Отряд объединяет наиболее развитых и прогрессивных млекопитающих. «Приматы» в переводе означают «первые», так как представители вида обезьян — одни из самых высокоорганизованных животных. Насчитывается больше 200 видов приматов — это и маленькие карликовые игрунки (до 10см в длину), и огромные гориллы (до 180см в длину) с весом около 250кг.

Отряд Приматы

Общая характеристика Отряда

Приматы населяют тропические зоны: предпочитают жить в густых зарослях. Другие виды древесных животных лазают по деревьям при помощи острых когтей. Но приматы для этого используют длинные пальцы, которыми обхватывают ветку.

Передние и задние конечности — пятипалые, первый палец, как у человека, противопоставлен остальным. Так животные надежно хватаются за ветви и удерживаются на них. На пальцах нет когтей, а растут плоские ногти. Конечности приматы используют не только для перемещения, но также для захвата пищи, чистки и расчесывания волос.

Признаки отряда приматы:


  • Бинокулярное зрение;
  • конечности с пятью пальцами;
  • тело густо покрыто волосами;
  • вместо когтей развиты ногти;
  • первый палец противопоставлен остальным;
  • слабое развитие обоняния;
  • развитый головной мозг.

Эволюция

Приматы — старейшая группа плацентарных млекопитающих. C помощью останков удалось исследовать их эволюцию на протяжении 90 млн лет, именно тогда приматообразные были разделены на приматов и шерстокрылов.

Спустя 5 млн лет образовались новые две группы: сухоносые и мокроносые приматы. Затем появились долгопятообразные, обезянообразные, лемурообразные.

Глобальное похолодание, которое наступило 30 млн лет назад, привело к массовому вымиранию приматов, представители остались только в Африке, Америке и Азии. Тогда начали появляться первые истинные предки современных приматов.

Эволюция приматов
Эволюция приматов

Эти животные жили на деревьях и питались насекомыми. От них пошли орангутаны, гиббоны, дриопитеки. Последние — вымершая группа приматов, которая эволюционировала в другие виды: шимпанзе, горилла, человек.


Мнение ученых, что человек произошел от дриопитенков, основано на множестве сходств в строении и внешнем виде. Прямохождение — главный признак, впервые отделивший человека от приматов в ходе эволюции.

iv>
Сходство человека с приматами
Сходство
Характеристика
Внешний вид Крупные размеры, длинные конечности с одинаковым планом строения (пятипалость, противопоставление первого пальца остальным), похожая форма наружного уха, носа, мимическая мускулатура, ногтевые пластины
Внутренний скелет 12-13 пар ребер, сходные отделы, одинаковое строение костей
Кровь Один клеточный состав, четыре группы крови
Хромосомный набор Количество хромосом от 46 до 48, сходная форма и структура
Метаболические процессы Зависимость от ферментных систем, гормонов, одинаковые механизмы расщепления питательных веществ
Заболевания Туберкулез, дифтерия, корь, полиомиелит протекают одинаково

Органы чувств

Среди всех млекопитающих у обезьян самый развитый головной мозг, с множеством извилин в полушариях. Слух и зрение отлично развиты. Глаза одновременно фокусируются на объект, позволяя точно определить дистанцию, что очень важно при прыжках по веткам.

Обезьяны способны различать форму окружающих предметов и их окрас, находясь на расстоянии, они видят зрелые плоды и съедобных насекомых. Обонятельные рецепторы плохо различают запахи, а за осязание отвечают пальцы, ладошки и стопы, лишенные волосяного покрова.

Образ жизни

Употребляют в пищу растения и мелких животных, но отдают предпочтение все же растительной еде. Новорожденные приматы способны видеть с первых дней, но передвигаться самостоятельно не могут. Детеныш цепляется к шерсти самки, которая держит его одной рукой и носит с собой.

Ведут активный образ жизни в дневное время. Объединяются в стада с вожаком — сильнейшим самцом. Все подчиняются ему и следуют его указаниям, которые посылаются с помощью мимики, жестов, звуков.

Места обитания


В Америке распространены приматы с широкими ноздрями (широконосые обезьяны), с удлиненных хвостом, который легко цепляется за ветви. Известный представитель широконосых — паукообразная обезьяна, получившая такое название из-за длинных конечностей.

На территории Африки и тропической Азии живут узконосые приматы. Хвост, к примеру, у мартышек, во время лазанья не играет существенной роли, а некоторые виды вовсе его лишены. Павианы предпочитают жить на земле, перемещаясь на четырех конечностях.

Классификация отряда

Существует несколько классификаций отряда приматы. Современная выделяет два подотряда: мокроносые приматы и сухоносые.

Признаки из подотряда Мокроносые отличают их от сухоносых видов. Главное отличие — мокрый нос, который дает возможность лучше воспринимать запахи. Первый палец в меньшей мере противопоставляется другим пальцам. Мокроносые дают более плодовитое потомство — до нескольких детенышей, а сухоносые в основном вынашивают одно дитя.

Более старым считается разделение приматов на две группы: полуобезьян (низшие приматы) и обезьян (высшие приматы):

  1. К полуобезьянам относятся лемуры и долгопяты, зверьки небольших размеров, активны в ночное время. Населяют территорию тропической Азии и Африки.
  2. Обезьяны — это высокоорганизованные животные, к представителям которых относятся разные виды мартышек, игрункообразные, гиббоны, а также человекообразные обезьяны.
>

Человекообразные обезьяны

К человекообразным обезьянам относятся африканская горилла, шимпанзе, орангутаны. Человекообразные обезьяны днем лазят по деревьям в поисках пищи, ночью селятся в гнездах из сучьев. Они умело и быстро перемещаются на задних конечностях, поддерживая равновесие при помощи тыльной поверхности кисти, которой упираются об почву. Человекообразные обезьяны лишены хвоста.

Человекообразные обезьяны
Человекообразные обезьяны

Представители семейства имеют хорошо развитый головной мозг, что определяет их поведение. Они наделены отличной памятью и смышленостью. Человекообразные обезьяны могут из подручных средств делать примитивное орудие. Шимпанзе с помощью ветки достает из узких ущелий насекомых, применяет соломинки как зубочистки. Большие сучки, груды земли обезьяны используют как оружие.


Благодаря развитой лицевой мускулатуре шимпанзе могут общаться, посылая мимические знаки друг другу: могут изображать испуг, злость, радость. В этом отношении человекообразные обезьяны очень схожи с людьми.

Для человека как представителя приматов характерно также: пятипалая хватательная конечность, тактильный узор, дифференцировка зубов, значительное развитие сенсорных систем, малая плодовитость и другое. Именно поэтому человека относят к семейству человекообразных обезьян. Отличительной чертой людей является сознание, которое возникло в связи с трудовой деятельностью.

Источник: animals-world.ru

Человекообразные обезьяны (характеристика см. Узконосые обезьяны) — обнимают собой три ныне живущих рода: орангутанга (Simia), шимпанзе (Troglodytes s. Antropopithecus) и гориллу (Gorilla). Некоторыми сюда же относятся и гиббоны (см. Узконосые обезьяны). Оранг, живущий на Борнео и Суматре, достигает ростом 1,35 м, а длина распростертых рук достигает 2,4 м. Голова короткая, как бы сплюснутая спереди назад. Туловище широко в бедрах, живот выступает вперед; шея в складках, так как животное обладает чрезвычайно развитыми гортанными мешками, которые могут надуваться (см.


