Макроструктура почвенного покрова Австралии определяется прежде всего ее положением в системе широтных климатических поясов Земли.

Южный тропик пересекает континент почти посередине, поэто­му большая часть территории Австралии располагается в области тропического максимума давления, что определяет господство на континенте ландшафтов и почв тропических песчаных и каменис­тых пустынь и полупустынь, занятых склерофитными кустарнико­выми, саваннами и пустынными кустарниками.

Самая северная часть Австралии (п-ова Кейп-Йорк, Кимберлей и Арнемленд) захватывается полосой экваториальных муссонов. Здесь распространены тропические переменно-влажные леса, облесенные саванны и редколесья на красных ферраллитных и альферритных, местами латеритизированных почвах.

Крайние южные оконечности континента (его юго-западная и юго-восточная части, а также о. Тасмания) лежат в субтропической зоне, находящейся в зимний период Южного полушария в полосе западного циклонального переноса воздушных масс. Сухое лето и зимние осадки придают этим территориям черты средиземноморс­кого субтропического климата и определяют появление соответству­ющих этому климату ландшафтов сухих лесов и кустарников на ко­ричневых, красно-коричневых и серо-коричневых почвах; они сме­няются в горах буроземами, желтоземами и красноземами.


Помимо положения в системе широтных поясов особенности и конфигурация почвенных зон Австралии определяются в значитель­ной мере наличием вдоль всей восточной окраины материка горно­го барьера (Восточно-Австралийских Кордильер), который обуслов­ливает появление вертикальных почвенных зон, наиболее хорошо выраженных на юго-востоке: в Австралийских Альпах и на Тасма­нии. Горы образуют преграду для проникновения внутрь континен­та юго-восточного пассата, несущего влагу.

Основная масса осадков выпадает на восточных склонах гор, их западные склоны и подгорные равнины оказываются в условиях значительно более сухого климата. Особенности увлажнения Вос­точной Австралии определяет в горах и на равнинах восточной час­ти континента не широтное, а меридиональное направление по­чвенных зон. Наиболее хорошо увлажненные восточные склоны гор, обращенные к океану, а также верхний высотный пояс Австралий­ских Альп заняты горными тропическими лесами на кислых и опод- золенных бурых лесных почвах, красноземах и желтоземах. Западные, более сухие склоны гор и высокие плато покрыты субтропи­ческими редколесьями и саваннами.


есь широтные почвенные зоны Северной и Южной Австралии (красные ферраллитные и альфер- ритные почвы саванн, коричневые и красно-коричневые почвы) смыкаются друг с другом, образуя полукольцо, охватывающее внут­ренние полупустынные и пустынные области материка с севера, востока и юго-востока. Непосредственно к западу, за барьером Ав­стралийских гор, протягивается в направлении, близком к мериди­ональному, еще более сухой пояс злаковых сухих саванн на севере и склерофитных редколесий и кустарников на юге с преобладанием красно-бурых и серо-коричневых карбонатных и солонцеватых почв.

Несколько повышенное увлажнение за счет западного циклонального переноса влажных воздушных масс получает Юго-Запад­ная Австралия. Здесь появляется самостоятельная область влажных и склерофитных лесов и сопутствующих ей желтоземов, буроземов и коричневых почв.

В почвенно-географическом отношении территория Австралии принадлежит четырем почвенным секторам: Восточно-Австралийс­кому приокеанскому влажнолесному, Австралийско-Новогвинейс­кому тропическому лесо-саванному, Австралийскому саванно-ксерофитно-кустарниковому и Австралийскому кустарниково-пустынному.

Большое значение в распределении и характере почвообразующих пород и почв Австралии имеет древность континента и наличие ландшафтно-геохимических реликтов. С палеозойского времени зна­чительная часть континента не покрывалась морем и подвергалась процессам длительной континентальной денудации, выветривания и почвообразования. На значительных пространствах Австралии хорошо сохранились поверхности древнего пенеплена. Такой ха­рактер имеет обширное Западное плато, сложенное допалеозойскими и палеозойскими породами.


