Введение

Основатель французской геополитической школы Видаль де ла Бланш (1845—1918) — профессиональный географ. В свое время он увлекся политической географией Ф. Ратцеля и на ее основе создал свою геополитическую концепцию, в которой тем не ме­нее подверг глубокой критике многие ключевые положения не­мецких геополитиков. В книге «Картина географии Франции», вышедшей в 1903 г., он, в частности, пишет: Отношения между почвой и человеком во Франции отмечены ори­гинальным характером древности, непрерывности… Люди живут в од­них и тех же местах с незапамятных времен. Источники, кальциевые скалы изначально привлекали людей как удобные места для проживания и защиты. У нас человек — верный ученик почвы. Изучение почвы поможет выяснить характер, нравы и предпочтения населения». Как видим, здесь он твердо стоит на теории почвы.


в последствии в большей степени его идеи формировались на базе богатых традиции французских географических и исторических концепций. Он критически осмыслил и переработал многие течения германской политической и географической мысли. Этот критический подход ярко виден при сопоставлении с подходом к геополитике ее основателя Ф. Ратцеля. Критический дух по отношению к учениям германских геополитиков характерен для абсолютного большинства ученых Франции первой половины XX в. Если ядро теории Ратцеля составляют категории пространства (Raum), географического положения государства (Lage), «потребность в территории», «чувство пространства» (Raumsinn), то у Видаля де ла Бланша в центре стоит человек. Де ла Бланш по сути является основателем «антропологической школы» политической географии, которая стала в его «исполнении» альтернативой германской школе геополитики «теории большого пространства» и получила название поссибилизм.

Давайте рассмотрим некоторые из его положений поглубже.

«География человека»

Поль Видаль де ла Блаш (1845–1918) – основатель французской школы “географии человека”, занимающейся главным образом изучением воздействия географической среды на человека, в частности местных природных условий на историю данного района. В 1891 г. Видаль де ла Блаш основал журнал “Annales de Geographic”.


Будучи профессиональным географом, Видаль де ла Блаш был увлечен “политической географией” Ратцеля и строил свои теории, основываясь на этом источнике, хотя многие аспекты немецкой геополитической школы он жестко критиковал. Взгляды де ла Блаша складывались под воздействием богатых традиций французской географической и исторической мысли, а также критического осмысления германской политической географии. Теоретические положения Видаль дела Блаша во многом противостояли концепции основателя геополитики Ратцеля.

Эта черта – явная или скрытая полемика с концепцией Ратцеля и его последователей – является характерной в целом для французских подходов первой половины XX века к проблемам геополитики. Именно в оппозиции к германской геополитике развивалась французская интерпретация современных геополитических аспектов международных отношений. Если в центре концепции Ратцеля были понятия пространства, географического положения государства и связанное с “потребностью в территории” понятие “чувство пространства”, то Видаль де ла Блаш в центр своей концепции поставил человека, став основателем “антропологической школы” в политической географии, своеобразного французского альтернативного варианта осмысления геополитических проблем.


В отличие от германской политической географии конца XIX – начала XX века, из которой Видаль де ла Блаш почерпнул немало идей, французскому автору был чужд географический фатализм. Он придавал большое значение воле и инициативе человека. В статье 1898 г., посвященной Ратцелю, Видаль дела Блаш впервые выдвинул тезис о том, что “человек, так же как и природа, может рассматриваться в качестве географического фактора” – и не столько пассивного, сколько активно воздействующего и направляющего процессы на земном шаре, но действующего не изолированно, а в рамках природного комплекса.

Противостояние германской и французской научных школ отражало реально существовавшие противоречия между двумя странами и их интересами. Объективные потребности каждой из них – Франции и Германии – решить свои ближайшие и стратегические задачи, обрести свое устойчивое место в европейском концерте государств и народов определили не только политику и общественное мнение, но и научные подходы к разрешению глобальных проблем человеческой цивилизации, заставляли искать теоретические обоснования и объяснения происходящим процессам и намечать контуры будущего.

iv>

Неудивительно, что особое внимание Видаль де ла Блаш уделял Германии, которая была главным политическим оппонентом Франции в то время. Он считал, что Германия является единственным мощным европейским государством, геополитическая экспансия которого заведомо блокируется другими развитыми европейскими державами. Если Англия и Франция имеют свои обширные колонии в Африке и во всем мире, если США могут почти свободно двигаться к югу и северу, если у России есть Азия, то Германия сдавлена со всех сторон и не имеет выхода своей энергии. Де ла Блаш видел в этом главную угрозу миру в Европе и считал необходимым всячески ослабить этого опасного соседа.

Такое отношение к Германии логически влекло за собой геополитическое определение Франции как входящей в состав общего фронта “морской силы”, ориентированной против континентальных держав. Позиции де ла Блаша противостояло германофильское направление, во главе которого стояли адмирал Лавалль и генерал де Голль.

В своей книге “Картина географии Франции” (1903) де ла Блаш обращается к теории почвы, столь важной для немецких геополитиков: “Отношения между почвой и человеком во Франции отмечены оригинальным характером древности, непрерывности… В нашей стране часто можно наблюдать, что люди живут в одних и тех же местах с незапамятных времен. Источники, кальциевые скалы изначально привлекали людей как удобные места для проживания и защиты. У нас человек – верный ученик почвы. Изучение почвы поможет выяснить характер, нравы и предпочтения населения”.


Но, несмотря на такое – вполне немецкое – отношение к географическому фактору и его влиянию на культуру, Видаль де ла Блаш считал, что Ратцель и его последователи явно переоценивают сугубо природный фактор, считая его определяющим. Человек, согласно де ла Блашу, есть также “важнейший географический фактор”, но при этом он еще и “наделен инициативой”. Он не только фрагмент декорации, но и главный актер спектакля.

Эта критика чрезмерного возвеличивания пространственного фактора у Ратцеля привела Видаль де ла Блаша к выработке особой геополитической концепции – “поссибилизма” (от лат. possibilis – возможный). Согласно этой концепции, политическая история имеет два аспекта – пространственный (географический) и временной (исторический). Географический фактор отражен в окружающей среде, исторический – в самом человеке (“носителе инициативы”).