же.). Большой палец ноги и руки короток и слабо развит. 2, 3, 4 и 5 пальцы руки соединены при основании перепонкой, достигающей до ⅓, реже до ½ первого сустава. Ногти плоские и на большом пальце ног могут отсутствовать; кисть и ступня и конечности вообще удлинены и руки достигают до ступни. Губы морщинисты и вздуты; нос плоский и носовая перегородка выдается из-за ноздрей; ушные раковины иногда имеют мочки; клыки сильно развиты, и нижняя челюсть сильно выступает вперед. Шерсть на спине и груди жидкая и редкая, а на боках растет длинными космами. На лице волосы растут в виде бороды. Лицо и ладони без волос, также почти голы грудь и тыльная сторона пальцев. Цвет шерсти варьирует от темно-бурого до светло-рыжего или желтого. Голые части имеют сероватый или синеватый цвет. Самцы отличаются большей величиной, более сильным развитием волосяного покрова, бороды, а у некоторых рас присутствием щечных подушек или кожистых наростов по бокам головы, тянущихся от глаз до уха и верхней челюсти. Орангутанг представляет, по-видимому, один вид (Simia satyrus), хотя последний исследователь — Зеленко — склонен признать на основании некоторых отличий в зубной системе суматринского оранга за особый вид (S. sumatranus). Однако уже прежние исследователи различали несколько подвидов, или рас, оранга (S. wurbii morio, abelii, bicolor, brookei, owenii и др.) и некоторые из них считали за особые виды. Зеленко заменил все эти названии другими, данными по месту обитания расы, и всего насчитывает до 10 рас, отличающихся объемом черепа (у одних — малоголовых — объем черепа варьирует от 350 до 440 куб.

, у других — большеголовых — от 410 до 500 куб. см), по присутствию или отсутствию у самца на щеках подушек, придающих орангу своеобразный вид, и цвету шерсти. К числу рас, у которых самцы имеют щечные подушки и притом большой череп, принадлежит S. satyrus dadappensis, a к числу имеющих притом малый череп — S. satyrus batangtuensis, landakkensis, wallacei и S. sumatranus deliensis; к числу рас, у которых самцы без щечных подушек и притом большой череп: S. satyrus scalauensis и tuakensis, а притом малый череп имеют: S. satyrus rantaensis (подраса), genepaiensis и S. sumatranus abongensis. Сведения об оранге в первоначальной полумифической форме находим у Плиния, хотя, может быть, что его «сатиры» были и гиббонами, но впервые точные наблюдения сделаны в XVII столетии Бонтиусом. Сведения относительно образа жизни собрали Wosmaern, Валлас и др. — Шимпанзе (Troglodytes niger) распространено по Верхней и Нижней Гвинее, а равно на юге доходит до области Конго и внутрь материка до Страны озер. Ростом шимпанзе достигает 1,3 — 1,7 м. Голова удлиненной формы. Туловище широкоплечее, бочонкообразное, руки короче, чем у оранга, и достигают ниже колен; на ногах — большой палец отделен от прочих выемкой, а перепонка, соединяющая пальцы руки, доходит до ½ первого сустава, а иногда достигает до его конца. Ногти выпуклые и темного цвета.