В восточной части континента это плато было деформировано, подверглось разломам и в неогене было поднято. В результате вер­тикального перемещения отдельных участков в горной части Авст­ралии на разных абсолютных высотах имеются остатки древнего, сохранившегося от эрозии пенеплена. На поверхности пенеплена как на равнинах в западной и центральной, так и в горах Восточной Австралии сохранились древние каолинитные, латеритизованные коры выветривания, не свойственные современным физико-геогра­фическим условиям. Они образовались в те геологические периоды, когда не было еще Восточно-Австралийских гор — этого барьера, возникшего в палеогене и неогене и препятствующего проникновению влаги в глубь материка. Пока не существовало горного барьера на значительных пространствах континента в условиях влажного климата, шел процесс ферраллитного выветривания.

Присутствие древних продуктов выветривания и почвообразова­ния на поверхности древнего пенеплена значительно изменяет ха­рактер современного почвенного покрова, особенно в полупусты­нях и пустынях Центральной и Западной Австралии.

Вторым ландшафтно-геохимическим реликтом Австралии явля­ются тяжелые монтмориллонитовые глины, широко распространен­ные в пределах древнеаллювиальных и озерных равнин меридио­нального Центральноавстралийского прогиба и на плато Баркли. К ним приурочены темноцветные (черные, темно-серые, темно-ко- ричневые) слитые монтмориллонитовые почвы (слитоземы), цели­ком связанные в своем генезисе и свойствах с этим своеобразным по физическим свойствам субстратом. Зона слитоземов протягива­ется с юга на север вдоль западных подножий Австралийских гор.

iv>

В северной половине континента предгорный пояс слитоземов смыкается с темно-коричневыми слитыми почвами злаковых сухих саванн плато Баркли, он сильно расширяется также в области Цен­тральной низменности в бассейнах рек Диамантины и Куперс-Кри- ка. Монолитность пояса слитых монтмориллонитовых почв, имею­щего характер дуги, открытой к юго-западу, нарушается наличием на отдельных участках остатков древнего пенеплена с красно-буры- ми и красновато-бурыми почвами сухих и опустыненных саванн.

Одним из факторов, влияющих на характер почвенного покрова прибрежных районов Австралии, является наличие серии морских террас с засоленными солонцеватыми и осолоделыми почвами, рас­пространенными как в субтропической, так и в тропической Авст­ралии.

Не исключено и эоловое поступление солей с океана, так как в краевых частях континента повсеместно наблюдается их накопле­ние, в почвах и наносах не только аккумулятивных, но и денудаци­онных высоко поднятых равнин. В условиях аридного климата эоло­вый привнос солей вызывает засоление почв, а в субгумидном и гумидном климате — их осолонцевание и осолодение. В глубь кон­тинента степень засоленности почв уменьшается.


В соответствии с характером современного увлажнения распо­лагаются современные растительность и почвы, сформированные на молодых элементах рельефа. На более древних элементах релье­фа с остатками древней коры выветривания располагаются почвы, не соответствующие современным условиям почвообразования, хотя по площади составляющие часто основу почвенного покрова. Различного рода реликтовые образования приурочены к определенным геоморфологическим областям и типам рельефа. Поэтому наиболее крупные почвенно-географические регионы Австралии тесно свя­заны в своих границах не только с биоклиматическими областями, но и в такой же мере с основными геоморфологическими региона­ми страны: Западным Австралийским плато, плато Арнемленд, пла­то Баркли, равнинами Центрально-Австралийской депрессии, из­вестковым плато Налларбор и др.

Совокупное воздействие названных факторов обусловливает сложность и пестроту почвенного покрова Австралии.

На Новой Гвинее и в Новой Зеландии наряду с указанными выше факторами — дифференциацией почвенного покрова, проявлением высотной зональности почв, барьерным эффектом горных масси­вов — большое значение имеют вулканическая деятельность и ши­рокое распространение лавовых и пеплово-вулканических отложе­ний, выступающих в качестве слабовыветрелых, а при повторяю­щихся пеплопадах, периодически обновляемых, почвообразующих пород. Здесь появляются темноцветные и охристые пеплово-вулканические почвы.