>
даль де ла Блаш считал, что ошибка немецких “политических географов” в том, что они считают рельеф детерминирующим фактором политической истории государств. Тем самым принижается фактор историзма и человеческой свободы. Сам же он предлагает рассматривать географическое пространственное положение как “потенциальность”, “возможность”, которая может актуализироваться и стать действительным политическим фактором, а может и не актуализироваться. Это во многом зависит от субъективного фактора – человека, данное пространство населяющего.

В 1917 г. Видаль де ла Блаш публикует одну из своих фундаментальных работ – книгу “Восточная Франция”, посвященную жизненно важной для Франции геополитической проблеме – проблеме Эльзаса и Лотарингии и в целом восточной Франции. Известно, что Франция традиционно считала необходимым установление границы с Германией по Рейну, который во французских школьных учебниках в течение последних столетий назывался не иначе, как одной из великих рек Франции. В своем труде Видаль де ла Блаш доказывает исконную принадлежность провинций Эльзас-Лоррэн к Франции и неправомочность германских притязаний на эти области. При этом он апеллирует к Французской революции, считая ее якобинское измерение выражением геополитических тенденций французского народа, стремящегося к унификации и централизации своего государства через географическую интеграцию.


Политический либерализм он также объясняет привязанностью людей к почве, а отсюда и естественное желание получить ее в частную собственность. Таков взгляд Видаль де ла Блаша на связь геополитических реальностей с реальностями идеологическими: пространственная политика Западной Европы (Франции) неразрывно связана с “демократией” и “либерализмом”.

Лейтмотивом исследования Видаль де ла Блаша стал вопрос: как инкорпорировать земли Эльзаса и Лотарингии (где большинство жителей говорят на немецком языке) во французскую жизнь? Ответ вроде бы лежит на поверхности: внедрить все французское и вытеснить все германское. Однако Видаль дела Блаш выдвигает парадоксальную на первый взгляд идею превращения этих земель, вновь перешедших к Франции после первой мировой войны, в зону взаимного сотрудничества между Францией и Германией. Он пишет о необходимости сделать эти богатые земли не плотиной, отгораживающей выгоду лишь одной стороны, а открыть их взаимным отношениям и сделать их как можно более проницаемыми. Он рассматривает этот вопрос не с точки зрения ближайших задач, а пытается построить историческую модель развития европейского геополитического пространства в целом (не забывая, разумеется, французских интересов). При этом де ла Блаш дает, помимо исторического, географическое обоснование принадлежности этих земель к Франции.


Главные положения концепции Видаль де ла Блаша в законченном виде изложены в его книге, изданной в 1922 г. (рукопись осталась незавершенной ввиду смерти автора в 1918 г.). Центральным элементом концепции де ла Блаша является понятие локальности развития цивилизации, основу которого составляют отдельные ячейки (cellules), очаги (noyaux). Эти первичные клетки, элементы цивилизации представляют собой очень небольшие общности людей, которые складываются во взаимодействии человека с окружающей природой. В рамках этих относительно изолированных ячеек постепенно и самопроизвольно вырабатываются определенные “образы жизни”. Человек во взаимодействии с окружающей средой формируется сам, обретая себя, в то же время природа раскрывает свои возможности только в рамках этого теснейшего взаимодействия с человеком. “Географическая индивидуальность, – писал Видаль де ла Блаш, – не есть что-то данное заранее природой; она лишь резервуар, где спит заложенная природой энергия, которую может разбудить только человек”.

Эти “ячейки”, “первичные элементы”, взаимодействуя между собой, постепенно образуют ту ткань цивилизации, которая, расширяясь, постепенно охватывает все большие территории.


о взаимодействие не какой-то продолжающийся поступательно процесс, а отдельные вспышки, сменяющиеся катастрофами, регрессией. Столь же многообразны и противоречивы сами формы взаимодействия “первичных ячеек” цивилизации: от заимствований и слияний до почти полного уничтожения. Процесс взаимодействия затрагивает прежде всего “северную полусферу от Средиземноморья до Китайского моря” – именно эту зону выделяет Видаль де ла Блаш, выстраивая свою концепцию. В рамках северной полусферы, особенно в Западной и Центральной Европе, взаимодействие “первичных элементов” цивилизации происходило практически непрерывно и политические образования, “сменяя друг друга, накладывались на ту или иную конфигурацию взаимодействующих между собой множеств небольших очагов, сообществ, этих своеобразных микрокосмосов”. Сближение и смешение этих разнородных элементов привело “к образованию империй, религий, государств, по которым с большей или меньшей суровостью прокатывался каток истории”. Именно благодаря этим отдельным небольшим очагам теплилась жизнь в Римской империи, а затем в Западной и Восточной римских империях, в имперских государственных образованиях Сасанидов, персов и т. д. (В обширных областях Восточной Европы и Западной Азии цивилизационный процесс нередко прерывался, возобновляясь несколько позже и частично.)


климат, не способствующий паразитизму, но и не столь суровый, чтобы парализовать энергию человека. Эти факторы в значительной мере и привели к формированию на европейском пространстве самого большого многообразия отдельных очагов, локальных сфер, небольших сообществ со своими “образами жизни”, которые находились в постоянном взаимодействии. Имитация, пример, заимствование, способность впитывать самые различные влияния стали основой динамизма и богатства европейской цивилизации, одной из ее характерных черт.