с плоский, и носовая перегородка мало выдается. Ушная раковина без мочки. Верхняя губа длинная, морщинистая; нижняя выдается за верхнюю, и губы могут сильно вытягиваться. Волосы длиннее на затылке, щеках, плечах, спине и бедрах и преимущественно черного цвета, хотя с буроватым и даже рыжеватым оттенком, особенно в старости; на голове разделены пробором. Кожа телесного цвета. Щеки морщинистые, грязно-желтого, а в старости часто коричневого цвета. Также часто темнеют с возрастом уши и кожа конечностей. Вопрос о числе видов до сих пор не может считаться окончательно решенным. Однако, во всяком случае надо отличать несколько разновидностей. Типичный Т. niger E. G. St. Hilaire — имеет более округлую голову, надбровные дуги сильнее развиты у самца, лицо не очень сильно прогнатично (лицевой угол 70°), ушные раковины большие; рост 1,1 — 1,3 м. Лицо и конечности сохраняют телесный цвет, а шерсть черная, реже буроватая. Т. niger var. Schweinfurthii Giglioli — с более удлиненной головой, надбровные дуги слабо развиты, нос широкий, ушные раковины меньше, лицо более прогнатично (лицевой угол 60°). Кожа темнеет с возрастом. Черная шерсть — с буроватым, а на спине желтоватым оттенком. Вероятно, к этой разновидности надо отнести Т. aubryi, описанный Gratiolet и Alix. T. niger var. Koalo-kamba, а также var. tschego — представляют, вероятно, одну разновидность (если только не особый вид) и притом настолько близкую к горилле, что когда в дрезденском саду жила представительница этой разновидности (Mafuca), то ее одни считали за молодую гориллу, другие за помесь шимпанзе с гориллой. Это животное отличалось дикостью, большим сильным прогнатизмом, небольшими очень высоко поставленными ушными раковинами, сильным развитием надбровных дуг, широким носом, скоплениями жира на щеках, крепким сложением и мощным развитием конечностей. Другие разновидности, описанные в разное время (T. leucoprymnus, vellerosus, calvus и др.), вероятно, должны быть распределены между, вышеперечисленными. Сведения о шимпанзе, собранные моряком Э. Лопесом, опубликованы в 1598 г. Пигафетой, а потом, хотя под ошибочным названием мандрила, но довольно верно была описана шимпанзе Смитом; Tulpius (1611) исследовал анатомию шимпанзе, привезенной впервые в Европу. Обстоятельную анатомию этого животного дал (1699) Тизон. С надлежащей ясностью шимпанзе была отличена от гориллы авантюристом Бателем (1613), хотя и после этого долгое время шимпанзе смешивали с молодыми гориллами и даже с орангом, и только благодаря миссионеру Саважу (1847 г.), а потом благодаря классическому анатомическому исследованию шимпанзе и гориллы Оуэном (Owen) различие между этими двумя формами точно установлено. Сведениями об образе жизни шимпанзе мы обязаны Саважу, Коппенфельсу, Фалькенштейну и др. Горилла (Gorilla gina s. savagei) распространена в Нижней Гвинее, а также в Верхней вплоть до Камеруна и представляет самую крупную из Ч. обезьян (высота 1,65 — 1,9 м и более, длина передних конечностей 1,08 м). Голова удлиненная. Туловище длинное и крепкое и очень широкое в плечах; руки до колен, плечевые кости, кисти и ступни очень удлиненны. Большой палец рук длиннее, чем у прочих Ч. обезьян, а прочие пальцы соединены перепонкой, доходящей до второго сустава. Ногти маленькие. Череп вследствие сильного развития надбровных дуг и гребней (см. ниже) придает голове и лицу своеобразную форму. Нос плоский, ноздри широкие, косо поставленные; губы приближаются к человеческим. Уши сравнительно меньше, чем у шимпанзе, и приближаются по форме к человеческим; мочка всегда ясно выражена. Шерсть длинная, темно-бурая, редкая на груди, брюхе и спине, но большая часть лица, уши, кисти и ступни с боков и снизу голые; кожа темно-серая. Аликс и Бувье описали гориллу, убитую около деревушки негритянского князька Manyema и считаемую ими за особый вид G. Manyema. Она отличалась меньшим ростом, некоторыми особенностями черепа и прочего скелета, меньшей длиной конечностей, спина серого цвета, а брюхо — бурого и с бородой на щеках и подбородке. Волосы на спине длинные, а не вытертые, как у G. gina. Вернее, что эта форма представляет разновидность того же вида, G. gina. Вероятно, шимпанзе, а не горилле принадлежали те шкуры, которые были привезены Ганноном (в 470 г. до Р. X.) в Карфаген и сохранились, по словам Плиния, в храме Астарты до 146 г. до Р. X. Если описание Лопеца относить к шимпанзе, то впервые достаточно горилла была описана в конце XVI века Баттелем, и только в 1846 т. удалось миссионеру Вильсону привести череп гориллы в Европу. Дальнейшими сведениями мы обязаны Саважу, дю Шаллью, хотя последний многое преувеличил, Риду (Reed), Коппенфельсу, Пехцель-Леше и др. Первый горилла был доставлен живым в Европу (в Лондон) только в 1869 г. Ископаемые остатки Ч. обезьян немногочисленны и ближе стоят к ныне живущим гиббонам. До настоящего времени найдены: 1) Pliopithecus antiquus G. Gervais — в миоцене Франции, Швейцарии и Германии. Известны нижняя челюсть с 16 зубами, а равно несколько зубов верхней челюсти, очень похожих на зубы гиббона. 2) Dryopithecus fontani Lartet, найденный в миоцене Франции и Швабии. Известны 12 зубов, неполная нижняя челюсть с зубами и полная нижняя челюсть. Зубы очень похожи на человеческие. 3) Pliohylobates eppelsheimensis — найдено только бедро, и родство этой формы не ясно. В Азии найдены: в Сивалакских слоях Palacopithecus sivalensis, Lydekker и Dubois (одна нижняя челюсть) и на Яве Pithecantropos erectus Dubois. Слои, в которых найдена последняя форма, от которой известны черепная крышка, 2 коренных зуба и бедро, надо отнести или к позднейшему плиоцену, или к древнейшему делювию. Особенное значение имеют остатки Dryopithecus и Pithecantropus. (Вопрос этот разобран в ст. Узконосые обезьяны). Остеология Ч. обезьян, главным образом, череп, недавно вновь изучен Зеленка. Шимпанзе имеет более слабо развитые скелет и мускулатуру головы, причем половые различия слабо выражены. Зубы самца и самки одинаково невелики и почти одинаковой величины и клыки самца, хотя немного длиннее, но все же не достигают такого развития, как у оранга и гориллы. Шимпанзе обладает наименьшим объемом черепа, и разница в объеме черепа самца и самки у этой формы наименьшая. У оранга самки имеют почти также развитые скелет и мускулатуру головы, как и самки шимпанзе, и вместимость их черепа едва превышает таковую самки шимпанзе, но зато у самца скелет и мускулатура головы получают более сильное развитие, и вместимость черепа самца превышает таковую самки уже на 70 куб. см. У гориллы скелет и мускулатура головы достигают наиболее мощного развития между всеми Ч. обезьянами, а равно череп достигает наибольшей вместимости. Разница между вместимостью черепа самца и самки почти такая же, как у оранга. Вообще между развитием головной мускулатуры и вместимостью черепа, существует известная зависимость. Средняя вместимость черепа Ч. обезьян варьирует от 380 — 410 куб. см у самки и 420 — 480 у самца. Вообще у всех Ч. обезьян, как и у человека, объем черепа самки меньше, чем таковой самца. У шимпанзе самки вместимость черепа варьирует от 320 до 450 куб. см, в среднем 390 куб. см, у самца от 350 до 480, в среднем — 420 куб. см, т. е. между средними величинами разница в 30 куб. см. У оранга самки от 300 до 490, а в среднем 390; у самца — от 360 до 530, а в среднем 455, т. е. разница между средними величинами 60 — 70 куб. см. У гориллы самки — от 380 до 530; а в среднем 450 куб. см, у самца — от 420 до 590, а в среднем 510 куб. см, т. е. разница между средними величинами 60 куб. см. Иначе говоря, это различие между полами у различных антропоморфных выражено в различной степени. Цифры эти получены Зеленко (1899) на основании измерений 300 черепов оранга, 90 черепов гориллы и 60 черепов шимпанзе. Исключительное положение занимают черепа гориллы, описанные Топинаром: у самца вместимость была 623 куб. см, у самки 580 куб. см. Надбровные дуги у шимпанзе развиты слабее, чем у других Ч. обезьян, и у обоих полов одинаково: у оранга — слабо развиты у самки, но у самца особенно сильно развиты и в вышину и в ширину. У гориллы они достигают наибольшего развития и притом наиболее сильного у самца. Отчасти, хотя не всецело, это развитие стоит в зависимости от развития височных мышц. Кроме того, в зависимости от развития мускулатуры головы, на черепе Ч. обезьян развиваются гребни: сагиттальный и поперечный затылочный. У шимпанзе только у самцов замечен слабо развитой затылочный гребень и весьма редко наблюдается такой же слабый сагиттальный. У оранга затылочный развит у самца и у самки, причем у первого хорошо развит, а сагиттальный развит только у самца, хотя изредка лишь отсутствует и у него. У гориллы затылочный гребень у обоих полов, но у самца сильнее развит, а сагиттальный сильно развит у самца, а иногда даже наблюдается и у самки. Кроме того, череп различных Ч. обезьян характеризуется некоторыми вторичными признаками. Чрезвычайно характерным признаком для зубов оранга является присутствие на внутренней, обращенной к языку поверхности резцов и клыков, продольных морщинок или складок. Точно такие же тонкие морщинки имеются на жевательной поверхности коренных зубов и на жевательной поверхности средней пары верхних резцов. У шимпанзе эти морщинки (кроме жевательной поверхности внутренних резцов верхней челюсти) также имеются, но гораздо слабее выражены, а у гориллы на резцах и клыках вместо морщинок имеется небольшое число желобков, а морщинки слабо развитые только на жевательной поверхности ложнокоренных; на настоящих коренных жевательные бугорки на той поверхности, которой они обращены к центру зуба, несут 1 — 4 полосок, тянущихся от основания к вершине бугорка. Полоски эти имеют совершенно иной вид, чем более многочисленные и неправильно изогнутые морщинки зубов оранга. По отсутствию таких морщинок и желобков зубы гиббонов гораздо ближе к зубам человека, чем зубы типичных Ч. обезьян. Вообще приматам свойственны 4-бугорчатые коренные в верхней челюсти и 5-бугорчатые в нижней. В наибольшей чистоте этот тип сохранился у гиббонов и гориллы, хотя у первых, как и зуб мудрости у человека, задний коренной иногда имеет всего 2 или 1 бугорок и 1 корень. Шимпанзе редко свойственна наклонность к появлению придаточных бугорков на двух передних (1 и 2) коренных обеих челюстей и более часто уменьшение числа бугорков на задних (3). Сильно выражена наклонность к увеличению числа бугорков на обеих челюстях у оранга, и в то же время наблюдается сильное упрощение заднего края третьего коренного зуба. Черепа Ч. обезьян имеют черты как первичного, так и вторичного характера. Вообще, череп шимпанзе представляет многие первичные черты. Половые отличия слабо выражены, зубы и челюсти малы; гребни слабо выражены или вовсе не развиты; носовые кости короткие. Рядом с этим встречаются и некоторые черты вторичного характера: развитие надбровных дуг, широкая межглазничная перегородка; морщинистая поверхность коренных зубов и наклонность их к образованию добавочных бугорков и к исчезновению заднего коренного зуба, постоянное сочленение височной кости с лобной посредством особого отростка (processus frontalis). Коренные зубы шимпанзе ближе к человеческим, чем коренные зубы других Ч. обезьян, но молочные зубы ближе к таковым оранга, чем человека. Череп оранга, склонный к сильному варьированию, обладает большим числом особенностей позднейшего характера. Половые отличия резче выражены, особенно бросается в глаза сильное развитие у самца клыков; зубы крупнее, и в связи с этим челюсти более мощны, а морда вытянута, и носовые кости длиннее; у самца и самки имеется затылочный гребень; бугорки жевательной поверхности коренных зубов толще, и зубы эти бывают снабжены добавочными бугорками. Позади заднего коренного иногда появляется, как и у человека, еще один зуб, исчезнувший у ближайших предков Ч. обезьян, но свойственный, вероятно, общему предку всех обезьян. К числу черт первичного характера надо отнести отсутствие лобных пазух, узкую межглазничную перегородку и узкие носовые кости, сочленение теменных костей с большими крыльями клиновидной кости (как норма это сочленение свойственно и человеку). У гориллы половые отличия, а именно, преобладание клыков у самца, а равно сильное развитие мускулатуры и гребней, еще сильнее выражены, равно и череп приобрел большую вместимость, сильные надбровные дуги, крупные зубы, удлиненные челюсти, длинные и широкие носовые кости, коническую форму бугорков коренных зубов, а равно постоянное сочленение лобной кости и височной посредством лобного отростка. Точно так же имеется наклонность к появлению излишнего коренного зуба. Череп детский Ч. обезьян и человека обладает гораздо большим числом общих черт, нежели череп взрослых форм, ибо многие из перечисленных признаков вторичного характера приобретаются только с возрастом. Отношение ширины и высоты черепа к длине — у оранга в среднем, по Зеленко, такое:

  Длина Ширина Высота
У сосунов и детенышей 100 91 — 87 78
У взрослой самки 100 84 78
У взрослого самца 100 85 75,5