>

Источник: helpiks.org

Три группы почв семиаридной зоны занимают 18% площади материка. Серые и коричневые почвы тяжелого состава образуют крупнейшую группу и распространены в знаменитом пшеничном районе Уиммера (западная Виктория), в области Риверайна, в Новом Южном Уэльсе, где вследствие низких темпов инфильтрации почвы идеально подходят для рисоводства, в верхних частях водосборных бассейнов Дарлинга (Новый Южный Уэльс) и озера Эйр (центральный Квинсленд), где почвы служат основой для широкого развития овцеводства, и на плато Баркли – важном районе разведения крупного рогатого скота. Коричневые почвы встречаются во многих крупных, но малопродуктивных пшеничных районах на юго-западе Нового Южного Уэльса, в Виктории, Южной и Западной Австралии. Коричневые почвы легкого состава распространены в центральной части Нового Южного Уэльса и в бассейне реки Норман в Квинсленде, а также фрагментарно в области Кимберли в Западной Австралии. Там обычно растут кустарники. Почвы используют главным образом под пастбища.

Самая большая группа почв Австралии – почвы аридной зоны, занимающие 42% площади материка. Они могут использоваться только под пастбища, главным образом, для крупного рогатого скота. Наиболее продуктивны пустынные суглинистые районы, поросшие прутняком и лебедой, в Южной Австралии и на северо-западе Нового Южного Уэльса и аридные красноземы, широко распространенные в южной части центрального Квинсленда, на севере Нового Южного Уэльса и на севере Южной Австралии, где к ним приурочены густые заросли акаций с травами в приземном ярусе.


омежуточное значение для выпаса скота имеют карбонатные пустынные почвы, развитые в широком поясе, простирающемся от озера Фром через равнину Налларбор, и красно-коричневые почвы с уплотненными цементированными прослоями на западе центральной части Западной Австралии. На этих почвах растут густые заросли акаций, кустарники и эфемерные травы. Такие территории служат пастбищами для овец и крупного рогатого скота. Очень мало или почти не используются обширные площади каменистых пустынь, песчаных равнин и песчаных гряд, составляющих основу центральной Австралии.

Некоторые группы почв Австралии слабо связаны или вообще не связаны с современными климатическими условиями. Среди таких почв наибольшее хозяйственное значение имеют латеритные подзолы, так как они распространены там, где осадки выпадают довольно регулярно. Изначально в этих почвах отмечалась нехватка фосфора и азота, поэтому при использовании под пастбища вносились суперфосфат и микроэлементы, а также подсеивался клевер. Самая большая из рассматриваемых групп почв (мало связанных с климатическими условиями) – скелетные почвы (молодые и невыветрелые), наиболее часто встречающиеся в районах Пилбары, Кимберли и на полуострове Арнем-Ленд.

Эрозия почв представляет собой серьезную проблему во многих частях Австралии, главным образом из-за довольно хрупкого равновесия между растительным покровом и эрозией.


о особенно проявляется в аридных и семиаридных районах, где естественный растительный покров сильно разрежен, а его восстановление происходит медленно. В этих условиях перевыпас приводит к мощной ветровой эрозии и засолению почв. В более влажных юго-восточных районах выращивание зерновых культур и сведение лесов под лугово-пастбищные угодья способствовали значительному развитию плоскостной и линейной эрозии. За последние десятилетия федеральное правительство и власти штатов принимали меры для предотвращения эрозии, но положительный эффект был достигнут далеко не везде.

<< Назад   Дальше >>

Источник: australia-voyage.ru

Флора Австралии настолько отличается от флор других час­тей суши, что этот материк вместе с Тасманией выделяют в особое Австралийское флористическое царство. Океания отно­сится к разным областям Палеотропического царства. Однако близость Австралии и большей части крупных островов Океании и существование сухопутной связи между ними в то время, когда началось формирование современной флоры, привело к тому, что в растительном покрове Австралии и некоторых островов Океании есть много общих элементов.

