Рассерженный бегемот. Ему не нравится, что лодка заплыла на него территорию. (Фото Universal Stopping Point Photography):

Плавающие животные

Плавают кони так же, как и собаки. Другими словами, во время плавания их движения напоминают такой аллюр, как рысь, при котором попеременно передвигаются ноги, как бы шагая в незнакомой стихии. (Фото Willyam Bradberry):

Плавающие животные

Водные процедуры. (Фото Val Lawless):

Плавающие животные

Небольшая колония диких свиней на Багамах любит поплавать. (Фото Nathan Derrick):

Плавающие животные

Кто сказал, что верблюды передвигаются лишь по пескам? (Фото Joseph Agang Ang):

Плавающие животные

1-месячный бегемот. (Фото Michal Cizek):


Плавающие животные

Тогда я к вам! (Фото ):

Плавающие животные

Не все лошади любят воду… (Фото Jeff J Mitchell):

Плавающие животные

Но не эта. (Фото Jeff J Mitchell):

Плавающие животные

Спортивный заплыв поросят в Шанхае. (Фото Claro Cortes):

Плавающие животные

Молния — так зовут лошадь из парка Нью-Йорка. (Фото James Ambler):

Плавающие животные

Она очень любит прыгать в бассейн с разбегу.

Плавающие животные

Хорошо устроился. (Фото Sniper Thaphae):

Плавающие животные

Учебный центр в префектуре Сига, Япония. (Фото Lo Chun Kit):

Плавающие животные

Азиатский буйвол. Один из самых крупных быков. Взрослые особи достигают длины более 3 метров. Высота в холке доходит до 2 метров, а вес может достигать 1000 кг. Рога доходят до 2 метров, они направлены в стороны и назад и имеют полулунную форму и уплощённое сечение. (Фото Jeep2499):


Плавающие животные

Домашние свиньи живут преимущественно в хлевах, где нет возможности поплавать. Но есть исключение: на необитаемом острове в районе Багамского архипелага Карибского моря живут домашние свиньи, которые со временем одичали. Как животные попали на остров, остаётся загадкой. Возможно, их когда-то давно высадили моряки. Свиньи подплывают к лодкам любопытных туристов и получают от них угощения. В общем, они — местная достопримечательность. (Фото Eric Cheng):

Плавающие животныеПлавающие животные

Источник: normpost.ru

Согласно разнообразным городским мифам, верблюды и свиньи не умеют плавать — но насколько нам известно, только один род млекопитающих старается держать голову над водой. Однажды любознательная пара Одри и Хэмиш решили проверить одну биологическую теорию на домашних животных Одри. «Я всегда думала, что все млекопитающие дают молоко и умеют плавать», говорит она, «хоть не всегда одновременно».

» />

И вот, так получилось, что они оказались со своими дочерьми возле садового пруда, крепко держа любимых морских свинок. «У нас была рыболовная сеть на случай, если у кого-то возникнут проблемы. Мы поместили морскую свинку по одну сторону и она по-собачьи — или по-морско-свинячьи — переплыла на другую».


«Это единственный экспериментальный опыт, который у нас есть», говорит Хэмиш, объясняя свою точку зрения тем, что, поскольку большинство млекопитающих ходят на четырех ногах, они должны уметь плавать инстинктивно, по-собачьи.

Прав ли он?

Некоторые млекопитающие от природы хорошо плавают. Киты, тюлени и выдры эволюционировали, чтобы без проблем перемещаться в воде. Многие наземные млекопитающие тоже умеют плавать; собаки, конечно, но кроме них и другие домашние животные — овцы и коровы. Даже кошки хорошо плавают, хоть и не любят этого делать.
» />
Другие виды имеют репутацию «топоров» в мире пловцов — верблюды, например. В пустыне они, конечно, корабли, но что с ними будет, когда они решатся переплыть озеро в оазисе? Беседы с верблюжьими ветеринарами и владельцами ранчо показывают, что у горбатых четвероногих весьма мало желания входить в воду, когда они с ней сталкиваются, даже у породы Харай — «плавающих верблюдов» Гуджарата.

Свиньи, согласно легенде, тоже не могут плавать, если не перережут себе горло острыми клыками. Но это, конечно, не так. Колония морских свиней, живущих на Багамских островах, стала известной достопримечательностью.

iv>

Если пустынный образ жизни ни о чем не говорит, как насчет веса?

Когда-то ученые предполагали, что слоны, самые тяжелые наземные животные, не могут плавать. Это предположение означало, что биогеографам пришлось придумывать сложные объяснения присутствия ископаемых слонов на островах у берегов Калифорнии, Китая и Средиземноморья.

По сути, оказалось, слоны — это пловцы, способные покрывать расстояния до 50 километров. Высказывалось даже предположение, что хобот слона изначально эволюционировал как трубка для дыхания. Даже броненосцы, несмотря на свою неуклюжую оболочку, могут балансировать вес, глотая воздух, чтобы раздуть свой желудок и кишечник, когда гребут в воде.

