефте-газовом сырье: производство синтетического волокна, синтетического каучука, резино-технических изделий.

Район лишен источников топлива — крупных рек. Поэтому его энергетика долгое время развивалась на углях Донбасса, а затем — на нефтепродуктах и газе Поволжья. Но кардинально энергетическая проблема была решена со строительством Нововоронежской и Курской АЭС.

Агропромышленный комплекс района специализирован на зерне и технических культурах (сахарная свекла, конопля, подсолнечник, табак); а также на молочно-мясном скотоводстве и свиноводстве. Продукты вывоза из района — сахар, растительное и сливочное масло, мясо. Но сельскохозяйственные угодья района постоянно сокращаются из-за эрозии, ей подвержено более 1/4 пахотных земель.

В перспективе Центрально-черноземный район должен оставаться одним из главных сельскохозяйственных районов России и существенно увеличить производство продовольствия. Но для этого необходимо сохранить главное богатство района — русский чернозем, предохранив его как от эрозии, так и от промышленного загрязнения. См. так же статью «Население Земли«.

Источник: www.polnaja-jenciklopedija.ru

Черноземные области россииЦентрально-Черноземная область (ЦЧО) была образована в 1928 г. и ликвидирована в 1934 г., просуществовав на карте РСФСР полных 6 лет. Несмотря на значимость для региона возникновения такой крупной области с территорией в 192 тыс. кв. км и населением более 11 млн. чел., важнейшие исторические этапы ее образования до середины 90-х гг. ХХ в. не были предметом специального исторического исследования и впервые научно были определены П.В.Загоровским в его монографии, посвященной социальнополитической истории ЦЧО, опубликованной в 1995 г.

Площадь ЦЧО в различных изданиях варьировалась от 187,3 до 209 тыс. кв. км в то время как наиболее достоверные сведения были опубликованы специалистами по экономической географии и статистике еще во второй половине 20-х гг. ХХ в. и определены в 192 тыс. 418 кв. км. Существуют серьезные разночтения с определением внешних и внутренних границ ЦЧО. В литературе встречаются существенные различия в цифрах проживающего в городах области населения. Многочисленные крупные административно-территориальные изменения, происходившие в Черноземье в предвоенный период -1928, 1934, 1937, 1939 гг. и сегодня существенно затрудняют возможность сопоставления регионального статистического материала при изучении социально-экономических процессов в Черноземье. При определении целесообразности создания ЦЧО в монографическом исследовании П.В.Загоровского главной причиной обоснованно названы политические интересы правящей элиты.

Вместе с тем, с нашей точки зрения помимо политических интересов, игравших приоритетную роль в приятии окончательных решений в процессе экономического районирования, важное значение при появлении новой области имел и социально-экономический фактор.

Решение о необходимости нового административно-территориального переустройства, имевшего целью создание укрупненных экономических районов в Советской России, появилось у большевистского руководства вскоре после октябрьского переворота 1917 г. и уже в 1919 г. государственной плановой комиссией был введен в оборот термин «Центрально-Черноземная область». С 1922 г. к процессу начавшегося экономического районирования РСФСР присоединились задачи строительства нового союзного государства — СССР. В целом, с 1917 до 1928 гг. на территории Советской России и СССР в ходе административных реорганизаций было заново создано или преобразовано 87 новых губерний, областей и республик, произведено 732 изменения административных границ на местах. Внешние границы четырех основных губерний Центрального Черноземья в указанные годы корректировались в общей сложности 6 раз.

Образование ЦЧО стало важной исторической вехой в истории Центрального Черноземья, имевшей существенные экономические, социальные и политические последствия. Ядром Центрально-Черноземной области стала территория бывших т.н. центральноземледельческих губерний России. К ним в исследуемый период относили Курскую, Воронежскую, Тамбовскую и Орловскую губернии. Естественно-исторические, экономические и культурные условия развития данных территорий позволяли говорить о них как о цельном по природному и хозяйственному единству массиве. Сходство в примерных объемах посевных площадей, а также в ассортименте основных видов продукции полеводства и животноводства накладывало отпечаток на состояние индустрии региона: небольшая по численному составу предприятий и по количеству занятых на них рабочих, слабая по энерговооруженности и технической оснащенности промышленность Чернозёмного центра была ориентирована в основной своей части на переработку сельскохозяйственного сырья. К 1926/27 г. в чернозёмных губерниях имели место близкие показатели в объемах доходной и расходной частей местных бюджетов, при этом они свидетельствовали о серьезном отставании от средних значений как общероссийского, так и общесоюзного уровней. Наконец, сходными для 4-х губерний показателями характеризовалась общая культурная отсталость края. Среднестатистический по 34-м губерниям РСФСР процент грамотности взрослого населения, составлявший к середине 20-х гг. ХХ в. примерно 65,1% взрослого населения, в губерниях Черноземного Центра РСФСР был существенно ниже средне-российского (при этом следует учесть, что в указанный период территория Орловской губернии была примерно в 2,5 раза меньше территории Воронежской губернии).