Таким образом, по делению Ретциуса (см. Человек) — оранг является брахицефалом. Обыкновенно гориллу и шимпанзе считают долихоцефалами, но Вирхов полагает, что означенная долихоцефалия кажущаяся и зависит от внешних выступов на костях, а молодые гориллы являются брахицефалами. Вообще, вряд ли это деление, столь важное по отношению к человеческим расам, имеет то же значение по отношению к обезьянам. Что касается до прочих частей скелета, то отметим, что у гориллы 13 спинных позвонков и 13 ребер, а иногда бывает 14, и 4 поясничных. Остистые отростки шейных позвонков достигают громадного развития, ибо прикрепляющаяся к ним связка, поддерживающая череп (lig. nuchale), тоже сильно развита из-за большой тяжести головы. В зависимости от сильного развития остистых отростков и мускулатуры шея извне не выражена у гориллы. Таз гориллы также имеет своеобразную форму. Плечевая кость гориллы и оранга обыкновенно в своей нижней части на дне углубления, в которое входит olecranon, прободена. У шимпанзе — число позвонков то же, что у гориллы, и ребер также 13, но шейные позвонки не имеют таких громадных остистых отростков, и, вообще, скелет приближается к человеческому. У оранга 12 спинных позвонков и 12 пар ребер и 4 поясничных, но шейные также без громадных остистых отростков. В кисти имеется обособленное os centrale. Пропорции и отличия от человеческого скелета — см. Человек. Что касается до особенностей строения мягких частей, то весьма своеобразным является устройство гортанных мешков, свойственных всем Ч. обезьянам. Морганьевы желудочки выпячиваются между гортанными хрящами и образуют тонкостенные мешки, наполняемые воздухом. Особенно сильного развития они достигают у гориллы и еще большего у оранга: они распространяются на шее и заходят в подмышечную область. В тех случаях, когда наблюдается непарный срединный мешок, он происходит через асимметричное разрастание одного из боковых мешков (левого). Мешки эти, с одной стороны, являются резонаторами, а с другой — подпирают тяжелую голову спереди и ослабляют трение рук об туловище. Замечательно также слабое развитие больших срамных губ и mons Veneris, a равно присутствие os penis. Что касается до психических свойств Ч. обезьян, то они во всяком случае выше, чем таковые всех прочих животных. Двигаются они, держа ноги согнутыми в коленях, опираясь на тыльную поверхность рук, отчего на этой поверхности развиваются мозоли. Оранг при этом становится не на всю ступню, а главным образом на ее наружный край. На ноги Ч. обезьяны становятся лишь при нападении или держась за ветви дерева. Впрочем, шимпанзе чаще и охотнее других ходит в вертикальном положении. То же делают и некоторые гиббоны, балансируя своими длинными, достигающими до земли руками. Оранг на ночь устраивает на деревьях гнездо из сучьев и будто бы покрывается листьями пандана; питается плодами и особенно любит дурионы. Держится семьями или по одиночке. В неволе легко ручнеет и приучается к человеческому обществу. Приучается пользоваться постелью и одеялом. поправлять постель, мыть пол своей клетки тряпкой и водой и убирать за собой, пользоваться стаканом, ложкой, откупоривать бутылки и т. п. Шимпанзе также делает гнезда на деревьях и хотя не на каждую ночь, как оранг, но все-таки часто меняют их в зависимости от истребления корма. Редко встречается на дереве несколько гнезд, хотя шимпанзе собираются нередко обществами. Питается плодами, орехами, почвами, но есть указания (Фалькенштейн), что шимпанзе не только в неволе, но и на свободе питается и животном пищей: насекомыми, пауками, яйцами и крысами. В неволе шимпанзе легко выучивается многим человеческим обычаям: подвязывать себе салфетку и утирать ей губы, наливать себе вино, чокаться, наливать себе чай и пить его из блюдца, употреблять мел для черчения и т. п. Роменсу удалось показать, что шимпанзе обладает способностью к счету до 10. Так, в пределах этого числа он получал от шимпанзе всегда желаемое число соломинок в обмен на фрукты. Если же число соломинок в опыте превышало эту цифру, то обезьяна часто ошибалась и ее можно было обмануть, заставив, напр., согнутую вдвое соломинку счесть за две. Горилла ночует на деревьях, а логово на дереве же самец устраивает для беременной самки, а сам ночует тогда у подножия дерева. Самцы ведут борьбу из-за самок, иногда со смертельным исходом. Вообще горилла наиболее свирепая и наиболее сильная из Ч. обезьян и, будучи ранена, охотно нападает на человека. Нередко гориллы собираются обществами. Пища растительная, но, по-видимому, не брезгует и животной. В неволе горилла также скоро приучается к людским обычаям, напр., к употреблению ключей, и даже умеет отыскать ключи от разных клеток, отпирать двери по звонку, пользоваться ванной и т. п. На сходство в выражении ощущений у Ч. обезьян и человека обратил внимание Дарвин. Оттягивание углов рта (без обнажения зубов) и сморщивание нижних век — сходно с нашей улыбкой. Шимпанзе при радости и щекотании под мышками издает звуки, похожие на смех, а при досаде и злости бьется головой о стену и об пол, царапает лицо, рвет себе волосы и издает вопли, как капризный ребенок; в гневе и радости стучит ногами по полу или колотит по дереву, где звук сильнее, а равно хлопает руками по столу. Ласкаясь, кладет голову на грудь человека, обнимает его. Когда у обезьяны болит что-нибудь, напр., горло, она берет врача за руку и кладет его руку на больное место; самец обнимает самку и целуется с ней. Горилла от удовольствия становится на ноги и колотит себя в грудь кулаками, хлопает ладонями и т. п. Особенно поражает сходство в выражении ощущений у больных и вообще страдающих обезьян с у таковым человека в аналогичном положении. При умирании Ч. обезьяны тоже обнаруживают такие человеческие черты, что охотники переживают весьма тяжелые минуты, глядя на смерть своих жертв. Дарвин приходит к заключению, что различие между психикой человека и Ч. обезьяны не качественное, а количественное (отличие Ч. обезьяны от человека — см. Человек; там же и литература).

В. М. Ш.

Источник: ru.wikisource.org

Эволюция

Летопись окаменелостей является неполной, но ученые считают, что древние гоминоиды разошлись с мартышковыми между 29 и 34 миллионами лет назад. Первые современные гоминоиды появились около 25 миллионов лет назад. Гиббоны были первой группой, которая отделилась от других групп, около 18 миллионов лет назад, а затем последовала линия орангутанов (около 14 миллионов лет назад), и горилл (около 7 миллионов лет назад). Самый последний раскол произошел между людьми и шимпанзе около 5 миллионов лет назад. Ближайшие живые родственники гоминоидов — обезьяны Старого Света, или мартышковые.

Среда и ареал обитания

Гоминоиды обитают в тропических лесах по всей части Западной и Центральной Африки, а также в Юго-Восточной Азии. Орангутаны встречаются только в Азии, шимпанзе населяют Западную и Центральную Африку, гориллы распространены в Центральной Африке, а гиббоны обитают в Юго-Восточной Азии.

Описание

Большинство гоминоидов, за исключением людей и горилл, являются опытными, а также гибкими альпинистами. Гиббоны — самые проворные древесные приматы из всех гоминид. Они могут прыгать по ветвям, быстро и эффективно передвигаясь по деревьям. По сравнению с другими приматами, гоминоиды имеют более низкий центр тяжести, сокращенный позвоночник относительно их длины тела, широкий таз и широкую грудную клетку. Их общее телосложение дает им более вертикальное положение, чем другим приматам. Их лопатки находятся на спине, что обеспечивает широкий диапазон движений. Гоминоиды также не имеют хвоста. Вместе эти характеристики дают гоминоидам лучший баланс, чем их ближайшим живим родственникам — обезьянам Старого Света. Гоминоиды, следовательно, более устойчивы, когда стоят на двух ногах или размахивают конечностями, и висят на ветвях деревьев.

Гоминоиды являются очень умными и способны решать проблемы. Шимпанзе и орангутаны изготавливают, а также используют простые инструменты. Ученые, изучающие орангутанов в неволе, отметили способность этих приматов использовать язык жестов, решать головоломки и распознавать символы.