Что ж, с этими все понятно. Но в мире 5416 известных видов млекопитающих. Подтверждение того, что все они могут плавать, потребует утопления множества невинных созданий в прудах.

«Стоит сказать, что такие эксперименты были проведены», говорит Фрэнк Фиш, эксперт по водному движению в Университете Вест-Честер, Пенсильвания. Никто не оценивал каждое млекопитающее отдельно; просто было время, когда животных просто проверяли на наличие способности к плаванию, просто погружая их в воду.
» />
Исследовательская работа 1973 года, проведенная Энн Дагг и Дугом Виндзором, включала размещение 27 наземных видов, от землероек до скунсов, в трехметровый резервуар с водой, чтобы посмотреть, что они будут делать. К счастью, все они смогли плавать — даже летучая мышь, которая передвигалась, «используя неуклюжие рывки, при которых ее крылья напоминали стиль батерфляй».


К сожалению, ученые не всегда удовлетворялись выяснением того, могут ли животные плавать или нет. В статье Дагга и Виндзора приводится ссылка на серию «бесчеловечных экспериментов, в ходе которых различные виды плавали до тех пор, пока не были истощены или не умерли»; они проводились в конце 60-х годов.

К счастью, вряд ли такие эксперименты будут проводиться сегодня. «Этика изменилась. Что было приемлемо в то время, сейчас неприемлемо», подтверждает Фиш.
» />
Впрочем, такие исследования, похоже, оправдывают теорию Одри, особенно если животные настолько нерадушно принимают водную жизнь, насколько летучие мыши хорошо плавают.

Почему же плавание должно быть таким обобщенным поведением у млекопитающих, даже тех, которым не нужно плавать? Фиш считает, что это побочный эффект анатомии млекопитающих. «У млекопитающих есть приличных размеров легкие, которые придают им немного плавучести», объясняет он. «Мех тоже важен, но он становится менее важным, когда млекопитающее становится больше». Это, вместе с жиром млекопитающего, который накапливается под кожей, делает их соответственно плавучими.

>

«Учитывая все это, млекопитающие, как правило, всплывают», говорит Фиш, «а если вы можете всплыть, то вы можете и плавать».

Выходит, мы можем предположить, что каждое млекопитающее может плавать? Один трактат от 1963 года по восхитительно эзотерической теме «плавательного потенциала золотистого хомячка» гласит: «Хорошо известно, что большинство диких млекопитающих могут плавать». Большинство, но не все. Из этой же литературы выясняется, что существует две группы не умеющих плавать млекопитающих: жирафы и обезьяны.
» />
Жирафы определенно не похожи на хороших пловцов. С такой странной анатомией кажется вполне очевидным, почему они не могут плавать. Никто, впрочем, не строил резервуар с водой для жирафов, но благодаря паре любознательных палеонтологов это, возможно, и не понадобится.

Заинтригованный многочисленными упоминаниями в литературе, научный писатель и палеонтолог Даррен Найш решил проверить гипотезу о том, что жирафы не умеют плавать. «Я крайне скептически отношусь к таким утверждениям, учитывая, что животные, которые не признаются, что умеют плавать — вроде гигантских черепах, свиней, носорогов и верблюдов — плавают нормально или даже очень хорошо», писал он в своем блоге Tetrapod Zoology.


Раздумывая над экспериментом, который будет этичным и сухим, Найш обратился к Дональду Хендерсону из Королевского Тирреловского палеонтологического музея в Драмхеллере, Альберта, Канада. Хендерсон специализируется на создании компьютерных моделей животных, как вымерших, так и существующих. «Изначально я начал создавать эти модели для передвижения и оценки массы тела, но потом понял, что можно также рассмотреть и плавучесть», объясняет он. Повезло, что у Хендерсона была готовая модель жирафа, поэтому исследователи решили наконец расставить точки над i и выяснить, могут плавать жирафы или таки нет.

«Мы обнаружили, что жираф мог бы плавать и его голова была бы близко к поверхности, но ему пришлось бы очень постараться, чтобы держать ноздри открытыми», говорит Хендерсон, объясняя, что довольно длинные конечности животного также сделают его довольно неуклюжим в воде. «Не исключено, что жираф может плавать, но это будет напряженное плавание, поэтому неудивительно, что они этого не любят. Отсюда могло выйти представление, что жирафы не умеют плавать».
» />
Водоплавающие способности обезьян проверяли менее гуманным способом. Этнолог Роберт Йеркс рассказал историю с рубежа 20 века, в которой Уильям Хорнадей, основатель зоопарка Бронкса, решил искупать орангутана:


«Поднеся его к поверхности, я отпустил его, вопреки его воле. Поплыл ли он? Едва ли. Он мгновенно перевернулся и его голова опустилась, будто была заполнена свинцом, а не мозгом».