Формирование тропической флоры Австралии началось в меловом периоде и продолжалось в начале кайнозоя, когда Австралия имела сухопутные связи с другими участками суши. До конца мезозоя Австралия была соединена с Юж­ной Америкой, Южной Африкой и Антарктидой; связь с ост­ровами на востоке и севере, а через них и с Азией существо­вала еще в неогене.


им объясняется некоторая флористи­ческая общность Австралии с другими материками южного полушария, а также с Азией и островами Океании. Но так как, очевидно, уже с середины кайнозоя Австралия оказалась изолированной от других материков, то в составе ее флоры пре­обладают элементы, не встречающиеся в других частях света. С другой стороны, во флоре Австралии отсутствуют многие семейства, широко распространенные на других материках. Интересно также, что во флоре материка нет ни одного пище­вого растения, пригодного для выращивания, и коренное на­селение Австралии не знало земледелия.

На материке существовали разобщенные центры формиро­вания флоры: один — на юго-западе и в центральной части, другой — на востоке. Между этими центрами находился морс­кой бассейн, который осушился и заселился растительностью только к началу антропогена.

В антропогене Австралию не покрывали льды, и ее климат с конца мезозоя резко не изменялся.

Все эти особенности развития австралийской флоры обусло­вили ее основные черты: древность и высокую степень эн­демизма. По количеству эндемичных растений Австралийское царство не имеет себе равных на земле. Из 12 тыс. видов имеющихся в ее составе высших растений эндемичны 80%. Например, эндемичными являются почти все 600 видов рода эвкалиптов1, 280 видов акаций, около 25 видов казуарин. Араукарии, протейные, южные буки представляют собой эле­менты, общие с Антарктической и Капской флорами.


В зависимости от современных климатических условий почвенно-растительный покров Австралии и близких к ней ма­териковых островов изменяется от периферии к центру мате­рика в сторону все большей ксерофитизации. Влажные тропи­ческие и субтропические леса островов и восточной и юго-за­падной окраин материка по направлению к внутренним час­тям сменяются саваннами, редколесьями и зарослями кустар­ников, а затем полупустынными и пустынными формациями.

Северная часть острова Новая Гвинея и мелкие острова, расположенные в непосредственной близости от экватора, покры­ты влажными тропическими лесами с большим количеством азиатских и эндемичных видов, но также содержащими зна­чительное число австралийских растений. Вблизи побережий эти леса сменяют мангровые заросли.

На Австралийском материке влажные тропические (дожде­вые) леса распространены только к северу от 20° ю. ш., зани­мая наибольшую площадь на восточном побережье полуостро­ва Кейп-Йорк, где выпадают обильные и регулярные осадки.

На севере Австралии по долинам рек влажный тропический лес проникает в область распространения саванн и редколе­сий, покрывающих водоразделы.

Влажные тропические леса Австралии и Новой Гвинеи по облику, а отчасти и по составу близки к лесам Южной Азии. В них растут некоторые пальмы, лавровые, фикусы и бобовые. Лианы представлены ломоносом, перцем и пальмой-лианой ро­танг. Кроме азиатских и австралийских элементов, во влажных тропических лесах Австралии встречаются некоторые предста­вители антарктической и капской флоры. Почвы под этими лесами могут быть отнесены к типу оподзоленных краснозе­мов на заболоченных низменностях и к типу оподзоленных латеритных почв на склонах и водоразделах.

Густые тропические леса покрывают также всю восточную окраину Австралии, поднимаясь по склонам Большого Водо­раздельного хребта. Эти леса отличаются от типичных влаж­ных тропических лесов относительной бедностью видового сос­тава и преобладанием различных видов эвкалиптов при почти полном отсутствии пальм. Но деревья в этих лесах достигают огромной высоты, а по обилию лиан и эпифитов они не усту­пают влажному тропическому лесу. Под ними образуются красно-желтые ферраллитные почвы.

Эвкалипты, образующие фон лесов востока Австралии, очень разнообразны по внешнему виду и размерам. Листва некоторых из них имеет голубоватый или сероватый оттенок, что придает им своеобразный и несколько безжизненный вид. Характерны для этих лесов также различные папоротники, как древовидные, так и травянистые. Многообразны эпифитные растения, часто ярко и красиво цветущие. Среди них осо­бенно выделяются различные представители семейства орхи­дей.