Таким образом, важнейшие черты хозяйственного единства Центральноземледельческих губерний РСФСР являлись одновременно и общими показателями их культурно-хозяйственной отсталости. К последним, прежде всего, относились: большая плотность населения; подавляющее преобладание сельского населения над городским; архаичность сельскохозяйственного производства; большое аграрное перенаселение; чрезвычайно медленное развитие хозяйства в сторону его интенсификации (в том числе через производство технических культур на рынок и развитие промыслового животноводства); слабое развитие местной промышленности, ее распыленность и удаленность от городов; медленное развитие городской инфраструктуры, недостаточная развитость торговых отношений и невыгодная в целом роль, которую играл регион на хлебном рынке страны, поставляя туда в основном серые, наименее ценные хлеба, а также маломощность местных бюджетов и общая культурная отсталость населения. Решение проблемы культурно-хозяйственного подъема губерний Черноземья в середине 20-х гг. ХХ в. руководство страны видело в объединении их в единую Центрально-Черноземную область.

Подготовительные мероприятия по созданию ЦЧО начались в 1922 г. созданием при Воронежском губисполкоме специальной межгубернской комиссии. Комиссия, помимо изучения природно-климатических, экономических и демографических особенностей региона, должна была составить для Госплана РСФСР проект внутригубернского районирования и участвовать в определении внешних границ создающейся области. В июле 1924 г. начатая работа получила новый импульс: в Воронеже состоялась первая областная конференция по изучению производительных сил ЦЧО. Председатель воронежской губернской плановой комиссии Б.А. Петерс в своем докладе на конференции определил примерные внешние границы области и обозначил ее внутреннее деление на 11 округов. В ноябре 1924 г. в Воронеже для непосредственной подготовки к оформлению новой области было создано областное организационное бюро ЦЧО во главе с председателем воронежского губисполкома С.П. Агеевым. В феврале 1925 г. при организационном областном бюро ЦЧО начала работу областная плановая комиссия. Секретарем комиссии был назначен ученый-экономист А.Н. Татарчуков. Работа этих структур в значительной степени подготовила условия для создания ЦЧО: на ряде областных совещаний шел процесс межгубернского согласования внешних границ области, был принят в основе проект окружного ее деления, улажен вызвавший ожесточенные споры вопрос об административном центре объединяемых территорий.

Вместе с тем, вопрос о внешних границах ЦЧО продолжал дискутироваться. В середине 20-х гг. Госплан РСФСР к Центрально-Чернозёмным губерниям считал возможным отнести не только Курскую, Воронежскую, Орловскую и Тамбовскую, но и Пензенскую, Рязанскую и Тульскую губернии. Пользуясь нечётким географическим определением региона председатель воронежской губернской плановой комиссии Б.А. Петерс предлагал включить в состав ЦЧО помимо Воронежской, Курской, Орловской и Тамбовской губерний, части Хопёрского округа Царицынской губернии, Чембарского уезда Пензенской губернии и Балашовского уезда Саратовской губернии, а также часть Карачевского и Севского уездов Брянской губернии.

Существовал и альтернативный проект районирования. Например, осенью 1925 г. руководство Орловской губернии выступили против ее вхождения в состав ЦЧО. Они предложили создать Северо-Чернозёмную область, включив в ее состав Курскую, Орловскую, Брянскую, Рязанскую и Тульскую губернии. Но он не был поддержан правительством и в сентябре 1925 г. после согласования на высшем уровне оргбюро ЦЧО утвердило внешние границы области. Южная граница ЦЧО с Украиной была проведена «по соображениям политического свойства» и в соответствии с этими «соображениями» в октябре 1925 г. Украине были переданы большая часть территории Путивльского уезда Курской и часть Валуйского уезда Воронежской губерний. После этого ставить под сомнение границу ЦЧО с Украиной не допускалось. Однако жесткие дискуссии по определению границ ЦЧО внутри РСФСР продолжались. Учитывая это обстоятельство, а также в связи с серьезным отставанием от общероссийских темпов восстановления народного хозяйства губерний Черноземья, в 1926 г. было принято решение отсрочить организационное оформление ЦЧО, а «временные областные структуры» — организационное бюро и плановую комиссию ЦЧО — ликвидировать. Они прекратили свою деятельность 16 июня 1926 г. Можно согласиться с мнением П.В.Загоровского, что на приостановку оформления крупных территориальных объединений в стране повлиял прежде всего политический фактор, поскольку образование обширных административно-территориальных единиц влекло за собой появление крупных партийно-хозяйственных чиновников, прежде всего секретарей укрупненных областных комитетов. В условиях продолжающейся борьбы за власть в ЦК ВКП(б), когда Сталин еще не имел полного контроля в Политбюро и ЦК партии «создавать» таких крупных региональных лидеров представлялось ему опасным.