Концепция Видаль де ла Блаша перекликается с некоторыми положениями концепции Ратцеля. прежде всего с его подходом к всемирной истории как “беспрерывному процессу дифференциаций”. Ратцель уделял большое внимание локальным очагам, из которых складывалось многообразие цивилизаций. В одной из своих работ он писал: “Благодаря обособленности могли развиваться те различия, которые лишь впоследствии стали взаимно влиять друг на друга и благотворно или вредно действовать на природные свойства человека. Все расовые и культурные различия народов, все различия в могуществе государств в конце концов должны быть сведены к процессу дифференциаций, совершающемуся путем изменений в географическом положении, климате и почве”. В отличие от Ратцеля Видаль де ла Блаш, помимо акцента на активной роли человека и помимо отрицания географического детерминизма (свойственного Ратцелю), совершенно иначе определял роль государств, политических образований в процессе развития цивилизаций. Если для Ратцеля государство – это прежде всего “органическое существо”, развивающееся в соответствии с “законом растущих территорий”http://www.humanities.edu.ru/db/msg/86259 — p65, то де ла Блаш склонен рассматривать его скорее как нечто внешнее, вторичное, определяемое в конечном счете самим характером и формой взаимодействия различных локальных очагов, этих отдельных ячеек цивилизации. Примечательно, что ни Ратцель, ни Видаль де ла Блаш не отрицали возможности образования мирового государства. Ратцель, однако, связывал эту возможность с территориальным ростом государств, который он считал универсальной тенденцией. Развитие контактов, расширение торговых отношений он рассматривал прежде всего в качестве прелюдии к установлению политического контроля данного государства над новыми колонизируемыми территориями. Торговля и война у Ратцеля – это две формы, две стадии в процессе территориального роста государства. Видаль де ла Блаш также уделял большое внимание вопросам коммуникаций, считал возможным создание в будущем мирового государства в результате взаимодействия отдельных локальных очагов. Он рассматривал этот процесс взаимодействия как самодостаточный, способный привести в отдаленной перспективе к тому, чтобы человек стал осознавать себя в качестве “гражданина мира”.

Важной особенностью концепции Видаль де ла Блаша является тезис о постепенном преодолении противоречий между морскими и континентальными государствами за счет складывания принципиально новых отношений между землей и морем: континентальные пространства становятся более проницаемыми, разветвленная сеть коммуникаций ориентирует их в сторону морских путей, море в свою очередь все больше становится зависимым от связей с континентальными зонами. Это “взаимопроникновение” земли и моря есть универсальный процесс – таков вывод Видаль де ла Блаша.

Поссибилизм де ла Блаша был воспринят большинством геополитических школ как коррекция жесткого географического детерминизма предшествующих геополитиков. Во Франции, как уже отмечалось, он стал основателем национальной географической школы, представителями которой стали Л. Февр, А. Деманжон, Ж. Готтман, Ж. Брюн, Э. Мартонн и др. Подход де ла Блаша был учтен и немецкими геополитиками школы Хаусхофера, которые считали критику Видаль де ла Блаша вполне обоснованной и важной. В таком случае, очевидно, возрастала роль этнического или расового фактора при рассмотрении политической истории государств, а это резонировало с общим всплеском расовых проблем в Германии 20-х гг.

Заключение

Как видим, Видаль де ла Бланш твердо стоит на теории почвы. В книге «Картина географии Франции», вышедшей в 1903 г., он, в частности, пишет: «Отношения между почвой и человеком во Франции отмечены оригинальным характером древности, непрерывности… Люди живут в одних и тех же местах с незапамятных времен. Источники, кальциевые скалы изначально привлекали людей как удобные места для проживания и защиты. У нас человек — верный ученик почвы. Изучение почвы поможет выяснить характер, нравы и предпочтения населения».

В последствии в большей степени его идеи формировались на базе богатых традиции французских географических и исторических концепций.
Французская школа геополитики является наименее экспансионистской и наиболее гуманитарной. Поль Видаль де ла Бланш (1845–1918) резко критиковал Ратцеля за его географический детерминизм и выдвинул принципиально важный для современной геополитики принцип «поссибилизма», согласно которому то или иное пространство только предоставляет человеку возможности той или иной его геополитической конфигурации, но реализация этих возможностей зависит от воли людей.

Ведущим историческим процессом географ считал цивилизационный процесс постепенную интеграцию небольших социальных ячеек во все более и более сложные организмы — страны, народы, цивилизации. Видаль де ла Бланш предполагал создание в будущем мирового государства, но не путем завоевания, как другие геополитики, а путем мирной цивилизационной интеграции.
Важное значение для французской геополитики имеет идея конвергенции, взаимопроникновения противоположных геополитических сил — Суши и Моря, великих держав. Решение пограничного спора Франции и Германии Бланшу виделось в превращении Эльзаса и Лотарингии из зоны конфликта в зону сотрудничества.

На геополитических идеях де ла Блаша и его последователей во многом основана геополитическая идеология Европейского Союза; идеи глобализации в их «интернационалистическом» аспекте также во многом связаны с влиянием французской школы, которой принадлежит большая заслуга в разработке идей гибкости и изменчивости в геополитике.

Источники:

  1. Тихонравов Ю.В. Геополитика. М.: Бизнес школа «Интел-Синтез», 1998.

  2. Моро-Дефарж Ф. Введение в геополитику. М.: Конкорд, 1996.

  3. Ратцель Ф. Человечество как жизненное явление на земле.  М.: Книжное дело, 1901.

  4. http://kunashigor.narod.ru/geopolitika1-blansh.html

Источник: works.doklad.ru

Что такое география?

Увлекательный предмет география является научным направлением, изучающим земную поверхность, океаны и моря, окружающую среду и экосистемы, а также взаимодействие между человеческим обществом и окружающей средой. Слово географии в буквальном переводе с древнегреческого означает «описание земли». Ниже приведено общее определение термина география:

«География — система научных знаний, изучающая физические особенности Земли и окружающей среды, включая влияние деятельности человека на эти факторы, и наоборот. Предмет также охватывает закономерности размещения населения, землепользования, наличия природных ресурсов и производств».

Ученые, которые изучают географию известны как географы. Эти люди занимаются исследованием природной среды нашей планеты и человеческого общества. Хотя картографы античного мира были известны как географы, сегодня это относительно самостоятельная специализация. Географы, как правило, сосредоточены на двух основных областях географических исследований: физической географии и географии человека.