Гораздо большую площадь занимают в Австралии тропические редколесья и саванны. Они покрывают большие прост­ранства на севере материка, главным образом севернее 20° ю. ш. На востоке светлые саванные леса и типичные саванны про­никают гораздо южнее. Они занимают также большие прост­ранства на юге острова Новая Гвинея.

Во время влажного сезона австралийскую саванну покры-йают ярко цветущие растения из семейств лютиковых, лилей­ных и орхидных, различные злаки. Характерные деревья са­ванн — эвкалипты, акации, казуарины (Casuarina) — имеют безлистные нитевидные ветви. Широко распространены также деревья с утолщенными стволами, в которых накапливается запас влаги. Они представлены несколькими видами рода Strecularia, так называемыми бутылочными деревьями. Присутст­вие этих своеобразных растений делает саванну Австралии несколько отличной от саванн других материков.

Саванна сочетается с разреженными лесами, состоящими главным образом из различных видов эвкалиптов. Деревья в таких лесах стоят редко, поэтому почва бывает покрыта густыми травами, выгорающими во время сухого сезона и пышно зеленеющими в период дождей. Эвкалиптовые леса покрывают большую часть полуострова Кейп-Йорк и широкую полосу северного побережья Австралии.

Древесную растительность саванн и эвкалиптовых лесов местное население выжигает для получения земель, пригодных для распашки, и сохранения влаги в почве. Эвкалипты испа­ряют большое количество влаги, поэтому в засушливых облас­тях они приносят вред сельскому хозяйству.

Почвы саванн Австралии относятся к типу красных ферраллитных, а в более сухих местах — красно-бурых сильно вы­щелоченных и красно-коричневых слабо выщелоченных почв. От наиболее влажных областей севера и востока Австралии происходит постепенный переход к более сухим областям центральной и западной частей материка. При движении с вос­тока на запад и с севера на юг леса разреживаются и прини­мают все более ксерофитный облик. Постепенно они перехо­дят в своеобразные кустарниковые заросли, носящие в Австра­лии название «скрэба». Скрэб — это заросли колючих кустар­ников или низкорослых деревьев с мелкой кожистой листвой. Они состоят преимущественно из эвкалиптов и акации. В за­висимости от преобладания в них тех или других растении или более или менее равномерного сочетания эвкалиптов и акаций выделяют различные типы скрэба. В составе скрэба также много протейных и казуарин. Заросли скрэба покрывают большие пространства на Центральной равнине и на крайнем западе материка, соответствуя климатическим условиям полу­пустынь. Почвы под ними красновато-бурые, часто засоленные, переходящие в бесструктурные почвы пустынных областей. В пустынных районах на Западно-Австралийском плоскогорье, а отчасти и на Центральной равнине большие площади занимает так называемая спинифексовая пустыня. Спинифексом в Австралии называют остролистные жесткие злаки, при­надлежащие двум родам — Spinifex и Triodia, которые растут на сыпучих песках и каменистых грунтах, образуя редкие, но плотные кустистые дерновины.

В центральных, наиболее сухих частях материка большие пространства совершенно лишены растительности и представ­ляют собой сплошные каменистые россыпи или участки под­вижных песчаных дюн. Для каменистых пустынь Западно-Австралийского плоскогорья характерны участки, покрытые мощными железистыми корами, которые не соответствуют совре­менным климатическим условиям и представляют собой древ­ние образования, сформировавшиеся в условиях более влажно­го климата.

На юге материка пустыня подходит к самому океану. Там, на бесплодных известняках равнины Налларбор, можно встре­тить только редкие кустики лебеды и некоторых солянок или заросли карликовых эвкалиптов.

На юго-западе и юго-востоке Австралии преобладает дре­весная и кустарниковая субтропическая растительность, но имеются различия в составе флоры.