Этот жестокий эксперимент, к сожалению, не является исключением. Сам Йеркс описывает, как бросал молодых шимпанзе в воду, чтобы увидеть, утонут они или поплывут. «Все без исключения, они пытались сопротивляться и быстро тонули», пишет он. По этой причине в зоопарках часто используются рвы, чтобы обезьяны не сбежали.

Хорнадей описывает, что «вместо того чтобы энергично ударять руками и ногами, как это делают другие животные, их полезные конечности просто торчали прямо из тела, как четыре палки, и двигались медленно и слабо». Очевидно, что-то в высших приматах мешает им плавать скоординированным образом.

«Люди будут говорить вам, что шимпанзе не умеют плавать, потому что не всплывают», говорит Ренато Бендер, научный сотрудник Института эволюции человека в Витватерсранде в Южной Африке. «Речь идет не о том чтобы всплыть, а чтобы правильно плавать».

Его точка зрения такова, что большинство млекопитающих плавают инстинктивно, потому что используют ту же самую походку, что и на суше, как подозревал Хэмиш. «Если вы четвероногий, то когда вы плаваете, вы по сути используете уже имеющуюся модель движения, просто применяя ее к воде», говорит Фиш. Вот почему плавающие четвероногие склонны плавать «по-собачьи».


» />
Отмечая, что кенгуру могут убегать в воду, будучи преследуемыми хищниками, Джордж Уилсон из Австралийского национального университета в Канберре обнаружил, что когда красные кенгуру, не имеющие до этого опыта плавания, входили в бассейн, они начинали плавать по-собачьи — совсем не так, как обычно ходят.

Он пришел к выводу, что это может «представлять возврат к более ранним временам» в их эволюционной истории. Даже у самых превосходно приспособленных водных существ картина будет примерно такой же. «Дельфин по сути скачет под водой, только без ног», говорит Фиш.

Но обезьяны тоже четвероногие. Почему эта логика не применима к ним?

Еще в 2013 году Бендер вместе со своей женой Николь — медицинским исследователем из Бернского университета (Швейцария) — оспорили расхожее мнение, засняв шимпанзе по имени Купер и орангутана по имения Сурия счастливо гребущими в плавательных бассейнах. Это были первые видео с наблюдениями за плаванием больших обезьян.

Как ни странно, ученые считают, что это поведение объясняет, почему у обезьян нет врожденной способности плавать.

Эти обезьяны не рождались со своими способностями; они должны были учиться. Бывший учитель плавания Бендер отметил ключевую разницу в том, как они двигались: меньше собачьего стиля, больше брасса.


» />
Это изменение стиля, по его мнению, не случайно, а вместо этого намекает на глубокую эволюционную историю. Поскольку предки этих обезьян приспособились к жизни на деревьях, они не только потеряли потребность в воде, но и модифицировали свои нейромоторные системы и анатомию, чтобы сделать их более пригодными для качания на деревьях.

Эти изменения привели к тому, что древние обезьяны потеряли не только желание, но и способность плавать по-собачьи. В редких случаях, когда обезьяны учатся плавать, увеличенная подвижность их конечностей в результате их надземного образа жизни делает брасс более естественным стилем.

Выходит, плавание — это не только счастливый побочный эффект плавучести и четырех конечностей, естественный отбор активно поддерживает этот навык у всех других млекопитающих. Фиш, однако, считает это притянутым за уши: «Млекопитающие потеряли свой навык плавать в девоне, когда рыбы начали выходить из воды», объясняет он.

Тем не менее гипотеза Одри была отчасти верной. Плавание, по-видимому, играет неожиданную роль в экологии некоторых видов млекопитающих, будь то разгон доисторических слонов или бегство от хищников у кенгуру. Возможно, это более важное поведение, чем считали раньше.

И есть еще млекопитающее, для которого плавание вообще стало чем-то особенным, еще один не умеющий плавать примат: человек.

Существует распространенное мнение, что младенцы обладают врожденной способностью плавать. Это неверно. Хотя младенцы действительно задерживают дыхание при погружении в воду, не стоит считать это плаванием. Задержка дыхания — это часть рефлекса млекопитающего при нырянии, набор физиологических изменений, возникающих в результате погружения в воду, который присутствует у всех млекопитающих, но сильнее всего развит у морских видов. Подобно Куперу и Сурии, людям нужно учиться плавать.
» />
Будучи умными приматами, мы научились делать это довольно хорошо. Лучшие в мире ныряльщики и олимпийские пловцы способны на подвиги, немыслимые ни для какого другого наземного млекопитающего, и люди во всем мире учатся плавать, чтобы работать, играть и просто наслаждаться процессом.