Описание родов

Гиббоны

Гиббоны замечательны своим способом локомоции – брахиацией, то есть передвижением только с помощью рук. Гиббон раскачивается на ветке на руках, перебрасывается на другую ветку, а ноги при этом никак не участвуют. Причём скорость быстрой брахиации практически равна скорости полёта птицы. Специализация к брахиации у гиббонов так велика, что они не могут передвигаться по земле на четырёх ногах и при необходимости спуститься на землю ходят на двух, поднимая руки вверх. Самый большой гиббон – сиаманг – отличается срастанием пальцев на руках, отчего образуется крючок, удобный при брахиации; за такое строение рук сиамангов называют ещё симфалангами. У других гиббонов может почти полностью редуцироваться большой палец на руке. Гиббоны уникальны своими вокальными способностями – они поют по утрам на вершинах деревьев, у некоторых видов – особенно у сиаманга – для этого есть даже увеличенные горловые мешки. Живут гиббоны семейными группами. В отличие от большинства приматов, у некоорых видов гиббонов самцы, самки и детёныши имеют разную окраску.

Орангутаны

Орангутаны тоже часто передвигаются с помощью брахиации, но медленно. На большом пальце стопы у орангутанов часто нет ногтя – редукция вследствие адаптации к древесному образу жизни. Орангутаны иногда используют орудия труда, например, делают из листьев зонтики от дождя, хотя их образ жизни не способствует развитию трудовых навыков. Социальная структура современных орангутанов сильно нарушена человеком. Раньше, по-видимому, орангутаны были сравнительно социальными животными, но в настоящее время на Калимантане они живут по-одиночке. На Суматре их первоначальный образ жизни сохранился лучше: самец контролирует большую территорию, которая включает участки нескольких самок с детёнышами, хотя пары образуются только на период размножения. Самцы гораздо крупнее самок и отличаются большими горловыми мешками и кожными наростами по бокам головы. Недавно удалось выяснить, что орангутаны острова Суматра изредка охотятся на небольших животных.

Гориллы

Гориллы гораздо крупнее и сильнее человека и большинства животных, отчего не имеют в природе врагов, кроме людей и, иногда, леопардов. Вероятно, это привело к уменьшению стимулов к эволюции и развитию интеллекта, хотя потенциально гориллы крайне умны. По земле они передвигаются, как и шимпанзе, на четвереньках с опорой на согнутые фаланги пальцев. Как и у орангутанов, половой диморфизм – различие самцов и самок – у горилл выражен очень резко: самцы почти вдвое крупнее. Старые доминантные самцы приобретают серебристый цвет спины, они контролируют группу, в которую входит гарем из нескольких самок с детёнышами, а также молодые самцы. Когда эти молодые самцы подрастают, они образуют свою группу, уводя самок у патриархов.

Питание

Рацион гоминоидов включает листья, семена, орехи, фрукты и ограниченное количество животных. Большинство видов всеядные, но фрукты являются предпочтительной пищей. Шимпанзе и орангутаны в первую очередь едят фрукты. Когда гориллам не хватает фруктов в определенное время года или в некоторых регионах, они питаются побегами и листьями, часто бамбука. Гориллы хорошо адаптировались для жевания и переваривания такого низкопитательного продукта, но эти приматы все же предпочитают фрукты, когда они доступны. Зубы гоминоидов подобны зубам обезьян Старого Света, хотя они особенно велики у горилл.

Размножение

Гестация у гоминоидов длится от 7 до 9 месяцев и приводит к рождению одного потомства или, реже, двоих. Детеныши рождаются беспомощными и требуют ухода в течение длительного времени. По сравнению с большинством других млекопитающих, у гоминоидов наблюдается удивительно длинный период вскармливания материнским молоком. У большинства видов полная зрелость наступает в возрасте 8-13 лет. В результате самки обычно рожают только один раз каждые несколько лет.

Поведение

Как и большинство приматов, гоминоиды образуют социальные группы, структура которых варьируется в зависимости от вида. Гиббоны образуют моногамные пары. Орангутаны являются исключением из социальной нормы приматов, они ведут одиночную жизнь. Шимпанзе образуют группы, которые могут насчитывать от 40 до 100 особей. Больших группы шимпанзе разбиваются на более мелкие группы, когда фрукты становятся менее доступными. Если небольшие группы доминирующих самцов шимпанзе уходят за едой, самки часто совокупляются с другими самцами из своей группы. Гориллы живут в группах с численностью от 5 до 10 или более особей, однако они остаются вместе независимо от наличия фруктов. Когда фруктовые плоды трудно найти, они прибегают к поеданию листьев и побегов. Поскольку гориллы остаются вместе, самец способен монополизировать самок в своей группе. Этот факт связан с большим половым диморфизмому горилл, чем шимпанзе. Как у шимпанзе, так и у горилл, группы включают по крайней мере одного доминирующего самца, при этом самки покидают группу в зрелом возрасте. Многие виды гоминоидов находятся под угрозой исчезновения из-за уничтожения среды обитания, браконьерства и охоты на мясо диких животных, и шкуры. Оба вида шимпанзе находятся под угрозой исчезновения. Гориллы находятся на грани вымирания. Одиннадцать из шестнадцати видов гиббонов вымирают.

Интеллект

Когда исследователи поставили в клетку к гиббону зеркало, произошло неожиданное. Обезьяна с интересом приблизилась к нему, увидела свое отражение и, громко вереща, отбежала в угол. Затем схватила зеркало и стала швырять его из стороны в сторону. Нет никакого сомнения: она не узнала себя и, скорее всего, подумала, что какой-то другой гиббон намерен ей сделать что-то плохое. Похожим образом ведут себя в этой ситуации и другие животные.

Лишь человекообразные обезьяны, оказавшись перед зеркалом, поступают как разумные существа. Это подтвердил и опыт с орангутанихой Сумой. Сначала она тоже испугалась своего отражения в зеркале. Затем стала корчить рожицы, закрывать руками глаза, подглядывая в щелки между пальцами. Встав на голову, она внимательно изучала в зеркале перевернутый мир. Во время еды Сума прилепила к щеке кожицу помидора. Когда она увидела себя в зеркале, то дотронулась до кожицы пальцем и стряхнула ее. Это однозначно доказывало, что Сума узнала себя в зеркале, а это высокое интеллектуальное достижение для животного.

Лемуры и низшие обезьяны не способны отождествить себя с отражением в зеркале. Это по силам (а точнее, по уму) лишь человекообразным обезьянам, но и они отличаются умственными способностями: шимпанзе нужен в среднем один день, чтобы начать узнавать себя, орангутанам – 3 дня, а гориллам – 5 дней. Высокую степень интеллекта человекообразных обезьян доказывают и другие опыты.

Однажды им показали лакомство, которое было подвешено так высоко между деревьями, что обезьяны не могли просто залезть туда и достать его. Перед ними также положили несколько кубов разной величины. Обезьяны быстро сообразили, что, ставя кубы друг на друга, можно построить из них башню, влезть наверх и таким образом добраться до желанной еды. Следует добавить, что, возводя башню, обезьяны в основание клали самые большие кубы, а на верхушку – самые маленькие.

Они решают и более сложные задачи: например, вскрывают ящик отверткой, достают из него ключ, открывают им другой ящик, где в конце концов и находят вознаграждение. Впрочем, нередко животные ставят в тупик исследователей, предлагая специфические «обезьяньи» способы решения задач, до которых не мог бы додуматься человек. Например, вместо того, чтобы городить башню из кубов, какая-нибудь обезьяна будет сбивать лакомство, бросая в него палку, или, раскачавшись на веревке, пролетит несколько метров в своей награде.

В любом случае, человекообразные обезьяны всегда обдумывают задачу и находят решение, а порой и не одно. Такой образ действия ученые расценивают как доказательство достаточно развитого интеллекта.

Язык

Люди издавна мечтали о возможности говорить с животными. Поэтому снова и снова они пытались научить пойманных детенышей человекообразных обезьян речи. Но успеха никто не добился. Обезьянам никогда не удавалось произнести ничего, кроме отдельных невнятных слов, и, уж конечно, их словарный запас не шел ни в какое сравнение со словарным запасом говорящих попугаев.