Возврат к идее завершения экономического районирования произошел через два года. В марте 1928 г. Политбюро ЦК ВКП(б) приняло решение о завершении процесса создания ЦЧО. Возобновление процесса оформления ЦЧО в 1928 г. было вызвано теперь не только политическими обстоятельствами, но в равной степени завершением процесса восстановления хозяйства, началом реконструктивного периода, а также необходимостью выработки заданий 1-го пятилетнего плана. Именно на стыке двух важнейших этапов развития страны Постановлением ВЦИК и СНК РСФСР от 14 мая 1928 г. была образована Центрально-Чернозёмная Область. В соответствии с принятым постановлением, в Воронеже началось формирование областных структур: областного временного бюро ЦК ВКП(б) под руководством И.М. Варейкиса и временного организационного комитета, которое возглавил Ф.П. Грядинский.

Хотя образование ЦЧО уже было оформлено законодательно, ее географические контуры продолжали уточняться еще почти на протяжении 2-х месяцев, поскольку правительственное постановление не определило точный перечень территорий, включенных в состав области, оно назвало лишь ее «основной массив». В этом составе границы ЦЧО не совпадали полностью ни с первым проектом, который был одобрен Госпланом РСФСР в 1923/24Г., ни с прежними «естественными» географическими границами центрально-земледельческих губерний РСФСР. Даже после окончательного утверждения Президиумом ВЦИК РСФСР 16 июля 1928 г. территориального состава ЦЧО, вопрос внешних ее границ продолжал дискутироваться, правда к числу спорных относились теперь только восточные, западные и северные границы ЦЧО.

В сентябре 1929 г. был ликвидирован Воронежский округ и созданы два новых — Усманский и Старо-Оскольский округа. Город Воронеж с пригородными рабочими поселками и слободами стал самостоятельной административной единицей. В июле 1930 г. было принято правительственное решение о ликвидации округов и начался процесс укрупнения районов через их объединение друг с другом. К сентябрю 1930 г. количество районов сократилось со 178 до 155, а к 1932 г. — до 144. В постановлении ЦК ВКП(б) от 15 июля 1930 г. и в выступлении И.В.Сталина на ХУІ съезде ВКП(б) разъяснялось, что ликвидация округов имела целью максимально приблизить партийно-хозяйственный управленческий аппарат к нуждам районов. В выступлении первого секретаря обкома ЦЧО И.М. Варейкиса в августе 1930 г. называлась главная причина очередной реорганизации областного управления: только к 1928 г. благодаря росту рядов ВКП(б) стало возможным обеспечить «надежными партийными кадрами» многочисленные районные партийные комитеты и хозяйственные структуры на территории ЦЧО.

Центром ЦЧО в первоначальных проектах Госплана и специальной комиссии ВЦИК, обсуждавшихся в 1922 г. на 3-ей сессии ВЦИК ІХ созыва, намечался город Воронеж. В 19231924 гг. появилось альтернативное предложение перенести центр вновь создаваемой области в Курск, однако Госплан отметил наличие целого ряда бесспорных преимуществ Воронежа: город находился на оптимально близком расстоянии от географического центра ЦЧО, находившегося между Нижнедевицком и Землянском, примерно в 40 км от Воронежа, тогда как Курск располагался в 160 км, Орел — в 190 км, а Тамбов — в 215 км от географического центра создаваемой области. Кроме того, Воронеж имел удобную железнодорожную связь с предполагаемыми округами ЦЧО, город исторически являлся крупным торговым и промышленным центром региона, насчитывая по данным переписи 1926 г. 116 576 жителей. Население города росло быстрыми темпами: с марта 1923 г. до декабря 1926 г. оно увеличилось на 23 135 чел., в то время как население Курска за этот же период увеличилось на 12 552,Орла -на 4 646 и Тамбова — на 3 785 чел. Госплан РСФСР учел и поставленные задачи по реализации связанных с Воронежем широкомасштабных транспортных проектов: по строительству магистрали Москва — Донбасс с веткой через Воронеж, железнодорожной линии Пенза — Воронеж — Харьков и существенному расширению судоходства по Дону, что превратило бы город в транспортно-торговый узел для семи направлений. Наличие нескольких машиностроительных заводов, крупного маслобойного производства, химкомбината, железнодорожных мастерских делало город крупнейшим промышленным центром Черноземья. Три высших учебных заведения — университет, сельскохозяйственный и ветеринарный институты превращали Воронеж в научный и культурный центр региона. Учитывая указанные обстоятельства, в 1925 г. областным организационным бюро было принято решение утвердить Воронеж в качестве будущего областного центра, одновременно был утвержден проект окружного деления ЦЧО.