История развития географии

География человека» data-layzr=»https://natworld.info/wp-content/uploads/2017/02/история-географии.jpg» alt=»» width=»500″ height=»333″ data-layzr-srcset=»https://natworld.info/wp-content/uploads/2017/02/история-географии.jpg 500w, https://natworld.info/wp-content/uploads/2017/02/история-географии-300×200.jpg 300w» sizes=»(max-width: 500px) 100vw, 500px» />

Термин «география» был придуман древними греками, которые не только создали подробные карты окружающей местности, а также объяснили отличие людей и природных ландшафтов в разных местах Земли. С течением времени, богатое наследие географии осуществило судьбоносное путешествие в яркие исламские умы. Золотой век ислама стал свидетелем поразительных достижений в области географических наук. Исламские географы прославились новаторскими открытиям. Были исследованы новые земли и разработана первая сетка-основа для системы карт. Китайская цивилизация также инструментально способствовала развитию ранней географии. Компас, разработанный китайцами, использовался исследователями для изучения неизвестного.

Новая глава в истории науки начинается с периода великих географических открытий, период, совпадающий с Европейским Ренессансом. В европейским мире проснулся свежий интерес к географии. Марко Поло — венецианский купец и путешественник возглавил эту новую эпоху исследований. Коммерческие интересы в установлении торговых контактов с богатыми цивилизациями Азии, такими как Китай и Индия стали основным стимулом путешествий в те времена. Европейцы продвинулись вперед по всем направлениям, открыв новые земли, уникальные культуры и природные чудеса. Был признан огромный потенциал географии для формирования будущего человеческой цивилизации и в 18 веке, ее ввели в качестве основной дисциплины на университетском уровне. Опираясь на географические знания, люди начали открывать новые пути и средства для преодоления трудностей, порождаемых природой, что привело к процветанию человеческой цивилизации во всех уголках мира. В 20-м веке, аэрофотосъемка, спутниковые технологии, компьютеризированные системы, и сложное программное обеспечение радикально изменили науку и сделали изучение географии более полным и подробным.

Ветви географии

География может рассматриваться как междисциплинарная наука. Предмет включает в себя трансдисциплинарный подход, что позволяет наблюдать и анализировать объекты в пространстве Земли, а также разрабатывать пути решения проблем на основе этого анализа. Дисциплина география может быть поделена на несколько направлений научного исследования. Первичная классификация география разделяет подход к предмету на две обширные категории: физическая география и социально-экономическая география.

Физическая География

География человека» data-layzr=»https://natworld.info/wp-content/uploads/2017/02/пейзаж-горы-облака-природа-голубое-небо-озеро.jpg» alt=»» width=»500″ height=»313″ data-layzr-srcset=»https://natworld.info/wp-content/uploads/2017/02/пейзаж-горы-облака-природа-голубое-небо-озеро.jpg 500w, https://natworld.info/wp-content/uploads/2017/02/пейзаж-горы-облака-природа-голубое-небо-озеро-300×188.jpg 300w, https://natworld.info/wp-content/uploads/2017/02/пейзаж-горы-облака-природа-голубое-небо-озеро-183×116.jpg 183w» sizes=»(max-width: 500px) 100vw, 500px» />Физическая география определяется как ветвь географии, которая включает в себя изучение природных объектов и явлений (или процессов) на Земле.

Физическая география дополнительно подразделяется на следующие отрасли:

  • Геоморфология: занимается изучением топографических и батиметрических особенностей поверхности Земли. Наука помогает прояснить различные аспекты, связанные с формами рельефа, такие как их история и динамика. Геоморфология также пытается предсказать будущие изменения физических характеристик внешнего облика Земли.
  • Гляциология: раздел физической географии, занимающийся изучением взаимосвязи динамики ледников и их влияния на экологию планеты. Таким образом, гляциология предполагает исследование криосферы, включая альпийские и материковые ледники. Ледниковая геология, гидрология снега и т.д. являются некоторыми субдисциплинами гляциологических исследований.
  • Океанография: так как океаны содержат 96.5% от всей воды на Земле, специализированная дисциплина океанография посвящена их изучению. Наука океанография включает в себя геологическую океанографию (изучение геологических аспектов дна океана, подводных гор, вулканов и т.д.), биологическую океанографию (изучение морской флоры, фауны и экосистем океана), химическую океанографию (изучение химического состава морских вод и их воздействие на морские формы жизни), физическую океанографию (исследование океанических движений, таких как волны, течения, приливы и отливы).
  • Гидрология: еще одна важная отрасль физической географии, занимающаяся изучением свойств водных ресурсов мира и динамики движения воды по отношению к суше. Она исследует реки, озера, ледники и подземные водоносные горизонты планеты. Гидрология изучает непрерывное движение воды от одного источника к другому, выше и ниже поверхности Земли, через круговорот воды в природе.
  • Почвоведение: раздел науки, который изучает различные типы почв в их естественной среде на поверхности Земли. Помогает собирать информацию и знания о процессе формирования (почвообразование), составе, текстуре и классификации почв.
  • Биогеография: незаменимая дисциплина физической географии, исследующая рассредоточение живых организмов в географическом пространстве планеты. Она также занимается изучением распределения видов в течение геологических периодов времени. Каждый географический регион имеет свои уникальные экосистемы, а биогеография исследует и объясняет их взаимосвязь с физико-географическими особенностями. Существуют различные ветви биогеографии: зоогеография (географическое распределение животных), фитогеография (географическое распределение растений), островная биогеография (изучение факторов, влияющих на отдельные экосистемы) и т.д.
  • Палеогеография: отрасль физической географии, которая изучает географические особенности в различные моменты времени геологической истории Земли. Наука помогает географам получить информацию о континентальных положениях и тектоники плит, определяющиеся путем изучения палеомагнетизма и ископаемых записей.
  • Климатология: научное исследование климата, а также важнейший раздел географических исследований в современном мире. Рассматривает все аспекты, связанные с микро или местным климатом, а также макро или глобального климатом. Климатология также включает в себя изучение влияния человеческого общества на климат, и наоборот.
  • Метеорология: занимается изучением погодных условий, атмосферных процессов и явлений, влияющих на местную и глобальную погоду.
  • Экологическая география: исследует взаимодействие между людьми (отдельными лицами или обществом) и их природной средой с пространственной точки зрения.
  • Прибрежная география: специализированная область физической географии, которая также включает в себя изучение социально-экономической географии. Она посвящена исследованию динамического взаимодействия между прибрежной зоной и морем. Физические процессы, формирующие побережья и влияние моря на изменение ландшафта. Исследование также предполагает понимание воздействия жителей прибрежных районов на рельеф и экосистему побережья.
  • Четвертичная геология: узкоспециализированный раздел физической географии, занимающаяся изучением четвертичного периода Земли (географическая история Земли, охватывающая последние 2,6 миллиона лет). Это позволяет географам узнать об экологических изменениях, произошедших в недавнем прошлом планеты. Знания используется в качестве инструмента для прогнозирования будущих изменений в окружающей среде мира.
  • Геоматика: техническая отрасль физической географии, которая включает в себя сбор, анализ, интерпретацию и хранения данных о поверхности земли.
  • Ландшафтная экология: наука изучающая влияние различных ландшафтов Земли на экологические процессы и экосистемы планеты.