Наша близость к воде по сравнению с другими обезьянами является одной из особенностей, которые способствовали формированию так называемой гипотезы о водных обезьянах. Согласно этой идее, многие из наших определяющих характеристик (безволосость, двуногость, большие мозги и пр.) стали результатом периода в нашей эволюционной истории, проведенном в полуводном образе жизни.

Гипотеза водной обезьяны не имеет научной поддержки, но приобрела много приверженцев. Бендер чувствует, что ее популярность затормозила серьезные исследования взаимодействия приматов с водой и последствий, которые могла оказать она на наше поведение и эволюцию.

«Я хочу, чтобы люди поняли, что вам нужно отделить «воду в эволюции человека» и водную гипотезу, а затем начать исследовать ее с научной точки зрения», говорит он. «Есть много свидетельств того, что шимпанзе и орангутаны играют с водой часами. Вода очень интересная: умные животные находят ее завораживающей, а мы — умные животные».

Источник: Hi-News.ru

Все ли жители водных глубин умеют плавать?

Считается, что если животное обитает в воде, то ему сама природа дарит способность плавать. Однако это не совсем так. Например, в глубине Мирового океана существует рыба-нетопырь. Она, внешне практически не отличаясь от других рыб, передвигается по дну, используя грудные плавники в качестве ног. Поэтому на вопрос, какие животные не умеют плавать, можно с уверенностью отвечать, что это нетопырь.

А вот если кто-то станет утверждать, что раки и омары не умеют плавать, то будет неправ. Эти членистоногие в редких случаях могут плыть, используя свой хвост. Хотя ракообразные всё-таки предпочитают ползать.

Хорошие ли пловцы кошки, кролики и зайцы?

На вопрос, какие животные не умеют плавать, некоторые отвечают, что кошки, кролики и зайцы. Только такое мнение глубоко ошибочно. Кошки, например, плавать умеют, причём довольно прилично. Правда, не все представители этого рода любят находиться в воде. Но известны породы кошек, для которых купание и плаванье – настоящее наслаждение. Таковыми являются турецкие ваны. Говорят, что и сиамские кошки не откажутся поплавать.

Кролики могут некоторое время удерживаться и даже передвигаться по воде. Но их умений хватает лишь ненадолго. Так что назвать их отменными пловцами нельзя.

А вот умеют ли зайцы плавать, если они так похожи на кроликов? Очевидцы утверждают, что да, не только умеют, но и с удовольствием используют свои способности. Один из членов экспедиции на Северном архипелаге описывает, как два любопытных зайца-беляка переплыли довольно холодный морской пролив, ширина которого превышала триста метров. Обследовав остров, они решили вернуться к себе на материк, что тут же и сделали.

Многих людей сбивает с толку история про деда Мазая и зайцев. Мол, если они такие прекрасные пловцы, почему же длинноухих лесных прыгунов во время новоднения пришлось спасать? На самом деле, если бы зайцы вовсе не умели плавать, они бы не добрались до плывущих по воде брёвен и щепок. Но нужно понимать, что вода весной в ледоход очень холодная, животные замерзают в ней и тонут от переохлаждения. Поэтому они и стараются спастись на брёвнах, пеньках и ветках.

Каковы пловцы из сухопутных птиц?

Вот тут ответить довольно сложно. Побарахтаться в луже обожают практически все пернатые. А вот пытаться заставить их плыть никто не пробовал. Есть определённые виды сухопутных птиц, которые умеют и любят плавать, например, оляпка из рода воробьиных. Но большинство пернатых плавать не умеет.

А вот всем известная домашняя курица, которая, по распространённому мнению, боится воды, прекрасно держится на её поверхности и даже передвигается, хотя и не так быстро, как гуси или утки.

Умеющим плавать животным – виват!

Как доказывает практика, практически все животные, попав в определённую ситуацию, пытаются выжить. И почти все умеют плавать. Не отстаёт от них даже такое крупное сухопутное млекопитающее, как слон.

Наивно задавать вопрос, умеют ли свиньи плавать. Достаточно просто рассмотреть предложенные фотографии.

Плывущие верблюды? Нонсенс!

Наверное, умеющих плавать всё-таки больше, нежели не умеющих. Хотя на вопрос, какие животные не умеют плавать, сегодня многие утверждают, что это верблюды и жирафы.

Некоторые даже выдают выдуманную теорию, что горбы у этих животных наполнены водой, которая обязательно потянет их вниз. Поэтому верблюд, перевернувшись на спину, не сможет не только плыть, но и держаться на воде.

Но это всё выдумки людей несведущих. Верблюды прекрасно плавают, хотя в природных условиях на исторической родине им практически не удаётся увидеть реку. Очевидцы утверждают, что даже маленькие верблюжата прекрасно плавают. И вовсе эти грациозные «корабли пустыни» не переворачиваются на спину. Да и зачем бы им это делать? Ведь в горбах у них не вода, а жир, а он, как известно, легче воды.