Центральное Черноземье было признано территорией, весьма удобной для районирования. Оформившиеся округа сравнительно незначительно отличались друг от друга как по площади их территории, так и по числу проживающего населения, что выгодно отличало ЦЧО от других экономических областей страны. Так, на Урале территории формирующихся округов по масштабу колебались от 16 до 90 тыс. кв. км, в Нижнем Поволжье — от 13 до 75 тыс. кв. км, а по численности населения — от 250 до 850 тыс. и от 170 до 850 тыс. жителей соответственно. По ЦЧО эти колебания составляли от 11 до 22 тыс. кв. км и от 720 тыс. до 1.295 тыс. жителей. Поскольку территория ЦЧО была бедна крупными и даже средними городами, не всегда представлялось возможным найти на территории формируемого округа такой город, который соответствовал бы своему назначению, как окружной центр. Исторически сложилось так, что к первой четверти ХХ в. города Черноземья по своему количеству и числу жителей были невелики. Из 12 городов и рабочих поселков Курской, 9 — Тамбовской, 8 — Орловской и 10 — Воронежской губерний в значительной степени преобладали города с численностью населения менее 20 тыс. чел. (25 из 39 городов).

Хроническая хозяйственная депрессия черноземных территорий, продолжавшаяся вплоть до второй половины 20-х гг. ХХ в., не благоприятствовала быстрому развитию городов. Преобладающий тип мелких городских поселений региона делал очень условным само понятие живущего там населения как горожан. Часто эти поселения были похожи на большие села, не имеющие специфически-городского уклада хозяйственной и социальной жизни. Например, трамвай в середине 20-х гг. ХХ в. существовал только в Воронеже, Курске и Орле, причем в двух последних — как узкоколейный. 5/6 всего городского населения Черноземья пользовались не электрическим, а керосиновым освещением. По данным переписи 1926 г. в 4 губернских городах к водопроводной сети было присоединено лишь 10,1% домовладений (в Воронеже чуть больше — 15,2%), а в 13 уездных городах -всего 2,9%. Следует отметить и медленный темп роста населения городов Черноземья. В связи с указанными обстоятельствами в ходе районирования особенно серьезные сомнения вызвали предложения определить в качестве окружных центров Россошь и Льгов. Но в конечном итоге отсутствие альтернативы и удобство связи привели к решению комиссии по районированию утвердить как их в качестве административных центров соответствующих округов. По сравнению с окружной районная сеть ЦЧО оказалась разработанной не столь тщательно. Первоначально укрупнение волостей и формирование территории районов проводились каждой бывшей губернией самостоятельно, без четкого согласования на межгубернском уровне, без примерного плана будущей районной сети ЦЧО.

К 1928 г. средняя численность одной такой укрупненной волости составляла примерно 3 тыс. жителей, а средняя территория равнялась примерно 580-600 кв. км. Комиссией по районированию было отмечено, что даже укрупненные, волости все же были малы для передачи им прав новых административно-хозяйственных районов, и поэтому процесс укрупнения этих территорий продолжался. При окончательном утверждении районной сети ЦЧО были определены примерные нормы территории и численности населения будущего района: около 1000 кв. км территории и 45-55 тыс. жителей, при этом предельное расстояние от населенных пунктов до райцентра не должно было превышать 20-25 км. При практическом выстраивании районной сети превышение заданной средней территории районов составило не более 60 кв. км, что являлось вполне допустимым. Но с учетом очень большой плотности населения ЦЧО гораздо сложнее оказалось уложиться в заданные параметры численности жителей района. В результате было создано 178 районов с населением примерно около 63 тыс. жителей в каждом, при этом 116 районов (64% от общего их числа) имели от 40 до 70 тыс. жителей; 44 района (или 26% от общего числа) — более 70 тыс. жителей и 18 районов (10% от общего их числа) — менее 40 тыс. жителей. В документах отмечалось, что «районная сетка» проектировалась и проводилась в спешном порядке, в условиях жесткого дефицита времени, остающегося на проведение районирования ЦЧО и вся она подлежит возможному пересмотру.