Во рту и полости зева человекообразных обезьян отсутствуют некоторые звукообразующие элементы органов, которые соответствуют органам речи человека. По этой причине они не могут развить навыки произношения тонко модулированных звуков. Свои эмоции они выражают по-разному (всего эти обезьяны издают не больше 30 видов звуков): испуг или угрозу – резкими, пронзительными криками, страстное желание – пыхтением, призыв к вниманию – звуком «э-э-э», недовольство – брюзжанием и радость – визгом. Обезьяна узнает о настроении другого животного и перенимает его навыки, наблюдая за ним. Мимика, жесты, осанка – вот средства, с помощью которых человекообразные обезьяны передают друг другу существенную информацию. А потому исследователи попытались «заговорить» с обезьянами на языке жестов, которыми пользуются для общения между собой глухонемые люди. Спустя короткое время молодые обезьяны выучили целый ряд знаков, и с ними можно было уже вести настоящие беседы.

Профессор Аллан Гарднер говорит четырехлетней шимпанзе Уошо на языке глухонемых: «Пожалуйста – дай – мне — газету». Прежде чем выполнить приказ, обезьяна отвечает: «Пожалуйста – дай – мне — яблоко». То есть она заранее просит вознаграждение, но после этого делает именно то, что от нее требуют. Чуть позже Гарднер просит: «Пожалуйста – дай – мне — холодильник». Задача, невыполнимая даже для очень сильной обезьяны. Что делает Уошо? Она, ухмыляясь, отвечает жестом: «Ты странный» — и не трогается с места. Ученые показали, что шимпанзе похожи на маленьких детей в разных областях деятельности. В том числе, их можно научить играть в «камень, ножницы, бумагу» примерно с той же точностью, что и четырехлетних детей. И также, как шестилетние дети, они хотят видеть, как наказывают их обидчика.

Восприятие прекрасного

Если дать обезьянам бумагу, краски и кисть, то большинство из них тотчас с огромным воодушевлением примутся рисовать. При этом обезьяны действуют очень аккуратно. Рисуя, они редко залезают за край листа, довольно искусно делят плоскость бумаги на части. Возникают картины, довольно сильно напоминающие произведения современного абстрактного искусства.

Неоднократно удавалось выставлять такие работы на художественных выставках, и никто и не догадывался, что авторами их были человекообразные обезьяны. Специалисты-искусствоведы вынесли следующий вердикт произведениям шимпанзе Конго: «Эти композиции выделяются поразительным ритмом, исполнены динамики и гармонии и по форме, и по колориту». Человекообразные обезьяны охотно рисуют, не требуя за это обычного в других опытах вознаграждения. Они сами знают, завершена картина или нет, и категорически отказываются продолжать законченную, на их взгляд, работу, даже если их настойчиво просят об этом. Они словно настаивают, что малейший штрих испортит картину. Если же в разгар творческого процесса отобрать у обезьян кисточку или бумагу, они откровенно злятся.

Исследователи поведения животных считают, что у обезьян есть эстетическое чувство, правда, в зачаточном виде. Наблюдая за шимпанзе, жившими на воле, в тропическом лесу, они видели, как во время заката обезьяны сидели на опушке поляны и, захваченные этим зрелищем, всматривались в вечернее зарево. Кроме того, многие человекообразные обезьяны в качестве украшения любят повесить себе на шею лиану.

Способны ли человекообразные обезьяны к коллективному убийству?

18 сентября 2014 года в журнале Nature группа приматологов опубликовала статью о природе агрессивного поведения шимпанзе и их способности к коллективному убийству. Мы попросили прокомментировать эту работу антрополога Марину Бутовскую, исследующую истоки агрессивного поведения у человека.

В Nature опубликована статья за авторством ведущих специалистов-приматологов, работающих с шимпанзе обыкновенными и бонобо. Впервые факты летальных агрессивных столкновений были описаны Дж. Гудолл с коллегами. Тогда эта информация встретила бурю возражений, в том числе и со стороны коллег-приматологов. Оппоненты Гудолл делали упор на особенности существования наблюдаемой популяции в заповеднике Гомбе Стрим. А именно настаивали на том, что искусственное подкармливание шимпанзе бананами создало условия для обострения конкуренции за ресурсы и что именно вследствие вмешательства человека возникли беспрецедентные условия для убийства себе подобных в сообществе шимпанзе. О наличии видоспецифического потенциала летальной агрессии среди шимпанзе писал и другой крупный приматолог, много лет работающий с шимпанзе в природе, — Ренхем Р.

В новой статье суммируются данные полевых исследований за последние 50 лет. Наблюдения касаются 18 сообществ шимпанзе и 4 сообществ бонобо. Обобщенный анализ данных подтверждает справедливость гипотезы об адаптивной природе летальной агрессии в направлении представителей чужих сообществ. Летальная агрессия не является артефактом присутствия человека и отмечалась там, где воздействие человека на среду обитания шимпанзе было минимальным или вовсе отсутствовало. Исключительное значение статьи состоит также в том, что она разрушает еще один миф о жизни человекообразных обезьян, а именно о лишенных агрессивности бонобо. Очевидно, что карликовые шимпанзе (бонобо) также способны проявлять агрессию, в том числе и ее летальные формы.

Важнейшим выводом этого нового исследования является установление однозначной связи летальной агрессии с полом. Преимущественно агрессоры были самцами, равно как и их жертвы. Коллективные рейды, направленные на убийство самцов из соседних сообществ, происходили с минимальным риском для нападающих и, следовательно, имели адаптивную выгоду для этих агрессоров (в конечном итоге захват новых территорий, богатых ресурсами). Какое отношение эти факты из жизни шимпанзе имеют к человеку?

К сожалению, самое непосредственное. Во-первых, оказывается, что человекообразные обезьяны в природной среде способны убивать сородичей, да еще и извлекать из этого явную выгоду; во-вторых, речь идет о том, что летальная агрессия является целенаправленным актом и что убивают чужого; в-третьих, это часто акт коллективный, и силы нападающих и жертвы не равны, так что убийцы, в сущности, ничем не рискуют; в-четвертых, групповые акты летальной агрессии осуществляются самцами, а не самками.

Несколько лет назад Сэмюэль Боулз опубликовал с соавторами несколько статей, доказывающих, что эволюция альтруизма у человека происходила в тесной связи с развитием парохиализма — враждебности к чужакам. В свете обобщающих данных статьи Вильсона с соавторами можно полагать, что некое подобие парохиализма уже присутствует у шимпанзе, более того, что данное поведение также часто скоррелировано с дружелюбием и кооперацией в направлении самцов из собственного сообщества.

Видео



Источник: animals-mf.ru


ляют неразрывное целое с минеральной массой, заполняющей полость черепной коробки.
Череп был доставлен южноафриканскому биологу Раймонду Дарту. Он изучил череп и опубликовал его краткое описание, в котором предложил назвать найденную обезьяну африканским австралопитеком (т. е. южной обезьяной).
Находка «таунгской обезьяны» возбудила массу споров. Одни ученые, например Отенио Абель, приписывали череп детенышу ископаемой гориллы. Другие, как Ганс Вейнерт, видели в нем гораздо больше сходства с черепом шимпанзе и свое мнение основывали, в частности, на вогнутости профиля лицевого отдела, а также на форме носовых косточек и глазниц.
Третья группа ученых, к числу которых относятся Дарт, а также Вильям Грегори и Мило Хелльман, полагала, что у австралопитека больше сходства с дриопитеком и человеком. Расположение бугорков на нижних молярах является не очень сильно измененным узором зубов дриопитека.
Надглазничный валик на черепе развит слабо, клыки почти не выдаются из зубного ряда, лицо в целом, по мнению Грегори, поразительно предчеловеческое.
Четвертые, как Вольфганг Абель, обращали внимание на черты специализации, уводящие австралопитека в сторону от человеческой родословной. Так, первые постоянные моляры австралопитека, в отличие от человеческих, шире в задней своей половине.
Перейдем к вопросу о вместимости мозговой коробки описанного Дартом австралопитека. В 1937 г. советский антрополог В. М. Шапкин, применив предложенный им точный метод, получил цифру 420 см3, которая недалека от определенной В. Абелем: 390 см3. Раймонд Дарт определил вместимость мозговой коробки в 520 см3, но эта цифра, несомненно, преувеличена. Принимая во внимание молодой возраст найденного экземпляра, можно было предполагать, что вместимость мозговой коробки взрослых особей австралопитеков равна 500— 600 см3.
Представления о типе австралопитека заметно обогатились, когда летом 1936 г. в Трансваале был обнаружен череп ископаемого антропоида. Он был найден в пещере у с. Штеркфонтейн, близ г. Крюгерсдорпа, в 58 км к юго-западу от г. Претории. Принадлежит этот череп взрослой особи и очень похож на череп шимпанзе, но зубы сходны с человеческими. Череп имеет удлиненную форму: длина мозговой коробки равна 145 мм, ширина 96 мм, следовательно, черепной указатель низкий. Он составляет 96 X 100 : 145 = 66,2 (ультрадолихокрания).
Южноафриканский палеонтолог Роберт Брум, примерно сорок лет работавший в Южной Африке в качестве специалиста по млекопитающим и их эволюции, изучил череп штеркфонтейнской ископаемой обезьяны и отнес ее к роду австралопитеков, к виду трансваальского австралопитека. Однако изучение позднее найденного там же (в Штеркфонтейне) нижнего последнего моляра, оказавшегося весьма крупным и сходным с человеческим, заставило Брума ус-