Климат юго-запада Австралии близок к средиземномор­скому. Для растительности этой части материка характерны вечнозеленые светлые эвкалиптовые леса. Высокоствольные эвкалипты различных видов («красное дерево», карри и др.), достигающие 80—100 м высоты, сочетаются с образующи­ми подлесок древовидными лилейными рода Xanthorrhea (так называемыми травяными деревьями), дающими крупные со­цветия, и кустарниками (акации, протейные и др.). С продви­жением в глубь материка эти леса переходят в кустарниковые заросли типа маквиса, состоящие из типично австралийских видов. Почвы под ними выщелоченные коричневые.

Крайний юго-восток Австралии с его влажным субтропи­ческим климатом и Тасмания с океаническим умеренным кли­матом довольно близки по растительному покрову и составу флоры. Там преобладают вечнозеленые леса, состоящие из представителей не только австралийской, но и субантаркти­ческой флоры. Главную роль в этих лесах играют опять-таки эвкалипты, в том числе гигантский царственный эвкалипт, миндальный эвкалипт, отдельные экземпляры которых могут превышать 100 м и, по некоторым данным, даже достигают высоты в 150 м. Наряду с ними распространены такие ха­рактерные растения субантарктической флоры, как вечнозе­леные южные буки и некоторые хвойные (Podocarpus). Боль­шую роль играют папоротники и различные лианы. По внеш­нему виду, а в значительной степени и по составу эти леса напоминают влажные леса Южного Чили.

 Вечнозеленые реликтовые леса покрывают также значи­тельные площади в Новой Зеландии, особенно на западных склонах гор. По внешнему облику леса островов близки к лесам юго-востока Австралии: они также густы и богаты лианами и эпифитными растениями. Но видовой состав их от­личен от состава лесов Австралии и Тасмании. Видовые от­личия настолько велики, что Новую Зеландию относят к Палео-тропикам, выделяя в особую подобласть. Ее флора имеет ярко выраженный островной характер и состоит почти на 80% из эндемичных видов. В ее составе- мало пальм, совершенно отсутствуют эвкалипты и акации, но зато изобилуют южные буки, древовидные папоротники, хвойные из рода араукарий, магнолиевые и т. д.

В лесах Юго-Восточной Австралии, Тасмании и Новой Зелан­дии распространены бурые и желто-бурые лесные почвы.

В растительном покрове Австралии много полезных видов, дающих ценную древесину, эфирное масло, дубильные ве­щества, съедобные плоды, корневища или побеги. Многие расте­ния местное население издавна широко использовало, напри­мер травяное дерево, корни и почки которого употребляют в пищу, а волокна идут на изготовление веревок и даже тка­ней. Однако дикая флора материка, как уже говорилось, не дала растений для земледельческой культуры. Большинство культурных растений — хлебные злаки, технические и огород­ные культуры, фруктовые деревья и другие — завезены в Авст­ралию и играют теперь важную роль в ее ландшафте. Не­которые завезенные растения принесли большой вред. На­пример, один вид опунции так густо разросся в некоторых районах Восточной Австралии, что вывел из сельскохозяйст­венного использования около 20 млн. га плодородных земель. Для уничтожения опунции из Южной Америки были завезены ее вредители, которые резко сократили распространение этого растения. В Новую Зеландию было завезено в общей слож­ности до 500 видов растений, многие из которых явились опас­ными конкурентами для представителей местной флоры.

Помимо интродукции чужеземных растений, в раститель­ном покрове Австралии и соседних островов происходят изме­нения, связанные с выпасом скота (особенно — овец), вырубкой лесов для промышленных целей и для получения пахотных земель. Площади лесов неуклонно сокращаются (например, в Новой Зеландии за время европейской колонизации они сокра­тились в шесть раз). В лесопосадках обычно используются не местные, а главным образом чужеземные виды деревьев.

В Австралии с ее сухим климатом большой вред лесам, как естественным, так и саженным, а также и другим расти­тельным сообществам приносят пожары. Все эти явления вносят большие и далеко не всегда положительные изменения в картину естественного растительного покрова.

  • ← Внутренние воды Австралии
  • Животный мир Австралии →

Источник: collectedpapers.com.ua