Таким образом, процесс районирования во второй половине 20-х гг. XX в. по-существу полностью изменил старые административные территории бывших центральноземледельческих губерний. Новые округа зачастую создавались не только из территорий разных уездов, но даже — разных губерний. Так, Елецкий округ был образован из территории, ранее входившей в состав 4-х губерний. В свою очередь районы создавались из территории различных волостей. Указанные обстоятельства привели к тому, что весь имеющийся статистический материал по волостям, уездам и губерниям Черноземного центра после районирования и образования ЦЧО должен был быть использован с известной долей осторожности, поскольку требовал пересчета применительно к новому районному окружному делению. Вместе с тем, в статистико-экономических исследованиях конца 20-30-х гг. ХХ в. отмечается, что «расхождение по-видимому, невелико, поскольку население, исчисленное по районам, путем пересчета на местах волостных данных, дает по области 11.292 тыс. жителей, а подсчет населения четырех губерний, Раненбургского уезда и 2-х районов Тульской губернии — 11.160 тыс. человек, т.е. расхождение примерно 1,2%».

Таким образом, имеющийся статистический материал давал «приближенные к действительности» данные при социально-экономической характеристике созданных в ЦЧО округов. В данной статье представляется возможным лишь кратко отметить важнейшие особенности каждого из них14. Белгородский округ по плотности населения — 72 чел. на 1 кв. км он занимал первое место по ЦЧО, более 35% населения округа были этническими украинцами. Белгород являлся крупным железнодорожным узлом. Территория округа была богата полезными ископаемыми, среди которых — важнейший тогда белый мел очень высокого качества, его промышленные разработки имели общереспубликанское значение. Сельское хозяйство округа характеризовалось значительными посевами пшеницы и технических культур, прежде всего сахарной свеклы, высоко развито было садоводство. Промышленность округа была представлена сахарными, мукомольными и винокуренными заводами, а также несколькими крупными предприятиями по добыче и переработке мела.

Окружной центр Борисоглебского округа г. Борисоглебск имел хорошую железнодорожную связь со всей территорией округа. Окружная промышленность была связана с переработкой сельхоз сырья. Наиболее развитыми отраслями являлись мукомольнокрупяная и маслобойная, а также свеклосахарная. Округ занимал первое место в ЦЧО по развитию товарного мукомолья, причем значительное количество зерна для переработки на его предприятия поставлялось из Нижнее — Волжского края. Под зерновыми кроме ржи и овса свыше 85% пахатной земли занимала пшеница. Из технических культур на первом месте находились посевы подсолнечника, на втором — сахарной свёклы.

Центр Воронежского округа г. Воронеж, он же областной центр ЦЧО, был крупнейшим городом, железнодорожным узлом, культурным и промышленным центром региона. Кроме зерновых культур в центральных районах округа были значительны посевы картофеля. В южных районах в наибольшей степени был распространен подсолнечник и сахарная свекла. В районе Усмани культивировался табак. Промышленность специализировалась не только на переработке сельхоз сырья, хотя наибольшее число цензовых промышленных заведений приходилось на долю мукомольных, маслобойных и винокуренных предприятий. Недалеко от Воронежа были разведаны запасы ценных латненских глин, служивших базой для предприятий стройматериалов, в самом Воронеже работало несколько предприятий так называемой металлической промышленности.

Окружной центр Елецкого округа г. Елец был крупным железнодорожным узлом, центром мукомольной и табачной промышленности, а также известного кружевного кустарного промысла. Округ специализировался на выращивании зерновых культур. Промышленность округа помимо сельхозперерабатывающих предприятий имела налаженное металлургическое производство, которое базировалось на богатых залежах бурых железняков в восточной части округа в районе Липецка, поэтому Елецкий округ считался одним из наиболее развитых в промышленном отношении на территории ЦЧО.

Центром Козловского округа являлся г. Козлов — крупный торговый центр региона. Сельское хозяйство округа специализировалось на выращивании ржи и овса, из технических культур преобладали картофель и табак. Промышленность даже по меркам ЦЧО была развита чрезвычайно слабо. Главными ее отраслями являлись мукомольная и табачная.

Курский округ окружным центром имел бывший губернский город Курск, крупный железнодорожный узел, культурный и промышленно-торговый центр территории. Сельскохозяйственная специализация округа была направлена на развитие зернового производства, но с начала ХХ в. резко возросли посевы технических культур и прежде всего сахарной свеклы. Промышленность была ориентирована на переработку сельскохозяйственного сырья. Наиболее крупные отрасли — мукомольно-крупяная и сахарная.