Виртуальные жирафы тоже умеют плавать

То, что это длинношее млекопитающее обожает барахтаться в воде, доказано на практике. А вот понаблюдать за тем, как жирафы плывут, пока ещё никому не удалось.

Но учёные сделали цифровую копию животного и попытались имитировать процесс – у них это получилось! Значит, чисто теоретически, и эти красавцы сумеют плыть.

Источник: FB.ru

Пресные воды – уязвимая, но богатая жизнью экосистема. В сравнении с объемом соленой воды на планете, пресной воды во много раз меньше. Пресная вода жизненно важна для человека, поэтому исторически он старался селиться ближе к озерам и рекам, чтобы свободно пользоваться водой. В пресных водах живут не только рыбы, но и большое количество млекопитающих, которые дышат воздухом, но не могут жить без водной среды. Узнайте о самых крупных и интересных обитателях озер и рек со всего света.



Эти крупные млекопитающие охлаждаются, погружая свои массивные тела в прохладные Африканские пруды, реки и озера на долгое время – до 16 часов ежедневно. Хотя они могут задерживать дыхание на полчаса, если это необходимо, гиппопотамы обычно высовывают голову из воды. Ночью гиппопотамы перестают принимать ванны и отправляются щипать траву. Если животные будут оставаться на солнцепеке долгое время, они быстро обезвоживаются.

Гиппопотам, или как его еще называют бегемот, обладает острыми клыками, которые могут достигать до полуметра в длину. Они демонстрируют клыки друг другу, чтобы определить, какой зверь является доминантным. Иногда демонстрации мощных зубов недостаточно, поэтому животные вступают в кровавые драки. Бегемоты довольно опасны для человека.


Ламантины обитают в мелких теплых водах рек, а также могут жить в соленой воде. Эти крупные млекопитающие достигают веса 600 килограммов. Они рождаются под водой и никогда не покидают родные водоемы до самой смерти, однако они вынуждены каждые несколько минут подплывать к поверхности воды, чтобы вдохнуть воздух. Известные, как морские коровы, ламантины травоядные животные, которые питаются различными видами морских растений, включая водоросли и другие. Несколько видов ламантинов обитает вдоль атлантического побережья Америки, в западной Африке и в реке Амазонка.


Ондатра – житель влажных районов, болот и прудов, где она строит туннели по берегам. Длина тела этого крупного грызуна составляет около 30 сантиметров, а плоский хвост длиннее тела в два раза. Ондатры, или мускусные крысы, хорошо адаптировались для жизни в воде и начинают плавать уже в возрасте 10 дней. Они хорошо известны своими коммуникационными способностями, умеют обмениваться информацией друг с другом, предостерегает о приближении врагов с помощью отличительного запаха — мускуса.


В мире существует множество тюленей, однако только один их вид является по-настоящему пресноводным – байкальская нерпа. Животные обитают на озере Байкал, Россия, самом глубоком озере мира. Хотя новые поколения байкальских тюленей рождаются каждый год на берегу озера, этим животным угрожает серьезная опасность исчезновения. Одной из причин является незаконная охота, а также загрязнение окружающей среды бумажными и целлюлозными предприятиями и другими промышленными объектами, расположенными вокруг озера.


Харизматичный амазонский дельфин использует эхолокацию, чтобы выслеживать рыбу и ракообразных в мутных водах реки Амазонки. Во время ежегодных наводнений дельфины плавают в затопленных лесах, охотясь за добычей между деревьями. Дельфинов довольно легко заметить благодаря розовой или очень бледной расцветке. Цвет дельфинов и их природная любопытность делает их легкой добычей для охотников, которые незаконно отлавливают этих животных. За последние годы численность популяции сильно сократилась. Местные жители Амазонки – народы боуто долгое время считали, что животные обладают сверхспособностями и могут превращаться в человека.


Самый крупный в мире грызун, капибара или водосвинка, может вырастать до 130 сантиметров в длину и весить около 66 килограммов. Эти млекопитающие-любители воды достигают такого веса, питаясь травой и водными растениями.

Физически капибары очень хорошо приспособились к жизни в водной среде. У них имеются перепонки между пальцами на лапах, которые помогают хорошо плавать. Животные могут нырять и оставаться под водой от 5 минут и больше. Водосвинки водятся в Центральной и Южной Америке в озерах, реках и влажных районах от Панамы до Бразилии и северной Аргентины.

Комитет по охране природы работает с партнерами над тем, чтобы сохранить естественную среду обитания для капибар, включая влажные пастбища Льяноса. Группа работает с местными землевладельцами для создания частных резервов в критических местах обитания, а также общественных защищаемых территорий в провинции Насанаре в северо-восточной Колумбии.