География человека

География человека» data-layzr=»https://natworld.info/wp-content/uploads/2017/02/география-человека.jpg» alt=»» width=»500″ height=»337″ data-layzr-srcset=»https://natworld.info/wp-content/uploads/2017/02/география-человека.jpg 500w, https://natworld.info/wp-content/uploads/2017/02/география-человека-300×202.jpg 300w, https://natworld.info/wp-content/uploads/2017/02/география-человека-374×252.jpg 374w, https://natworld.info/wp-content/uploads/2017/02/география-человека-197×133.jpg 197w» sizes=»(max-width: 500px) 100vw, 500px» />

География человека, или социально-экономическая география — ветвь географии, занимающаяся исследованием воздействие окружающей среды на человеческое общество и земную поверхность, а также влияние антропогенной деятельности на планету. Социально-экономическая география ориентирована на изучение самых развитых с эволюционной точки зрения существ мира — людей и их окружение.

Эта ветвь географии делится на различные дисциплины в зависимости от направленности исследований:

  • География население: занимается изучением того, как природа определяет распределение, рост, состав, образ жизни и миграции человеческих популяций.
  • Историческая география: объясняет изменение и развитие географических явлений с течением времени. Несмотря на то, что этот раздел рассматривается как отрасль человеческой географии, он также фокусируется на определенных аспектах физической географии. Историческая география пытается понять, почему, как и когда изменяются места и регионы Земли, а также какое влияние оказывают на человеческое общество.
  • Культурная география: исследует, как и почему культурные предпочтения и нормы меняются в зависимости от пространства и места. Таким образом, она занимается изучением пространственных вариаций человеческих культур, включая религию, язык, выбор источников средств к существованию, политику и т.д.
  • Экономическая география: важнейший раздел социально-экономической географии, охватывающий исследование расположения, распределение и организацию хозяйственной деятельность человека в географическом пространстве.
  • Политическая география: рассматривает политические границы стран мира и разделение земельных ресурсов между странами. Она также изучает, как пространственные структуры влияют на политические функции, и наоборот. Военная география, электоральная география, геополитика — некоторые из субдисциплин политической географии.
  • География здоровья: исследует воздействие географического положения на здоровье и благополучие людей.
  • Социальная география: изучает качество и уровень жизни человеческого населения мира и пытается понять, как и почему такие стандарты меняются в зависимости от места и пространства.
  • География населенных пунктов: занимается исследованием городских и сельских поселений, экономической структуры, инфраструктуры и т.д., а также динамики расселения человека по отношению к пространству и времени.
  • География животных: изучает животный мир Земли и взаимозависимость между людьми и животными.

Источник: natworld.info

Алексей Новиков (www.hse.ru)
Алексей Новиков (www.hse.ru)

Эта статья была написана в апреле 2015 года к 80-летию географа-страноведа, докт. геогр. наук, профессора географического факультета МГУ, вед. науч. сотр. Высшей школы урбанистики НИУ ВШЭ Леонида Викторовича Смирнягина. В ней реальные истории из жизни этого замечательного человека. 3 декабря 2016 года Леонида Викторовича не стало. В 1992—1993 годы Смирнягин был членом Президентского консультативного совета при Борисе Ельцине и оказал большое влияние на развитие федерализма в России.

Открытие Америки

Леонид Смирнягин (ru.wikipedia.org)
Леонид Смирнягин (ru.wikipedia.org)

США как тема мне были непонятны. Прожив с родителями несколько лет во французской Африке, я к 18 годам оказался откровенным франкофоном, даже в «Битлз» заходил со стороны Michelle ma belle, а не со стороны Let it be… Секутуре, Бургиба и Лесеппс значили для меня гораздо больше, чем Никсон и Картер, да и английский язык познавался через похожие французские слова, что было в чистом виде character building exercise для преподавателя английского Любови Дмитриевны Долинской.

Моя тетя в то время работала в Институте США и Канады помощником Льва Карпова, человека по тем временам очень статусного, да еще и ко всему прочему, как она говорила, невероятно умного и красивого мужчины. В красивых и умных мужчинах она толк знала, и когда я от нее услышал про обаятельнейшего и умнейшего друга Левы, который работает на факультете, я и впрямь был заинтригован и, отбросив французские манеры, решил записаться в американский класс к Смирнягину.

Вот с таким бэкграундом в 1979 году я и пришел на встречу с будущим руководителем на 19-й этаж главного здания МГУ, в фойе рекреации, из окна которого открывался вид на здоровенный комплекс китайского посольства и «Формозу» — облюбованную всеми студентами МГУ маленькую стекляшку-пивную, прозванную так за свое типологическое сходство с одноименным островом, находящимся у берегов Китая. Мехматяне предпочитали более простое — Тайвань, — видимо, не догадываясь о португальском периоде этой страны. У кафедры зарубежного страноведения как всегда было много народу, болтали кто о чем, радостно и беззаботно. Я с ними, но я жду, жду первой встречи с научным руководителем.