Льговский округ по плотности населения (64 чел. на 1 кв. км) находился на втором месте в ЦЧО после Белгородского округа. Окружной центр — г. Льгов имел удобное сообщение по железной дороге со всеми районами. Округ производил сахарную свеклу, поскольку эта культура занимала большую часть всей его посевной площади. Северные районы специализировались на выращивании конопли. По выработке промышленной продукции на душу населения Льговский округ занимал одно из первых мест в ЦЧО. Главными отраслями промышленности являлись свеклосахарная, винокуренная и мукомольная.

Окружным центром Орловского округа стал бывший губернский город Орел. Сельское хозяйство округа было ориентировано на производство овса, картофеля и конопли. По площади посевов конопли округ занимал первое место по ЦЧО, по посевам картофеля

— второе место. В промышленности основную роль играли мукомольно-крупяная, маслобойная (в основном, производство конопляного масла), обработка пеньки и кожевенная отрасли. В Орле работал завод по производству плугов и другого сельхозинвентаря.

Административным центром Острогожского округа являлся г. Острогожск. Около 50% населения округа составляли украинцы. Сельское хозяйство было ориентировано на преобладающее производство яровой пшеницы, из технических культур — подсолнечника. В округе имелись цензовые предприятия мукомольной отрасли, однако главной промышленной специализаций округа являлось маслобойное производство.

Россошанский округ по территории являлся одним из самых крупных в ЦЧО, но по плотности населения (41 человек на 1 кв. км) занимал последнее место в области. До 75% всего населения составляли украинцы. Окружным центром являлся г. Россошь. Основными сельскохозяйственными культурами были ячмень и яровая пшеница, из технических преобладали подсолнечник, сахарная свекла и эфирно-масличные — анис и кориандр. При значительном объеме производства технических культур, промышленная их переработка была развита очень слабо и велась как правило кустарным способом. Вместе с тем, на территории округа успешно развивалось промышленное птицеводство.

Тамбовский округ по территории был самым большим в ЦЧО. Окружным центром стал бывший губернский город Тамбов. Округ занимал первое место по площади лесных массивов (в северной его части они занимали до 25% территории). В сельском хозяйстве преобладало производство преимущественно серых хлебов — ржи и овса, из технических культур — картофеля и табака. Традиционно было развито овцеводство. Среди отраслей сельхозперерабатываю-щей промышленности преобладали мукомольная, крахмалопаточная и табачно-махорочная. Весьма развитым в округе было шерстоткацкое производство, представленное как крупными фабриками, так и сотнями кустарно-ремесленных мастерских.

Таким образом, Центрально-Черноземная область с точки зрения социальноэкономического развития ее составных частей — округов — представляла собой единое целое и являлась отдельной, вполне сложившейся исторической и экономикогеографической зоной России. Административное переустройство в Центральном Черноземье в середине — второй половине 20-х гг. ХХ в. было вызвано как настоятельной необходимостью упорядоченных производственных связей, так и стремлением власти к созданию эффективной системы контроля за социально-экономической и общественнополитической жизнью населения региона.

Полную версию статьи Прокофьева Е.Ю. см. на  КиберЛенинка

Источник: vrnbiz.ru

«…коренное, ни с чем не сравнимое богатство России…»
(В. В. Докучаев. Русский чернозём, 1898)

«Россия — обладатель уникального природного богатства — чернозёмов. Не случайно именно чернозём считается «царем почв». Именно с чернозёмов берет начало созданная нашим великим соотечественником Василием Васильевичем Докучаевым наука о почвах. Чернозём в почвоведении сыграл такую же выдающуюся роль, какую имели лягушка в истории физиологии, кальцит в кристаллографии, бензол в органи-ческой химии…» (В.И. Вернадский, 1904 г.).

Материнские породы чернозёмов представлены рыхлыми лёссовидными отложениями и лёссами, однако чернозёмы встречаются и на дериватах плотных пород. Как правило, материнские породы имеют иловато-пылеватый гранулометрический состав, содержат карбонаты, их тонкие фракции состоят из смешанно-слойных слюда-смектитовых образований. Формированию чернозёмов способствуют повышенная пористость и микроагрегированность пород, их хорошая водопроницаемость и высокая поглотительная способность.

Чернозёмы распространены как на возвышенных эрозионных равнинах, так и на низменных аккумулятивных равнинах (включая террасы), а также в предгорьях и межгорных котловинах.

Русский чернозём

Для климата ареалов распростанения чернозёмов в целом характерно сбалансированное увлажнение (Кувл = 1–0,5) при летнем максимуме осадков и относительно равномерном распределении их в остальное время, теплое лето с иссушением профиля и его зимнее промерзание. Чередование этих циклов необходимо для формирования своеобразного «чернозёмного» гумуса.