Глаза, уши и ноздри капибар расположены в верхней части головы, поэтому они остаются на поверхности, когда животные плавают. Эти социальные млекопитающие путешествуют и живут группами, где доминирует крупный самец. Вместе они охраняют свои территории, где живут и питаются. Люди охотятся на водосвинок и выращивают их на фермах из-за их мяса и шкур. Некоторые католики Южной Америки приравнивают водосвинок к рыбе, поэтому разрешают есть мясо этих животных в Пост.


Бобры являются отличными инженерами, уступая разве что человеку в вопросах перестройки ландшафта в свою пользу. Используя мощные челюсти и зубы, они валят деревья для производства деревянных и грязевых плотин высотой от 1 до 3 метров и длиной более 30 метров. Бобровые плотины преграждают путь речкам и ручейкам и не позволяют им затапливать поля и леса. В результате образуются озера, которые могут быть достаточно большими. На озерах бобры строят из веток и грязи хатки, в которые попадают через подводные туннели. Хатки нужны для того, чтобы скрываться от врагов и хранить запасы пищи.

Хотя бобры довольно неуклюжи на суше, они прекрасно плавают благодаря перепончатым лапам и длинному плоскому хвосту-рулю, что позволяет им достигать скорости под водой до 8 километров в час. Животные могут похвастаться своим натуральным плавательным костюмом из маслянистого водоотталкивающего меха.

Бобры питаются водными растениями, корнями, листьями, корой и ветками. Зубы у бобров растут всю жизнь, поэтому, когда они грызут древесину, это позволяет не вырастать зубам слишком длинными и загнутыми. Один бобер способен повалить сотни деревьев в год. За 15 минут бобер может повалить дерево диаметром 15 сантиметров.


Эти водолюбивые млекопитающие находят большое удовольствие в плавании и нырянии. С помощью перепончатых лап они могут быстро плавать. У них имеются особенные ноздри и уши, которые закрываются в воде, а также водоотталкивающий мех. Молодые выдры начинают плавать уже в 2-х месячном возрасте. Речные выдры живут в норах вдоль берегов рек и озер, где могут охотиться на рыбу.


Утконос представляет собой невероятную смесь: у него пушистое, как у выдры, тело, клюв, как у утки, перепончатые лапы и плоский хвост, как у бобра. Как и все эти животные, утконос хорошо плавает и проводит большую часть своей жизни, находясь в воде. В отличие от выдр и бобров, утконосы откладывают яйца: всего пару млекопитающих животных на планете делают это. Самцы утконоса имеют ядовитые жала на задних ногах. Животные роют норы возле берега и питаются вырытыми червями, моллюсками и насекомыми.