Сначала возник голос, он усиливался несколько минут, громыхая и перекатываясь по рекреации, и лишь затем появилась фигура его обладателя… Тетя была права: передо мной был мощный, энергичный и красивый человек с бородой и огромным рулоном контурной карты. Моему удивлению не было предела, карта была испещрена мелкими квадратиками, их было навскидку несколько тысяч, и они назывались графствами. «Какие такие графства в США? Откуда они там?» — недоумевал я.

К карте прилагался большой сборник статистики по доходам населения, а моя задача состояла в попытке уловить географические закономерности в распределении уровня доходов населения США по графствам, причем в динамике за несколько лет. Так началась моя американская одиссея, именно с этой карты с графствами, запоминание которых стало своего рода доблестью.

В конкурсах типа «кто больше графств запомнит и штатов нарисует» победу регулярно одерживал Вадим Мячин. Соревнования проходили в Козловском переулке. Эту квартиру знали все студенты Смирнягина, их друзья и подруги. Второй этаж великолепного доходного дома в стиле модерн и комната в большой коммунальной квартире. У некоторых студентов был ключ, и туда можно было попасть для того, чтобы погрузиться в огромную библиотеку…

Стол Смирнягина в Козловском всегда был завален реферативными журналами (РЖ). В условиях советской цензуры найти такой великолепный источник информации было крайне сложно, а тут пожалуйста: и география, и история США, и различные тематические статьи и сборники. Реферативным журналом руководил Олег Владимирович Витковский, но американская тема всегда шла через Л. В.

Однажды в доме случился пожар и квартиры не стало… Но именно в ней рождалась смирнягинская школа. До сих пор, когда прохожу мимо, инстинктивно заглядываю в окна второго этажа.

Козловский был не единственным центром американистики в Москве, хотя и, несомненно, самым главным. Недалеко от него, на Покровском бульваре, находилась «Большая советская энциклопедия» (она до сих пор там же), которой руководил Александр Павлович Горкин — его теория пространственных циклов в экономике США, пожалуй, была не только одной из самых интересных, но и, как говорят американцы, eye-opening (раскрывающей глаза). Младшие курсы знали о ней, конечно, от Леонида Викторовича, так как Горкин читал лишь старшим.

Многие аспиранты Смирнягина, включая меня, подрабатывали написанием небольших энциклопедических справок по американским городам и штатам. Какая это была полезная работа! До сих пор благодарен за нее Леониду Викторовичу и Александру Павловичу. США заиграли другими красками — страна стала живой и любимой, а географическая номенклатура перестала быть предметом зубрежки.

Энциклопедическая эпопея продолжилась серией по американским штатам в журнале «США: экономика, политика, идеология». Это был особый проект: впервые за многие советские годы журнал такого уровня заказал подробные обзоры американских штатов. Леонид Викторович писал большую часть сам, но некоторые штаты доверил своим ученикам и коллегам.

Получилась великолепная серия, наконец-то без всяких марксов, энгельсов и лениных, всё по делу, очень образно, информативно и по-доброму; не про «идеологического противника номер один», а про великолепную страну, полную энергии, противоречий и достижений. Статьи были большого объема и в совокупности представляли собой хорошую книгу. Я очень сожалею о нынешней разнузданной и обскурантистской антиамериканской кампании и думаю, что надо было бы нам с Леонидом Викторовичем повторить эту серию, хотя бы просто так, из чувства уважения к себе и коллегам…

Мне достался американский юг и, как это часто бывало потом, начатое на письме дело продолжилось интереснейшей поездкой. Через несколько лет после публикации серии по рекомендации Леонида Викторовича я отправился на несколько месяцев в Майами, во Флоридский международный университет, в качестве исследователя и преподавателя на кафедру к профессору Ральфу Клему. Какое-то время я прожил там в компании Владимира Сударева из Института Латинской Америки, а затем приехал Леонид Викторович, и мы начали активно изучать Майами.

С тех пор я бывал в этих местах много раз и сравнивал город с теми первыми впечатлениями. Сейчас Сан-Франциско сильно изменился, потерял свой лоск и стал американской «столицей бездомных», иллюстрируя много раз повторяемый тезис Смирнягина о связности районов страны между собой, открытости их экономики и невозможности проводить разумную социальную политику в отдельно взятом штате и городе. Иначе даже благотворительность может обернуться своей противоположностью.

Именно это и произошло в Сан-Франциско: лучшая в США программа поддержки бедных привлекла в город бездомных со всей страны, и, как говорят очевидцы, другие города поучаствовали в этой программе, оплатив из городского бюджета своим бездомным билет до Сан-Франциско.

Сан-Франциско вообще оказался вторым домом Леонида Викторовича. Недалеко от города поселилась Катя, старшая дочь Леонида Викторовича, со своим мужем Мишей. Потом уже в 2000-х я оказался со всем семейством у них в гостях: мои дети, Фёдор и Пётр, до сих пор вспоминают их замечательный и гостеприимный дом, а также маршруты по Северной Калифорнии, тщательно проложенные для нас Леонидом Викторовичем.

Наука и убеждения

Хотя в квартире Л. В. в Козловском некоторое время и висел лозунг «мне нечего сказать, но есть что добавить», в первой своей части он совершенно не соответствовал действительности. Такое впечатление может складываться у людей, мало знакомых с Л. В., и лишь потому, что он постоянно рекламирует на своих лекциях и в публичных выступлениях тех, кого уважает.

Сидевший «в отказе» невыездной Медведков был нашим кумиром благодаря Л. В. и его рассказам о походах Медведкова по Тегерану с диктофоном, на который тот записывал свои впечатления о городе, а потом переносил их на карту.

Мы зачитывали до дыр работу Лейзеровича по узловым районам, восхищались поляризованной биосферой Родомана, уважали труды Гохмана по мировому хозяйству, любили урбанистику Лаппо и теоретические семинары Липеца, сбегались на лекцию Симоняна по географии внешней торговли… Мы знали и иностранных коллег Л. В., таких как Джуди Паллот, Ральф Клем, Майкл Брэдшоу и других. Некоторые ученики Л. В., и я в том числе, по рекомендации Смирнягина ездили к Джуди в Оксфордский университет, в роскошный Крайст-Чёрч колледж, страну Льюиса Кэрролла и Бойля (того, что с Мариоттом), занимались в «Бодленинке» (Bodleian Library) и посещали автомобильные заводы Ровер в промышленной части Оксфорда.