Степная разнотравно-злаковая растительность традиционно считается важным фактором чернозёмообразования благодаря большой массе корней, повышенной зольности и легкой разлагаемости опада луговых и степных растений, высокому биоразнообразию ценозов, а, следовательно, цикличности вегетации и разноглубинности корневых систем. Эти особенности фитоценозов, в сочетании с умеренно-теплым и периодически влажным почвенным климатом обеспечивают высокую биологическую активность микробоценозов, а также мезо- и макрофауны.

Чернозёмы занимают около 8 % площади страны, они наиболее разнообразны на Европейской части России, где и были созданы географические модели их распределения. Чернозёмы образуют ряд подзональных подтипов: лесостепных — оподзоленных, выщелоченных и типичных; степных — обыкновенных и южных. Ряд дополняется фациальными подтипами: на юге России — приазовско-предкавказским, а в Сибири — криогенно-мицелярным и мучнисто-карбонатным.

Генетические горизонты: Аккумулятивно-гумусовый (темногумусовый) горизонт — «визитная карточка» чернозёма, он практически одинаков во всех подтипах и видах чернозёмов. Ему свойственна прекрасная макроструктура (а, б) и микроструктура (в). Водопрочные агрегаты, в значительной мере созданные дождевыми червями и корневыми системами, образуют зернистую структуру и «корневые бусы». Характерна высокая пористость (до 50 %) и малая плотность сложения (~1 /см3). Темная окраска определяется высоким содержанием гумуса (5–8 %) и гуматно-кальциевым его составом (Сгк/Сфк > 2). Горизонт насыщен основаниями, его реакция близка к нейтральной. Мощность горизонта — 40 — 120 см.

Аккумулятивно-карбонатный горизонт в своем формировании связан с гумусовым (насыщенностью его корнями и биологической активностью), гидротермическими режимами профиля и карбонатностью породы. Накопление карбонатов определяется сезонной динамикой СО2 и миграцией почвенных растворов, а формы карбонатных новообразований служат критериями разделения чернозёмов. Так, миграционные формы карбонатов — трубочки, псевдомицелий (г) — свойственны чернозёмам относительно влажного и теплого климата в отличие от сегрегаций — белоглазки (д), формирующихся в условиях более континентального и засушливого климата.

Изменение содержание гумуса в верхнем почв черноземной полосы с 1888 по 1980 гг.

Чернозёмы на Русской равнине в пределах лесостепи встречаются в сочетаниях (по мезорельефу) с серыми лесными почвами. Степные чернозёмы образуют обширные однородные ареалы; на Приволжской возвышенности разнообразие в почвенный покров вносят чернозёмы на плотных осадочных породах; в Заволжье среди чернозёмов распространены солонцы и солонцеватые почвы. В западных и центральных районах преобладают среднемощные и мощные, мало- и среднегумусные виды и подвиды чернозёмов, к востоку увеличивается содержание гумуса в гумусовом горизонте и сокращается мощность гумусового профиля. Максимальная мощность гумусового профиля при невысоком содержании гумуса характерна для чернозёмов Предкавказья. Провинциальные закономерности в отношении гумусового профиля прослеживаются и в зональном ряду чернозёмов Сибири, наиболее полный ряд которых представлен на Западно-Сибирской равнине. Восточнее ареалы чернозёмов становятся фрагментарными — в предгорьях и межгорных котловинах (с лесостепными криогенно-мицелярными чернозёмами); в Забайкалье степные мучнисто-карбонатные чернозёмы сочетаются с лугово-чернозёмными почвами в котловинах.

Плодородный гумусовый горизонт с высоким содержанием гумуса и мощностью до 1 м и более является отличительной чертой русских чернозёмов. Не случайно в ранних почвенных классификациях выделялись чернозёмы «тучные» и «сверхмощные». Повышенные запасы гумусовых веществ в чернозёмах связаны с особенностями биологического круговорота, характерного для целинных разнотравно-ковыльных и типчаково-ковыльных степей. Основной фон в них составляют злаки, имеющие развитые корневые системы, так что корневой опад, богатый азотом и зольными элементами, составляет 40–60 % общего поступления органических остатков в почву. Их разложение в оптимальных гидротермических условиях при нейтральных или слабощелочных значениях рН способствует формированию гумуса с преобладанием сложных гуминовых кислот, прочно закрепляющихся в почве. В период исследований русских чернозёмов основоположником российского почвоведения В. В. Докучаевым уровень содержания гумуса в почвах лесостепной и степной зоны тогдашней России составлял от 3–6 % до 10–13 %, что нашло отражение на карте «изогумусовых полос» (содержания гумуса). Карта В. В. Докучаева иллюстрирует уровень содержания гумуса в чернозёмах Европейской России в конце XIX века; оно увеличивалось с запада на восток, отражая как провинциальные черты чернозёмообразования, так и более длительное земледельческое использование чернозёмов в западных регионах страны.