Источник: www.infoniac.ru


Бывает пассивное, под влиянием течений, а иногда и ветра, и активное, при помощи тех или других органов движения. Влиянию течений отдаются все животные, населяющие открытое море и носящие в зоогеографии общее название планктона (см.). Однако и эти животные одарены органами движения, но настолько слабыми, что они не могут бороться с течениями. Точно так же животные, держащиеся у берегов и составляющие так назыв. бентос, одарены обыкновенно несильно развитыми плавательными аппаратами. Эти последние достигают наибольшего развития у активно плавающего населения открытого моря, которому присвоено название нектон. То же самое разделение животного населения применено может быть не только к морской, но и озерной фауне. Что касается до приспособлений к пассивному перемещению, то надо отметить парусообразные придатки некоторых животных, служащие для увеличения поверхности, противопоставляемой ветру или водному течению. Так, между сифонофорами (см.) парусник (Velella; см.) снабжен подобным вертикально стоящим гребнем. Некоторые водоплавающие птицы при продолжительных перемещениях также иногда пользуются своими крыльями, как парусом. Вообще же тело животного и без того представляет достаточную площадь для действия воздушного или водного течения. Несколько чаще встречаются аппараты для удержания животного в определенном положении и на известном уровне, в общем представляющие собой резервуар, наполненный газом. Так, плавающие колонии сифонофор часто бывают снабжены на верхнем конце ствола, к которому прикреплены отдельные члены колонии, газосодержащим пузырьком (пнейматофором), иногда снабженным отверстием, закрывающимся при помощи кольцевой мышцы (сфинктера). Иногда этот пузырь небольшой величины и только обусловливает вертикальное положение колонии, а иногда он настолько велик (Physalidae), что, поднимаясь над поверхностью воды, играет и роль паруса. У вышеупомянутого парусника вертикальный парус укреплен на горизонтальной пластине, тоже содержащей концентрически расположенные газосодержащие каналы. Рыбы тоже снабжены аппаратом, имеющим значение приспособления к известному уровню или, точнее, — известному давлению. На спинной стороне в полости тела рыбы помещается пузырь, наполненный газом непостоянного состава и называемый плавательным (см. Пузырь плавательный). Он или состоит в сообщении с пищеводом, или вполне замкнут. В первом случае с увеличением атмосферного давления рыба выпускает из пузыря часть газа, уменьшается в объеме и, следовательно, увеличивает свой удельный вес. При уменьшении давления, наоборот, усиленное поступление газов (главным образом кислорода) из крови в пузырь увеличивает объем последнего и, следовательно, уменьшает удельный вес рыбы. Точно так же рыбы с замкнутым пузырем при увеличении давления уменьшаются в объеме вследствие сжатия газов, находящихся в пузыре, и, следовательно, тоже увеличивают свой удельный вес. Уменьшение давления вызывает, естественно, обратное явление, т. е. расширение газов, увеличение объема рыбы и уменьшение ее удельного веса. Хотя плавательный пузырь и обладает у некоторых рыб мышечным слоем, но, тем не менее, как то показывают опыты Моро, означенное изменение объема рыбы есть явление чисто пассивное. Рыба поднимается и опускается отнюдь не вследствие расширения или сжатия ее пузыря, а вследствие деятельности боковых плавней. Если их отрезать, то рыба будет стоять вертикально головой вниз, так как последняя является наиболее тяжелой частью тела. Наоборот, пузырь уменьшается и увеличивается в объеме в зависимости от поднятий и опусканий рыбы, и благодаря этому рыба всегда имеет удельный вес той среды, в которой она находится, что, конечно, чрезвычайно облегчает ее движения. Органами активного плавания являются реснички, жгуты, плавники и вообще конечности, а также оно может обусловливаться движениями самого тела или определенных частей его. Некоторые животные плавают лишь благодаря деятельности мерцательных ресничек, которыми покрыта их поверхность. Реснитчатые инфузории, реснитчатые черви, личинки многих морских и пресноводных форм плавают именно таким образом. Отметим, однако, при этом, что у червей роль ресничек при движении является уже второстепенной и движение совершается благодаря сокращениям тела. Ток воды, вызываемый ресничками, служит уже для другой цели, именно для усиления циркуляции воды около поверхности тела и содействия кожному дыханию. Точно так же многие инфузории и другие простейшие плавают при помощи одного или нескольких жгутов, чаще всего расположенных на переднем конце животного. Также плавают при помощи жгутов и шарообразные колонии одноклеточных жгутиконосных организмов (мастигофор или флагеллат). У гребневиков (Ctenophora), имеющих обыкновенно форму конической кубышки, от верхнего суженного полюса до нижнего края тянутся 8 гребней или ребер, состоящих из подвижных в вертикальном направлении пластинок, а пластинки, в свою очередь, составлены из склеенных ресничек. Движением этих пластинок и обусловливается перемещение животного по направлению вертикальной оси. Другая форма П. может быть сведена к принципу Сегнерова колеса. Так, медузы представляют колокол, иногда мелкий, а иногда глубокий, и то расширяя, то сокращая стенки колокола, они заставляют воду выходить из полости, ограниченной этими стенками, этим самым толкая себя в сторону, обратную току воды. При помощи таких же сокращений зонтикообразного тела (Leptodiscus medusoides) плавает одна флагеллата. Между моллюсками головоногие (Cephalopoda) имеют на брюшной стороне особый орган, имеющий форму воронки и носящий это название. Узким отверстием воронка обращена вперед, а широким назад, прилегает к отверстию объемистой жаберной полости, имеющей форму пазухи или сумки. Животное набирает воду в эту полость, затем плотно прикладывает задний край воронки к отверстию жаберной полости и сокращает стенки последней. Заключенная в полости вода, не имея другого выхода, с силой выбрасывается через узкое отверстие воронки, а животное энергично