Щедрость по отношению к коллегам по академии ничуть не скрывала собственных научных достоинств Л. В. Теория общественного районирования, политическая география США и России, оригинальная типология стран — это лишь часть длинного перечня научных достижений Л. В. Именно благодаря своим собственным научным качествам Смирнягин был приглашен первым президентом России в его Президентский совет, а затем и в Аналитический центр при президенте.

Именно тогда страна получила разумную региональную стратегию, весь корпус законодательства по федерализму и местному самоуправлению. В тот же период благодаря Л. В. в России стала возможна настоящая политическая география и появление ее лидеров, таких как Андрей Берёзкин, Николай Петров, Владимир Колосов.

Я помню работу в Аналитическом центре у Л. В. в то время как одну из самых интересных за всю мою карьеру. Прекрасная атмосфера, полная открытость, огромное количество информации, вокруг умнейшие люди: Ясин, Сатаров, Паин, Мукомель, Попов, Лавров, Урнов, Лившиц… Всех и не перечислишь… Л. В. был окрылен, много работал, выступал по телевизору, давал интервью и как минимум несколько раз реально повлиял на события общероссийской важности.

Когда в результате очередных парламентских выборов Жириновский набрал большое количество голосов, а Юрий Корякин произнес знаменитые слова «Россия, ты одурела!», когда казалось, что к власти в стране приходят политические хулиганы, Смирнягин в прямом эфире на всю страну сравнил Жириновского с носорогом Тото, за которого в Бразилии голосовали разочарованные граждане. Удачно подобранная метафора оказалась целительной, и страсти по Жириновскому стали постепенно утихать.

Во время первой чеченской войны также в прямом телевизионном эфире Л. В. призывал армию пройти «на цыпочках», и на какое-то время, в самом начале эпопеи, еще до штурма Грозного, эти призывы возымели свое действие. Жаль, что Ельцин перестал слушать Смирнягина и его коллег по Президентскому совету и поддался давлению некомпетентных генералов; жизнь могла бы повернуться совсем иначе…

Открытие России

Открытие России для меня было не менее важно, чем открытие Америки. К моменту поступления в МГУ мне не часто удавалось ездить по стране: был в Питере, в Таганроге у родственников, в Приэльбрусье в летнем походе, а больше толком нигде и не приходилось, разве что уже на первом курсе немного поколесил с агитбригадой по Псковской области.

Первая поездка на Урал оказалась для меня настоящим открытием, и дело не только в новых интереснейших местах — а их в поездке было хоть отбавляй: и очаровательная шишкинско-цветаевская Елабуга, и Набережные Челны с их психопатической застройкой, и скромная Уфа, и военизированный Челябинск, и сказочные Миасс с Златоустом, и медный Кыштым (родина Смирнягиных), и таинственная Челяба-40 на горизонте (10 лет без права переписки), Екатеринбург, Белоярская АЭС с покосившимся от взрыва окрестным лесом, Кунгурские пещеры и Пермь с ее харизматическим главным архитектором, забросившим все дела ради лекции московским студентам.

Главным открытием были даже не пейзажи, а люди и умение Л. В. находить с ними общий язык, тему для разговора. Поражало его уважение к их взглядам и обстоятельствам. В общем, в какой-то степени для нас, москвичей, это было не только географическое просвещение и ликбез по России, но еще и тест на толерантность и, конечно же, упражнение по сбиванию столичной спеси.

Маршрут готовился очень серьезно по книгам, полевым дневникам, проводились беседы со знатоками. Мы вели так называемую ленту, отмечая на специально разлинованном листе миллиметровки объекты, типы застройки, виды сельскохозяйственного использования земли, ЛЭПы и прочую инфраструктуру… Мы были режиссерами своего маршрута и всё это помогало разглядеть и понять страну.

Студенческих практик второго курса было очень много: в голове мелькает калейдоскоп из картинок Абхазии, Кахетии, Алтая и Кемерово. Но, пожалуй, одна из самых незабываемых поездок была по Алтаю. Красота необыкновенная, ночевка на Колыванском озере, описанном еще самим Александром Гумбольдтом; плавание по Телецкому озеру с агрессивной компанией борцов против строительства Катунской ГЭС, домик Шукшина недалеко от Бийска, совхоз по разведению маралов в Шебалино с видом на рериховскую гору Синюху, посещение несчастного Рубцовска, в котором то и дело вырубался свет от ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне (что в соседнем Казахстане).

Вообще говоря, руководство практиками — дело чрезвычайно тяжелое и муторное, и речь не только о подготовке студентов и чтении их работ. Вся организация практики, ее логистика с общежитиями, автобусами, грузовиками, болезнями студентов, общением с «местными» так или иначе ложилась на Л. В.

То бензобак прохудится на пути из Дербента в Кубу, то шофер устроит истерику по дороге в Пермь, то в Эстонии сбросят с 12-го этажа общежития на автобус с московскими студентами трехлитровую банку с желтой краской, то в Челябинске местные устроят «охоту» на столичных девушек… Награда за эти треволнения, конечно, большая — тут и антрацитовые пески Ленкорани, и рериховские пейзажи горного Алтая, и задушевное застолье в Тбилиси, и завод по производству термолетов (летающих тарелок) под Ульяновском…

Бывали и совсем потрясающие находки… В одну из поездок мы проезжали через Нелидово — место, недалеко от которого берут свое начало Волга и Днепр. Это болотистый, лесистый, дремучий район. Именно в нем в самом начале Великой Отечественной погиб отец Леонида Викторовича. Интеллигент, не умевший, наверное, толком обращаться с оружием, как и многие другие ополченцы, он попал в настоящий ад. Место его гибели долгие годы было неизвестно, но вот в тот год, когда мы там оказались, накануне практики Леонид Викторович получил письмо от местной поисковой группы, которая обнаружила братскую могилу, где и был похоронен Виктор Смирнягин. Мы добрались с Л. В. до этого места…

Студенты

Студенческая любовь к Л. В. не угасает! Это благодарность не только за подаренную страну и замечательные лекции. Дело, конечно, в харизме, простоте, искренности, доброжелательности и общем человеческом калибре. Почему студенты с тяжелыми характерами у Смирнягина всегда расцветали? Как он умел донести критику, не обидев, и честно сказать о недостатках?