Высокое плодородие чернозёмов определяет их ценность в пахотном фонде России, где они составляют более половины. Большие запасы гумуса и основных элементов питания растений (азота, фосфора, калия), благоприятные водно-физические свойства обусловили активное освоение чернозёмов, начиная с XVII–XVIII веков. В XX веке небольшие участки целинных степей остались только на заповедных территориях; практически вся чернозёмная зона страны была распахана.

Естественный профиль чернозёмов, используемых в земледелии, меняется в меньшей степени, чем это наблюдается в других почвах, что связано с большой мощностью гумусового горизонта и сохранением травянистого типа растительности. Тем не менее, в чернозёмах под агроценозами меняется характер биологического круговорота веществ вследствие изъятия фитомассы сельскохозяйственных культур, внесения удобрений; трансформируется микроклимат и все почвенные режимы; для обыкновенных и южных чернозёмов к антропогенным воздействиям добавляется негативное влияние орошения. Агрогенной деградации чернозёмов посвящено много исследований, доказавших, что ее пусковым механизмом являются уменьшение содержания гумуса и изменение его качественного (фракционного) состава. Дегумификация почв — следствие ускоренной минерализации органического вещества и поступления его в пахотную почву в существенно меньшем объеме, а также прямых потерь гумуса при водной и ветровой эрозии. Еще В. В. Докучаев в своей работе «Наши степи прежде и теперь» отмечал неблагоприятные тенденции потерь гумуса чернозёмными почвами. Применение интенсивных технологий в земледелии во второй половине XX века вызвало дегумификацию практически всех чернозёмов. На карте, составленной Г. Я. Чесняком (1986г.) «по следам Докучаева» (то есть по результатам определения содержания гумуса в тех же местах, что и в экспедиции В. В. Докучаева), показаны пространственные тенденции потерь гумуса на территории Русской равнины за 100 лет, прошедших с момента опубликования книги В. В. Докучаева «Русский чернозём». Особенно большие потери гумуса отмечены для Поволжья и Предуралья, что связано с исходной меньшей мощностью гумусовых профилей данных чернозёмов и широким развитием здесь эрозионных процессов, вызванных сочетанием природных факторов и относительно низкой культурой земледелия.

Помимо дегумификации, общей тенденцией при распашке является ухудшение структуры почв за счет потерь гумуса, изменения его состава и многократных проходов по полю тяжелых сельскохозяйственных машин. Трансформация зернистой или комковато-зернистой структуры верхних горизонтов, с их высокой пористостью и водопроницаемостью, в глыбисто-пылеватую сопровождается переводом части внутрипочвенного стока в поверхностный и ведет к развитию плоскостной (ручейковой) эрозии. Кроме того, пахотные почвы не во все сезоны года бывают покрыты растительностью, что изменяет их гидротермический режим; вследствие более глубокого и продолжительного промерзания увеличивается поверхностный сток талых вод. Развитие эрозии сильно возросло в результате сокращения площадей водораздельных лесов и неограниченной распашки склонов, особенно на Среднерусской и Приволжской возвышенностях с их расчлененным рельефом и местами маломощным чехлом рыхлых отложений.

При высоком потенциальном плодородии чернозёмов фактором, лимитирующем получение высоких урожаев, может быть неустойчивость влагообеспеченности культур (особенно в южных регионах и в Поволжье). Большие площади южных и обыкновенных чернозёмов используются с регулярным орошением. Как правило, при поливе умеренными нормами вторичное засоление чернозёмам не угрожает, но наблюдаются такие негативные последствия, как осолонцевание, ощелачивание и ухудшение физических свойств: образование поверхностной корки и уплотнение.

Озабоченность судьбой Русского Чернозёма заставляет отечественных почвоведов уделять повышенное внимание изучению различных аспектов функционирования этих почв. Мировое признание роли чернозёма проявилось в том, что 2005 год был объявлен Годом Чернозёма — почвы, открывающей новую международную общественно-научную акцию «Почва года». Тревожная ситуация с современным состоянием и использованием чернозёмов с неизбежностью ставит вопрос о включении целого ряда чернозёмов в Красную книгу почв России.

Источник: geographyofrussia.com