толкается в сторону, противоположную току воды. С морфологической точки зрения, воронка соответствует задней части так называемой ноги прочих моллюсков. Точно так же плавают сальпы — имеющие форму бочонка с двумя отверстиями на противоположных концах, колонии асцидии (Pyrosoma) — имеющие форму студенистого мешка с отверстием на одном конце и с массой особей, включенных в студень, из которого образована стенка мешка. Особи вбирают воду через обращенные наружу ротовые отверстия и выпускают ее в полость мешка, из коего она выходит через единственное отверстие наружу, заставляя плыть в сторону, противоположную току воды. Затем П. может совершаться при помощи боковых плавников (см. Плавни) и вообще конечностей, весьма разнообразно видоизменяющихся для этой цели, как это имеет место у червей, некоторых членистоногих, например — водяных насекомых и многих позвоночных, или же П. совершается вследствие движений самого тела, причем для увеличения поверхности тела служат непарные плавни и другие придатки. У раков, например, задний отдел тела или брюшка (abdomen), сгибаясь и разгибаясь сверху вниз (в вертикальной плоскости при горизонтальном положении тела), сообщает телу ряд поступательных толчков. У рыб движения заднего конца тела совершаются справа налево, т. е. в горизонтальной плоскости: движение хвоста налево сопровождается движением головы влево и вперед, а движение направо — движением головы направо и вперед. Эти два движения при быстрой смене слагаются в одно поступательное. У угрей и других рыб с червеобразным телом, а также у морских змей, червей — тело при П. делает несколько изгибов, но принцип движения в сущности тот же, что и у рыб с более коротким телом, а именно принцип лодки, двигающейся при помощи единственного весла, помещенного на корме. В сущности, П. китообразных совершенно тождественно с П. рыб, но только удары хвоста, снабженного горизонтальным плавнем, совершаются в вертикальной плоскости (как у раков), а передние конечности служат лишь для равновесия и для поворачивания тела. Тюлени и моржи прикладывают свои задние конечности к хвосту, и физиологически эти конечности действуют, как один хвостовой плавник, но у них и передние конечности играют гораздо большую роль, чем у китов, и могут служить и для поступательного движения. Интересно, что бобр, хотя имеет хвост, сплюснутый сверху вниз и приспособленный для утрамбовывания земли при постройках, но двигает им при П., как рыба, справа налево. Черепахи и крокодилы плавают исключительно только при помощи конечностей; то же надо сказать о хищниках и др. млекопитающих, не чуждающихся воды, но при этом эти животные сохраняют тот же способ движения, что и на земле, т. е. ударяют поочередно правой передней одновременно с левой задней ногой и затем левой передней одновременно с правой задней. Хвостатые амфибии плавают как при помощи хвоста, так и при помощи конечностей. Вообще, тот и другой способ движения, т. е. при помощи боковых плавней и изгибанием тела или хвоста, встречаются рядом или даже одновременно. Птицы, кроме ног, иногда прибегают при П. к помощи крыльев. Так, пингвины имеют крылья, совершенно лишенные маховых перьев и служащие лишь для подводного П. или ныряния. Обыкновенно животные плавают спиной вверх и брюхом вниз, но из этого правила встречаются и исключения: так, некоторые водные клопы (Notonecta) плавают на спине, бокоплавы (Gammarus) между ракообразными — на боку. Между рыбами существуют формы (Tetradon), y которых имеется на брюшной стороне мешок, наполняемый воздухом; тогда рыба раздувается и плавает, растопырив кожные иглы, брюхом вверх. Что касается до человека, то и здесь мы можем отличить пассивное и активное П. При пассивном П. человек лежит неподвижно, распластавшись на спине и возможно более погрузив голову. При активном П. он двигается, действуя или руками и ногами, или только руками, или только ногами, причем может плыть животом вниз, животом вверх, боком и, наконец, в вертикальном положении. Предметом спорта является П. при помощи рук и ног одновременно. При этом различают двоякий способ П. В одном случае руки и ноги той и другой стороны действуют одновременно, почему такое П. напоминает манеру лягушки; рука и нога при этом описывает своим концом эллипс. Но этому приему по некоторым соображениям предпочитают другой, при котором правая рука действует одновременно с правой ногой, а левая — с левой, но работа правой и левой половины чередуются между собой. Это П. «по-саженному» (battre la brasse). При продолжительном П. предпочитают П. на боку. Наибольшая скорость, обнаруженная при П. в пресной воде, достигала 500 ярдов в 7 мин. 50 сек. (Паркер, 1868), 440 ярдов в 7 мин. 14 сек. (Booth, 1871), милю в 26 мин. (Джонсон, 1872). При меньшем протяжении скорость, естественно, возрастает, и 100 ярдов можно проплыть в 1 мин. 53/4 сек. Эта скорость еще более при П. в искусственных водоемах и купальнях. О. Бат сделал при таких условиях 500 ярдов в 6 мин. 55 сек., а Б. Бат — 100 ярдов в 1 мин. 4/5 сек. Что касается до продолжительности П., то классический пример Леандра, переплывавшего Геллеспонт между Сестосом и Абидосом, и пример Байрона, проплывшего то же самое, теперь уже удивительными не могут никому казаться. Один любитель проплыл однажды без отдыха от Парижа до Аньера, 25 км, подкрепляясь лишь небольшим количеством водки и не становясь ни разу на ноги. Ширина же Геллеспонта в данном месте не более 11/2 км, вода его соленая, и в ней плыть легче, чем в воде Сены. Известен также пример М. Вебба, переплывшего в 1875 г. от Дувра в Калэ, т. е. 171/2 морских миль. После этого он совершил П. в течение 21 часа 44 минут 54 секунд, проплыв около 391/2 миль. Мисс А. Беквит в 1878 г. проплыла по Темзе 20 миль в 6 час. 25 мин. Ср. Pettigrew, «La locomotion chez les animaux» («Bibl. Intern.» V, П., 1887); Regnard, «La vie dans les eaux» (П., 1891); «Encyclopaedia Britannica» (т. XXII, 9 изд.).

В. Шимкевич.

Источник: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона на Gufo.me

Источник: gufo.me