83


Строение обезьяны

Рис. 35. Череп парантропа (а) крупнозубого (Paranthropus crassidens Broom), находка 1938 г., и нижняя челюсть, находка 1948 г., вид слева (б) и сверху (в)
По Р. Бруму из Г. Улльриха, 1953, 2/5 нат. вел. (ширина изображения 56 мм)

тановить новый род — плезиантропов, т. е. обезьян, более близких к человеку. Поэтому штеркфонтейнский антропоид получил и новое видовое название — трансваальского плезиантропа.
Глубоко заинтересовавшись находками африканских ископаемых антропоидов и проблемой антропогенеза, Брум приложил много энергии на дальнейшие поиски их остатков. С 1936 по 1947 г. было обнаружено свыше 10 неполных черепов и 150 изолированных зубов, а также некоторые кости скелета плезиантропов. В 1938 г. Бруму удалось найти замечательный череп ископаемого антропоида (рис, 35). История этого открытия такова. Один школьник из с. Кромдраай добыл череп обезьяны из породы на склоне холма близ своей деревни и, разбив на куски, взял несколько вывалившихся зубов для игры. О найденных зубах случайно узнал Брум, который поспешил на место находки и с помощью школьника, отдавшего ему зубы обезьяны, нашел куски черепа. Геологическая древность находки падает, по-видимому, на середину четвертичного периода.
Сложив части черепа, Брум был поражен чертами его сходства с человеческим, как, например, в форме височной кости, в строении области слухового прохода, в расположении затылочного отверстия ближе к середине основания черепа, чем у современных антропоидов. Зубная дуга широка, клык невелик, зубы заметно похожи на человеческие.
В итоге исследования Брум назвал кромдраайского антропоида парантропом, т. е. обезьяной, сто-

 

 

 

84


Строение обезьяны

Рис. 36. Нижняя челюсть австралопитека прометея (Australopithecus prometheus Bart) в процессе расчистки брекчии
По Р. А. Дарту, 1948, 5/8 нат. вел. (ширина изображения 59 мм)

ящей рядом с человеком. В 1939 г. были найдены также некоторые кости скелета парантропа, который обнаружил сильное сходство с плезиантропом. Обе обезьяны обладают большой близостью к австралопитеку.
В 1948—1950 гг. Брумом были сделаны новые находки южно-африканских антропоидов — парантропа крупнозубого и австралопитека прометея (рис. 36). Отсюда можно сделать вывод, что Африка должна быть очень богата остатками других, до сих пор еще не открытых обезьян (Якимов, 1950, 1951; Нестурх, 1937, 1938), тем более что в 1947 г. английский ученый Л. Лики нашел, как мы уже упоминали, череп африканского проконсула (обладающего чертами сходства с шимпанзе) в области Кавирондо (Якимов, 1964, 1965).
На основании приведенных фактов можно считать очень вероятным, что в первой половине четвертичного периода и ранее, в верхнем отделе третичного периода, в Африке уже сформировались несколько разных видов крупных высокоразвитых человекообразных обезьян (Зубов, 1964). Объем их мозговой коробки равен 500 — 600 см3 и даже несколько больше (при весе 40—50 кг), а челюсти и зубы, обладая типично антропоидными чертами, в то же время обнаруживают значительную близость и к человеческим зубам. Австралопитеков многие рассматривают как «моделей» предков человека.
Геологическая древность части подобных австралопитековых уходит в нижний плейстоцен, который ныне хронологически датируется глубиной до 2 млн. лет, вмещая виллафранкские слои (Иванова, 1965).
Некоторые из ископаемых африканских антропоидов передвигались на двух ногах, о чем свидетельствуют форма и строение различных найденных костей, например от таза австралопитека прометея (1948) или плезиантропа (1947). Возможно, что они также применяли находимые в природе палки и камни в качестве орудий. Обитавшие в довольно сухих, степных или же полупустынных областях (рис. 37), австралопитеки употребляли также и животную пищу. Они занимались охотой на зайцев, павианов.
Южноафриканский ученый Р. Дарт приписывает ископаемым антропоидам, вроде австралопитеков, умение пользоваться огнем и речью. Но фактов в пользу такого

85


Строение обезьяны

Рис. 37. Австралопитек. Реконструкция В. Е. Ле Грос Кларка, 1952
По Г. Улльриху, 1953, 2/5 нат. вел. (ширина изображения 59 мм)

предположения не имеется (Коenigswald, 1959). Попытки представлять антропоидов Южной Африки в виде настоящих гоминид лишены оснований. Недостаточны также и доказательства, что эти обезьяны были предками всего человечества или какой-нибудь его части. То же относится и к найденному в Италии ореопитеку, остатки которого были обнаружены в Тоскане у горы Бамболи. Известны его зубы, челюсти, фрагменты костей предплечья, найденные в слоях среднемиоценового и раннеплиоценового возраста. Судя по костным остаткам, бамболиев ореопитек значительно приближается к антропоидам (Hurzeler, 1954). В 1958 г. в Тоскане близ селения Бакчинелло в слоях лигнита, датируемых верхним миоценом, на глубине около 200 м был обнаружен почти целый скелет ореопитека. Это безусловно одно из крупнейших открытий в области палеонтологии человека.
Скорее ореопитека надо трактовать как «неудачные попытки» природы: эти обезьяны вымерли. Человеку дала начало, вероятно, одна из южноазиатских форм антропоидов, развивавшихся из раннеплиоценовых человекообразных обезьян типа рамапитека и, вероятно, сходных с австралопитековыми.
Большой интерес, конечно, представляют открытия 1959, 1960 и позднейших годов в Олдовайском ущелье, Танзания, сделанные Луисом Лики (Louis Leakey) и его женой Мэри: это были костные остатки человекообразных обезьян — зинджантропа (рис. 38) и презинджантропа (Реглетов, 1962, 1964, 1966). По радиокарбоновому методу их древность была исчислена примерно в 1 млн. 750 тыс. лет. Первоначально Лики приписал череп зинджантропа (Zinjanthropus) с его хорошо выраженными сагиттальным и затылочным валиками предку человека, но позже сам отказался от такого мнения (Нестурх, Пожарицкая, 1965): сходство здесь больше с парантропом, чем с австралопитеком.
Более близкой к человеку, по-видимому, оказалась находка презинджантропа, сделанная Лики: судя по скелету левой стопы взрослого с довольно выраженным продольным сводом, это существо обладало двуногой походкой; а судя по теменным костям молодой особи

86


объем полости мозговой коробки составлял бы свыше 650 см3. Поэтому презинджантропа назвали «человек умелый» — Homo habilis (Leakey, Tobias, Napier, 1964). Ему же были приписаны находившиеся поблизости несколько небольших камней со следами огранения (Якимов, 1965), которые, однако, могли получиться и случайно при попытках убить какое-нибудь мелкое животное на твердой почве.
Последние годы ознаменовались новыми находками ископаемых антропоидов. Например, К. Арамбур и И. Коппенс (Arambourg, Coppens) найденную в долине Омо, западная Эфиопия, нижнюю челюсть приписали форме, более примитивной, чем австралопитеки, и назвали ее «Паравстралопитек эфиопский» (Paraustralopithecus aethiopicus). Исследователи считают этого антропоида из нижнего виллафранка более примитивным, чем австралопитеки, которые, правда, встречаются и в нижнеплейстоценовых слоях.
Плейстоцен углубился по международному соглашению геологов за счет прибавления к нему виллафранкской эпохи верхнего плиоцена и составляет примерно 2 млн. лет. Количество находок австралопитеков увеличивается (в Гаруси и Пелинджи на озере Нейтрон в Танзании; у озера Чад; в Канапой, Кения и других местах). Очень удачна богатая находка остатков от двенадцати особей австралопитеков, сделанная Ч. Брэйном (1968 г.) в брекчиях Сварткранса из старых раскопок 1930—1935 гг.; в том числе оказалось возможным получить полный слепок эндокрана одного из них.