Однажды после радиопередачи, где я участвовал, он позвонил и полностью разнес мой разговорный стиль, также, как и в студенческие времена это делал с текстами некоторых статей или непродуманными концепциями. Раньше я не мог себе и представить, что ничего лучше таких разносов и быть не может: в них чувствуешь переживание за тебя и желание помочь, они действительно прекрасно помогают.

В географии Смирнягин также говорит от лица человека. Любое его увлечение, районированием например или региональной экономикой, всегда на самом деле было увлечение людьми. Слова «общественная география» как-то особенно резонировали в его устах. На втором курсе на одной из лекций по типологии стран он задал нам простой вопрос «В чем смысл общественного прогресса?» и попросил развернуто ответить на него. Творчество в общественных науках в начале 1980-х было категорией непривычной, to say the least. Мозги нафаршированы трафаретами и клише, по которым следовало отвечать на такие вопросы. Многие из нас последовали этим официозным лекалам, некоторые попытались уйти от них, но почти никто, за исключением Игоря Цыганова, не ответил на него искренне.

Ответ Игоря был: «Свобода; в общественной свободе — смысл развития человечества». Именно такой ответ, очевидно, был наиболее близок Леониду Викторовичу. Мы часто обсуждали с ним в курилке на 19-м этаже Бердяева, лорда Актона, Адама Смита, фон Хайека и других либеральных мыслителей, однако во всех них ему не хватало социализма в европейском понимании этого слова. Социальная справедливость интересовала его не меньше, чем свобода. Но как тогда ему удавалось охранять свой либеральный социализм от того ужасного начетничества и лицемерия, которые источала официальная советская коммунистическая доктрина?

Он так же, как и современные европейские профессора, мог спокойно рассуждать о Марксе без малейшего желания тем самым угодить официальной позиции, просто потому что ему казалось это важным и интересным. Надо быть по-настоящему независимым, свободным и сильным, чтобы так суметь. Это, наверное, потому, что он и есть настоящий европейский профессор, странный и редко встречающийся тип на бесконечных просторах России.

P. S. Леонид Викторович! Как жаль расставаться вот так, на полуслове… Вы лучший учитель, самый надежный друг, прекрасный собеседник и очень интересный человек. Без Вас наш мир будет совсем другим, но мы постараемся не расстраивать Вас своим унынием (Вы уныния очень не любили), будем вспоминать Вас и продолжать незаконченные беседы.

Источник: trv-science.ru

Федеральное агентство по образованию

Балтийский Федеральный Университет им. И. Канта

Факультет Сервиса

Кафедра социально-культурного сервиса и туризма

Работу выполнила:

Студентка 1 курса очной формы обучения

Протасова Юлия

г. Калининград 2012г.

План:

  1. Введение……………………………………………………………………..3

  2. Цель……………………………………………………………………………..3

  3. История зарождения, основатели и авторы идей………4

  4. 1 глава: Поль Видаль-де-ла-Блаш……………………………….5-6

  5. 2 глава: география человека………………………………………..6-7

  6. 3 глава: Основные принципы……………………………………….7-8

  7. Заключение………………………………………………………………….9-10

  8. Литература…………………………………………………………………..11

ВВЕДЕНИЕ

Представители французской школы определяли задачу географии как изучение взаимоотношений природы и человека, уделяя основное внимание влиянию географической среды по всем формам деятельности человека, его «образы жизни». Французская школа географии человека-одна из известнейших, преимущественно, страноведческих школ, одновременно признаваемая как один из образцов таковых и практически игнорируемая отечественными исследователями.География человека (нередко это сочетание в данном контексте употребляется в кавычках) есть в нашем случае не противопоставление «нечеловеческой» физической географии, но отражение особой интерпретации географического знания, сформировавшейся в конце XIX в. во Франции под влиянием работ, прежде всего, П. Видаль-де-ла-Блаша, который и считается основателем школы. [3]

ЦЕЛЬ

Изучение и рассмотрение французских школ географии человека.

ИСТОРИЯ ГЕОГРАФИИ, ОСНОВАТЕЛИ И АВТОРЫ ИДЕЙ

География-наука про всех и для всех. География-наука, которую изучают от маленьких почемучек до серьёзных седых учёных. Что там за горизонтом, какие люди живут за высокими горами, есть ли за горами другие страны, есть ли край Земли, и если есть, то где он находится? Эти вопросы всегда волновали и волнуют воображение людей. География как наука зародилась очень давно, в период становления человеческого общества. Землевладельцам она помогала выбрать место для поля; мореплавателям – вести свои корабли по морям и океанам, открывать новые земли; купцам – успешно торговать с другими странами. Именно моряки и купцы были первыми открывателями новых земель.

Представители французской школы определяли задачу географии как изучение взаимоотношений природы и человека, уделяя основное внимание влиянию географической среды на разные формы деятельности человека.Особую роль среди последователей Видаль-де-ла-Блаша сыграл Ж. Брюн. Ему принадлежит теоретическая работа Géographie humaine, в которой он сложил принципы географии человека, заложенные Блашем, в единую стройную систему. Помимо этой работы, Брюн написал двухтомную Géographie humaine de la France; в сотрудничестве с К. Валло – Géographie de l’Histoire; ряд школьных учебников.Среди других учеников Видаль-де-ла-Блаша стоит отметить Галлуа и Мартонна. Среди предшественников можно назвать, прежде всего, Э. Реклю и Ф. Ратцеля, далёких от школы по идеологическим положениям.

Источник: StudFiles.net