 

 

 

 

87


Таким образом, Гомо габилис (Homo habilis), или презинджантроп (рис. 39), теперь стоит не так изолированно, как это многим казалось раньше, и можно присоединиться к тем палеоантропологам, которые считают его за один из географических вариантов популяций вида австралопитека. Кроме того, его головной мозг был не так велик, не 680 см3, а 657, по мнению самого Ф. Тобайяса, или даже меньше — 560 (Кочет-кова, 1969).
Дж. Робинсон (Robinson, 1961) так рисует радиацию австралопитековых. Ведя двуногий образ жизни, парантропы были преимущественно растительноядными, а австралопитеки, тоже пользовавшиеся орудиями, перешли к полуплотоядной пище по мере иссушения климата и поредения лесов. В связи с этим у австралопитеков прогрессировала орудийная деятельность и повышался уровень интеллекта. Значит, первый этап — двуногость, а второй — переход к мясной пище.
Естественно, пишет Робинсон, что пользование орудиями могло привести и привело к их выделыванию и к дальнейшему развитию потенциальных предпосылок гоминизации. В общем это так, но качественное отличие третьего этапа гоминизации — изготовление орудий (его творческая сущность) осталось для Робинсона неподчеркнутым. Что же касается парантропов, то они испытали биологический регресс и вымерли.
Любопытны соображения Робинсона относительно родословной гоминид, которую он рисует как самостоятельную с большой геологической древности. По его мне-

 

88


нию, австралопитеки ведут свой род независимо от раннемиоценовых понгид вроде проконсулов, а может быть, даже, учитывая пример амфипитека, от родословной линии, независимой со стадии полуобезьян и медленно развивавшейся на большей части своей истории.
Подобная идея о древности отделения человеческой ветви не раз появлялась в истории науки. Например, известный австрийский палеонтолог Отенио Абель считал парапитека исходным представителем человеческой ветви развития с начала олигоцена. Чарлз Дарвин (1953, стр. 265) писал: «Мы далеки от того, чтобы знать, как давно человек впервые отделился от ствола узконосых; но это могло иметь место в такую отдаленную эпоху, как эоценовый период, потому что высшие обезьяны были уже отделены от низших столь рано, как в верхний миоценовый период, о чем говорит существование дриопитека». Однако современная палеонтология высших обезьян считает, что отделение предчеловеческой ветви произошло, скорее всего, в миоцене, а древнейшие люди появились в течение нижнего плейстоцена (см. также: Бунак, 1966).
В течение третичного и в начале четвертичного периодов, по теории В. П. Якимова об адаптивной радиации человекообразных высших обезьян (1964), одни из них пошли по линии укрупнения размеров тела; между тем у других в связи с развитием орудийной деятельности и сложности поведения обозначился более прогрессивный путь, на который и вступили австралопитеки и предшественники древнейших гоминид (Урысон, 1969).
К числу форм, родственных австралопитекам, относится еще одна находка черепа, но в центральной части Африки. Это так называемый чадантроп (Tchadanthropus), открытый французским палеонтологом Ивом Коппенсом (Coppens, 1965) в начале 1961 г. Речь идет о фрагменте черепа с лобной, орбитальной, скуловой и верхнечелюстной частями; лоб покатый, с сагиттальным утолщением; надглазничный валик хорошо выраженный; скуловые кости массивные; глазницы крупные. Коппенс склонен ставить чадантропа ближе к питекантропам, но советский антрополог М. И. Урысон (1966) на основании своего анализа черепа причисляет его к кругу прогрессивных австралопитековых начала плейстоцена.
Африканские находки человекообразных подверг тщательному пересмотру В. Ле Гро Кларк (Le Gros Clark, 1967). Он считает, что плезиантроп, зинджантроп, презинджантроп и телантроп относятся к одному роду австралопитеков подсемейства австралопитековых семейства гоминид, другими словами, что все это наиболее примитивные гоминиды, но не относящиеся к более высокоразвитым людям, образующим род гомо. В роде австралопитеков Ле Гро Кларк выделяет лишь два вида — африканского и массивного. По его мнению, стопа их вряд ли была хватательной, хотя они еще не очень хорошо передвигались на двух ногах благодаря недостаточно развитому тазу. Но в кисти первый палец был хорошо развит и возможно, что австралопитеки

89


вo время охоты на животных применяли оружие из кости, рога или зуба, поскольку природными орудиями своего тела они не располагали. У австралопитеков была стадная организация и некоторый уровень первоначального общения, звуковой коммуникации, в связи с их довольно развитым интеллектом.
В новейшее время многие исследователи относят к семейству гоминид (Hominidae) не только людей собственно начиная с питекантропов, но также австралопитеков и близких к ним ископаемых человекообразных крупных обезьян. Между тем современные и ископаемые крупные антропоиды обычно относились к семейству понгид (Pongidae). Теперь же существует тенденция объединять оба эти семейства в надсемейство гоминоидов (Hominoidea), или человекоподобных высших приматов. И нам представляется, что было бы правильнее австралопитеков и близкие к ним формы помещать в семейство понгид в качестве подсемейства австралопитецин (Australopithecinae), или австралопитековых (см. также: Зубов, 1964). Передвижение на двух ногах и манипулирование предметами из числа плейстоценовых австралопитековых понгид перешло в искусственное изготовление орудий лишь у предкового вида для человека, для гоминид.
Цепь находок древних человекообразных обезьян продолжается и в Передней Азии. Так, в Израиле, близ холма Убейдия в Иорданской долине, в 1959 г. были открыты два фрагмента массивной лобной кости неизвестного крупного гоминоида. Израильский археолог М. Стекелис рассматривает найденные тут же расколотые гальки и другие камни со сколами как его орудия, но, скорее, это природные осколки. Древность крупного антропоида из Убейдии — нижнечетвертичная эпоха. Другая, более крупная, можно сказать, гигантская, обезьяна стала известной по нижней челюсти, обнаруженной в 1955 г. близ г. Анкары, при раскопках на горе Синап. Она отличалась некоторыми чертами, сближавшими ее с древнейшими людьми, в частности зачаточным выступом на передней челюсти. Эта находка свидетельствует о том, что число крупных антропоидов в Азии было, вероятно, не меньшим, чем в Африке. Геологический возраст анкаропитека — верхний миоцен.
Находки представителей авст-ралопитековой группы южноафриканских антропоидов (рис. 40) заставили многих ученых снова задуматься над вопросом о географическом ареале обитания предкового вида для человека, о прародине человечества. Дарт провозгласил южную Африку колыбелью человечества, к мнению Дарта примкнули Брум, а также Артур Кизс.
Мысль об Африке как о вероятной родине человечества не нова. Еще в 1871 г. Чарлз Дарвин указывал на африканский материк как на возможное место возникновения первых людей из обезьян. Он ссылался, в частности, на то немаловажное обстоятельство, что горилла и шимпанзе живут именно здесь, а они являются ближайшими родственниками человека. Известно, что живущие в пределах достаточно обширной

90

Источник: www.sivatherium.narod.ru